FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Лето 16880г. Где-то в лесах Каталии – Лаеф, Теххи


Лето 16880г. Где-то в лесах Каталии – Лаеф, Теххи

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s7.uploads.ru/1Tmai.jpg

Каталия, Вилия.
Всё было хорошо…
Пока не пришло оно –
Задание.

– Я всё понимаю, конечно, но нельзя послать кого-нибудь вместо меня? Я не такая уж сильная, чтобы махать ножичком в лесу и усмиrять всяких тваrrrей! – нахмурившись, Теххи скрестила руки на груди и возмущённо задрала голову вверх – собеседники, оба, были существенно выше неё. Рыжий хвост, распушившись, угрожающе топорщился. Во взгляде была обида на весь белый свет и даже чуть больше.
Наставник Махи подкрутил седеющие кончики усов и усмехнулся в сохранившую рыжину бороду. Как бы мельком взглянул на второго хвостатого – поджарого, но уже тоже немолодого лиса с подранным ухом. Тот покачал головой, рассеянно почесал затылок… взгляд, цепкий и не без бесят, остановился на уже не маленькой, но всё ещё капризной Зрячей. Лис цокнул языком и впырился в лисицу. Теххи взгляд не отвела; кареглазая дуэль состоялась, секундант Махи не без интереса вглядывался в схватку.
Проиграла. 
– Идёшь, – с удовлетворением резюмировал лис, крутя в руках медальон Зрячего.
– Нет!
– Да.
– Rarrrw. Нарэ! – лиса топнула ногой. – Тебе никогда не говоrили, что идти надо только куда хочется, а не куда якобы надо?!
– Говорили. Ты. И поэтому ты до сих пор Прозревшая.
Зелёный Рух улыбнулся и легонько подтолкнул дочь по направлению к двери. У него было немало дел, и слушать нытьё хвостатой казалось выше его сил – как-нибудь разберётся, ей давно пора было проветриться и выбраться из душной мастерской лекаря. Может, заодно потеряет интерес к этому своему увлечению: не каждый вифрэй рвётся вскрывать людей, поить их сон-травой и отрезать ноги, руки – что у них там было повреждено…
По Вилии давно ползли слухи о чудачествах дочери Зелёного: магию Крови в лекарском искусстве применяют, но не так часто, чтобы это стало обыденностью. Словом, лис решил сплавить Теххи подальше и, желательно в компании, которая сможет за ней присмотреть – или она за ней, тут как повезет; но ставить вифрэйку в курс дела Рух почему-то не спешил.
Каталия, окраина Илинилии. Раннее утро.
Лес – это дом, тут всё просто. Выглядит он как угодно, зелень Ардении могла похвастаться немалым разнообразием. Иногда в доме бывают незваные гости: их Зрячие отлавливают и вежливо (или не очень) выпроваживают. Иногда в доме могут завестись паразиты: в отличие от иной живности, они здорово мешают (не)размеренному быту хвостатых, поэтому Зрячие снова берут дело в свои лапки.
На границе Влажного леса и Илинилии повадилась совершать увеселительные прогулки небольшая колония каталийских арахнидов. Твари противные и чем больше, тем опаснее они становятся – к счастью, почти всех воинствующих паучков местные жители кто-чем истребили. Оставалось лишь зачистить окрестности от остатков и, по возможности, отыскать гнездовище – но тут уж как повезёт, в чащу не самых опытных Зрячих никто гнать не будет. Более зрелых, всяких там Зорких, на такие дела уже давно не ставят – рутина рутиной. 
Задание – скучное.
Дело – пустяковое.
Трата времени – пустая.
За время, затраченное на путь, лиса могла запросто изучить ещё парочку любопытных деталей, кроющихся в человеках внутри и снаружи, но вместо этого… вместо этого будет гонять арахнидов по кустам, да. «Рррр», – сморщив нос, Теххи принюхалась, а затем глубоко вздохнула. Вот. Вдо-ох. Вы-ыдох. Запах утренней свежести, кажется, многих успокаивает. Может, и на неё сработает.
Стоило подумать, с чего начать. Лисица поблагодарила проводившего её до края поселения вифрэя и нерешительно затопталась на месте. Пять минут, десять, пятнадцать… Ну, что же… Чувство жизни?.. Наверное, да.
«Уфх, быстрее начну – быстрее закончу. Может, мне повезёт? Зачищать такую площадь одной – больше похоже на наказание и кару небесную», – ощущение чужой крови сработало мгновением позже, чем рефлекторно дёрнувшиеся ушки засекли движение. За спиной. «Кто?» Лиса обернулась, запоздало выдёргивая кинжал и воинственно хмурясь.

http://sd.uploads.ru/50pXm.jpg

Тхихи

http://sd.uploads.ru/8FrAp.jpg
Изображение приблизительное.
Возраст: 24.

Отредактировано Теххи (2019-02-22 17:38:15)

2

Тысяча триста, тысяча триста один, тысяча триста два-а...

Погода была прекрасная,
Паучиха была ужасная
Днём во втором часу
Она заблудилась в лесу
Видит - землянка прекрасная
А вокруг лишь полянка ужасная
На полянке - паук-вифрэед
"Давай-ка со мной на обед!"...
- бодро мурлыча себе под нос - чтобы не сбиться со счёта - Зрячий вышагивал в направлении "две руки левее солнышка", неспешно и в чём-то даже лениво помахивая своей тросточкой-посохом. Настроение было бравурно-весёлое, несмотря на заляпанные паутиной штаны и хвост, а также разодранной жвалами рубашки из плотных кож. Вообще, стоило признать, в этом решении арахид-портной даже помог хвостатому, ведь в противном случае он бы изнывал от жары. А так - легкий ветер игрался с рваной одеждой, приятно холодя голую кожу. Хорошо что только голую, а не прокушенную или повреждённую. Как говорится, шторм тебе не ветерок, а паучий яд не "бурчащий" живот, тут можно было и чем похуже отделаться. К счастью, отделался чем получше, а потому сейчас мог идти себе куда-то вперёд. Точнее, он предполагал, что всё же придёт куда надо, но если придёт хоть куда-то - тоже сойдёт.

Естественно, задание состояло в другом. Как и любой послушный Прозревший, Лаеф подчинялся своей наставнице, а она сказала прямо "В окрестностях Илинилии происходила чистка арахнидов, но есть риск, что по пути гона остатков выводка могут оказаться поселения лесников, охотников или прочих обычных жителей. Следовало убедиться, что там не осталось никого живого (в хорошем смысле), а также вывезены все необходимые для работы материалы и инструменты. В течении уже недели как Лаеф в подобном честно убеждался, пока не доубеждался настолько, что уже сам столкнулся с невесть как уцелевшим гнездовищем (и это ещё очень хорошо, что без матки и лишь с первым выводком, иначе бы не сносить головы), и об этом понёс необходимую весть в ближайшее поселение. До него, правда, ещё было шагать и шагать, а так как с картами Зрячий обращался ещё весьма посредственно, то приходилось запоминать ориентиры и считать шаги. И вот уже когда счёт зашёл под пятую сотню второй тысячи, в лесу - где никого не должно быть, пока Зрячие не дадут отбой - кто-то таки оказался!

- Упс... - Едва слышно прошептал про себя Лаеф, поспешно направляясь прочь. Запах явно намекал ему на присутствие тут вифрэя (или -ки, что в данном случае не так уж и важно), которая мог (или который могла) быть как-то связана с Ахри. В последнее время его наставница вроде бы и успокоилась, доверяя ему почти самостоятельные миссии, однако, порой, всё же проверяла своего "ленивца" на предмет выполнения задания. Сегодня, стоило признать, причина для "лени" была уважительной, ведь вифрэй считал шаги до обнаруженного собой логова арахнидов, откуда едва успел унести усы, лапы и хвост. Но убедить в полезности этого дела будет непросто (что это сам не зачистил?), а потому лучше скрыться где-нибудь в кустах. Всё же любил он зелень, ведь из неё так удобно было следить или выпрыгивать! И прятаться, естественно.

3

«ЭТО АРАХНИДАРАХНИДАРАХНИД!!!» – выпучив карие глаза и забыв, как дышать, лисица сделала несколько решительных и одновременно с этим робких шагов в сторону шуршащих кустов. Страшно сказать, но на мгновение ей показалось, что из переплетений листвы на неё смотрело несколько пар поразительно умных глаз. Голодных, налитых кровью, страшенных глаз!
Теххи глубоко вздохнула и сделала ещё шаг. «Всё, я больше не могу», – мысленно разведя руками и извинившись перед всеми известными ей богами (а также перед нарэ Рух и Махи), замерла. Ноги на ощупь напоминали паутинку – мягкие, податливые, между собой путаются и послушно так прогибаются. «Трусиха», – насупившись, лисица сотворила недавно выученную формулу Кровавого копья и от души швырнула в кусты, где, как подсказывало Чувство жизни, притаилась тварь. «Так тебе!» Арахниду, учитывая их размеры, должен был прийти уже, как говорили в клане Райга, «полный конец обеда» – промахнуться по такой туше даже вслепую нужно ещё ой как хорошо постараться.
– В-выходи! Щщщщ! – зашипела лиса, стараясь добавить в голос нотку угрозы. Ушки дёрнулись, чутко вслушиваясь в дыхание леса. Не давая себе времени, чтобы снова оробеть, углубила порез и с тихим «ойк» переплела основы Жертвы. Жертвовала, что называется, всем подряд: если Белиар или, чем бес не шутит, Войлар помогут ей пережить эту миссию, она каждому на алтарь принесёт вкусняшку. Только бы всё прошло быстро, тихо и безболезненно – и это лиса не про собственную смерть!
Дело было в том, что Теххи о ч е н ь давно не была, что называется, в поле. Увлёкшись религиозными и анатомическими изысканиями, она всячески от этого отлынивала, а Махи ей в чём-то даже потворствовал – таким нехитрым образом наставник помогал приобрести интересующий лису опыт, а заодно откосить от скучных и порой муторных будней рядовой Прозревшей. К тому же, выговаривать «Пrозrевшая» лисица, несмотря на свой немаленький такой возраст, до сих пор толком не научилась: высокая концентрация громового «rrr» почти ввергала её в отчаяние. Но не просить же повышения только потому, что она терпеть не может говорить «Пrrrозrевшая Rайга»!

4

Первые подозрения возникли уже в тот момент, как кто-то по-ту-сторону-кустов не спешил сбежать. Местные, всё же, должны были быть предупреждены на счёт опасности борьбы с пауками – в Ардении об этом знали все, от детей до самых старых – так что страшно-странные шумы вызывают закономерное «бежим в город», несмотря на всё врождённое любопытство. А уж когда из-за-кустов-с-той-стороны прилетело ещё что-то донельзя боевое и способное сделать из Лаефа мёртвого Лаефа. Подобные метаморфозы юного Прозревшего не радовали вот ни капельку, так что медлительный план укрытий был заменён на очень быстрый план побега, который тотчас и был реализован. Предложение выйти да посмотреть со стороны кидателя опасностей было нагло проигнорировано Лаефом, потому как с теми, кто сперва стреляет, а потом просит, ему было совершенно не по пути.

Кого-только-нелёгкая-принесла-забери-их-обратно, – на одном дыхании выпалил хвостатый мысленной Ахри. Что тут постаралась наставница – юноша уже ни капли не сомневался. Маг, отчаянно смелый, убедительно грозный. Пожалуй, это могла быть и она сама, если бы не одно «но». И это «но» заключалось в привычно-остерегающим «но-но», что сопроводило бы появление палки. Конечно, магия вполне себе заменяла посох вифрэйки, однако её жесткость так далеко не заходила. Или она решила, что уже пора? Та не, глупость какая-то. Вдох-выдох-вдох-выдох-вдох…

Бег мог продолжаться достаточно долго – если бы бежал не Лаеф. Всё же дальние дистанции не были его сильной стороной, так как хвостатый был силён и где-то даже ловок, но всё же хрупок и неуклюж одновременно. Так что темпы, хошь-не хошь, приходилось снижать, пусть в голове и билась мысль на тему того, что «если к вам вдруг залетели в помещение враги, про себя вы не трусите – дайте каждому совет. Не спешите, рассудите, взглядом оцените дверь… А снижать потом свой скорость совершенно ни к чему». Увы и ах, организм говорил твёрдое «неть» этой мудрости, а потому хвостатому оставалось лишь подчиниться да забежать за дерево в стороне от «тропы». Хотя какие там тропы, в джунглях-то.… В общем, сперва найти «тропу», потом дерево, потом за последним спрятаться от того, кто воспользуется этой же тропой. Преследователя Лаеф считал не глупее себя, а потому предполагал выбор подобного маршрута, по которому бежал он сам.

- Только куда я бежал? – Внезапный вопрос вызвал неприятный холодок вдоль хребта и хвоста, и ушки, настороженными флажками, потянулись вверх. А ведь действительно – куда? Прежний ориентир в виде солнца оказался по правую руку. Но это случилось до выхода «на тропу» или после этого? Зрячий затравленно осмотрелся. Нет, рано или поздно он выйдет к поселению, благо хоть чему-то его учили. Только в этом «что-то» не входило «найди собой же потерянную дорогу, глупышка». Признавать себя глупым было страшно неприятно, но что уж тут – действительно дал маху. А теперь надо было дать кому-нибудь другому, и вернуться, хотя бы, к точке старта этой безумной гонки. И при этом умудриться ускользнуть от погони. Заба-авна

5

Наша героиня была искренне озадачена. Всё пошло не по плану! Впрочем, уж этому-то не стоило удивляться…
Неизвестная зверюка предположительно околопаучьего свойства на арахнида походила примерно никак: теперь, когда комочек крови, ощущаемый Чувством жизни, отдалялся, страх перестал играть свою фатальную роль, и лисица припала к земле. Глубоко вдохнула лесные ароматы, которые мгновенно заполнили всё вокруг, стоило лишь отвлечься от сковывающего ощущения – страх притупляет всё, до чего дотягивается! –, и порывисто втянула носом воздух ещё раз.
– Всё чудесатее и чудесатее, – проворчукала себе под нос Теххи и растворилась в зелени ближайших кустов. А затем – ещё одних. И ещё, осторожно следуя на почтительном расстоянии от существа. Которое её боялось! Её! Осознание своей силы бодрило, напрочь отрубало остатки страха и призывало дурость. Последней у хвостатой, уши которой вертелись во все мыслимые и не очень стороны, ловя каждый звук, было в избытке. На ходу сплетала и переплетала не то защитные, не то атакующие чары – не совсем понятно, что она там магичила, но что-то несомненно полезное! – Где ж-же ты? ~
«А зачем я? Что я? КУДА Я?», – резкая мысль, затронувшая чертоги разума, заставила затормозить, и лиса ошарашенно присела на травку и старательно задышала. Есть такая полезная штука в её арсенале: дыхательные упражнения. Нарэ Рух научил, чтобы эмоции контролировать. Вспоминала об этом чуде самоконтроля Теххи вспоминала раз в два года, так что ни о какой дисциплине и речи не шло…
Так что же это?
Вдооох.
Выыыдах.

Лиса хлопнула ладонью по лбу, заодно окончив жизнь какого-то тропического кровососа. Как же она сразу не поняла?! Кажется, произошло то, о чём старик Махи предупреждал её много-много раз: охотничий азарт. Поддавшись инстинкту, почувствовав чужую слабость – сразу же бросилась в погоню. Поймать, схватить, изловить! Не голыми когтями, конечно, но всё же… 
Это плохо.
Лиса, крадучись, осмотрелась и нахмурилась. Почесала макушку. Эту часть леса она не знала – но это ничего, отыщет как-нибудь путь назад. Работу за неё никто делать не станет, гнездовище ждёт-с. А пока…
На губах заиграла хищная улыбка – увы, вдохи-выдохи не помогли, и теперь лиса хотела, как минимум, увидеть свою «добычу». Это был не арахнид, уже выяснили: звук, с которым ломались ветки, как звучал лес вокруг существа – всё это мало напоминало торопливый перебор множества лапок. Шипения и характерного клацанья тоже не было. Разнобой запахов же просто не позволял принюхаться как следует: тут уж голова шла от влаги и терпкости подсгнившей листвы, шлейфа цветочных ароматов, доносимой игривым ветром травяной свежести… Так кто же так старательно от неё уносил лапы?
Мысли скакали с одной на другую, пока Теххи, крадучись, приближалась к своей цели. Тихо, осторожно. Она не бежала, экономя силы – как хищники джунглей, выжидала перед «прыжком». Чувство жизни нашёптывало: цель близко, ещё чуть-чуть…
Наконец, Чувство жизни завопило: ОНО ЗДЕСЬ.
Прямо здесь… за деревом…
Теххи забыла, как дышать. Она стояла с противоположной стороны ствола и начала медленно его обходить, держа наготове угрожающего вида кинжал (загнутый, как у людей Востока) и какое-то ужасающее заклинание школы Крови, готовясь выпустить его в неизвестность. Правда, не учла лисица одной маленькой детали… У неё начали сдавать нервы, и медленный обход закончился рваным прыжком, случайно рассеянным заклинанием и паническим воплем «АААААА!!!», который должен был заглушить скрутившее её было волнение.

6

- Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук

Что бы там ни говорили старшие соратники, самоувещение ни капли не помогало хвостатому успокоиться. Вот вообще ни разу, сердце как отбивало нечто вроде "тутутутуттутутутук!", так и продолжало это делать. Даже самый глухой вифрэй нашёл бы Лаефа по этому стуку, что уж говорить про Зрячих. И вот что тебе от меня надо, - мысленно спросил юноша, плотнее прижимаясь к дереву, как к самой своей надёжной любовнице и спасительнице, - отпусти меня, злое существо, - с глухим "фырк" подумал лис, тихо-онько переступая вдоль ствола, да стараясь посмотреть на тропу. Разглядеть там, правда, кого-либо не удалось, потому что этот самый кто-либо...

- ААААААААААА! - Испуг! - А. А?! - Недоумение! - Ааааааааа, - и, наконец, недопадение, из-за гнилушки трав под ногой, что из-за прыжка спиной заметить не удалось. Глухой "бамс" сопроводил хвостатого в последний путь, и тьма поглотила его. Отныне этот мир никогда не узнает о гнёздах арахнидов, о тайнах и тайниках Лаефа, и что именно он стащил то яблоко из... О нет, это даже на пороге смерти не хотелось раскрывать. Однако, и умирать лис, оказывается, не спешил, просто неудачно оступившись об корень да упав в небольшую ямку под деревом. В этом же укрытии он думал спрятаться сам, только его нашли быстрее. Нашла, если быть точнее.

- Ты-ы! - Грозно и недоумённо выпалил хвостатый, тыкнув в сторону наблюдаемой пугательницы левой рукой. Правая была занята важным делом - лежала на лбу, для соблюдения трагичности момента. Только вот быть трагичным и грозным одновременно просто не получится, так что Лаеф предпочёл остаться чем-то одним. Например, лежачим на земле, потому как от ноги распространялось странное ощущение тягости. Хотелось бы верить, что это тяжесть жизни так навалилась именно на одну конечность, но что-то подсказывало сыну деревенского лекаря, что проблема тут куда серьёзнее.

- Что тытутзабыла-а?!... Ай. Ай. Ай, - с каждым новым "ай" юноша становился всё мрачнее и мрачнее. Ощупывать он начал с лодыжки, и закончил около стопы. Там, кроме бледности кожи и удобности ботинка, уже появлялась опухлость, которая выглядела крайне неприятно и неприветливо, да ещё и отзывалась болью при касании. Шумно выдохнув, Лаеф тыкнул со всей силы, из-за чего чуть все силы тут и не оставил. Всё же особой выносливостью вифрэй не страдал, так что такие эксперименты стоило оставить. Всю накопленную обиду юноша выплеснул на невинную травинку безобидного тропического растения, с особым цинизмом разгрызая да размалывая её на губах. Глаза с каплями слезинки на краях были направлены в сторону девицы, вследствие действий которой он оказался в столь нелепом положении. Казалось бы, без травинки он бы выглядел даже более жалким, и, возможно, нарвался бы на сострадание и помощь... Но обида была сильнее. И возмездие траве не ждало промедлений.

7

Хвост лисицы изогнулся раздраконенной коброй и с тихим «шлёп!», отдалённо напоминая кнут, хлестнул хозяйку по лодыжке. Теххи этого почти не заметила, ведь…
– Ты-ы! – звучало со стороны хорошо знакомого лисе недоразумения.
– Т-т-т-ты, – икало и заикалось со стороны самой лисы и медленно так оседало на травку, поближе к земле, хватаясь за сердце. Карие глаза, широко распахнувшись, достигли неприличных размеров и теперь смотрели на мир с крапинками ошалелого безумия и изумления: страх и азарт уже отступили, а последствия своего прихода с собой прихватить забыли. Как итог, сердце так выскакивало из груди, что его определённо стоило придерживать – после нескольких лет работы у портового лекаря, Теххи, кажется, начала догадываться, что без сердца долго не живут. «Но кто знает?..» Да не, глупости. Проверять не хотелось. – А т-т-ты ч-чег-го-го?
Глубоко вздохнув и ползком приблизившись в Зрячему. Смотрит, анализирует, делает дыхательные упражнения – пока помнит. К глазам подступили слёзы – от нахлынувшей кучи эмоций. Теххи их тут же стёрла и впырилась в Лаефа тяжёлым взглядом. 
– Сов-в… кхм! – прокашлялась, набрала побольше воздуха и на выдохе выдала гневную тираду. – Ты дуrrrак, Лаеф! Совсемнесмотrишьпостоrонам, больнойтыбака! Ядумалатыопасныйстrашище-паучищезачемкrалсяизкусто~ов? Напастьхотелда~а? Ипадалзачем? Аубега~aл? Какой из тебя Зrrrячий, если ты на ногах еле стоишь – ойаточнеесовсемнестоишьэтокакжетытак. Ну-ка, чтотамствоейногой-то… Матуш-шка Этеrия!!! – тихий вскрик оборвал град упрёков, обрушившийся на юношу по большей части не из-за того, что он такой плохой – просто у самой Теххи нервы немного сдали, а сорваться можно было только на близлежащем хвостатом.
Всё прошло как надо: с пошипливаниями, молниями из глаз и, как оно часто водится, лёгким рукоприкладством – лапки Теххи уже деловито ощупывали лиса на предмет травм, сверху вниз и вот тут-то дошли до лодыжки.
– Больной что ли так сжимать?! Твой наrэ тебя пrишиб бы за такие фокусы, – отвесив подзатыльник, резюмировала Теххи и тут же погладила место, куда ударила. Вздохнула. – Зуб даю, в Илинилии тебя мигом вылечат! В Илини… да вставай же ты, пойдём туда, к ночи дойдём, – потянув юношу за руку, вскочила на ноги и завертела головой во все стороны. – Туда?.. – тык пальцем в одни кусты. – А-э… или туда?.. – тык в другие кусты. Как-то так получилось, что кусты, пусть и были с разных сторон, но выглядели совершенно одинаково.

8

Лаеф даже не пытался вставить слово. Точнее, пытался, но исключительно мысленно, потому что вслух хоть как-то вклиниться в поток речей Теххи было физически невозможно. Впрочем, кроме обрушенного негодования, хвостатый обнаружил важную для себя новость - девица охотилась не за ним. Точнее, за ним, раз уж догнала, но делала это не с умыслом и не по указанию Ахри. Осознав эту мысль, вифрэй ухватился за неё как за лодочку, послушно отправляясь по бурунам словесного потока лисицы.

А вот когда его начали ощупывать, лис, от неожиданности, оттолкнул лекаря головой, боднув в район живота. И добавил повторно, словив подзатыльник. Больно же, куда ещё лезть! Взгляд юноши затравленно осмотрелся по округе, выискивая хоть что-то, что спасёт его от такой заботы. Увы, деревья были на редкость молчаливы, кусты безучастны, а животные не спешили появиться на тропе. Так что новый приступ "нушожетутподелать" вновь обрёл свою травинку. Скоро в округе будет ни листочка, если всё продолжится такими темпами.

- Жж-жи! Жи! - Торопливо выпалил хвостатый после того, как его попытались поднять. На слово "подожди", и даже "подожи" времени просто не было - иначе ждать никого не будут, и потащат прямо так. А прямо так неудобно, больно и вообще обидно. Нет, не потому что тащить придётся ей, а потому что тащиться больно. А после больно становиться обидно, ведь минуту назад этого не было, - хьюх. Уккама нари, - не то осуждающе, не то с некоторой долей радости пробормотал лис, осуждающе всматриваясь в лицо, что ныне олицетворяло эту самую траву, - ну и шо? Обнимемся и так дальше пойдём? У тебя есть... Не знаю... Обмоток? Ремня? - Впрочем, последнее лис мог найти и сам, так что стал искать незамедлительно! Осмотрел её всю, от ушей до хвоста. Ни на первом, ни на последнем этого не было, посередине тоже как-то не совпало, - ме-ех, - поделился своими наблюдениями юноша, отмечая отсутствие результата. Впрочем, отсутствие результата - тоже результат, а значит нужную вещь надо искать в иных местах и иначе. Может, палку какую найдём... Только ясам её наматаю! Хватит с тебя и одной ноги, пугалка, - задумался. Не то сказал, - ну не то чтобы я испугался, просто не ожидал, - гордо вскинув носик да устремив взгляд вверх, юноша задорно фыркнул. И задумался снова.

Наверху, что характерно, были верхние ярусы деревьев. Забраться туда не грозило - ему, по меньшей мере - но вот что-то оттуда сбить можно без проблем. Где-то, особенно по пути юных арахнидов, встречается их удушающая цвет паутина, из-за чего растения иссыхают заживо. Стало быть, если воспользоваться такими веточками в большом количестве, да собрать прелой или засохшей листвы, можно было бы сделать мазь из местных трав. Можно было бы. Если бы Лаеф помнил, как это делается. Да и в чём варить?! Не из дерева же с помощью когтей котелок делать. Хотя делал уже, что уж там...

9

– Так-так-так! – угрожающе нахмурив брови, лиса тут же выпустила руку Лаефа из собственных цепких лапок и задумчиво почесала макушку. Свою, разумеется. С попыток придумать, как дотащить вифрэя до поселения на своих двоих, мысль соскользнула в другое русло: Пугалка, значит?! Паучище, сиди тихо и молчи! Нет, я пеrедумала, не молчи. И не сиди – ложись. Сейчас же.
Теххи ухмыльнулась и похлопала себя по плечу, как бы намекая, что если не ухватится за неё сам – лисица найдёт способ расположить его горизонтально против воли. Его вообще, собсна, не спрашивали: бери и делай. Главное было вытянуть лиса из неглубокой ямки под деревом, дать опереться спине о ствол и, самое главное – устроить ногу. На её счёт у горе-целительницы появлялись нехорошие соображения.
– Как тебя сюда занесло? Стаrушка Ахrи не шеrстит по кустам? – как бы невзначай поинтересовалась лисица, очень осторожно стягивая с пострадавшей лапы ботинок и закатывая мешающую штанину до колена. Щуп. Оценивающий щуп, осторожный щуп, более смелый щуп, наглый щуп с надавливанием – и всё в разных частях опухающей лодыжки, чтобы, не дай Этерия, обладатель лапы не отправился к праотцам от наглости «пугалки».
Покусав губы, лиса предельно честно обозначила:
– Жить будешь… – непродолжительное молчание – …если будешь меня слушаться.
– У нас в лекаrской (ух, «у нас» – словно она с детства лечила людей, ага) такими вывихами занимаюсь не я… а если бы занималась я – отrезала бы по колено и намана. Как человеки говорят, «и нет пrrrоблем», – улыбка при этом у лисицы была не самая приятная, а шерсть на хвосте взбудораженно встала дыбом. – Но тебе ведь нога ещё пrигодится?.. Или я всё же?.. – полный глубокой задумчивости и ехидства взгляд оценивающе скользнул по кинжалу, которым она, конечно, ампутировать конечность не сможет. Но Лаеф-то об этом не знает… Хихикнула и тут же сдала себя с головой.
К сожалению, ничего толкового с собой у лисицы не было – в сумке покоилась сменная одежда и несколько пучков трав, которые хвостатая собирала по пути в Илинилию, чтобы потом сплести из них какой-нибудь венок – на лечение, алхимию и даже кулинарию они решительно не годились. Разве что… Теххи таки извлекла потрёпанную, но добротно сшитую рубаху и протянула вифрэю: нужен был обмоток – так сделай. Сумка разом полегчала, а когда лиса вышвырнула цветочки-травки – совсем опустела. Стратегические запасы еды были съедены на походе к деревне.
– Ты – сидеть и не убегать, а то ка-ак найду и ка-ак нажалуюсь Ахrи, – состроив хитрую мордашку, лиса фыркнула. – Будет тебе палка, щщща, – обошла кругом несколько деревьев, собирая веточки и палочки, сколько-нибудь подходящие. Некоторые – засохшие и уже отмирающие, у старых деревьев – отрезала и тоже доносила к лапам пострадавшего, пускай выбирает. Попутно рыская по кустам, лисица насобирала несколько травушек и припрятала себе.
– Я могла бы сделать тебе компrесс из тrавы-зубrовки и беrбеrки, он снимет боль и пойдёшь у меня как миленький.. но его негде охладить! – отчаявшись от количества «ррр»-ычания в предложении, посетовала Теххи с придыханием, бухаясь рядом с лисом и приваливаясь к стволу дерева. Отёрла ладонью со лба капельки пота и тяжело вздохнула – выносливостью она никогда не отличалась, и скоростной забег сначала до «паучища», а потом и вокруг него в желании помочь наконец отозвался последствиями.

Отредактировано Теххи (2019-03-03 20:05:57)

10

Сперва был ой. Потом ай. Потом "ррр-ай". Потом "рррь". Потом "РРРРРРР". Наконец лапка была спешно оттянута поближе к себе, с тщательной попыткой укрыть пострадавшую конечность от больших страданий. И хотя в действиях лисицы был некий опыт, её стремительное желание залечить пострадавшего едва ли не граничило с таким же желанием добить лиса и оставить его в местных лесах. Кто знает, кто знает... Но как только было озвучено нечто подобное - вифрэй несколько изменился. Стал ближе к тёмному-тёмному облачку. Почти тучка.

И тут он показательно посмотрел на Теххи. Настолько показательно, что тучка, пожалуй, вышла бы да показалась куда как менее мрачной, нежели взгляд юноши. Пока его то клали, то поднимали, то нащупывали до упора - что, в общем-то, мало отличается от его обычных дней - всё было нормально. Ну, так, вполне себе. Жить было можно. Почти без проблем. А вот шутеечка с ногой была ни к месту и неудачно исполнена. Всё бы ничего, и он бы в это даже поверил. Но пугать сына деревенской целительницы так?! Это уже форменное безобразие. Хотя бы пилу бы достала, и то бы получилось лучше. Вопрос, правда, откуда бы она её тут достала... Однако, мало ли что она могла носить с собой. Кто знает этих лисиц, что ходят по лесам и гоняют честных хвостатых вместо бесчестных пауканов.

- Ахри не до кустов. Точнее, до кустов, но не сейчас, - а вот хвостатой, как оказалось, надо в кусты вот прям щас. К счастью, там она отыскала не ещё парочку хвостатых, которых могла бы испугать, а самые настоящие палки, что можно было полезно использовать. Лаеф и использовал. Когти, уже бронзовые, были хоть и спорным, но всё же не самым дурным подспорьем в деле, позволяя разорвать рукав рубашки на части. Плотная повязка легла на лодыжку, а с помощью добытых палок удалось создать что-то вроде устойчивой...ммм...брони?... Всё же лекарь из юноши был ещё весьма посредственный, так что палочек он намотал множество и со всех сторон. Зато можно было встать. Или, по меньшей мере, защититься от пощупанья и прочего.

- Если порррыскать, - не удержался Лаеф и фыркнул, - то мозна найти синий даюм. Из него, вроде, летом сок в корни уходит. А сок, помню, неплохой - его и выпить можна, и намазать. Охлаждает, освежает, обез-ба-ли-вает и просто спасает. Воть. А что-бы всё это было не зря-я... - Хвостатый неспешно поднялся на одно колено. На здоровое, потому как больную ногу теперь особо вращать не приходится - намотанные палки и ограничивали и без того редкое движение, - не зря-я! - Лаеф тянул время. Тянул время, потому что тянуть что-либо другое сейчас было неудобно, а нужную информацию он забыл. Информацию крррайне полезную в данной ситуации, потому как вспоминал хвостатый о ручейке. Который, вроде, перепрыгивал по пути сюда. Только был ли это ручеёк, а не обычная канава... И был ли вообще... Но сдаваться было поздно, - не зря так не зря. Надо найти воды, там уже что-нибудь придумаем! - Хвостатый протянул руку, чтобы помочь подняться лежащей, после чего бы крепко её обнял и пробормотал, - и спасибо за помощь.

11

Теххи уважительно посмотрела на лиса и плод его усилий – нога, почти полностью упрятанная подвязками и деревяшками, внушала уважение! Правда, коготки свои при столкновении с многолапками поточить об их жвалы и панцири вряд ли сумеет, как и убежать от них. Лисица об этом не думала, но чувствовала неприятную тяжесть в груди: сейчас вся ответственность за их жизни легла, получается, на неё? Или почти вся?
– Обr~rащайся! – мурлыкнула лисица, порывисто поднявшись на ноги и с удовольствием уткнувшись ему в плечо, и взъерошила Лаефу волосы – часть из них на макушке возмущённо (?) или довольно (?) встопорщилась и так и осталась стоять колом. Обниматься было оч-чень приятно, но обстоятельства встречи и травма хвостатого внесли свои коррективы и довольное урчание Теххи быстро оборвалось – пора было что-то делать.
«О чём это мы?..», – нахмурившись, попыталась вспомнить, о чём там говорил Лаеф до того, как она слегка отвлеклась. – «Ага! Синий…
– Даюм!» – выпалила уже вслух, поднимая на хвостатого большущие глазищи, в которых плавал не то восторг, не то ужас. Оба излишне преувеличенные.
В травках Теххи разбиралась, травки Теххи любила и травки любили её – за свою недолгую, но насыщенную жизнь она пока ещё ни разу не отравилась и не допускала жизнеопасных ошибок в своих сборах. «Пока», «ещё»…
Кое-что о даюме («Да ещё и синем, уфх-х») доводилось слышать и даже пару раз видеть кустики с характерными голубоватыми ягодами – не съедобными, конечно. Лаеф всё правильно сказал, это уж точно. Помнится, они с лекарем как-то раз делали растирку на соке даюма непростому больному с хитромудрым переломом. Почему непростому, не считая травм? – Знать бы! После того, как обезболивающее подействовало, лекарь не подпускал ученицу к больному. Отвлёкшись, подробности Теххи выспросить забыла, а Сказители и травяные талмуды обходили её стороной, пока она копалась на болотах близ Отнии и отрывала камушки Забытого храма неизвестному божеству.
– Только, чуr, с даюмом буим кrrrrайне остоrожны, – единственное, что оговорила Теххи, уже вращая ухами и деловито принюхиваясь. – И около воды он тоже rастёт, кстать! Только вот не не чую её, воду-т, – ещё раз втянув носом воздух, окончательно запуталась в ароматах леса. Может, и есть тут какой ручеёк или родник, но за стрекотом птиц и шорохом листвы различить журчание проточной воды оказалось сложно. – Веди. Помочь? – готовая, в случае чего, подставить плечо хвостатому и не дать споткнуться о какой-нибудь корешок, неторопливо зашагала. Попутно отслеживала Чувством жизни телодвижения джунглей – в случае чего, злюка-паукан не станет для них сюрпризом, и никто не будет кровожадно слопан. Сразу.

12

Лаеф внушительно кивнул. Конечно, он мог бы кивнуть просто так, но в этом случае пришлось бы брать ситуацию с "синим" в свои руки, чего не особо хотелось. Хотя бы потому, что хвостатый и понятия не имел, где оно растёт и как его добывать. А что добывать его надо с осторожкой - помнил. Но не помнил почему. Как назло, у них была только рваная рубашка, столь же пострадавшие перчатки и сумка. В теории, можно было поймать рыбу, и добывать корень ею... Сей процесс показался лису забавным, только вот морской "пилы" тут не плавает, прочая же живость слишком мелкая - ни чешую не использовать, ни как мотыгу аль лопату не снарядить. В общем, сплошное разочарование.

- Агамь, - согласился юноша, в меру возможности опираясь на подставленное плечо. В общем-то, с столь тугой фиксацией ноги можно было идти и так, однако продвижение бы замедлилось донельзя. Хорошо когда идёшь по сухой, утоптанной тропе, где до тебя ходила сотня-другая народа, да только вот Зрячие вынуждены ползать там, куда не всякий арахнид добровольно заберётся. А если и заберётся, то именно им его и прогонять, так что всё равно надо ползти куда-то туда-то. И это делать приходится по буграм, ямкам, кустам и канавам. Страшное дело, стоит признаться, - здесь не учуюить, - уверенно заключил Лаеф минут через пять, на всякий случай принюхавшись. Мало ли память его подвела, и ручеёк был ближе?

Но нет, он оказался ровно там, где юноша его находить бы не хотел - далековато, то есть. Вот был бы рядом, и совсем другое дело. Однако, ручейки в джунглях в принципе отличались противным нравом, и вода в них, нередко, бывала не самая вкусная (не сказать ещё хужей, вплоть до смерти). К счастью, с помощью той же травы, которую два травника в четыре глаза могли и искали по пути, создавалась плетёнка, через которую воду можно будет пропустить. Добавить тубу (или плотный лист, свёрнутый нужным способом) туда кинуть песка и камешков, и вот тебе простейший очиститель, который умеет делать самый малый вифрэёнок. Небольшие усовершенствования конструкции привнести было можно, но не обязательно.

На "берегу" сия "реки", Лаеф уже перемещался сам, периодически погружая ногу в прохладные воды, для ослабления болевых ощущений. В ходе таких манипуляций, чуть было не толкнул змею, из-за чего чуть не сорвался в ручей всем телом. Так что пришлось с этим делом завязывать, да заниматься поиском даюма. Отыскать его было не сказать чтобы просто, но небольшой секрет, сохранённый матерью, помог - то было единственное растение, которое "плакало" без всякой воды на нём. Из-за брызг ручейка или стараний животных, хвостатый трижды ошибался в своих предпочтениях, о чём не хотел бы впредь вспоминать. А вот обнаружение растеньица озвучил сразу.

- Теххи! Нашёл. Вроде, - пробормотав себе под нос ещё пару фраз сомнения, юноша взял пару "слезинок" и слизнул их. Прислушался к ощущениям. Да, определённо он. И за что его так боятся тогда? Для проверки, хвостатый ещё и ощупал его стебель с корнем, всё также не обнаруживая каких-либо неудобств для себя.

13

Вообще, на 'речке' лисица ничего полезного, пока Лаеф скакал по кустам, громыхая своей деревянной ногой, не сделала, как ей казалось. Так, разведала местность, пошарилась по кустам иным – и сумка лихо пополнилась чем-то, напоминающим съестное. Насчёт некоторых находок Теххи откровенно не была уверена, поэтому про себя решила сначала угостить своего дорогого друга – нехай ест, после опытов над травками, которые «ну прям точно синий даюм» (а они как бы и нет!), его уже ничем не отравить.
В кустах обнаружились маленькие чёрные ягоды с забавными пупырышками – название не вспомнились, но ощутимая в запахе противоречиво пряная кислинка была знакома. Чем-то таким лисица уже успела объедаться до потери пульса много лет назад, чем именно – вспомнить не удавалось, название ягодок ускользало в тумане детских воспоминаний.
Бац! Переспелый плод глухо шмякнулся о голову Теххи, обливая её соком, и лиса с вскриком отшатнулась, с ужасом вглядываясь в троящиеся деревья. Голова потяжелела и куда-то поплыла. Та-ак, сидеть. Не падать. Не заваливаться. Думать. А что?.. Додумалась осмотреть то, что упало на голову и облизнуть пальцы. Хвост торжествующе дёрнулся вверх и возбуждённо заходил в разные стороны.
– Мням! Каrrrамбола, любимая ~
Издевательство деревьев над сознанием бедной и несчастной, но дико довольной, прекратились – стволы и кроны снова стали единичными и не спешили распадаться на две, а то и три мутные фигуры. Как только голова перестала пускаться в пляс и задорно кружиться, Теххи самоотверженно вскарабкалась на одну из нижних веток (чтобы падать было не больно) и посрывала всё то вкусное, до чего могла дотянуться. Не все плоды были зрелыми, так что пришлось извратиться, изогнуться и под нечеловеческим углом подрезать некоторые из них.
С удовлетворением прижав к груди сумку со съестным, пошагала в сторону лисьих фырчаний. Рыжие волосы, завивающиеся на кончиках, склеились и пахли сладостью – придётся залезть в речушку и освежиться. Потом.
– Что ты там нашёл, а? – с подозрением отозвалась Теххи и, подойдя поближе, щёлкнула лиса по носу. – Столько rаз было оговоrено: не отличай тrавы на вкус! Запах, цвет, опrеделённые звоночки… но не тащи в rот всё подrrrяд, яжпrосилабытьостоrожным!!! – попытавшись щёлкнуть ещё раз, тут же отвлеклась на травку и пристально её осмотрела.
«Оно?.. Кто ж разберёт. Похожа»
Теперь разнообразные щупы и пощупывания достались растению. Степень был безбожно срезан, и сока внутри него почти не было – но этим лису не удивить, Лаеф ведь говорил, что всё уходит ниже. Постепенно щупы продвигались всё дальше и дальше, пока не дошли до корня!
– Сейчас будем делать тебе лечение, – объявила Теххи и указала на травку. – Садис’ давай, rазматывай свою коrягу.
Сок лисица попробовала первая – сначала робко, а потом, довольно фыркнув, решила выжать из корня всё и побольше – чтобы досталось и Лаефу пара капель, и его многострадальной ноге, на растирку. К тому же, где один даюм – там и второй! Найдут ещё, если не хватит.

14

Щелчок хвостатый снёс стоически - в некотором смысле, девушка была права, но всё же нет надежнее проверки чем собственный язык и нос. Нос говорил, что это даюм, прям обещал. Наверное. Вкус уж точно определил полное совпадение, после которого можно было расслабиться до того времени, как тот самый нос заметил изменение в её запахе. Тут уже и вкушать не потребовалось - слипшиеся волосы бросились в глаза сразу же, как только удалось вычленить совокупность запахов от раздельных. А тут ещё и она попробовала сок!

- Ой, сама-та! Зрячий должен быть чист и безвкусен, а сама сладостью пропитана. И лекарю низя пробовать настойку больного, чтобы больных не стало больше. Фыр-р! - Тут же, возмущённо, выпалил юноша, после чего воспользовался тряпицей от бывшей рубашки для добычи воды из ручейка. Была идея щелкнуть полученной "конструкцией" по хвосту девицы, но мысль была откинута в сторону - при изучении и выжимке трав, лучше никак не отвлекать изучающего, иначе есть возможность самому оказаться под ощупыванием и удушением. Что, с учётом ноющей ноги, не совсем чтобы хорошо. Так что Лаеф, тихо-мирно, стал отделять намокшие соком пряди да очищать их с помощью добытой водицы.

К моменту, когда корень был извлечён и готов для дальнейшего лечения, причёска приняла абсолютно беспорядочный, но уже очищенный вид. Рыбак, довольно фыркнув плодам рук своих, послушно отошёл до кочки чтобы приступить к разбору имеющегося у себя чуда лекарской мысли. "Протез" не сразу поддался разбору, из-за чего пришлось прибегнуть к помощи подручных средств для обрезания узелков и поломки особо прочных участков. Расслабленный вздох раздался где-то через минуту, после чего хвостатый опрокинулся на спину.

- Мож-жно его ещё в кашицу измолотить, чтобы компресс получился надёжнее. Или пожевать, у него и жмых приятный. Вроде, - с прежней долей осторожности шепнул лис, добровольно дожидаясь начала процесса "лечения", и вместе с тем ощущая и иные процессы. Как минимум, чувствовалось ускорение бега сердца, словно бы он сам только что куда-то бежал. Вроде бы да, с повязкой пришлось повозиться, но не на столько же он устал! Наверное. Выносливость, всё же, никогда не была его сильной чертой, так что всё возможно в наши годы. Да ещё и долгая прогулка, потом прыжки из ручья и обратно, потом третья-пятое-десятое... Всё возможно! Благо сейчас, пока разотрут да выжмут соки, будет возможность расслабиться.

15

– Пасиб! – сменив гнев на милость и заулыбавшись, пригладила макушку вифрэя. Сдув мокрые, но уже вновь безвкусные (ых-х, как и полагается «настоящему» Зрячему) пряди волос с глаз, Теххи задумчиво пожевала корешок. – М-аха-амь, а ты, ммм, пrамфв, – одобрительно облизнулась. – Поищи-ка камешек какой, молоть-то нечем.
Сама же лисица, бодро размахивая хвостом, шагнула в ближайший куст. Из густоты зелени и стрёкота насекомых донеслось отчётливое ворчуканье и агрессивная возня. «Ррррр!» С торжествующим мявком  хвостатая выкатилась обратно, щеголяя несколькими царапинами на щеках, шее и оголённых руках. Боевые ранения носились с гордостью и вздёрнутым носом, а губы сложились в ухмылку. В руках воинственно зажат широченный лист, которым при желании можно было бы обернуться на манер набедренной повязки.
– По-умному – это а-ло-ка-зи-я, или, по-нашему, Охоrе, – зачем-то сообщила Теххи и, разложив лист рядом с вифрэем, с воодушевлением накромсала на куски, из части которых бодро свернула простенький сосуд, не слишком глубокий, но достаточный, чтобы слить в него что-то или прямо в нём измолотить корневище. «Такс, а теперь – как нарэ учил, мигом его на ноги поставку! Или… на ногу…», – мордашка лисицы приобрела выражение наихитрейшее.
Теххи всунула юноше в руки подобие шедимской пиалы и наказала поработать. Сама же огляделась, взяла тряпицу (остатки старой-доброй рубашки) и смочила её в ручье. Компресс получится холоднее, чем хотелось бы, но лучше с таким лечением, чем совсем без него, в конце концов! Затем – синий даюм.
– После пrимочки тебе мигом по-… полегчает, – запнулась было и глубоко вздохнула. На мгновение лисице было показалось, что дышать стало как-то тяжелее: то ли духота тропиков навалилась с новой силой, то ли усталость вскружила голову. «Показалось! Щ-щас присяду, и всё пройдёт». Опустилась на колени перед повреждённой лапкой Зрячего, осторожно касаясь опухшего места прохладной ладонью и прикладывая компресс, хитрым узлом плотно прибинтовывая его к лодыжке. – Вот… всё. Тебе надо отдохнуть, а тут как rаз тенёк. 
Присела рядом на кочку, смахнула со лба капельки пота. Ещё раз вздохнула, с недоумением положив себе ладонь напротив сердца. Смутное подозрение начало закрадываться в голову травницы…
– А как ты себя чувствуешь? – Теххи оглядела лиса от кисточек ушей до кончика хвоста. Так-с.. мм-м. Ммм! Тихо хмыкнула, когда взгляду нашлось, за что зацепиться. «Ла~аеф~» В движение лисица оказалась у хвостатого на коленях, не оставляя возможности сопротивляться, и ехидно улыбалась, щупая его лоб: – Кажется, больной излишне напrяжён и неrвозен. Ты мне точно всё rассказал пrо те ягодки даюма, м~м? – вопрос был риторический. Теххи уже и сама поняла, что не всё, далеко-о не всё. Иначе она бы не ёрзала так нагло на чужих коленях, разглядывая пунцовую мордашку вифрэя.

Отредактировано Теххи (2019-03-19 17:51:44)

16

Пиала была... странной. Особенно в плане грядущей работы с ней. Нет, Лаеф всё же не дурак, и догадался о применении почти сразу, но совместить хороший такой ручейный камешек-гальку, и столь хрупкую посудину как-то не получилась. Поэтому, вместо полноценной ступки, получилось нечто вроде "катать-разминай". Так тоже можно было получить необходимые соки, только их будет много-много меньше. Дальше молоти этот корешок на листе агатации (или агитации? Оказии? Локазии!) вышло бы куда как проще. Название растения, как и хрупкость пиалки, хвостатый практически сразу забыл - были проблемы поважнее.

Дыхание не восстанавливалось. Кроме того, ощутимо нарастала температура тела. То и дело смахивая пот со лба, лис уже думал над тем, что пора бы ему, наверно, скинуть пяток килограммов с и без того стройного тела, чтобы потом быть полегче и падать было бы удобнее. Это ведь надо: болит в ноге, а отдаётся в голову! Нонсенс! Но, шаг за шагом, догадка, а потом и ощущения-подтверждения, несколько уточнили происходящее. Нет, определённо не усталость. Далеко нет. Когда хвостатый устал, он поник бы весь, от ушей до хвоста. А сейчас, как-то, топорщилось всё, чему не лень. Включая непослушную причёску, которую рыбаку вечно лень было прижимать. Всё равно в ней удобно было прятать не самые большие ушки. А вот другие характерные "топорщики" спрятать сейчас было сложнее. Особенно, когда сидишь в позе, удобной для целителя.

- Хмпрф, - неоднозначно проворчал-выдохнул-задумался хвостатый, ползая под егозой для удобства своей позиции. Но как ни крути, упора не сменить. Разве что, перенаправить его куда помягче, - мо-ожет и не всё. Но потому и надо, чтобы корешки пробовал только один! А то напряглись тут посреди леса, а дома рыбу не принесли, курицу не ощипали и казан не помыли! Про то, что пострадавшего не долечили, я и вообще молчу, - Лаеф и без подсказок чувствовал, что багровел. Одним лишь только жаром своего лица, юноша мог бы согреть ту самую чашечку, в которой осталась часть шмыха и сока самого подлого корня. И вроде бы да-а, нога уже не так беспокоит. Только лучше бы беспокоила она! Другие причины были, кхм, куда как более стойкие. От возмущения, лис выдохнул ещё раз, и уткнулся в девицу лбом. Пару раз. Словно бы догадавшись, он поднял свои глаза до уровня её взгляда, ловя жаркое дыхание и розовый огонёк щёчек. Коварная улыбка расползалась по лицу с хитростью тропической змеи, застывая классическим вифрэйским "я придумал".

- Что-то можно исправить. Долечить, например. Я слышал, что если ускорить ток крови, то даюм отпустит...быстрее. А так как бежать нам некуда и незачем, есть и другие способы...исцеления, - запинки были связаны с нехваткой воздуха - вифрэю буквально тяжело было сдерживать нарастающий в груди порыв. Особенно когда она, лисица, была столь близко. Ладонь легка к ней на щеку, и постепенно, вдоль шеи, пошла вниз, с определённого этапа добавив и коготки, что оставляли на коже алые полосы, и стремились откинуть прочь одежду, что в данной ситуации выглядела насмешкой и препятствием.

17

«Коварный лисяка… хитрый лис…», – мысленно возмущалась Теххи, видя, как ухмылка вифрэя стремительно ширится, и невольно отзеркалила её следом. – «Вот ты значит, не знал про чудо-свойства даюма, аха-а… Вр…» – мысль чуть-чуть прервалась и столкнулась со вспышкой жара, разносящего по телу лихорадочное тепло. – «Вр-рун!»
Мордашка лисицы стремительно заливалась румянцем. У неё было, что ответить ему: согласитесь, куда проще сунуться в ручеёк, чем «долечиваться». Ополоснуться и сбросить жар с тела, который ходил неприкаянным по грудной клетке, бился тропической бабочкой в животе, спускаясь всё ниже и ниже. Теххи поджала губы и повела бёдрами, охватывая вифрэя ногами за торс – жест ответный, провокационный, вредный. Дразнящий и доставляющий больше неприятностей ему, чем ей, и лисица это знала.
– Такое лечение тебе понrавится больше, веr~rно, – мурлыкнула Теххи, по-кошачьи выгибаясь навстречу коготкам. Острота, благодаря чудодейственным свойствам синей травки, усилилась, и лиса захотела подарить схожее ощущение – кусь. Кусь. Кусь! Цепью укусов бродя по шее, осторожно пригладила ушки и внезапно цапнула острее, стремясь поймать чужую дрожь и язвительно (не со зла, лишь с ма-аленькой капелькой коварства) прошептав:
– И давно тебе нужен синий даюм, чтобы сделать пrиятно вифrэйке? – тихий смешок, и укус губ – чтобы, не дай Этерия, опередить язвительный комментарий. За укусом – касание более долгое и сладкое, с привкусом карамболы, взъерошенное и прерывистое – с таким-то дыханием, нагло сбитым хитрой ягодой.
А хвост… Хвост уже бесстыдно ластился к чужим ладоням, прося ласки, одновременно с хозяйкой припоминая, что Лаеф умеет с ним вытворять; по холке прошлась череда мурашек.
– Тепеrь я тоже кое-что умею… хочешь, покажу? – демонстративно облизнувшись, без всякого стеснения проурчала Теххи и лизнула вифрэя в щёку. В карих глазах плясали бесенята с лисьими хвостами; руки бродили по телу и избавляли от обрывков и обмотков одежды, оставляя алые полосы царапин и слегка надавливая – выискивая то, что заставит вздрогнуть, ёкнуть и попросить ещё. Ниже. Ниже. Ни~иже~

Отредактировано Теххи (2019-03-21 22:47:45)

18

Хвост метался как голодная змея по дереву, и с таким же аппетитом Лаеф вкушал полученные укусы. Бесшумному действию вторило довольное урчание с редкими фырками в тот момент, когда за шею хватали чуть острее прочего. Момент с даюмом на мгновение отвлёк, и лис встрепенулся, возмущённо встопорщившись ушами. Секунда обдумия, и очередная хитрая улыбочка. А давно вифрэйке нужен даюм, чтобы предложить приятное самой? - Прозвучала отложенная из поцелуя усмешка, сопрождённая поглаживанием хвоста - и не только, потому как ждать и терпеть было не в целях и мыслях юноши. На предложение что-то показать, рыбак показался сам, резким движением опрокидывая девицу вперёд (и чуть ещё раз не выворачивая свою ногу. Хорошо, что пронесло). Нависая над ней, с алыми следами желания и укусов, он бравурно промурчал: на сей раз, и мне есть чем похвалиться, - и хотя хвостатому было далеко до Хэль Панубры, которого прозвали так за его умение вызывает помутнение в глазах партнёрш, лис не знал сомнений, сложностей и понятия "принудительный долг супругов". Напротив, происходящее было удовольствием - и не только для него.


Даюм был...крепок. Мягко так говоря. Если бы хвостатый точно знал эффект этого корня, то предпочёл бы лечению самоутопление в ручейке. Нет, первые разы было приятно. Потом - устало. Через час и нескольких поочерёдных попыток Лаеф был уже совсем никакой, и без длительной передышки, в которой они пребывали, о дальнейшем и думать не хотелось.

Но он думал. Мысли сопровождались узорами, которые он выводил коготком на её бёдрах, пока головой лежал на животике.

- К слову, а что тебя сюда привело? - Внезапно осознал хвостатый, поворачивая в сторону лица, попутно смещая царапки на грудь, - то есть не сюда... Сюда как в джунгли, а не к этому ручейку и последствиям даюма. Тут, дело ясное, виновата мая мараз...ма? Н-нет, не то, - лис задумчиво прикусил губы, после чего озарило, - а, харизма! Р-р, эти слова из общего... Так вот! Меня послали проверить селения, всё же арахнидов гонят. Только не говори мне, что ты из числа охотников, и тогда спутала меня с пауком, - взгляд как бы говорил "я ведь лучше каких-то там пауканов, чтобы меня надо было магией крови убивать! Без путаницы можно, кто знает эту магию. Мало ли что там случилось или привиделось"

19

. . .
После этой – судьбоносной? вредоносной? даюмоносной? (или лисятоносной? Слава богам, нет) – встречи в пухлой книжонке травницы появилась заметка: «Синий даюм. Ягодка хорошая: обезбаливает, расслабляет, освежает. Неприятность: создаёт напряжение, которое принявший с трудом контролирует. Только для наружного применения».
. . .

Девушка рассеянно перебирала пряди волос вифрэя, поглаживая за ушками и прижимая к себе поближе. Ветерок приятно холодил разгорячённую кожу, а лис отчасти оказался использован как покрывало и вполне себе успешно согревал. Попутно он мог и царапаться, и кусаться, и делать ещё с десяток разной степени прилисности дел, сути это не меняло. Выносливостью лисица не отличалась, поэтому на большее, чем гладить и обнимать, её уже не хватало.
Теххи довольно мвурлыкала себе под нос и наслаждалась звенящей пустотой в голове и растёкшейся по телу неге. «М~м?», – одинокая мысль лениво пошевелилась, потом поняла, что на неё никто не обращает внимания, и послушно затихла.
– Ах, Лаеф! Папка выгнал меня из дома и сказал не возвrащаться… – потянула вифрэя к себе повыше, чтобы чмокнуть в любопытный нос, который он сейчас сунул не то чтобы в своё дело. Но сейчас лисица была умиротворена и грелась на солнышке сытой кошкой, поэтому язвительность могла и придержать. Или нет? – …пока не найду достойного вифrэя для клана Rайга! – ко лбу была приложена ладонь для трагичности, а сюжет драмы был легкомысленно взять из какой-то сказки (к тому же, человеческой и вроде как пересказанной с лютыми враками чуть ли не наоборот). – ну или пока не пrинесу ему жвала матки аrахнидов и не зачищу гнездо, – будничным тоном закончила Теххи и невинно улыбнулась.
– Ты мне лучше скажи, как твоя нога. Было бы обидно её повrедить её ещё больше! Тогда бы пrишлось использовать даюм ещё rазок, ведь обезболивать нам сейчас ну совсем нечем… м-м? – хитрый прищур.
Лисица села и лениво подтянула к себе рубаху и сумку: первую накинула себе на плечи, вторую раскрыла и принялась доставать вкусняшки – после внепланового марафона с вифрэем ей внезапно захотелось перекусить, да и голодная она с самого-самого утра.

20

Хвостатый, умиротворённо получив поцелуй, р-резко отпрянул при упоминании - пусть даже косвенном - замужества. Или свадьбы, куда уж он попадёт. Не то чтобы в Ардении это было такой уж проблемой, но приключения в Левиаене хвостатому запомнились тем, что одна "невинная", для лиса, встреча вот чуть не кончилась этим вот тем самым. А там эльфийка, и ей было - ужас - за сто лет! Хотя выглядела где-то на шестнадцать, из-за чего буйный и бурный напор хвостатого и достиг своего. Хорошо хоть местный Зрячий объяснил разницу "менталитета" и прочих сложностей, из-за чего остаток времени Лаеф был ниже воды, тише травы. Теперь ещё и здесь стоило опасаться, ведь Рухи, кроме шуток, могли и не такое выдумать!

- И условие выбора - чтобы новый представитель клана мог пережить кровавое копьё? Боюсь, нескоро кто-то пополнит ваше семейство, - на безопасном расстоянии от свадеб и прочего (то есть, где-то на вытянутую руку) лис смог расслабиться. Сперва, правда, плюхнуться мордочкой в ручей для охлаждения, а потом уже приодеться и расслабиться. Насколько то позволила сделать его потрёпанная во время бега и раздевания одежда, - пфур! - Резко выдохнул юноша, чтобы стряхнуть остатки капель влаги с губ и носа, - пфур?! - Встрепенувшись, уточнил хвостатый, и уже ладонью размазал воду, немного уделив внимания очистке глаз, - так я ведь знаю таких. Нет, не женихов. Хотя и женихов тоже... В общем, есть одно гнездо. Яж за ним и шёл! - Р-резко очнулся хвостатый, буквально вскакивая на ноги для того... Чтобы сесть обратно.

- Е-есть вода, - на выдохе-фырке пробормотал юноша, потирая ногу, - и палки с тряпками, так что всё нормально. Наверно, - недовольно поморщив носик, он кивнул увереннее, - да, нормально. Идти смогу, шагать смогу, бежать по ситуации. За кем-то - уже вряд ли. Помешает не только нога, - лис хихикнул, но после этого - облизнулся. С хитрой улыбкой, обращённой на девицу, - или от кого-то - тоже. Хотя тут тихо как-то, вроде никто не... - улыбка сменилась настороженной, а после - губы и вовсе сползлись в тонкую ниточку, прерванную лишь для того, чтобы добавить пару малозначащих слов молитвы Этерии, пока разум сплетал известную формулу чувства жизни

Гон - он всегда гон, и местная живность к нему привыкла, ведь арахниду, в целом, всё равно что жрат - малую ли птаху, или крупного линга. Потому, если где-то стало на удивление мертво и спокойно, то, зачастую, живность уходит не просто так. И этот самый не просто так сейчас проходил буквально в десяти метрах от них, из-за чего Лаеф ощущал его как на ладони. Судя по ощущениям, паукан был не из молодых, а потому проблем для двух Послушников он накинет только в путь.

- Ой-вей, проблемы, - вспомнил Лис одного гнома Кырыма, который использовал эту присказку на всякий удобный - и не особо - случай. Сейчас, скорее всего, случай что ни на есть подходящий. Хорошо что он задержался. Минуты две назад было бы куда-а иначе, - отвлечённо фыркнул лис, вспоминая недавние урчания и прочие звуки.

21

Лисица надулась, окончательно оделась (рубашка на голое тело за-мур-чательно продувалась, не сковывая движений, но продолжения проб ягодок теперь уж точно не предвидится!) и остервенело сгрызла подобранную травинку. На ней оказался безобидный жучок, которого Теххи сдула в шепчущую траву. Шуршание вкупе с ворчуканьем крон деревьев могло бы настроить её на мирный лад, если бы Лаеф… не был Лаефом!!!
– Уж этот вифrэй – точ~чно пеrеживёт! И семейство пополнится, и все довольны будут – даже наrэ Rух, – самоуверенно заявила Теххи и вскочила на ноги, негодующе распушая своё главное сокровище: хвост у лисицы был славный. У неё и в мыслях не было захватывать вот этого в плен и тащить к духам в страшную чащобу Влажного Леса и клясться в.. во всяком. Но, как и любая хвостатая девчонка околоромантического душевного склада, Теххи надеялась на большую свадьбу, празднество на всю Каталию и счастливые часы наедине после шумной гулянки. Где-то здесь ещё должна быть не меньших размеров любовь, а то как же иначе? Можно даже не на всю жизнь, что главное – чтобы непременно большая, и чтобы все мысли отшибало! Пока достаточных габаритов любовь не встретилась, лисица миролюбиво пригладила ушиб Лаефа, оценивая ущерб и укоряя за излишнюю поспешность. «Совсем меня не слушает, балда!»
Для острастки щёлкнув по носу, когда бормотание про арахнидов перешло в сторону хитрющих хихиканий и постреливаний взглядом. Теххи, взяв остатки мази, принялась неторопливо растирать лапку лиса, для пущей сосредоточенности высунув кончик языка. Так бы всё и продолжалось тихо и мирно, пока мордашка хвостатого нравиться Зрячей резко перестала. А учитывая, что эту мордаху совсем недавно искажали куда более светлые и умиротворённые эмоции, контраст не заметить было нельзя.
Тут-то Теххи и вспомнила, что выпустила из поля зрения Чувство жизни.
Да и вообще как-то растерялась, расслабилась и, пока мурлыкала на ушко лису всякие несуразности, к ним подкрадывалась одна… неприятная тварь. «И вот её порадовать Кровавым копьём, видимо, придётся пораньше будущего жениха!», – в сердцах подумала Теххи, вскакивая на ноги и осторожно потянула вифрэя, чтобы поднимался и отползал поближе к дереву в нескольких шагах.
Голос у лисы чуточку сел.
– Давай я тя подсажу, лезь навеrх! Оно ж тебя сожrёт, не убежишь, – торопливо зашептала хвостатая, чувствуя, как хвост лихорадочно заходил из стороны в сторону. – А я без тебя не побегу, так что не выёживайся и полезай!!! – тут же подставилась, чтобы лез и не возникал, ясное дело. – Может, ещё пrонесёт, не заметит… – совсем тихо обронила Теххи с затаённой надеждой.
Пауканы этого гнезда, если память лисе не изменяла, отличались отвратительным зрением. А раз пахло от лисов сейчас плюс-минус схоже, он может решить, что добыча всего одна! Хвостатая попятилась к дереву, вжимаясь в ствол и горячо мечтая в него провалиться, но, как Зрячая, она тут же собрала волю в лапы. Даже если в следующий момент лапы могут отхрызть… Но пока они были на месте! Как и чуть не подведшие было голосовые связки, так что лиса попробует одолеть монстра-тихохода. Не такой уж он и проблемный, а? А? Верно же?
Р-раз, Кровавым ударом, и д-два – Кровавым копьём, переминаясь на подрагивающих коленках и готовясь в любой момент спрятаться за дерево с другой стороны, а то и перебежать к другому – а ну-вдруг заметит?..

22

Наверх. Наверх?! - Возмущённо зашипел хвостатый, прижимая лисицу к себе чтобы не бугузила. Тоже мне, нашла спасение. С такой ногой, он быстрее упадёт вниз, чем куда-то заберётся, да ещё ведь и молодняк может прибежать. Этот паукан, похоже, старый или средне-старый...юный? Нет, просто взрослый. И лезть он не полезет. Но если плюнет и пометит, то хвостатый, даром что смазанный, убежит не так далеко, как хотелось бы. А от арахнидов хотелось бы как можно дальше, но долг есть долг.

- Никаких одна, это арахнид,
- с суровой трусостью порешил Лаеф, после чего отпустил хвостатую для реализации её плана, а сам занялся другой её частью. Да, у пауков было отвратное зрение, и ещё больше страдал их "нюх" - да и был ли он у них? - зато вот чувстительность к любым колебаниям у них была будь здоров, да и едва заметные тени шевеления, пусть и размытым пятном, вызывали мгновенную реакцию. Это хвостатые смогли ощутить сразу же, как только приблизились к своему охотнику. И начали стремительно делать из него жертву.

Магия крови была жутким даром, и, отчасти, её боялся и сам адепт. Слишком уж сильно было воздействие на живых, слишком страшны были последствия. Много страха - много бед, но иногда его становится настолько много, что просто не замечаешь. Возможно, именно поэтому, здесь и сейчас, Лаеф не так сильно ощущал своей боязни перед лицом достаточно серьёзной опасности, и с чистым разумом принялся за колдовство. Кровавый удар, вместе с Теххи, обрушился на паука всей своей сковывающей мощью, и насекомое зашлось в болезненной трясучке. Вслед за этим в тело угодило копьё лисицы, чуть ли не вырывающее из пока-ещё-живого создания кусок плоти. Не давая времени очнуться, сопровождая "рывок" - или очень быструю попытку идти - ещё одним ударом магии крови, юноша поудобнее перехватил когти для точного (?) удара. Затем ещё одного, двух или трёх, или даже десятка. В этом противостоянии, у арахнида были все шансы, если бы не полученные ранее раны. А так, уже через несколько мгновений, жутко измазанный, но вместе с тем  - жутко довольный. Местами раненый, естественно, об прочный хитин и когти, но это были мелочи. Куда волнительнее было то, что жуткий враг был повержен.

- Ух-х, - довольно выдохнул хвостатый, после чего, с недовольным "фу-ух!" стряхнул с морды и ушей склизкую кровью создания, - всю одежду ведь... рррь! Р. О! Надо предупредить деревню, что пауки снова в движении, - на скорую руку юноша намотал себе на ногу остатки тряпья, чтобы исключить шевеление в суставе, после чего подмигнул девушке со словами, - а пути может ещё кого победим! Чтобы будущее пополнение клана не оказалось из числа пауканов, хи-хи, - и на этой ноте, пользуясь небольшим преимуществом, лис стремительно зашагал вдоль ручья. Как известно, ручьи всегда куда-то да выводят, а лисам, после напряжения, нужно развлечься. Так почему бы не посоревноваться в глупостях, чтобы помогать в чём-то серьёзном? Это, как думал Лаеф, лучше, чем делать наоборот.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Лето 16880г. Где-то в лесах Каталии – Лаеф, Теххи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно