Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5: 3 января 17087 года. Где-то в Дурном лесу. Мирия, Падальщик.


№5: 3 января 17087 года. Где-то в Дурном лесу. Мирия, Падальщик.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Мирия.
Дурной лес. В полутора днях пути от Глунмара.

http://sd.uploads.ru/5B3rZ.jpg

Дурной лес в это время года был особенно плохим местом, чтобы заблудиться. И дело даже не в огромном количестве монстров, что водилось в здешних местах. Зимой лес вымирал, отсутствие какой-либо жизни на многие мили вокруг и пронизывающий до костей холод сами по себе могли стать причиной смерти неосторожного путника.
Мирия старалась держатся в стороне от тракта, потому что боялась, что по её следу может быть отправлена погоня. Иногда ей действительно казалось, что кто-то следит за ней из-за деревьев, но каждый раз когда она оборачивалась, то видела лишь серую завесу снегопада и скрюченные тени деревьев. Больше суток в дороге, и вот архонка теряет направление, углубляясь дальше в чащу. От холода немеют пальцы, но поворачивать назад уже поздно. Отныне ей было некуда идти - только вперёд.
К вечеру ветер усилился. Всё шло к тому, что вот уже скоро Мирия должна была встретить свою... Непосредственно... Смерть. Однако же судьба сложилась иным образом, и вместо сгорбленного силуэта старухи с исконным орудием сельскохозясйственного труда, Мирия увидела иные признаки цивилизации. А именно - мрачную, пустующую в лесной глуши сторожку...

http://sh.uploads.ru/DhuUZ.jpg

Взвешивая две совершенно разные перспективы: голодную и холодную смерть, и просто голодную смерть, Мирия в какой-то момент склонилась ко второй. Из этих перспектив. Именно поэтому дальнейший её путь, пока ещё не слишком стемнело, был проложен прямиком к сторожке, сколь бы жуткой, и откровенно негостеприимной она не казалась.
Внутри оказалось совершенно пусто и тихо. Помещение явно было необитаемым, но здесь хотя бы не ощущались пронизывающие до костей ветра, бушевавшие снаружи. Вернее, ощущались не так сильно. В одной из комнат обнаружился камин. Дров не было, но на растопку можно было пустить старые, частично разбитые и приведённые в негодность предметы мебели, находящиеся поблизости: стулья, ящики, полки, балки. Пожалуй, именно так бы поступила Мирия, если бы внезапно входная дверь вновь не скрипнула, пропуская внутрь кого-то ещё... Случайного путника? Хозяина сторожки? Или того, кто целенаправленно выслеживал её среди метели?..

- Я видел, как она зашла внутрь...
- Ну давай поищем, коль не шутишь!
- Да тиха ты, спугнёшь ещё!..

Голосов как минимум было трое, они были грубыми и принадлежали мужчинам. Прятаться в маленькой сторожке было негде, да и времени не оставалось, ведь Мирию застали врасплох.

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
Мужчина: - Ба-атюшки-светы, да вы только поглядите, кто у нас тут... - с наигранным изумлением, но натуральным самодовольством произнёс первый мужчина, тогда как оставшиеся двое вторили ему приторными ухмылками и маслянистыми взглядами, - А что это ты делаешь так далеко в лесу, совсем одна? - мужчина наступал на Мирию, с нажимом и фальшивым беспокойством в голосе, - А ты знаешь, что хорошие девочки не убегают в лес? - их разделяло не больше трёх метров, тогда как дружки обходили по бокам, отрезая пути к отступлению, - Но ты ведь не хорошая... Плохая... Плохая, девочка... - ухмылка расползлась на его тонких губах, а в уголке рта лопнул пузырёк слюны. На мгновение все трое замерли. А потом как по команде бросились на Мирию...

Падальщик.
Тронный зал Белого Когтя.

Мёртвый лис крутился перед огромным зеркалом, наряжаясь перед предстоящей встречей. Сегодня он хотел выглядеть особенно хорошо и подчёркнуто эффектно, поэтому раз за разом перевешивал плащ с левого плеча на правое и обратно. Ни один из вариантов его не устраивал. А сколько времени он потратил на причёску! Одновременно небрежно растрёпанная и элегантно уложенная, в её облике неуловимо читалась невидимая рука мастера, вкупе с получасовым пребыванием под ураганным ветром. Дерзкая, изящная, она выглядела почти как обычно, но в то же время лучше, чем всегда.
За спиной у Падальщика в этот момент торопливо проплывал голый, скалящийся череп в капюшоне.
- Лаэдра! Алмаз души моей, неогранённый! - он махнул орчихе рукой, продолжая самозабвенно смотреться в зеркало, - Как ты думаешь, какую палитру духов мне выбрать? - по каким-то причинам личёвка предпочла сделать вид, что не услышала вопроса Падальщика. Но тот не отчаялся, ведь в зеркале он увидел следующего претендента, что немаловажно - живого! Всё дело в том, что у мёртвого лиса с некоторый пор имелись серьёзные проблемы с обонянием, оно попросту отсутствовало. Именно поэтому ему жизненно необходима была чья-то консультация... Вернее не жизненно, а мертвенно. Мертвенно необходима.
- Эй ты, там! Подойди, понюхай меня!

Отредактировано Падальщик (2019-02-18 02:28:58)

2

К исходу дня истаяли последние отблески дня над богами забытой северной глушью. Поднялся ветер и взыл над жестким настом, вырывая крохи тепла у измученного странника. Это было дурное время для дороги, особенно когда дороги, как таковой, было уже давно не сыскать. Очередной порыв сбил с ног вцепившуюся с свои лохмотья фигурку. Кожа уже не болела от укусов зимы, и это тоже было дурно, но сил на тревогу больше не осталось. Иссиня-белый снег баюкал истончившуюся до морозной взвеси душу. Там, где когда-то было место стремлениям, надеждам и мукам, осталась пустота.
Громадная, промерзшая пустота зимней ночи разверзлась над головой девочки, смотрела ей в глаза россыпью звезд. Казалось, весь мир сошелся в одном мгновении величия среди руин. Иссиня-белые искры над тьмою.

http://s8.uploads.ru/t/Py6lr.jpg

Опустошенная, Мирия думала о том, сколько всего осталось позади; клочки воспоминаний, горечь отчаяния, жесты немеющих пальцев, раз за разом связывающие лечебные чары...в путанных мыслях то появлялось, то исчезало в метели печальное лицо Сары. Было странно в больном полусне шептать её имя, в то время как собственное уже почти исчезло в крадущихся сумерках.
Что за боги и духи уносят память о нас из этого холодного мира?
Мирия знала, что умирает. Об этом знал каждый нерв ее истощенного тела. Есть пределы, за которыми смертная плоть больше не может нести бремя жизни. Есть боль, которую не оправдает милосердие безмятежного духа. Последним, что не отпускало в муть горячки сознание архонки, было далекое, отстраненное удивление.
Что осталось от меня теперь, когда всё утратило свои имена и смысл?
Свет звезд чуть мерцал в сетях скрюченных ветвей. Если у звезд и был ответ, они не стали им делиться с умиравшей. Мифические небесные звери притаились в недостяжимой вышине. Граммкин вильнул хвостом, всколыхнув многоцветное пламя великой звезды. Или то блеснула льдинка на заиндевевшей реснице?
Это не такой уж плохой конец пути - уснуть в снегах вдали от людей. Пусть останки растащат волки, пусть дыхание станет ветром. Весной сквозь тусклую кость пробьется вьюн и полынь. Неумолимость дикого мира пугала не больше жестокой, бессмысленной свары мира человеческого.
Посиневшие губы архонки дрогнули в подобии улыбки. После долгой скорби она наконец обретала мир. Весь мир - она теперь станет им, а он - ею. На обрывках дыхания, на кончиках замерзших пальцев Мирия сплела Благословение, желая в последний раз коснуться родной стихии. Дальше будет лишь сон, и иней, и белый полог.
***
Но сон не был мирным.
Мирии грезился скрип шагов и тихий шепот. Страх вновь провернул клыки в сердце беглянки, и с его возвращением она поняла, что жизнь еще держит её в своих птичьих коготках. Архонка попробовала пошевелиться. Заученный до оскомины рефлекс велел бежать, идти, ползти. Снегом уже намело тонкой слой поверх волос и одежды. Мирия попыталась подняться, но негнущиеся ноги не раз подвели хозяйку прежде, чем та наконец сумела на четвереньках выползти из сугроба. Сердце тяжело колотилось в груди. Ночная тьма больше не успокаивала беглянку, и отчаяние вперемежку с тоской и накатывающей паникой прижало архонку к земле словно тяжкая ноша.
- Са...ра...
Что-то чужое и страшное прохрипело в собственном голосе, и Мирия едва признала его звук, тут же заходясь в кашле.
Дороги не было, как не было и надежды на жизнь среди холодного, голодного безлюдья. Девочка знала это. Но некая её дикая и простая часть, та, что чуть не заглянула за грань и отпрянула в страхе, знала лишь простую и древнюю жажду. Спотыкаясь, кусая губы и поднимаясь вновь, среди темных силуэтов зимнего леса одинокое существо упрямо прокладывало путь.
***
Сторожка была похожа на труп. Она, конечно, никогда и не жила, но, заглянув в разверстые глазницы кое-как забитых ставней, на ум явственно приходили мысли об окоченевших, темных костях да обрывках старого савана. Под ногами чуть слышно скрипели половицы, боги знают сколько времени не встречавшие гостей. Опустевшая обитель не могла похвастать убранством, но незванная скиталица едва ли оценила скарб строгим взглядом.
Мирия из последних сил добралась до укрытия от проникавшего в самые вены ветра. Она слишком устала, чтобы позволять себе думать о тщетности отдыха без какой-либо надежды добыть тепло и пищу. И всё же маленькая, упрямая частичка души тихо ликовала этой маленькой, бессмысленной победе.
Добравшись до уютной ниши между стеной и сломанным стулом, беглянка свернулась клубком, вжимаясь как можно крепче в старый козий полушубок. Уставший взгляд скользнул к чернеющему зеву камина. "Огонь...надо бы поискать щепок...поджечь" Изнеможение взяло верх на мгновение или на час, трудно было ощущать время на границе бреда и сна, и веки налились неподъемной тяжестью.
Скрип и шепот.
Мирия вздрогнула, пытаясь стряхнуть с себя кошмар, но этот сон, похоже, обрел плоть и черный умысел.
Прежде чем девочка успела прийти в себя, трое вошли в тесную комнату - двуногие хищники, худшие из всех. Архонка вскочила на ноги и чуть не лишилась чувств от нахлынувшей боли - обожженная морозом кожа покраснела и жглась, суставы распухли, колени едва держали вес тощего тела.
Можно было не вслушиваться в жесткий шелест слов, Мирия уже знала, что значит алчная дрожь таких голосов, оскал за ухмылкой, звериная пружинистость шага. Она не стала кричать, даже если бы осипшее горло могло дать ей такой шанс. Никто не придет на помощь.
Никто. Никогда. Не придет.

3

Мирия, Падальщик.
Сторожка в Дурном лесу.

В конце концов, после долгих и обстоятельных сборов, Падальщик был готов выдвигаться на встречу. Не то чтобы это была такая уж важная встреча, просто Падальщик любил производить на окружающих впечатление. И вот теперь всё было готово. Беззвучно и совершенно незаметно ото всех, неподалёку от сторожки открылся портал. А из этого портала высыпал целый отряд бойцов и магов в тёмных одеждах. Все они были ренегатами, злостными преступниками и отборными отбросами. По крайней мере, таким было устоявшееся к ним отношение на территории всей цивилизованной Империи. А ещё среди них затесались мертвецы, в частности там был и Падальщик, и его двухметровая, черепоголовая спутница.
- В доме кто-то есть, и сдаётся мне, что вовсе не те, с кем мы собирались встретиться... - был вынесен недовольный вердикт, после того как реведант проанализировал окружение при помощи духа тьмы. Случалось и такое, что тайные места для встреч переставали быть тайными, и на них даже устраивались засады. Именно поэтому действовать нужно было быстро, но осторожно.
- Оцепить здание, ждать сигнала. Портал не закрывать, - коротко скомандовал подгнивший вифрэй, подготавливая для себя бегство в астрал. Когда заклинание было готово, а тело мертвеца приобрело нематериальность и практически полную невидимость, он немедленно побежал, а если точнее - поплыл в сторожку. Затем, беспрепятственно пройдя сквозь стену, Падальщик оказался свидетелем очень занимательной картины! И первое, что привлекло его внимание - это, конечно же, голая мужская задница...

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
Мужчина стоял со спущенными штанами, задом к Падальщику и, соответственно, передом к Мирии. В то же время его подельники уже набросились на неё, и сейчас без труда удерживали, обездвижив руки. Они уже сорвали с неё полушубок из козлика и сапоги, так что теперь девушка оставалась разве что в жалких лохмотьях, которые не станут преградой ни для пронизывающего холода, ни для похотливых взглядов. Вот только главный среди троицы ублюдков почему-то мешкал. Возможно, недооценил степень прохлады окружающей среды?
- Сейчас, сейча-ас... - приговаривал он, не глядя на Мирию, а глядя куда-то вниз. К сожалению, Падальщику было плохо видно, куда именно, поскольку мужчина всё ещё стоял к нему задом.

Как ни крути, но происходящее вовсе не было похоже на организованную кем-то засаду. Во всяком случае, точно не на Падальщика. А посему он решил как следует насладиться представшим перед ним зрелищем. Для этого оно удобно расположился на одном из наиболее целых стульев, в противоположном углу комнаты, после чего сразу же покинул нематериальность и отправил уже заготовленное буйство токсинов в одного из мужчин, что удерживал Мирию. Внешне это не выглядело никак. Заклинание было совершенно незаметным, а его свойства проявлялись постепенно...
- Опасности нет, дорогая моя, - раздался голос Падальщика из под лисьего шлема, а обращался он напрямую к своему пальцу, на который было надето кольцо, переговорное кольцо, через которое он прямо сейчас отправлял послание для Лаэдры, - Но не теряй, пожалуйста, бдительности...

На мгновение все трое мужчин замерли, их остекленевший от удивления взгляд оказался направлен на фигуру таинственного рыцаря, появившегося прямо из ниоткуда в углу комнаты. По какой-то необъяснимой причине от него веяло мятой, апельсинами и опасностью.
Вожак тоже обернулся, и теперь, соответственно, стоял задом к Мирии и передом к Падальщику. Последний же прокомментировал это так:
- Должен признаться, это не самое эстетичное зрелище, что мне когда-либо доводилось наблюдать...

4

Бежать было некуда, как и не было сил сражаться. Вся жизнь со дня сорвавшейся казни была бегством и борьбой. Но, если что и вынесла архонка из скитаний с такими же отчаянными изгоями, так это никогда не сдаваться безропотно на милость судьбы. Сердце билось пойманной птицей, как в тот злосчастный день перед эшафотом. Но даже тогда, под взглядами жаждущей крови толпы и в окружении врагов, всё же удалось выцепить миг для действия. Мирия замерла под натиском грубой силы, в то время как двое подельников заламывали ей руки. Боль не отступала, но здесь и сейчас её оттеснило яркое, острое переживание настоящего. Причины и следствия, страх и надежды, все те хрупкие и замысловатые конструкции, что созидали личность в сознании человека, не представляли никакой ценности перед лицом первобытной борьбы за жизнь. Скорее по наитию, чем по здравому разумению, беглянка ощутила момент и резко выгнулась, пнув в живот негодяя, что возился с ее сапогами. Поток отборной брани обрушился на Мирию. Силы удара не могло хватить на то, чтобы вывести из строя дюжего мужика, однако атака застала его врасплох. Из-за спины послышался хриплый смешок. Прежде чем архонка смогла что-либо предпринять, взбешенный подначками подельников отброс вцепился ей в ногу и резко выкрутил голень. Мир поблек, и крик задохнулся в смрадной рукавице пленителя. Где-то на грани реальности Мирия осознавала, как её зубы взгрызаются в изношенную ткань, добираясь до немытой кожи. Привкус крови во рту. Руки на тонкой шее. Удар за ударом. Мгновения смазались и утратили связь со временем.
Момент, когда всё прекратилось, был почти шоком.
Она не знала, что за рок разверзся над покинутой сторожкой, и отчего вдруг троица подобралась и застыла, точно волк перед сворой гончих. По спине пробежали мурашки. Что-то нежданное таилось в тенях, и что-то достаточно хищное, чтобы играть с шайкой как с глупой добычей. Не в силах размышлять над смыслом происходящего, Мирия просто воспользовалась передышкой. Она попыталась вздохнуть и зашлась в кашле, повиснув в медвежьей хватке. Красные нити потянулись к промерзшему полу. Сплюнув кровь - уже не разберешь, свою или чужую - беглянка отметила, что нос ей, стало быть, все же не разбили: в какофонию запахов каким-то чудом вплелся нездешний, пряный аромат.
- ...это не самое эстетичное зрелище, что мне когда-либо доводилось наблюдать..
Архонка подняла взгляд в сторону голоса, с трудом фокусируя взгляд. Представшее зрелище и впрямь не было исполненным красоты и эстетики и, ко всему прочему, вызывало непреодолимое желание добавить ему пинка.
Однако от мстительных мыслей архонку отвлекло тревожное предчувствие и осторожное копошение сзади. Один из нападавших, что всё еще держал девушку, неотрывно вглядывался в очертания фигуры незапланированного гостя, чертыхаясь себе под нос. Мирия могла поклясться, что у самого уха услышала хорошо знакомый звук металла, скользящего из скрытых ножен.
Упускать этот миг было непозволительной роскошью.
Мирия дернулась всем телом, пытаясь сбить то, что бы там ни планировал выкинуть мерзавец. Её крик больше походил на вороний грай:
- СЗАДИ!

5

События развивались параллельно друг другу, и в то время, как Мирия ощутила предчувствие опасности от человека за своей спиной, его подельники не стояли без дела. Один из них, как раз тот, на которого Падальщик успел наложить проклятье, уже завалился на пол, корчась в агонии и пуская пену изо рта. Должно быть, именно это зрелище побудило его дружков к действию.

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
- Что ты сделал?! Что сделал?! - заверещал главарь в страхе, брызгая слюной и спешно натягивая штаны обратно. Его мозгов хватило, чтобы понять, что ухудшение состояния его товарища как-то связано с появлением таинственного незнакомца.

- Убил, - отозвался мёртвый лис, хрипло посмеиваясь над поведением мужчин. Для него всё происходящее было не более чем представлением, призванным развлечь его. В свою очередь, он и сам готов был с удовольствием отыграть в нём роль, поскольку никогда не упускал случая покрасоваться на публике. Пусть даже эта публика долго не проживёт.

От такой легкомысленной откровенности в словах мертвеца, главарь отбросов застыл в ужасе, беззвучно открыв рот и вылупившись на собеседника. Второй оставшийся подельник в то же время достал нож.

- СЗАДИ! - крик девушки ознаменовал начало следующего акта. Мужчина за её спиной попытался приставить лезвие к её горлу, но девушка своевременно догадалась о его намерениях, и теперь между ними завязалась борьба. Едва ли она смогла бы вырваться из хватки мерзавца, лишь на время оттянуть неизбежное.
- Не дёргайся, а не то прирежу! Слышишь?! Я её прирежу!.. - как не странно, мужчина за спиной у Мирии, обращался даже не столько к ней, сколько к незнакомцу, который его так перепугал.

6

Борьба за жизнь для юной беглянки развернулась с новой силой, когда тень смерти легла на разбойничью шайку, превратив их крысиную возню в приступ настоящей паники. Перед ликом единственного зрителя и дирижера этого оркестра хаоса разыгралось занятное и по-своему забавное зрелище. Смех незнакомца вплетался в холодную тьму сторожки, облекая того покровами тайн и опасности.
Возможно, Мирия и сама бы смогла оценить иронию происходящего, не будь в тот момент целиком сосредоточена на ноже, оказавшегося слишком близко от ее лица. Архонка схватилась за лезвие обеими руками в попытке купить себе еще несколько мгновений. Строго говоря, сейчас в изломанном, истощенном существе, боровшимся за жизнь, едва ли можно было признать потомка светлой расы. За упавшими на лицо клочьями сбившихся волос горел дикий и загнанный взгляд. Разбитый рот кривился окровавленным оскалом, по подбородку текла еще свежая кровь обидчика.
Уже гудящие от напряжения руки Мирии дрогнули, когда противник дурным голосом грозился её прирезать. Девушка содрогнулась от внезапно накатившего нервного хохота. Даже вкупе со смертельной опасностью нелепость угрозы не могла не привнести иронии в накалившуюся ситуацию.
- Ну же, режь! - хрипло огрызнулась ему Мирия, сдавая позиции неуместному, безумному смеху, - думаешь, тебя это спасет, падаль?!
Архонка кинула взгляд на темный силуэт в углу, что, по-видимому, наслаждался разворачивающимся действом. Маг, горячей искрой  мелькнула мысль, Возник из ниоткуда. Убивает силой мысли. Они забрали Грэга. Они пришли за мной. Они пришли за мной? Поток сознания бушевал в разгоряченном сознании архонки; в нем было мало логики, много эмоций и совсем чуть-чуть странных предчувствий. Вальяжно расположившись на стуле, за метаниями изгоев и отбросов наблюдал...кто? Ищейка из имперских, один из тех, кто рыщет в поисках одаренных преступников? Свободный практикующий, что напутал что-то с порталами и оказался демон знает в какой глуши посреди зимнего леса? Кто-то более зловещий?
Мирия терялась в догадках, но время работало против неё.
Готовясь Всплеском эфира воззвать к собрату по дару, Мирия могла лишь надеяться, что сможет заинтересовать его в достаточной мере, чтобы расстановка сил в этом странном спектакле сместилась вновь.

7

- Ох, господа... - немного удивлённо выдохнул вифрэй, вальяжно отклонившись на спинку стула, - Должен признать, вы совершенно не умеете обращаться с женщинами! - алая кровь хлынула из глубоких порезов на пальцах архонки, боль с запозданием дошла до окоченевшего тела, но тепло собственной крови оказалось на удивление приятным, - Я бы мог преподнести вам пару уроков... - иронично продолжил незнакомец, плавно поднимаясь на ноги, - Но к несчастью для вас... Я здесь не за этим.
Зловещий рыцарь сделал шаг по направлению к девушке и её мучителю, но тут же замер на месте. Всплеск эфира.
- Уходи! Не подходи! - дурным голосом взревел мужчина над ухом у Мирии. Он отшатнулся назад, потянув за собой свою жертву.
Щёлкнула пряжка ремня, главарь сумел натянуть штаны и теперь в ужасе пялился на второго своего товарища, который хрипел и извивался у его ног, захлёбываясь кровавой пеной.
- Хм... - протянул незнакомец в чёрных доспехах, осматривая девушку сквозь прорезь забрала. Возможно, он почувствовал то, что она сделала. Возможно, даже заинтересовался.
- Думаю, она права. Убьёшь её, и станешь следующим. Отдашь мне, и я тебя отпущу. Как тебе такой размен? Звучит выгодно, как по мне... - произнёс он с шутливым оттенком, и сделал ещё один шаг по направлению к паре главных в этой сцене актёров. Несмотря на все усилия, Мирия в этот момент ощутила лезвие ножа у своего горла. Оно дрожало.

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
- Н-нет! Не слушай его! Он лжёт! Он убил Джорджи! - надорванным голосом вскрикнул главарь, пятясь в сторону выхода из комнаты, - Прирежь девку! Пусти ей кровь! - мужчина надеялся подтолкнуть своего товарища к опрометчивым действиям и выиграть время для собственного бегства. Однако мерзавец с ножом колебался. Мирия могла ощутить его страх прямо через одежду, холодный и липкий.
В то же время рыцарь молчал, он был собран, казалось, даже не дышал... Один мужчина бросил выразительный взгляд на другого. Отвлёкся всего на мгновение, и вот уже чёрный незнакомец, сорвался в молниеносном рывке, подобно злому ворону, пикирующему на свою добычу! Отвратительный хруст раздался над самым ухом у девушки, с таким звуком стальной кастет проламывал кости черепа. Что-то вязкое и тёплое забрызгало ей подбородок и щёку. Сила удара была такова, что мужчину отбросило к стене, а саму архонку сбило с ног. На своём горле она ощутила порез, но он не был глубоким. Когда она вновь взглянула на своего недавнего мучителя, тот уже сполз на пол, а вместо лица у него была кровавая дыра с осколками черепа. Чёрный рыцарь окинул дело рук своих удовлетворённым взглядом.

- А-А-А-А-А-А-А! - заверещал главарь нечеловеческим голосом, узрев картину кровавой расправы. Он хотел было ринуться прочь из комнаты, но споткнулся и нелепо завалился на спину. В его щиколотку до хруста костяшек вцепился умирающий товарищ. Или... Уже мёртвый? Он хрипел нечто нечленораздельное, и пытался заползти выше, цепляясь за одежду главаря. Последний завопил вновь.

8

После выброса эфира накрыла опустошенность и одиночество, и девочка сломанной куклой повисла в медвежьей хватке. Лезвие ножа в руке разбойника едва не плясало в его взмокших от страха руках, царапая незащищенную кожу на шее архонки. Мирия обратилась в слух. Над ухом с болезненным свистом срывалось дыхание пленителя, рваными клочьями пара замерзая на лету. В голосе незнакомца звучала необычная для мрачной обстановки игривость, и, в то же время, в словах змеилась угроза. Вопли подельника доносились будто издалека. Огрубевшие пальцы мужчины с ножом еще крепче вцепились в волосы архонки, запрокидывая ее голову назад. Не в имея возможности наблюдать за реакцией незнакомца, Мирии оставалось лишь гадать, ощутил ли тот её дар. А если и ощутил - не решил ли убить вместе с остальными отбросами, как охотник на малефикаров, которых девочка встречала прежде?
Холод, усталость и раны непреклонно подводили адептку к черте беспамятства. Мирия не чувствовала пальцев ног.
Под тяжелым сапогом скрипнула половица. Над смрадом немытых тел и пролитой крови пригрезился знакомый, но почти забытый, словно из прошлой жизни, запах. Запах лета и трав. Мята?
"Как стран..."
В один момент пол и потолок словно поменялись местами. Хватка мужчины обмякла, и его уже бездыханное тело инерцией падения увлекло за собой архонку. Мирия закашлялась и дрожащими пальцами коснулась горла, словно ожидая нащупать глубокий порез. Вместо него на ладонь налип вязкий кровавый ликвор. Сознание замерло над схлопывающейся бездной между событием и реакцией. Архонка смотрела, как багровая капля стекает с мизинца к запястью. Сердце глухо ударило в ребра. Мирия медленно обернулась туда, где, нелепо распластавшись, совсем рядом, застыло тело. Тело с неопознаваемой жижой на месте лица.
Шок и какой-то болезненный интерес не позволяли оторваться от вида жуткой смерти, однако инстинктивно Мирия постаралась оказаться как можно дальше от этого зрелища. Она попыталась подняться, и тут же упала из-за вывихнутой ноги, и все равно продолжила ползти, пятясь до тех пор, пока спиной не наткнулась на препятствие.
Мирия подняла взгляд на возвышавшегося во мраке зимней ночи рыцаря. Кем бы, чем бы он ни был, он был больше, чем заблудившимся магом. Но, что более важно, он ее не убил...пока.
Ужасный крик главаря возвестил о неудавшейся попытке бегства с его стороны. Несмотря на то, что Мирии доводилось видеть и более мучительные смерти, то, что творилось с первым павшим, отдавало сверхъестественной жутью. Настоящий ужас зашептал в душе архонки, когда она поняла, что она хочет, надеется, жаждет смерти разбойников. Страх и отвращение к себе застигли ее врасплох.
Мирия не могла сдержать дрожь. 
До ломоты в костяшках вцепившись рукой в рыцарский сапог, она не отрывала взгляда от мук главаря. Это было страшно, это было неправильно. Но, с леденящим спокойствием, подумала беглянка, так и должно быть.
- Хорошо...- будто успокаивая себя шептала Мирия, - ...хорошо.
Девочка и рыцарь молча смотрели на кричащего человека.

...

http://s3.uploads.ru/t/ZzHyB.jpg

9

Сложно сказать в какой именно момент проклятье отняло жизнь у мужчины, что исходил кровавой пеной на полу. Однако же теперь от него осталось мало чего живого, человеческого. От него веяло чем-то сверхъестественным, пугающим, а изломанные движения заместо предсмертной агонии приобрели зловещую целеустремлённость. Было отчётливо видно, что в какой-то момент жизнь покинула его тело, а на её место пришло нечто иное. И сделано это было руками таинственного рыцаря, который во всём окружающем хаосе сумел выкроить время для того, чтобы незаметно поднять мертвеца из ещё не остывшего трупа, и обернуть его в кровожадного гуля. Теперь этот гуль, внешне почти неотличимый от некогда живого подельника, свалил своего бывшего главаря с ног и пытался добраться до его плоти.
- Какая ирония... Такие дружные, такие бравые, когда уверены в своей безнаказанности и превосходстве. А перед лицом опасности иль смерти воют и сами рвут друг другу глотки... - посмеиваясь, мертвец скосил взгляд на девочку-подростка, припавшую к его ноге. Возможно, если бы она знала, кого скрывает сталь этих доспехов, то сама бы испытала больше ужаса, чем все мужчины в этой комнате вместе взятые.
- Ты только посмотри! Он ведь действительно сейчас вцепиться ему в глотку... - совпадение или нет, но сразу после этой ехидной фразы, гуль действительно впился зубами в шею своего некогда товарища.

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
- А-а-а-а-а! - он вопил в ужасе и отчаянии, пытаясь оттолкнуть от себя мёртвое тело, что алкало живой плоти. Но все усилия были тщетными, гуль был гораздо сильнее физически, хотя внешне и не выглядел крупнее. Отвратительный шмат мяса был откушен от шеи главаря, а на его лицо брызнула кровь и пена из пасти умертвия, восседающего на его груди.
- А-А-А-А-А-А-А! - крик усилился, стал ещё более протяжным и исступлённым.

- Какой кошмар! - ужаснулся рыцарь столь наиграно, что фальшь в его голосе была бы заметна любому, - Как же могут люди вести себя так, подобно диким зверям? Знаешь, а мы могли бы прекратить это. Спасти того мужчину от ужасающей участи - быть съеденным заживо своим же товарищем, - с любопытством поглядывал то на кровавое представление, то на девочку, наблюдавшую за ним, - Хочешь этого? Хочешь его спасти?

http://s5.uploads.ru/BkPZr.jpg
- А-а-а! Пожалуйста-а-а-а! - - цепляясь за последнюю спасительную соломинку в словах тёмного незнакомца, мужчина из последних сил заслонялся руками от попыток подельника добраться до него зубами. Отчаянная мольба в его взгляде была устремлена к девочке, которую совсем недавно он сам с удовольствием обрёк бы на участь, возможно, не менее ужасную.

10

От напряжения, сковавшего архонку, мышцы словно окаменели. Мирия, стиснув зубы, не отводила взгляда от чудовища, что медленно, но упрямо пожирало главаря. Несмотря на то, что оно еще носило человеческий облик, оно, несомненно, стало чем-то иным. В темноте лицо гуля казалось искаженной маской с черными провалами глазниц и зияющей, ненасытной пастью зверя. Тварь с утробным воем дернулась, все сильнее подминая под себя бывшего вожака.
Мирия никогда не видела подобного, но ужасы недавней войны с мертвыми еще не забылись в землях Мистерии. Еще не затихли страшные истории, рассказываемые полушепотом у очагов в тавернах. Не смягчились подозрительные взгляды, встречавшие незнакомцев в деревнях. Многие еще служили тризны по павшим в церквях Инноса.
В комнатушке словно бы стало еще холоднее.
Мирии казалось, что от её леденеющего тела осталась одна полая оболочка, едва сдерживающая рвущийся наружу страх.
Нежить. Нежить. Нежить.
Присутствие рыцаря за спиной ощущалось застывшей бурей. Мирия не смела обернуться.
- Ты...- голос архонки вырвался бесцветным клочком пара с губ и едва не потонул в криках и хрипе умертвия, - ...даешь мне выбор?
Главарь истекал кровью. Он был, в глазах архонки, средоточием всего зла и уродства человеческого общества. Это было зло, жиреющее на муках слабых, копошащееся червем в нечистотах собственных страстей, алчности, похоти, вседозволенности. Лик его скрывался под масками простых людей, живых и дышащих с Мирией одним воздухом. Страх перед ним успел стать повседневным, неотъемлемым спутником беглянки. Главарь умирал, и его агония была отвратительна. Его пожирало зло иной природы, сверхъестественная сила, направляемая зловещей волей. Но какое из этих зол было меньшим?...
Мирия зажмурилась до белых искр перед глазами, обхватив себя руками.
- Я хочу...хочу открыть глаза и проснуться в своей постели. Чтобы не было этих мерзавцев. - девочка сглотнула ком в горле, - Чтобы они перестали мучить других. Чтобы люди перестали рвать на части тех, кто слабее. Перестали смотреть своими пустыми глазами, как умирают от голода и ран беспомощные, никому не нужные...и отворачиваться...всегда отворачиваться...
Мирия всхлипнула и открыла глаза; в темноте сторожки в них будто вспыхнула искра. В ее сбивчивую отповедь влилась неприкрытая злость, и голос, дрожащий от подступающих слез бессилия, зазвенел сталью.
- Чтобы перестали набивать кошельки на чужом горе. Чтобы не душили цепями тех, кто посмел дать им отпор! Чтобы ублюдки в имперских плащах не хватали безнаказанно всех, кого мнят угрозой своим никчемным интрижкам!
Мирия соовалась на осипший крик. Дыхание сбилось, как после изнурительного бега. Широко распахнутыми глазами она будто смотрела вникуда. В памяти возникло лицо Грэга, теряющее волю и цвет в тисках хватки арбитра. Негнущиеся пальцы архонки бестолково вскинулись и замерли в попытках сплести Луч. На мгновение адептка замерла, потеряв связь с реальностью, застыв на пике лихорадочного порыва.
А затем ее плечи поникли. Искра выгорела.
- ..н-но...я прошу слишком многого, не так ли?..- едва шевеля пересохшими губами, выдохнула она и без сил упала на промерзший пол.
Сильная судорога встряхнула беглянку, и та перевернулась на спину, чувствуя, как плывет перед глазами прохудившийся потолок сторожки. Силуэт рыцаря-мага возвышался над ней, как черная крепость.
Мирия постаралась сфокусировать взгляд на непроницаемом забрале.
- Убей...сп...спасай...чт-то хоч...- Мирия еще раз вздрогнула на полуслове и продолжила почти неуловимо тихо -...чешь. Это...это твоя пьеса, маг. Здесь...все равно н-никто...не засл-заслуживает...милости.
Дышать стало тяжело, словно под гнетом толщи воды. Мирия уже не могла пошевелить ногой, но она, хотя бы, уже не болела. Тяжелая сонливость давила на покрасневшие веки.

11

На тёмном забрале посредством гравировки и искусной стилизации был отображён оскал какого-то зловещего зверя. Его образ дополняли то ли длинные уши, то ли рога, отведённые назад от шлема. Несмотря на то, что Мирия не могла увидеть лица, что таилось за этим забралом, сам его металлический лик, добровольно надетая маска, казалось, как нельзя лучше подходят и отражают суть своего обладателя. По крайней мере сейчас и здесь, кто как не истинный монстр мог режиссировать и наслаждаться такой жестокой пьесой?
- Не заслуживает, - голос скрипнул, резанув по ушам, - Конечно же не заслуживает...
С этими словами страшный рыцарь склонился к девочке, его забрало, скалящееся в застывшей ухмылке, опасно приблизилось к её лицу. Где-то на фоне исступлённо вопил мужчина, бесконтрольно, в припадке колотил ногами по деревянному полу. Рыцарь молча отстегнул плащ, накрыл им девочку, словно саваном. Чёрное сукно было мягким и тёплым. Вопли сменились нечленораздельным хлюпаньем, протяжным, влажным хрипом. Рыцарь поднял девочку на руки и плотнее укутал плащом. Чёрная ткань у её лица ограничивала обзор, но когда рыцарь развернулся к выходу, девочка могла ухватить взглядом картину кровавого пиршества и остекленевший взгляд мужчины, который совсем недавно молил её о пощаде. Рыцарь вышел наружу и холодный ветер вновь закружил вокруг девочки, словно голодный волк выжидая момент, чтобы с новой силой наброситься на ослабевшую жертву. Но теперь ему было сложнее до неё добраться.
- Наконец-то окончательно лишился рассудка? Ты на её ауру смотрел вообще? - незнакомый, сухой и жёсткий голос исходил откуда-то сверху и спереди, Мирия не видела, кому он принадлежал.
- У меня хорошее предчувствие на этот счёт. Просто доверься мне, дорогая... - рыцарь оглянулся по сторонам, и девочка могла увидеть, что их окружает множество фигур в тёмных одеяниях, - Ей нужна теплота, - прозвучало как требование, рыцарь явно отдавал окружающим распоряжения. Совсем скоро Мирия почувствовала тепло по всему телу. Плохой знак, если причиной тому было обморожение...
- Оставайтесь настороже, действуем по плану. Если наши друзья придут, извинись за беспорядок внутри. И передай, что я вернусь в течение часа. Позже подумаем, насколько сильно эта маленькая неурядица компрометировала это милое местечко... - едва ли Мирия могла уловить смысл всего, что происходило этой ночью у сторожки, да и сознание с трудом держалось в её изнурённом теле. Последнее, что она увидела - воронку из тёмной энергии через которую её пронесли на руках. Именно в этот момент её сознание ускользнуло куда-то в пустоту...

Мирия.
Пустынные залы Белого Когтя.

http://sg.uploads.ru/Hm7JD.jpg

Мирия очнулась в совершено другом месте. Это был просторный, пустынный зал. Здесь не было окон, и царил полнейший мрак, разгоняемый лишь светом множества свечей, стоящих прямо на полу, возле пустой ниши в стене. Неизвестно, для чего использовалось это место раньше, но впечатление складывалось такое, будто Мирия оказалась в месте запретном, сокровенном. Словно бы вот-вот здесь должен был начаться какой-то зловещий ритуал. Ритуал, центральным лицом которого должна была стать она сама...
Дёрнувшись в сторону, девочка обнаружила бы, что находится в большом чугунном чане. Не настолько большом, чтобы она в нём тонула, но достаточно просторном, чтобы разместиться с комфортом. Вода в нём была тёплой и постепенно остывала, и нужно отметить, что к этому моменту девочка всё же сумела согреться. Хотя бы отчасти. Раны на её шее и руках, и даже вывихнутая нога, были в порядке. Хотя вода в чане и отдавала красноватым оттенком омытой крови. Кто бы не поместил её сюда, он явно не хотел, чтобы она умерла... Слишком быстро. Источников огня и света, за исключением свечей, поблизости не было. В зале царил неуютный полумрак, но было относительно тепло. Это помещение отапливалось.
Внезапно неподалёку впереди Мирия заметила тёмный силуэт. Он стоял чуть дальше границы света, тогда как чан располагался близко к свечам. Именно поэтому девочка не заметила чужого присутствия сразу. Силуэт был высоким и опирался на что-то вроде посоха. Он пристально наблюдал за ней, и от этого во мрачном зале становилось ещё более неуютно. Вдобавок ко всему, Мирия была совершенно нага, никаких её вещей поблизости не было. Лишь тишина и темнота вокруг.

Отредактировано Падальщик (2020-01-28 02:59:28)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5: 3 января 17087 года. Где-то в Дурном лесу. Мирия, Падальщик.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC