Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: март 17087 г. - Рыбное озеро. Йирт, Лия


№4: март 17087 г. - Рыбное озеро. Йирт, Лия

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/IwUDj.jpg

Легкий звонкий мартовский дождик прыгал по крыше кибитки,  пока она стояла на привале. Кап, кап, кап - быстро отсчитывали капли,  танцуя на листьях свои зажигательные танцы. Земля только начала согреваться после зимы, но, несмотря на это, Лия сидела на скамейке своей повозки,  согнув ноги в коленях и подтянув их к груди. Босые ножки с обручем, крепящимся на лодыжке,  выглядывали из-под длинной юбки.
Ледяные глаза смотрели куда-то вперёд,  она пыталась разглядеть между деревьев своего коня, старательно прятавшегося между деревьев. Если девушку может от дождя спасти крыша, то коню досталась участь более тяжелая - только ветки могли дать спасение.
В руках Лия крутила откусанное сладкое яблоко, она поглаживала его гладкую красную поверхность, обдумывая только одну мысль:
"Куда бы теперь пойти? Дождь нескоро закончится, судя по тучам. Если бы не кибитка,  не знаю даже,  что бы я делала..."
Лия повернула голову к своему дому и вонзила свои зубки в сладкое хрустящее яблоко. Казалось, этот звук перекрывал пение дождя. Сахарный сок начал стекать с рук,  пробегая по кистям и едва задевая веревку веера.
Заметив то, что ее руки теперь будут липкими, волшебница провела языком по влажной дорожке, слизывая яблочный сок, а после положила веер на своё платье,  переложила яблоко в другую руку, а испачканную выпрямила, подставив под прохладные ручьи дождя, стекающие потоком с козырька кибитки. Могло создаться ощущение, что девушка давно привыкла к этому, к такой спокойной размеренной жизни. Словно детство в рабстве стерлось из воспоминаний из-за того, что никто до сих пор ее не узнал... Но Лия не желала рисковать своей свободой и жизнью, чтобы выдавать себя, именно это заставляло её путешествовать. Чем меньше её запоминают,  тем меньше и возможностей указать на волшебницу.

Отредактировано Лия (2019-09-03 19:55:48)

2

Легкий звонкий мартовский дождик стучал по крыше укутанного в лохмотья Йирта, пока сам он брёл куда глаза глядят. Кап, кап, кап - быстро отсчитывали капли, танцуя на листьях свои зажигательные танцы. От них у Бесхвостого дёргался глаз и подрагивали пальцы единственной руки. Крыша Бесхвостого и без того не отличалась надёжностью, с некоторых пор стала протекать, готовая в скором времени либо сбежать с каким-нибудь более-менее привлекательным вывертом сознания, либо провалиться вовнутрь, окончательно схлопывая разум вифрэя. А всё из-за того что Однорукий мчался, буквально таки одержимый призраками случившихся недавно с ним событий. А они были настолько же зубасты, насколько таково чудовище из самого страшного ночного кошмара цирюльника, до этого несколько дней к ряду вынужденного выдирать больные зубы отряду дорвавшихся до изыскано сладких яств Имперских солдат. А всё началось с сущей мелочи - он, работая в Белом Кресте, использовал запрещённую магию крови...
Вообще, Йирт буквально жил на магии жизни - она его питала и не давала помереть от истощения, получаемых из-за спешки ран и прочих физических недугов от наплевательского отношения к себе. А все из-за того что Странный мчался со всех ног прочь от преследователей, ибо чувствовал (а вернее, убедил себя в том что как и гордые герои сказаний) попросту не сможет жить в заточении. К слову, ему уже как-то приходилось существовать в изолированных от остального мира катакомбах на Каталии, что принадлежали кровожадному вампиру, а после он побывал в плену у не менее (а то и более) кровожадного демонолога Альфария, так что в принципе, едва ли в Министерстве Магии было бы значительно хуже, но...Бесхвостый уж слишком хорошо себя накрутил, чтобы прислушиваться к голосу разума. Тем более что в голове его (аккурат под протекающей крышей) вопили другие голоса, с лёгкостью перекрикивая все остальные.
- Йух-ху-ху-у-у-у-у! Быстрее, Йирт, БЫСТРЕЕ!!!
- Осторожно. Превышение скорости сулит...
- Б-Ы-С-Т-Р-Е-Ееееееееее, позади кто-то гонится за нами!!!

Но забавнее всего было то, что чувство жизни, которому Йирт уделял едва ли не больше внимания чем основному зрению (из-за чего периодически впечатывался в деревья, влетал в колючие кустарники и просто падал, спотыкаясь о корни), не сообщало о наличии поблизости живых существ, которых можно было бы счесть магами-преследователями Министерства. Да, это могло означать что те просто хорошо прятались, готовые сцапать беглеца, но приблизительно с той же вероятностью...о Бесхвостом беглеце попросту позабыли, не приняв его за стоящую преследования угрозу. И, в принципе, глядя на ободранного, вот уже который день не спящего, чумазого, откровенного жалко выглядящего, измождённого вифрэя со спутанными волосами, которого можно было бы принять за прямоходящего лиса, которым регулярно прочищали все дымоходы Иридиума, их можно было понять.
Солярный признак какого-то живого существа вынырнул буквально из ниоткуда и так перепугал Бесхвостого, что он по инерции еще пробежал еще несколько метров, споткнулся и полетел вперёд, чтобы с испуганным хрюканьем вонзиться аккурат между двух близко растущих друг от друга мощных, вековых деревьев. Порченный дёрнулся, потом еще раз. Попытался рывком освободить себя, но вместо этого с треском порвалась часть лохмотьев, которые даже самые отчаянные люди не стали бы называть одеждой, а тело пронзила острая боль. Йирт тяжело дышал - до него, как до лекаря, дошло - вспышка, которая охватила его с двух сторон - где плоть примыкала к дереву - не к добру. Скорее всего ветви растущего поблизости кустарника пронзили его и сейчас, пусть из-за дождя это было не понятно, он обильно истекал кровью. Дрожащей рукой Порченный использовал целительные ладони и аккуратно вывернувшись, стараясь не вызвать у себя болевой шок, приложил конечность рядом с глубокой, проникшей вглубь его тела раной. Это помогло. Но не настолько, чтобы принести какую-нибудь существенную пользу. Надо было выбираться. А для этого следовало...позвать на помощь. Учитывая что вокруг никого не было, кроме находящегося в отдалении солярного огонька, рассчитывать Бесхвостый мог лишь на него. Но...Порченный медлил. И не удивительно, ведь крик о помощи привел бы к тому, к чему он скучал, пожалуй, меньше всего. К общению! Так Йирт и стоял, направляя магическую энергию в рану, в то время как на расстоянии в каких-то метров двадцать от него находился, возможно, его единственный шанс на спасение из этой донельзя глупой ситуации.
Порченный молился и ждал чуда. Лучше уж было так, чем нырнуть в омут социального взаимодействия. Этот момент Йирт собирался оттягивать и оттягивать - лишь бы не стало слишком поздно...

3

Волшебница держалась особняком, она храбрилась и изображала интерес к происходящему, но явно было что дождь на самом деле застигнул её, когда девушке хотелось продолжать путь, заняться множеством разных полезных и не очень дел. Прямо сейчас она чувствовала неподдельный интерес к тому, чего в обычное время терпеть не могла - лишь бы не сидеть сложа руки. В данном случае - ноги. Вычищать Гектору гриву? Без вопросов! Обучать маленьких рабынь танцам? Конечно же! Устраивать представления в поместье Обрахам?
Лия с отвращением уставилась на яблоко, которое уже и не так хотелось доедать. Сколько лет назад ей приходилось жить, не зная большего счастья, чем радость за своего господина? Ловить его взгляды, улыбки, кивки одобрения, только для того, чтобы понимать: "Я сегодня не заставил его печалиться, мой день прошёл замечательно!" Слепая преданность пса, никто бы не стал кусать руку, которая кормит, даже наоборот - они живут лучше, чем многие, а другого не знают. А что, собственно, поменялось? Да практически ничего, волшебница стала свободной, научилась колдовать и изучила основные науки, но прекратить искать источник, о котором можно позаботиться, так и не бросила. Хоть, честно сказать, лекарь не могла позаботиться даже о себе, когда встречала плохих людей. Что поделать, ей нужно было быть наседкой, чтобы заглушить потребность в себе быть кому-то нужной. К счастью, конь, как и любое другое животное, заглушает немного эту необходимость, но ним и поговорить толком нельзя! Не то, что девушка от этого страдала, приходится обходится собственным воображением.
И тут её мысли унеслись далеко от засушливого Шедма и медовых глаз Акифа. Дождь напомнил ей, как они с молодым архоном прятались от капель в тесной кибитке. Ей было стыдно выжимать шаль, сушившуюся на верёвке для белья, Лия постоянно отводила взгляд от солдата, пока тот украдкой следил за изящными движениями танцовщицы. Его непослушные жёсткие волосы были взъерошены, когда он снял с головы полотенце, все эти изображения были до ужаса домашними. Такими тёплыми, уютными, как нежный свет от свечи, падающий на листы любимой книги.
"Интересно, как он там поживает? Мать его хорошо кормит? Или он снова в казарме ночует? Нет, так он точно угробит свой желудок! Нет, чтобы есть супы и грибы с картошкой, опять только жирное и сухари. Совсем как ребёнок... Надеюсь, его не оправили ни на какую битву. Мы же ещё должны встреться однажды..."
Лия тяжело выдохнула, воспоминания о Трасте были светлыми, но одновременно с этим и тяжёлые. Она была с ним счастлива, но тоска по прошлому и самому архону не даёт думать о нём без печальной улыбки.
Гектор вывел волшебницу из пучины своих воспоминаний. Он громко заржал и начал бить копытом в землю, тем самым привлекая внимания девушки. Очевидно, конь почувствовал кого-то, а может - просто захотел размяться, поэтому привлёк внимание своей спутницы. Лия сквозь задумчивость и дождь не сразу его услышала.
- Что случилось? - обеспокоенно спросила она, откидывая яблоко в траву, а другой рукой поднимая с колен свой веер. - Снова волки? Люди? Медведи? Не волнуйся, со мной тебе нечего бояться!
Чтобы предотвратить нападение, отважная - а может просто глупая и чересчур самоуверенная - использовала Дух света, чтобы точно определить, имеет она дело с людьми или животными. Но увиденное заставило её усомниться - аура была сероватой, ближе к светлым оттенкам, что обусловлено наличием магии жизни у неизвестного, о которой на от момент девушка не подозревала. Она задумчиво постучала указательным пальцем по вееру.
"Как странно! Я ожидала, что будут звери или разбойники... Неужели Гектор испугался молнии? Или просто разминает мышцы... Ему и правда нельзя долго на одном месте стоять. Да что вообще происходит в его голове? Но раз сама Судьба послала его сюда в такую погоду, возможно, стоит предложить ему переждать в сухости. Как раз кибитка всё равно пустует. Была ни была!"
С этими мыслями девушка пустила ноги на  помост, поднялась со скамейки и набрала полную грудь воздуха. Резко выдохнув, она спрыгнула босыми ногами на мокрую колючую траву, чувствуя, как ледяные капли, словно пальцы нетерпеливого человека, отбивают дробь. Они попадали за шиворот и впитывались в ткань платья. Так и заболеть недолго!
Все ещё ощущая ауру, Лия пробиралась по тропинке, выискивая странного человека.
- Прошу прощения! - волшебница прищурилась, когда это существо, а точнее его силуэт, оказался в поле зрения. Кажется, это явно не лучшая фраза, которую она могла сказать в этой ситуации, но девушка осторожно шла к неизвестному, словно к зайчику, которого не хотела вспугнуть (ведь, скорее всего, опасалась она сама) - Моя кибитка здесь неподалёку, может...
Тут сверкнула молния, то, во что превратилась одежда хвостатого, как и его вид в целом, повергло Лию в шок. Она подняла левую руку ко рту, закрывая его, а глаза были широко раскрыты от ужаса.
- Божечки-кошечки, - прошептала она. - Что же с вами приключилось? Нет-нет, не отвечайте! Пожалуйста, пройдите со мной, там сухо и тепло, там есть вкусный суп и отвар из шиповника.
До просьбы её тон был твёрды, но после она тут же смягчилась и показала в сторону кибитки. Есть люди, которые не могут пройти мимо мокрого котёнка - Лия не могла пройти мимо мокрого вифрейя, не предложив ему помощь.

Отредактировано Лия (2019-09-04 22:54:00)

4

На данный момент Йирт прикидывал - сможет ли он отгрызть себе лишние части тела. К оным на текущий момент Бесхвостый причислял все те, что не давали ему выбраться из этой причудливой природной западни. Как бы то ни было, вифрэй пока он только приноравливался - он пытался согнуться или выгнуться подходящим образом, чтобы достать туда, куда ни один разумный представитель высшей расы ранее достать не пытался. По крайней мере ртом. Ситуация была достаточно неприятной - каждое движение отдавалось болью, что, будто бы этого было мало, еще и нарастала по мере совершения всё большего и большего количества попыток. И...не было ничего удивительного в том что в конце концов раскалённая волна болевого шока прошлась по телу Бесхвостого, ввергнув его в пучины мрака. 
- *** !!! - самым что ни на есть благим матом заорал целитель в ранее непорочную частоту леса, которая, в сущности, и не была ни в чём виновата. Ведь будь Йирт поосторожнее, всего этого бы не произошло. Однако, не произойди всё это с ним, вифрэя не был бы полноценным Йиртом.
Обрушив на местную флору и, частично, фауну, целую вереницу забористых словечек вперемешку с упоминаниями богов (преимущественно - Жнеца, да Белиара), Порченный немного подуспокоился. А потом посмотрел на последствия того что он не использовал целительные ладони и возобновил ругань. Что самое странное - она удивительным образом помогала снять стресс.
Йирт понимал (а обладая не малыми познаниями в анатомии, он просто не мог не понимать) что он некоторыми своими местами представляет собой дуршлаг, сквозь который вытекает драгоценная кровь, Йирт решил использовать заклинание куда более длительного действия и, чего греха таить, куда более эффективного чем простое лечение - очищенная кровь. Стало полегче и, понимая что для баланса, не плохо было бы несколько раз помянуть кого-то не такого как ранее участвовавшие в его речи небожители, он, шепча молитву Этерии, начал сплетать стойкость, которая бы избавила его от пред-пред последней проблемы (пред-последняя - это древесная ловушка, а последняя - это он сам).
Похоже, Йирт слишком увлёкся упоминанием тёмных богов, поскольку достигнуть желаемого ему не удалось - в опасной близости не просто обнаружился солярный отклик, но он еще и заговорил..ЖЕНСКИМ ГОЛОСОМ!!!
Удержать создаваемое плетение ему не удалось и оно, махнув на прощание хвостом, так и оказалось не реализованным. Он громко икнул, вздрогнул всем телом то ли от страха, то ли от возбуждения, то ли от боли (а то и от всего вместе) и, как был, застрявшим меж деревьев, проткнутым кустарником, так и повалился. То была классическая реакция мелкого хищника ) при появлении более крупного - притвориться мёртвым и надеяться на то что потенциальный противник презреет мертвечину и уйдёт. Порченный то и в обыкновенное время, в простых условиях не слишком то походил на полноценного живого, а при приближении существа сурового и непонятного - вроде женщины, и вовсе старался избегать контакта - по крайней мере прямого. Но, сколь бы безотказной не была тактика (зачастую всем было попросту всё равно на атипичного хлипенького лекаря) Порченный и тут смог опростоволоситься. Ибо он попытался повалиться, но...не смог. Неожиданная поддержка в виде двух стволов, обхватывающих его бока коварно не позволила ему это сделать. Тогда Йирт, не слушая слова невольной собеседницы, попросту опал - будто вся жизнь резко покинула его. На этот раз всё прошло немного лучше - по крайней мере до того момента как Однорукий не почувствовал что начал медленно, но верно съезжать вниз - прямиком на выпирающую часть куста, который не хило так пропорол ему ноги. Но, как бы не хотелось, он не стал пытаться остановить своё медленное сползание навстречу потенциальной смерти. Йирт посчитал что это может быть не так плохо, учитывая что встретившаяся ему девушка скорее всего была преследующим его сотрудником Министерства Магии.
"Лучше...умереть...чем...оказаться...в плену!" - подумал Йирт и...ощутил что у него чешется кончик носа...

5

Странный силуэт под светом звёзд принадлежал не менее необычному существу. Казалось, он решил притвориться мёртвым, чтобы отвести от себя её внимание. Она осторожно подошла ближе, вытянув вперёд правую ладонь, как будто подходила к дикому зверю.
"Неужели он думает, что я медведь? Удивительно, как сложно было бы ему, если бы на моём месте оказались, допустим, кабаны или волки... Бедняга."
Волшебница подошла поближе к обмякшему телу, которому грозила неминуемая... Боль, если не гибель. Острые колючки опасно росли между двумя деревьями, а тело незаметно сползало всё ниже и ниже.
- Бедняжечка. И как же Вас так угораздило? - с возмущением спросила девушка, зябко поёжевшисть. - Господин, пожалуйста, возьмите себя в руки. Мы попробуем Вас отсюда вытащить.
Холодный ветер пробирал до костей, проникая под мокрую одежду и касаясь своими мертвецки-ледяными пальцами её тёплой кожи. Хотелось поскорее вернуться под навес, вытереться полотенцем и сидеть, держа в руках горячую чашку с чаем. Скоро будет лето, дожить бы до него... Лия даже чихнула, понимая, что нужно было бы сделать всё, чтобы не заболеть. Даже с мокрых волос стекала вода, а те прилипали к шее и лицу.
Она внимательно посмотрела на парня: ни кровь, ни обрывков одежды под светом звёзд видно не было, но обморок мог стать причиной разного рода проблем со здоровьем. Волшебница рассчитала, что до того, как он опустится, есть ещё около минуты, возможно, чуть больше. Но один момент был всё же заметен - колючий куст был прямо под его ногами. Действительно - быть настолько невезучим ещё надо постараться!
Благодаря Бодрости лесов и сосредоточенности волшебницы куст потихоньку начал отползать от мужчины. Достаточно медленно, но всё же распороть себе ничего важного незнакомец пока не успеет. Оставив растение на небольшом расстоянии, Лия применила Лечение, чтобы бедолага пришёл окончательно в себя. Только после всего она присела на корточки, чтобы заглянуть ему в лицо.
- Прошу прощения, вы меня слышите? - осторожно осведомилась девушка. - Как Вы себя чувствуете? Вы можете выбраться?
Она осмотрелась по сторонам. И правда, если бы он мог, давно бы уже убежал, но... Освобождать его пока что она не стремилась.
- Ночью тут небезопасно. Разбойники всякие, убийцы, дикие звери. У меня тут недалеко кибитка. В ней сухо, тепло и есть еда. Вы же пройдёте со мной туда?
Лия говорила так, как общалась бы с маленьким ребёнком - нежно, мягко, осторожно. Не хотелось бы вызвать его слёзы и панику, тем более - это выглядело бы по-настоящему жутко ночью во время дождя.

Отредактировано Лия (2019-12-24 19:17:31)

6

"Лучше бы на её месте были кабаны или волки" - думалось Йирту - "С ними найти общий язык было бы легче!"
Зажмуренные глаза Порченный не открывал, поэтому увидеть протянутую руку не мог. Зато мог прекрасно чувствовать жизнь и обонять чешущимся носом. А то что он обонял, ему не нравилось. Вернее, нравилось, но именно тем что нравилось это и не нравилось. Куда проще было бы испытывать ненависть, чем смущение. Будто этого было мало, с ним заговорили! И не как-нибудь, а ласково! Бесхвостый едва не скончался на том самом месте, на котором висел. Паника с утроенной силой стала колотить по внутренней стороне его черепа. Не легче было и от разъедающего его душу осознания медленно и неумолимо приближающегося конца бытия. Умирать совершенно не хотелось, но этот выход ему виделся как единственно верный - бросить кости и рискнуть своей жизнью, чтобы вырваться из клети судьбы, притворившись скончавшимся, либо попасть в лапы Министерства Магии. Ему что-то говорили, в чём-то увещевали, но пусть прижатые к голове треугольники ушей и алчно впитывали ручейком речи втекающие в них слова, вникать в них Йирт отказывался наотрез. Ровно как и обращать внимание на "запах" творящейся поблизости магии. Этот факт лишь укрепил его в мысли о том что по его душу пришло Министерство. Желание почесать нос возрастало так же как и стремление начать действовать. Не имея возможности совершить первое, он заставил себя сосредоточиться на том чтобы совершить решительный шаг - за грань. Йирт последний раз в своей жизни выдохнул, помолился и с силой толкнул своё тело на кустарник в надежде задеть носом за веточку и хотя бы почесать его...
Боли не было. Новая жизнь Странного началась с очень и очень странной позы. Задняя, застрявшая часть по прежнему покоилась меж деревьев, в то время как противоположная половина, оканчивающаяся головой, возлежала на растительности. То ли грязной, то ли влажной, а вернее всего, сочетающей в себе и то состояние, и другое. Хоть нос удалось почесать...Вифрэю не удалось сходу понять причины по которой он по прежнему был в той же самой ситуации, что и ранее. Похоже, вместо того чтобы дать беглецу умереть, его решили взять живьем. Пахнуло магией. Очень и очень аккуратно, не поднимая головы и вообще никак не демонстрируя того что находится в сознании, вифрэй приоткрыл один глаз чтобы осмотреться. Он различил яркий, добрые отсветы самой солнечной магии и тут же закрыл око. Йирт почувствовал укол некой надменной пренебрежительности - как бы не старались другие магические школы, по его мнению жизнь в плане излечения была лучше всех остальных вместе взятых. Бесхвостый считал что остальные стихии были не более чем позерами, которые лишь делали вид что им не чужда созидательная сторона. Но он то знал что это не так...
Магия неизвестной не прошла даром - вифрэй ощутил облегчение. Новый поток слов обрушился на калеку, вынудив поморщиться. Зачесалась вздёрнутая пятая точка.
"Уходи!" - мысленно призывал он сотрудницу Министерства Магии - "Кыш! Брось меня! Ты слишком поздно меня спасла!"
Обещание куда более приятных условий отгремело вот уже некоторое время. За это время Йирт терпеливо ничего не делал, ощущая как желание почесаться постепенно превращается в цель жизни. Но пока здравый смысл в купе с картинками будущих пыток побеждал.
А потом ему стало скучно, он приоткрыл глаз и...обомлел от открывшегося вида. Влажность из одетой сотрудницы Министерства Магии сделала голую сотрудницу Министерства Магии. Ну как голую...всего лишь облепленную её промокшей одеждой, но для Порченного, а вернее, его фантазии, это было почти что одно и то же. Допредставить то что нужно Йирту не составило никакого труда.
Безмолвно подобное Йирт вынести не мог. Он вытращился и зашёлся в диком, посягающим на его внутренности кашле.

7

Ну, как голую... Конечно, мокрая одежда прилипала к телу - всё это бесчисленное количество юбок и подъюбников, несколько рубах и корсет. В чём, а в чрезмерном оголении тела уже не молодую танцовщицу - больше 20ти, а она в девках ходит! - упрекнуть нельзя было. Ткани казались более тяжёлыми, чем обычно, но Лия стойко держала спину ровно, даже голову держала чуть выше, чем обычно. Вид бедного вифрэя напомнил ей себя - когда она бежала по раскалённой земле босиком, полностью закутавшись в ткань, лишь бы её не нашли. Возможно, именно из-за тех далёких и уже таких родных воспоминаний волшебница смотрела на юношу не как бывшая рабыня, а как равная ему. Возможно, в подобной темноте даже и не уловить того понимающего взгляда, которым она одаривала его обрывки одежды и усталый взгляд.
Но на созерцание времени не было, Лия выставила вперёд руку со сложенным веером, указывая на деревья, и нахмурилась. Очень медленно хватка начала ослабевать, а могучие стволы деревьев изгибаться под воздействием Бодрости лесов, чтобы дать тушке мужчины протиснуться обратно.
- Я когда-то читала про то, что существует "танцующий лес", его иначе пьяным называют, - между тем тихо рассказывала она, чтобы успокоить незнакомца. А может, волшебница так привыкла к одиночеству, что рассказывала это по привычке, представляя рядом Гектора. - Эти два дерева всю жизнь росли вместе, они будут не против немного "потанцевать", я думаю. А вы держитесь, сейчас сможете вылезать.
И правда, совсем скоро Йирт мог почувствовать, как деревья изогнулись и стали образовывать что-то на подобие кольца. Волшебница протянула руку, чтобы помочь бедняге подняться, но, скорее всего, он не примет помощь, так что после отказа она медленно сжала пальцы и притянула руку к груди. Вифрэй мог заметить, если бы обратил внимание, какие ухоженные у девушки ногти: даже не было грязи, что говорило о том, что она явно не в палатке отдыхает. Лишь на ладонях грубые мозоли от тяжёлой жизни: то ведро с водой таскать, то поводьям управлять.
Тихий вздох, Лия сделала два шага назад. И правда, сейчас она совершенно не взывала доверия: кто знает, кем является этот мужчина, а она думает лишь о том, как его накормить и высушить!
- Меня зовут Лия, - не нашла ничего лучше, кроме как представиться, после рукой показала туда, откуда пришла. - У меня кибитка вон в той стороне, недалеко отсюда. Я зайду внутрь, но оставлю под навесом суп и полотенца. Если захотите приходите.
Уголки губ волшебницы приподнялись в лёгком подобии улыбки, а сама она пошла в сторону кибитки, как и обещала. Девушка даже не оборачивалась, она решила, что это будет бесполезным.
"Интересно, идёт ли он за мной? Если нет, просто суп остынет, ничего. Не особо жалко, но лучше бы, конечно, он поел и высох. Куда в такую погоду куда-то идти?.. А если подумать, каким образом он застрял между деревьями?"
И тут Лия чихнула, закрыв рот платком, который та предварительно достала из кармана, предчувствуя подобное.
"И правда, так и заболеть мне недолго."

8

В некоторых ситуациях фантазия могла и была полезной. Но никак не в случае Йирта. По крайней мере, не в этом. Его ситуация, как это часто и бывало, представляла собой ту, где фантазия скорее мешала. Буквально. Физически. Да, даже несмотря на тот ужас, который царил в его душе - некоторые фривольные образы были до того сильны, что даже пересиливали общее негативное состояние, из-за чего организм вифрэй реагировал достаточно определённым образом. В какой-то момент (а именно - за секунду до того как девушка использовала бодрость лесов), ему подумалось что в некотором смысле это даже хорошо что вторая его половина надёжно прикрыта упирающимися в него и упирающимися ею в них древесными стволами. Ну, а потом настал черёд магии.
- Йиййй! - взвизгнул Порченный, когда понял что поймавшее его в свои объятье укрытие начинает неторопливо, повинуясь воле сотрудницы Министерства Магии, выпускать его. Это (как, в принципе почти весь его жизненный путь) не входило в планы Бесхвостого. Он попытался прильнуть ободранным боком к одному из древесных, а вторым накрыться как каким-нибудь одеялом. Но могучие растения были непреклонны в своём предательстве.
Бесхвостый как мог сопротивлялся судьбе, но вскоре понял что ему не уйти от неизбежного, а потому прикрыв своё самое напряженное сейчас место, он ринулся назад и...наконец-то освободился! Но радоваться было рано. К нему подошли и протянули руку. То ли собираясь парализовать его приготовленным заклинанием, то ли чтобы нацепить антимагические наручники. Бесхвостый как был, не вставая, полуотпрянул полуперекатился в сторону и как перепуганный, чересчур возбуждённый заяц уставился на освободительницу. Вот только хотя зайцы и не имели разума, а сразу, подчиняясь инстинктам бежали прочь, то Йирт, у которого разум как раз таки должен был быть, вместо того чтобы задать стрекача, остался на месте чтобы послушать что ему хотели сказать. Льющиеся слова были притягательными - совсем как медленно опадающий в его рассудке образ почти обнажённой из-за влажной одежды сотрудницы Министерства, но не для разума, но для его исстрадавшегося тела. Укрытие. Пища. Комфорт.
Йирт с остервенением помотал головой, разбрызгивая капли налипшей влаги. Это движение помогло ему придти в себя и он наконец-то сорвался прочь - в гремящий влагой лес. Он бежал и бежал чтобы отделить себя от желанных образов, которые не могли быть ничем иным, кроме как ловушкой.
- Да! Где это видано, чтобы посреди леса тебя встречали страстные девы и предлагали кров. Наверняка она не просто сотрудница Министерства Магии, но еще и злой дух. И вампир.
- Не забывай что она еще обладал магией. Света и...похоже, природы.
- Эти две стихии должны замаскировать её замыслы и усыпить бдительность. Она - зло! Демон! Помнишь Альфария? Так вот, она такая же, но с грудью!
- Маловероятно. Скорее она или сильфида, или спригган, или приближённый к природе чистый дух. Вряд ли сотрудница Министерства Магии стала бы так себя вести.
- Ага, скажи еще - она Этерия, что приняла такой облик чтобы помочь Йирту.
- Ну...

Только что Йирт бежал в одну сторону - прочь, а в другую направление его движения уже сменилось на полностью противоположное. Он верил в Этерию. И сейчас, по мнению Йирта, её вмешательство в его жизнь была бы донельзя кстати.
Кроме того, он ведь мог и пронаблюдать за странной особой со стороны.
Однако, планам держаться в стороне не было суждено сбыться - стоило острому нюху Порченного ощутить запах пищи, как вифрэй, пригибаясь и таясь, приблизился к его источнику. И ничего он не мог с собой поделать - лишь наблюдать через чувство жизни за солярной точкой той, кто назвал себя "Лия" и надеяться на то, чтобы в нужный момент у него найдутся силы вырваться из притягательных запахов пищи, оторваться от её поглощения и устремиться в лес. На всякий случай Порченный держал парализацию тела готовой.
А пока он медленно и аккуратно подкрадывался к оставленной тарелке.

9

К несчастью для ушастого, это была всё же не Этерия, но у Лии тоже было пару плюсов. Один из них она доставала ухватом из печи. Хоть горшок уже и не был таким уж горячим, но суп из фасоли был лишь немного солёным. Вполне уже можно есть. Волшебница взяла миску и налила в неё из половника , чуть не перелив за края.
"По виду он был совсем измождён... Бедняжка. Если не хватит, придётся отдать всё. А я и на сушёных яблоках проживу. Благо, их у меня с избытком."
По свойственной Лии растерянности, она пару раз прошла вперёд-назад по кибитке, думая, что можно ещё вкусного положить. Тут же нашёлся хлеб. Правда,его было немного, но он лежал на блюдце. Суп с хлебом лекарь поставила на скамейку, на которой сидела до этого. После забежала в дом и вынесла ложку. Лия постояла немного под навесом, задумавшись о том, что ещё нужно было дать. После чего несильно шлёпнула себя по лбу, рассердившись на свою забывчивость, и поспешила обратно в кибитку. Так в следующий раз тёплый отвар из шиповника в большой кружке стояла рядом. Следующим заходом она вынесла мягкое махровое полотенце, от которого пахло мылом. На этом приготовления были завершены, так что лекарь закрыла дверь кибитки окончательно.
"Может, ему будет неприятно думать, что я могу выскочить в любой момент?"
Эта мысль показалась достаточно резонной, чтобы волшебница закрылась на щеколду, звонким щелчком возвещая, что без предупреждения она не выйдет. Только теперь, когда девушка была в полной уверенности, что незнакомец, если подойдёт к дому, может поесть, вытереться и почувствовать себя в безопасности, Лия смогла осмотреться.
Да, из-за её неловкости несколько капель отвара было на скатерти, придётся стирать. Баночки со специями были все вытащены на поверхность, немногочисленные наряды, занавески, полотенца и скатерти лежали на кровати, а ящик для них был открыт. Из него как язык вытянулась какая-то алая тряпка. И Лия ещё называет себя хозяйкой после такого. Нет, так не годится. Девушка уже было закатала рукава, но... Неожиданно чихнула, даже не успела достать платок. Кажется, простуда всё ближе. 
"Чего ж это я?! О госте подумала, а обо мне думать кто будет? Божечки-кошечки, Траст бы меня на смех поднял. Вот буду  с простудой валяться, кто за мной ухаживать будет? Так не пойдёт."
Нахмурившись, Ли взяла веер, болтающийся у неё на запястье, после чего сделала им несколько жестов. Капельки дождя из её одежды, волос и кожи начали медленно подниматься наверх, проплывая по воздуху и собираясь в небольшой шарик.
- Так, осторожно... Осторожно... - Бормотала она, начиная двигать этот шар в сторону горшков с растениями. В этом году там росли укроп и алоэ, они были достаточно неприхотливы, так что выбор пал на них.
Волшебница опустила шар с водой на почву и убрала заклинание, позволяя влаге растекаться, даря живительную силу растениям. От этого почему-то на душе стало чуть-чуть веселее, потому Лия, напевая незатейливую мелодию, которую, конечно же, никто и узнать не мог, принялась за уборку: быстро расставила баночки на полку, а после медленно начала складывать свои наряды в сундук. Но в один момент замерла, разглаживая на коленях очередное платье из грубого сукна, но грязно-розового цвета.
"А его помню. Траст сказал, что в нём я похожа на поросёнка, - лёгкий смешок сорвался с её губ от воспоминания об этом моменте. Он был тогда обидным, но теперь был забавным, приятная грусть лежала на сердце. "И правда, напоминает бочок свинки. Эх... Нет, надо продолжить."
После чего волшебница убрала и этот наряд в сундук, продолжая уборку.

10

К счастью, потенциальная сотрудница Министерства магии, что с равной вероятностью могла оказаться и самой Этерией, находилась на почтительном расстоянии и почти не двигалась. Это вполне устраивало Бесхвостого, так что он стремительно и, насколько это слово вообще было к нему применимо, уверенно приближался. И если поначалу вифрэй бороздил лес, как какой-нибудь потрепанный штормами кораблик, ориентируясь исключительно на маяк солярного огонька девицы, то, подобравшись к её текущему положению, движение Порченного по бурелому стал корректировать его нюх. Среди всех других запахов умывшегося дождем леса, чуткий нос Порченного с относительной легкостью выделил самый желанный - готовой к употреблению пищи. Тело, получив стимул, начало двигаться куда быстрее, хотя раньше казалось что он потратил последние крохи сил на переживание донельзя странной встречи.
Но даже так, охваченный нетерпением Йирт пока еще удерживал себя в руках. Врождённая и усилившаяся со временем подозрительность помогала ему в этом не простом деле. Как только угощение попало в поле зрение Бесхвостого, он заставил себя остановиться и замереть. Странный стал медленно и осторожно вглядываться в окружающий лес. Он искал то, что можно было счесть ловушкой. Так как он сам не был слишком уж хорошим траппером (почти никаким), то Лия могла с тем же успехом поставить на Бесхвостого медвежий капкан и не факт что тот бы его обнаружил. А так как Йирт не спешил разочаровываться в том что на него не поставили даже малейшей ловушки, то он еще некоторое время покружил вокруг обиталища странной лесной девы. Да и то делал это исключительно ради успокоения собственных нервов.
В конечном итоге вифрэй не выдержал и как ошалевший без соли лось выскочил прямиком к остывшему угощению. Наверное даже хорошо что Лия не видела то что затем произошло с приготовленной едой, ибо это было почти неприлично. Обычно всё просто: некоторые владеют манерами, другие - нет. Но в случае Однорукого, тот каким-то чудовищным образом сумел обзавестись способностями, полностью противоположными этикету. Это было не просто ужасно, это было попросту отвратительно. И вид, и звуки, и даже сам процесс...
После того как Бесхвостый закончил, место, где находилось яство напоминало скорее место побоища. Аккуратно сложенное полотенце, что Лия благородно предоставила страждущему, было им едва ли не растерзано. После столкновения куска ткани с голодным Йиртом, что в один момент даже подумал что тот съедобен, от первого в лучшем случае осталась половина, да и та - покрыта таким слоем мерзкой, липкой субстанции, что казалось еще немного и та оживет чтобы задушить одним своим запахом любого оказавшегося поблизости. Всё было раскидано, разбросано и находилось в состоянии, в котором куда милосерднее было бы выбросить и сжечь, чем отчистить или отремонтировать.
А посреди всего этого враскорячку, с погнутой миской на голове и воткнутой в землю ложкой рядом с подрагивающим ухом валялось тело Порченного. Он переоценил свои силы и пал сном храбреца.
Последнее что пронеслось в его голове до того как глаза его сомкнулись было:
- Умно...подсыпать...не...
- Сон...

11

Как и обещала, волшебница даже и не думала выходить: ей и в кибитке было спокойно. Пока она разбирала свои ткани, которые едва можно было назвать нарядами, в голове всплывали разнообразные истории из её прошлого. Что и когда волшебница носила. Но все дорогие и памятные сердцу вещи были убраны обратно в сундук, а Лия подошла к полке с книгами, где лежал тупой памятный нож. "Убегать стыдно, но полезно" - вот девиз трусливой рабыни, которым и похвастаться было невозможно. Большим пальцем она провела по рукоятке, поглаживая этот драгоценный для её сердца предмет.
"Тот вифрэй такой же, кажется. Он как загнанный зверь, возможно, преследует какие-то свои цели... Я тоже была такой же? Бегающий взгляд, страх в каждом движении. Надеюсь, что нет. И, даже если я не смогу ему помочь, хоть немного дам отдохнуть. Но... Какова же его история, раз он такой запуганный? Бедняга."
И тут раздался жуткий звук, услышав который, волшебница отскочила в сторону и прижала руки к груди. Правой рукой она нащупала на запястье шнуровку от веера и медленно приподняла его, прислушиваясь. Она на цыпочках подошла к двери стараясь не шуршать юбками, а после и прислонила ухо к двери. И правда, был слышен голос незнакомца, что ни слова разобрать было невозможно. То ли он бубнил, то ли что-то ещё, только Лия поняла одно - он говорит явно не на человеческом. А значит - он иностранец, но не из Шедима. Всё просто. Девушка сняла с засова цепочку с громким лязганьем, а после и открыла дверь, высовывая в проём голову.
- Вы звали? - волшебница спросила достаточно тихо, боясь ошибиться, но, к её удивлению, всё смолкло.
Мокрый продрогший ушастый юноша лежал рядом с пустой миской в лоскутах, которые раньше были полотенцем. Девушка ужаснулась, смотря на эту картину, но очень скоро скрылась за дверью и взяла из сундука небольшое покрывало, которым укрывалась поверх одеяла зимой. После чего снова выглянула из-за щели и медленно-медленно начала извлекать капельки воды из одежды и волос (меха), чтобы высушить беглеца. Очень осторожно капельки взлетали и образовывали над козлами кибитки водяной шар, который тут же отправился на землю. Под крышей же находился незнакомец, так что волшебница отворила дверь чуть больше и укрыла Йирта одеялом, стараясь быть как можно бесшумнее. Не хотелось прерывать сон уставшего бедняги.

12

Впервые за долгое время Йирту было так хорошо. Нет, конечно, приятные моменты у него бывали и раньше: найти вкусную и не ядовитую ягоду, съесть грибочек и потом не маяться с желудком, проспать всю ночь среди корней и не отлежать себе чего-нибудь, не дать муравьям залезть в штаны. Бесхвостый понимал что теперь, когда он попал в ловушку, ему не видать свободы. Но часть его разума, ставшая сильнее из-за пережитых лишений, готова была променять холодную и голодную свободу на сытый плен. Это было не правильно, но так притягательно и приятно, что Бесхвостый постепенно проигрывал этой мысли.
А потом проиграл и, довольный, провалился в сон.
Но даже в царстве грёз Йирт не сдавался. Он ворочался, бубнил слова заклинаний и размахивал единственной рукой. Да, было уже поздновато предпринимать какие-либо действия, да и после драки руками не машут, но Бесхвостому все эти умные пословицы и поговорки были нипочём - его душа жаждала сражений и побед. Хотя бы над самым слабым из известных ему существ на свете - самим собой! Но тут встала проблема - силы оппонентов оказались до неприличия равными, а это значило что битва грозила затянуться на очень и очень долгое время. Ровно на такое, что позволило бы Бесхвостому, на своих двоих преодолевающему изрядные расстояния каждый день, как следует выспаться. То есть приблизительно лет двести.
Побыть драконом Йирту не позволили обстоятельства. "Сотрудница ММ", она же "Этерия" оказалась слишком сердобольной. Если тот факт что из него начали вытягивать воду Порченный ощутил лишь краем спящего сознания - с помощью одной лишь одарённости Однорукий мог почувствовать творимое поблизости колдовство, то вот тихие, но тем не менее приближающиеся шаги... Сон оказался достаточно чутким - уши сыграли свою роль, подтвердив что они крепились к его голове не только для красоты. Да, Бесхвостый спал. Но проблема была в том что Йирт был не один. В нём уживался небольшой комплект существ, которые действовали каждый по своему в зависимости от обстоятельств. Один отвечал за "бежать-бежать" (именно он и был повинен в том что Бесхвостый вот уже который день улепётывал от не факт что существующих преследователей). Второй был ответственен за "хватать-хватать" (не важно за чем и за что, но смысл был приблизительно такой и являл собой то, что можно было бы назвать хищной стороной Йирта). И так как первый, намаявшись, спал без задних ног, то по понятным причинам, пришла очередь доселе скучающего второго. Наверное поэтому у миролюбивого, запуганного мага жизни сработали, казалось бы, непонятно откуда взявшиеся инстинкты - замереть, подпустить жертву поближе и, конечно, напасть! Проблема заключалась в том чтобы напасть так, чтобы как можно меньше потревожить себя и свои мышцы.
Для тех кто видел как нападают тюлени или, вернее, моржи, не было бы почти ничего удивительного в способе атаки Йиртом относительно невинной девы. Повалить. Схватить. Обнять. И...на этом всё. Да, хищник не просыпался полноценно - должен был сработать один из инстинктов, который даже не вывел бы сознание вифрэя из дрёмы. Поэтому даже получив в свое распоряжение незнакомку, Бесхвостый бы продолжил спокойно спать. Только теперь уже с ней в обнимку.
Но это всё произошло бы лишь в случае крупного не везения со стороны девушки, ибо тюленейирт был даже более нелеп, чем просто Йирт. А ведь последний был непризнанным чемпионом нелепости в этом нелепом деле.

13

Убедившись, что вифрей уснул, Лия уже думала пойти обратно, чтобы принести ещё и подушку, но не тут-то было. Хищный незнакомец, который больше походил на животное приподнялся и сделал резкий рывок. Волшебница, не ожидав этого, хотела сделать шаг назад, но не тут-то было! Её ноги были схвачены в тиски, а сама она неминуемо падала. По счастливому обстоятельству доски хватило, чтобы она смогла приземлиться на попу, приняв ей весь удар. А к несчастью, попа была костлявой, так то девушка подняла взгляд к нему, пытаясь проглотить крики боли.
Ноги так и остались в заложниках у незнакомца. Лия тихо с благодарностью выдохнула: этому нужны всего лишь ноги, беспокоиться не о чем. Она могла читать по интонации голоса, по взгляду и мимике, что хотелось свободным господам. Временами её привычки сбивались, не позволяя прочитать холодные маски, а иногда её характер вставал на горло, например, как сейчас. Что же волшебнице стоило переждать ночь тут, под крышей? Лишь зря еду потратила и намокла. А вдруг это был убийца? Совершил свои тёмные делишки и бежал, потому даже и не заговорил с ней, когда та его вытащила из деревьев и вылечила? Её инстинкт самосохранения так долго был до предела бдителен, что сейчас решил взять длительный перерыв. Что ж, пусть так!
Ушастый мужчина так и остался лежать на ногах, всё сильнее прижимая к себе колени. Лия, не желавшая будить его, аккуратно стала перебирать его волосы, слегка большим пальцем касаясь его ушей. Она не раз гладила подобным образом уличных котов и дворовых собак, которые решали подойти к ней, но чтобы вифрей поддался поглаживаниям? Такого ещё не случалось. Стараясь убаюкать и его, и себя, беглянка вернулась в свои воспоминания: яркий луч луны струится сквозь прозрачную тюль в комнату, где засыпает один из детей Обрахам. Выводок породистый, как и должны быть чистокровные шедимцы. Очень редко наложницам позволялось иметь детей, поэтому и нянчили наставницы чужих, чтобы те не докучали матерям. Этим же должна была в будущем и Лия заниматься - баюкать детей. Вспоминая мелодию из колыбельной, овечка начала напевать мелодию, не размыкая губ. Подобное мычание использовали лишь те, кто не умел петь, но старались как могли.
Этот напев, прохладный, как сама ночь, возвращал к очень старой колыбельной, в которой пелось о зиме и встречи после долгой разлуки. О стекле, зеркалах и о янтаре, но Лия не помнила сам текст. Лишь очень издалека тихий напев одной из наставниц помогал вспомнить следующую ноту. Было достаточно похоже на колыбельную, чтобы убаюкать, но и тихо. Никого привлечь не могли.
Дождь не утихал, его мерный стук помогал девушке справиться с бодрствованием, так что через каких-то полчаса она затихла. Тёплая мягкая рука, не покрывшаяся мозолями, как будто беглянка так и не вкусила тяжесть ручного труда, замерла, перестав поглаживать уши. Голоса откинулась на облако, в которое из-за влажности превратились её кудрявые волосы, а спина нашла опору в виде стены кибитки. Лишь конь где-то поблизости стоял и иногда беспокойно фырчал, вздрагивая от сырости.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: март 17087 г. - Рыбное озеро. Йирт, Лия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC