Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Дом Александра фон Дермента. Пригород Иридиума.


Дом Александра фон Дермента. Пригород Иридиума.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s9.uploads.ru/6Q1Ar.jpg

Средних размеров двухэтажный дом классической имперской планировки, в каких обычно живут торговцы или чиновники средней руки, серебряная середина в архитектуре Мистерии, расположен в пригороде столицы, среди нескольких таких же частных резиденций, принадлежащих людям, сбежавшим от городской суеты поближе к природе. Высокий каменный фундамент, на котором покоятся толстые деревянные стены, снаружи обшитые декоративным брусом  - летом в таком доме не слишком жарко, а зимой – не холодно. Дом окружен аккуратным садом, в центре которого находится небольшой тинистый пруд, так же на территории владений располагается конюшня – вотчина кучера, приглядывающего за лошадьми и каретой.

Парадная дверь, окованная железом, тяжелая, из хорошо пригнанных друг к другу дубовых досок, запираемая на два замка и засов, ведет в прихожую – гостя встречают крючки для верхней одежды и полки для обуви. Хозяин дома терпеть не может две вещи: грязь на полу и вынуждать свою горничную работать больше положенного, так что все гости вынуждены переобуваться. Здесь же обнаруживается первое отличие от большинства домов в Иридиуме – пол приподнят на десять сантиметров от прихожей.

Короткий коридор оканчивается еще одной дверью, на этот раз межкомнатной, но тоже с замком выводит в маленькую гостиную. В ней располагается главное средство борьбы с холодом в доме – камин. У камина располагается два кресла и столик между ними, чуть дальше – два дивана, стоящих друг напротив друга, между ними – еще один столик, лишь немногим больше. Эта зона предназначается для приема гостей и отделена от двух смежных комнат еще парой дверей. Слева находится кухня, за которой прячется маленькая кладовая, дальше в дом – ванная, примыкающая к камину с обратной стороны таким образом, что зимой нет нужды прогревать два помещения по отдельности. Окна первого этажа большие и светлые, но снабжены прочными резными ставнями.

На второй этаж ведёт лестница, вдоль которой на стене висит несколько портретов в тяжелых рамах – парный, материи отца, деда, кузины и прабабушки Александра. На втором этаже лестница сразу переходит в коридор, в котором находится три двери. Первая – спальня Александра, небольшая комнатка, в которой кроме пары платяных шкафов, кровати и прикроватного столика да письменного гарнитура ничего нет. Вторая – кабинет фон Дермента. Эта комната занимает почти весь второй этаж, вмещая в себе монументальных размеров рабочий стол, вечно заставленный стопками бумаг, чернильницами, каким-то оборудованием, шкатулками, захламленный свитками, письмами, письменными принадлежностями, папками с докладами и прочими бумагами, важными и не очень, книжный шкаф во всю стену, несколько шкафов и тумб, а так же маленький камин, кресло качалку и кушетку около него, располагающихся ближе к огню. Обычно эта комната заперта. Третья дверь – спальня горничной. Вообще говоря, на самом деле именно эта комната – хозяйская спальня, поскольку лишь она отапливается от камина на первом этаже, просторнее и светлее, но Александр пожаловал её Гретте. Окна второго этажа меньше, но тоже имеют ставни, кроме того – этаж освещен маленькими светильниками.

2

>>> Кабинет Директора

Двойка лошадей, казалось, всё еще набирала скорость – где-то за стенками кареты в воздухе свистел кнут, подначивающий тех бежать быстрее. Но, как и любой уважающий себя кучер, тот, кто правил каретой Лекса, не пускал хлыст в дело, никаких щелчков и протестующего ржания. Делеври знал, что его слуга в силах снять слепня с уха лошади ударом своей плети, но никогда не видел, чтобы тот хоть раз стегал коней. Жестокое рациональное его разума против этого протестовало, но то человеческое, что еще в бароне упорно не хотело умирать, выказывало какое-то подобие радости. В голове у Александра, сидящего у окошка кареты, было на удивление пусто – его увлекло созерцание проплывающих мимо пейзажей. Снег, снег, снег… Барон долгое время жил на севере, у своего деда, и теперь снег напоминал о нем.

Карета пошла в поворот, протестующее скрипя колесами и всеми своими сочленениями – скорость высока, дорога схватилась льдом. Но на этот раз обошлось – кони сбавляют шаг. За городом дорога не так хороша, да еще и по снегу, прорываться туда, где почти никто не ездил со вчерашнего вечера… Где-то по правую руку мелькает силуэт дома, Лекс утягивает полы верхнего халата плотнее, заставляет действовать на себя Теплоту. Внутри может и не так холодно, как могло бы быть, но вот дойти до двери всё же придётся по морозу. Наконец, качнувшись, карета остановилась – прямо у дома. Делеври, повернув ручку дверцы, открыл её, толкнул подножку, заставив ту разложиться на две ступеньки и, недовольно высунувшись в холод, только тяжело вздохнул, прежде чем выйти наружу. Коротко бросил взгляд через плечо – на герб собственного рода. Да, гербовая карета – одна из его привилегий. Вспомнился «двойник».

Сказав кучеру, чтобы лошадей не распрягал и был готов в скором времени ехать обратно, предложив тому разве что завести карету в конюшню, во временное стойло, Лекс порылся в поясе, вытащил кольцо с ключами от дома и направился к крыльцу. Кинул взгляд уда-то в сторону крыши – на трубу дымохода, точнее. Топится ли? Не посмотрел почему-то раньше, а должен был. Гретта должна была вернуться гораздо раньше, пока он еще оставался на заседании Совета, это очевидно, но всё равно наличествовало небольшое временное окно, в которое дома не было бы никого. Значит ли это, что двойник установил за домом Александра слежку? От этого становилось не по себе. От желания сжечь урода дотла. барон сунул ключ в замочную скважину первого замка и попытался повернуть - если он закрыт, горничной дома нет, девушка закрывала только верхний и засов. Простая схема сигнализации.

3

Лекс
17087 год, 11 Января, четверг, позднее утро

Путь до собственного дома занял у Лекса без малого пару часов. Поездка выдалась на редкость... удачной. Да, наверное это можно назвать так, ведь она поспособствовала тому, что Александр на время выкинул из головы все тревожные мысли и лишь созерцал снег. Для его организма это своего рода отдых - немногим хуже здорового сна. Добравшись до дома, барон отдал указания кучеру, а сам, укутавшись поплотнее да подстраховавшись теплотой, направился к дому. По пути он вдруг поднял взгляд к дымоходу, и не без удовольствия заметил медленно тянущуюся вверх струйку дыма. В доме должно быть тепло. С куда меньшим удовольствием он заметил открытое на втором этаже окно. Это же окна его кабинета, да?.. Ну, во всяком случае горничная должна быть дома, и Александр только убедился в этом, когда попытался повернуть в замке ключ. Здесь было открыто. Правда... почему-то совсем открыто - оставалось лишь толкнуть дверь. И вот это уже настораживало.
Мужчина вошел в прихожую и бегло оценил доступную глазу обстановку. Вроде бы все в порядке. Все на своих местах. Чисто. Дверь в гостиную, правда, открыта, но там тоже ничего подозрительного Лекс не заметил, даже больше - слышал такой уютный треск огня в камине. Прямо-таки полная идиллия. Разве что горничная не встречает. Зато с кухни доносился аппетитный запах еды. Кажется, там варился ароматный суп, а еще ощущался запах какой-то выпечки и яблок. Девушка испекла пирог? Что ж, возможно она и сейчас хлопочет в кухне, не зная, что хозяин вернулся. Но незапертая дверь... совсем не похоже на Гретту. Она никогда не отличалась рассеянностью, что изменилось сегодня? Ну, наверное, можно было простить ей эту маленькую оплошность. Во всяком случае к приходу Лекса она явно готовилась - чистота, запах еды, камин вон растоплен.  Интересно, а в кабинете тоже затопила? Но зачем в таком случае открыла окно?

4

Когда нижний замок отказался поддаваться, Лекс только мысленно сам себе кивнул – так и знал, девушка вернулась раньше, значит, всё в порядке. Но когда и верхний замок оказался открыт, а затем и вовсе дверь поддалась, оказавшись не запертой совершенно, фон Дермент моментально отбросил от себя это «всё в порядке». Ничего не было в порядке – Гретта никогда не забывала прежде запирать за собой дверь. Он добился от неё едва ли не автоматизма в том, чтобы задвигать засов за собой, едва зашла в дом. Слишком хорошо Александр помнил, как еще в юношестве рядом с Иридиумом сам принимал участие в карательных вылазках патрулей, выслеживающих мелкие разбойничьи ватажки, неминуемо встречающиеся на всей протяженности тракта от Иридиума до Затерии, да в пределах Волчьего леса.

Не слышать, что карета подъехала к дому, Гретта не могла. Камин на втором этаже затоплен, но окно открыто – зачем? Она не могла не закрыть его или открыть… Всё это Лексу не понравилось. Он отступил назад, выйдя наружу. Крикнуть горничную? Пройти в дом напрямую? Раньше бы пришлось так и сделать, наверное, но барон решил отработать самый противный вариант – тот, в котором в его собственном доме его же ждала засада. Уж больно неприятно заворочались инстинкты – а им Делеври доверял больше, чем логическому анализу обстановки. Покалывание на кончиках пальцев, тонкие змейки молний становятся видимыми. Лекс накладывает на себя Ускорение, затем заворачивается в Щит шока. Отступает еще немного назад от входа, смотрит на окно своего кабинета. Вызывает Плазменный клинок на правую руку. Затем примериться, рассчитать приземление аккурат на подоконник - Прыжок. Войти в кабинет через окно... Почему бы и нет, черт побери?

Отредактировано Leks Delevry (2019-10-25 17:04:56)

5

Мелкие детали, что обнаружил Александр, оказавшись в собственном доме, мгновенно заставили всколыхнуться его подозрительность. Быстро проанализировав ситуацию, барон пришел к первому возможному варианту - в доме ждет засада. Не то чтобы это могло стать для него неожиданностью, но пока особых причин Лекс для такого не видел. Его решили убрать, потому что перешел кому-то дорогу? Странно и... глупо, что уж там. Убить его в собственном доме. Да и не успел он особо наследить за один-то вечер, чтобы были предприняты столь скоропалительные меры. Высока вероятность, что культисты (а других подозреваемых пока и не было) вообще его в расчет не берут. Во всяком случае пока. И тем не менее, Александр просто не мог списать происходящее на простую рассеянность горничной, уж слишком на нее не похоже. Выбравшись на улицу, Лекс быстро перебрал в голове дальнейшие варианты возможных действий, остановившись на том, чтобы действовать тихо и несколько нестандартно. Подготовив заклинания первой необходимости, мужчина одним прыжком метнулся на второй этаж, бесшумно ступая на подоконник. Осмотрелся.
Вопреки ожиданиям на него не набросились тут же недоброжелатели. Даже больше - кабинет в целом выглядел точно таким же, каким запомнил его хозяин. Вроде бы все на своих местах. Беспорядка нет. Разве что входная дверь открыта. И... что это? Присмотревшись, на пороге Лекс заметил сиротливо лежащую женскую туфельку с порванным ремешком. Кажется, такие носила Гретта? Не к добру это. Что еще не так? Взгляд барона блуждал из одного конца комнаты в другой и, наконец, наткнулся на еще одну мелочь. Камин. Нет, сам камин был в порядке, и в нем даже горел огонь. Однако неаккуратно лежала кочерга для углей, а ее кончик и вовсе лежал прямо в пламени. Раскаленный, само собой. А прямо рядом с камином лежала довольно большая горстка пепла. Такие часто остаются от каких-то массивных вещей. Или от множества мелких вещей. Или... от человека?
Больше ничего подозрительного, но и этого для взведенного Лекса было уже достаточно, чтобы попытаться восстановить картину произошедшего. Верную ли - покажет только время. В любом случае, никакой засады явно не было. По крайней мере в кабинете. А потом у Александра вдруг всплыла в памяти картина, увиденная утром при помощи кольца - лучник, запечатленный на крыше корпуса магов. Распахнутая дверь в кабинет, настежь открытое окно и горстка пепла у камина, путь к которой лежит как раз через это самое окно... Под лопаткой противно заныло. Так, будто прямо сейчас Александр из охотника превратился в добычу, которая находилась на прицеле опытного стрелка...

6

Туфля, горстка пепла. Если бы сейчас был тот, другой Александр, лет на пять помоложе, он бы, наверное, застыл, трясясь от ярости, или кинулся бы прямо к камину – в общем, стал бы идеальной мишенью. Однако он понял, как надо действовать, еще до того, как ощутил на себе это пристальное внимание стрелка, натягивающего тетиву – барон попросту упал в комнату, скатившись с подоконника на пол кубарем и исчез из виду, укрывшись за стеной, где и поднялся на ноги. Только там он позволил себе осмотреться чуть более внимательно и построить теории.

Туфля, горстка пепла, кочерга, открытое окно. Окно повреждено? Нет. Туфля. Ремешок порван – почему? Если бы горничная была убита у камина, там, где лежит пепел, обувь бы не лежала тут. Кочерга… Познания в кузнечном деле могли подсказать Лексу, сколько она пролежала так в огне, мало чем напоминающем кузнечный горн – минут пять, десять? Быстро она бы не раскалилась… Ах да, еще – запах сгоревшей плоти. Повреждения на коврах, облицовке деревянных стен у камина, кажется, ничего. Барон принюхался – вернее всего подскажет наличие или отсутствие запаха.

– ГРЕТТА! – Рявкнул Лекс на весь дом, усилив свой голос короткой манипуляцией со стихией Воздуха, затем отправив в горстку пепла воздушный Толчок, чтобы разворошить тот. У горничной были украшения, ключи, прочая мелкая металлическая дрянь, которая бы не сгорела так просто, разве что в плазменном огне, но он бы неминуемо повредил обстановку вокруг. Но вдруг… Пока что по всему выходило так, что это – «кукла», приманка, благодаря которой его можно было бы подстрелить. Нет, так просто барона не поймаешь… Тем не менее, способность сохранять рассудок незамутненным справлялась с большим трудом – даже Лорду Огня было проблематично оставаться собранным и сконцентрированным в такой ситуации. Какой-то ублюдок протянул руки к чему-то, к чему он был привязан. Этого он просто так не оставит…

Так или иначе, если реакции на окрик не последует – нужно было покинуть кабинет. Осмотреть остальной дом. Мимо окна, естественно, Лекс просто так не пойдет – сначала дёрнет к себе ставни Притяжением, заставив их захлопнуться. Хрен этому стрелку, а не шансы.

7

Первым делом убравшись с возможной линии поражения, Лекс позволил себе осмотреться чуточку внимательнее и выстроить в голове несколько теорий. Первое, что он оценил - степень раскаленности кочерги. А она прямо алела - пролежала там явно не пять минут. Может быть с полчаса. Второе, что отметил барон - характерный запах, что, кстати, немного успокоило, самую малость. Никаким паленым мясом не пахло. В комнате вообще было довольно свежо. Это говорило о том, что окно тоже открыто достаточно давно, и любой инородный запах уже выветрился. Почти. Едва-едва улавливалась... паленая бумага, кажется? Быстрый взгляд на шкафы - действительно, кое-где среди ровных рядов книг виднелись пробелы. И достаточно много. И только после всего этого Александр громко, используя воздушную стихию, рявкнул на весь дом одно-единственное слово. А если точнее - имя горничной. Одновременно с этим он толчком разворошил горсть пепла. Подчиняясь заклинанию, та картинно разлетелась, обнаруживая под собой... а ничего, собственно. Разве что испорченный и грязный пол в том месте.
- М-м-м-м! - следом раздалось обеспокоенное мычание. Голос был глухим, но Лекс не мог его не узнать. Гретта!
Голос доносился из шкафа у самого входа в кабинет. Что там обычно хранилось? Какие-то малозначимые папки со старыми бумагами, кажется. Лекс почти мгновенно преодолел необходимое расстояние и распахнул дверцы шкафа - внутри было... так непривычно пусто. В смысле отсутствовали полки, ящички. Все это было филигранно выжжено дотла так, чтобы не повредился каркас шкафа, но было изничтожено все лишнее. Лишнее для того, чтобы шкаф стал похож на гроб. Внутри которого Барон обнаружил свою горничную, скрюченную в не самой удобной позе. Очень крепко связанную толстой веревкой и со здоровым таким кляпом во рту. Одежда девушки была кое-где порвана, а на одной ноге, разумеется, не хватало туфли. Всюду был пепел, и Гретта, конечно же, значительно им перепачканная. Но особенно в глаза бросилось другое - особо сильно платье девушки было порвано в районе левого плеча и груди. Чуть пониже левой ключицы характерно взбугрилась кожа, все еще красная от недавнего вмешательства, и Лекс быстро понял, почему была так раскалена кочерга. Присмотревшись чуть внимательнее, мужчина распознал в пораженном участке тела горничной герб собственной семьи. Правда, перечеркнутый крест-накрест.

8

– Я, конечно, намекал как-то, что не прочь увидеть тебя связанной и без одежды, но ты, по-моему, перестаралась. – Барон, сдвинув брови, вытащил изо рта у горничной кляп и, прежде чем та успела хоть что-нибудь сказать, вставил ей туда же горлышко склянки с исцеляющим отваром, заставив выпить. При этом стекло пару раз звякнуло о чужие зубы – прежде, чем барон заставил свою руку перестать дрожать, её мелко так, но различимо потряхивало. Александр был в бешенстве. Внутри него сейчас бурлил гнев такой силы, что воздух вокруг фон Дермента неминуемо накалился до образования искажающего всё марева, радужки глаз стали желтыми, с красноватым отливом разгорающихся в глубине зрачков искорок.

– Я не дам этому ублюдку лёгкой смерти… – Делеври выволок Гретту из шкафа, коротко полоснув веревку плазменным лезвием, превратив в бесполезные куски, которые из-за прежнего натяжения и не будучи одним целым уже сами по себе почти не держались, веревка начала распутываться сама. Усадил девушку на пол, опустившись перед ней теперь на одно колено и дожидаясь, пока алхимический состав, во-первых, сотрет с её кожи это омерзительное надругательство над человеком, клеймление, а во-вторых, пока сама девушка придёт в себя хотя бы немного. Лекс не смог бы представить себе, что именно она сейчас чувствует, но понимал – оправиться полностью Гретте будет тяжело, даже с учетом того, что она была собранной, личностью с наличествующей всё же силой воли и характером. Тем не менее…

Даже если фон Дерменту хотелось сейчас же устроить горничной форменный допрос, чтобы выяснить, что именно и каким образом произошло, он должен был дождаться, пока Гретта заговорит сама. Когда-то барон был одиночкой, для которого ответственность за других была чем-то смутно-знакомым максимум, но со временем он пришел к осознанию груза своих обязанностей и, что куда важнее, собственного долга, как человека, обладающего по истине чудовищной силой. Нет, не прямо сейчас – барон всё еще не приблизился даже к срединной форме собственного развития, но ощущал собственный потенциал. В нём текла кровь семи поколений одарённых магов Огня, в этой крови кипела ярость шести сотен лет бесконечного пожара, в котором фон Дерменты сгорали без остатка, чтобы последующие поколения были сильнее…

И теперь вся эта сила и ярость вдруг высвободилась, пробужденная горечью неудачи и жаждой мести за вред, причиненный одному из подчиненных Александра. Его взгляд сделался тяжелым, необычно сосредоточенным, учитывая пляшущее в зрачках демоническое пламя, на лбу проступила одна из вен и… барон этого не заметил, но в его волосах, утративших цвет много лет назад, ставших седыми, сейчас появился пигмент. Слабый красноватый оттенок у самых кончиков – будто красный эфир настолько вошел в резонанс с его телом, созданным специально для него за множество поколений, что он менял его под себя. Вновь. Так когда-то было с цветом глаз.

9

Гретта шутку не оценила. Точнее, никак не отреагировала, ибо можно было только догадываться, о чем она вообще думает в ее-то состоянии. Впрочем, освобождая горничную от пут, Александр мог заметить на ее заплаканном лице некоторое облегчение - наверняка в присутствии Делеври ей уже не было так страшно. А может, тут еще сказался и целительный эффект зелья. Да, он действовал только на телесные повреждения, но чисто психологический аспект отбрасывать не стоило. Наблюдая, как постепенно исчезает уродливое клеймо, Гретта подсознательно воспринимала иначе и общее самочувствие. Когда Лекс вытащил девушку из шкафа и избавил от веревок, она молча указала куда-то в горстку пепла на дне этого шкафа. Присмотревшись, барон увидел там сложенный вдвое листок. Выудив его, Александр смог прочитать небольшое послание, пока Гретта приходит в себя.

"Утречка, дорогой кузен!
Что ж ты свое имущество не метишь? Оказал тебе небольшую услугу, исправил оплошность. Хотя за тобой еще править и править. Прошляпил родовое гнездо, съехал в какую-то дыру, размяк.... и все еще продолжаешь носить благородное имя фон Дерментов. Какой позор... видели бы тебя предки. Ничего, я исправлю все ошибки. И, конечно же, самую главную - тебя. Позже. Пока слишком занят, прости. Но совсем скоро мы встретимся, обещаю. Надеюсь, в тебе еще осталось хоть немного огня фон Дерментов, иначе мне будет слишком скучно. Не разочаруй меня, кузен!
Истинный Александр фон Дермент"

Под именем самым наглым образом стояла печать Лекса, будто он сам себе эту записку отправил. Правда, печать эта была перечеркнута крест-накрест. Так же, как это недавно выглядело на теле Гретты. Последняя, к слову, пока Александр читал записку, уже более менее оправилась и даже поднялась на ноги. Дождавшись, пока хозяин дома дочитает, девушка заговорила.
http://s9.uploads.ru/9iMpW.jpg
Гретта: Я не знаю, как и когда он проник в дом, господин, - чуть подрагивающим голосом произнесла горничная, - готовилась к Вашему возвращению, но услышала шум наверху. И почувствовала запах чего-то горелого. Пришла посмотреть; открыла дверь, а тут он... Очень похож на Вас, господин, но я разве смогла бы спутать? - губы тронула едва-едва заметная тень улыбки. - Он сжигал книги... зачем-то. А потом... - вздохнула, - я ничего не могла сделать. Хотела убежать и даже пыталась отбиться, но куда там. Я опасалась, что он надругается надо мной, испугалась. Честно говоря, уж лучше бы это, чем... - перевела взгляд на лежащую в камине кочергу и заметно вздрогнула. - Когда все закончилось, он написал записку прямо за Вашим столом, а затем затолкал меня в шкаф и кинул эту бумажку, мол, передашь хозяину. Он делал здесь что-то еще, я слышала всякие звуки странные, а потом все... тишина. Я недолго пробыла тут, в шкафу. Может, с четверть часа, - сообщила Гретта и замолчала, опустив взгляд.

Лекс потеряно: исцеляющий отвар

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-11-01 14:21:32)

10

Барон снял с себя верхний халат и, набросив его горничной на плечи, усадил её в кресло у камина – кочерга при этом была обращена в бесформенные и оплавленные обломки, когда Делеври походя чиркнул по ней плазменным резаком, последние затерялись среди углей. Только затем Александр поднял листок и, нахмурившись, развернул его, принявшись читать.

«Кузен?» Что?... Недоумение, отразившееся на лице Лекса, правда, почти сразу сменилось выражением гнева – чем дальше мужчина читал, тем глубже становились тени под его глазами и тем больше было в них желтого цвета, тем сильнее выступали желваки и вены на лбу. За всё время, что Гретта работала на Делеври, она, пожалуй, никогда не видела барона в таком состоянии. Конечно, ей случалось застать его в гневе – но по сравнению с этим…

– Какой извращенный способ самоубийства. – Наконец, изрек Александр, скомкав послание и бросив его на пол. Затем фон Дермент наконец взорвался. Он громыхнул сапогом об пол, смяв комок бумаги и принялся топтать его с такой силой, что шкафы, кресла и вещи в шкафах и на полках подпрыгивали и дребезжали. Огонь в очаге взбесился, устремившись с рёвом вверх. – ТЫ ПОКОЙНИК! ПОКОЙНИК, СОВЕРШЕННО ТОЧНО! ГРЁБАНЫЙ МЕРТВЕЦ, ВОТ ТЫ КТО, А НЕ «ИСТИННЫЙ ДЕРМЕНТ»! ТЫ СДОХНЕШЬ! Я СОЖГУ ТЕБЕ РУКИ, НАЧНУ С ПАЛЬЦЕВ! ВЫДАВЛЮ ГЛАЗА! Я ВЫРВУ ТЕБЕ ТВОЙ ЯЗЫК, ИСПАРЮ ТВОИ ЛЕГКИЕ! ТЫ СДОХНЕШЬ! КАКОГО ХРЕНА?! ПРОТЯНУЛ РУКИ К ТОМУ, ЧТО МОЁ?! К МОИМ ЛЮДЯМ?! МОЕМУ ИМЕНИ?! ТЕПЕРЬ ТЕБЕ НЕ ПОМОЖЕТ ДАЖЕ БЕЛИАР, САМ БЕЗЫМЯННЫЙ, ВОССТАНЬ ОН ПРЯМО СЕЙЧАС, НЕ СМОГ БЫ ТЕБЕ ПОМОЧЬ! НЕ НАЙДЕТСЯ ВО ВСЕЛЕННОЙ ТАКОГО МЕСТА, ГДЕ ТЫ БЫ МОГ СПРЯТАТЬСЯ! Я ТЕБЯ ДОСТАНУ! ЭТО БЫЛА ОХРЕНЕННО БОЛЬШАЯ ОШИБКА, КУСОК ДЕРЬМА!

То, что осталось от письма, фон Дермент превратил в пепел, просто усилием воли испепелив кусок бумаги до состояния рассыпающегося под собственным весом пепла. Смотреть на него было страшно – казалось невозможным даже представить, что в человеке может быть столько гнева и ярости, что даже полностью перекошенные черты лица и совершенно безумное выражение взгляда, казалось, не могли передать всю жестокую бурю эмоций, которую вся эта ситуация вызвала в Александре. Впрочем, так же быстро, как он вышел из себя, барон взял себя в руки. Отвернулся, оправляя волосы, которые от таких резких телодвижений растрепались и теперь торчали во все стороны. Кое-как справившись с этим, Лекс долго и тяжело вздохнул, прежде чем повернуться обратно к девушке – теперь у него хотя бы было более-менее терпимое выражение лица.

– Это недоразумение заплатит за то, что сделало. Я принесу тебе немного его пепла в кулончике, если хочешь. – Алексадр сдул с глаза длинную прядь, убрав её затем за ухо – теперь она имела такой же цвет, что приобрели кончики волос, красный, тонким алым сполохом пересекая седину. – А теперь вот что мы сделаем. Хотя… Нет, сиди. – Александр решительным шагом направился к своему столу, уселся в кресло, щелкнул пальцами, заставив ожить одно из самопишущих перьев, которые использовались клерками Минстерства, наследие своей прежней должности, и надиктовал тому сопроводительное письмо, обязывающее позволить Гретте находиться в его кабинете, пока он за ней не прибудет. – Ступай и переоденься. Затуши камин и кухонный очаг. Поедешь со мной, тебя доставят в Министерство. Пока что побудешь в моем отделении.

Тон у Дермента был безапелляционный. А еще нужно было осмотреть кабинет и проверить, что именно сожгла фальшивка. Как Делеври подозревал, искал он, быть может, что-нибудь важное… Например, записи о экспедиции в Нальдерм. Или какие-нибудь рабочие записи. Первое Лекс копировал несколько раз и рассовал заблаговременно по таким тайникам, чтобы не сразу нашли даже ищейки из Министерства, а второе.. Вряд ли могло понадобиться. Так или иначе, в своих вещах Лекс намеревался провести ревизию, пока горничная собирается.

11

Прочитав скромное послание, Лекс все-таки не сдержался. Его прямо-таки разрывал изнутри гнев, сдерживать который барону было ну крайне сложно, ибо тот стремился выйти наружу не только в виде громких слов и недвусмысленных угроз в сторону проклятого родственничка, но и в виде неконтролируемых всплесков красного эфира, что весьма чревато. Вероятно, в глубине сознания Александра все же оставалось что-то, что еще держало это бушующее пламя в узде, в противном случае бесконтрольная магия, подстегиваемая яркими эмоциями попросту устроила бы пожар в собственном доме. Кстати, возможно, и на это тоже рассчитывал самозванец - довести Делеври до такой степени, чтобы тот случайно сделал всю грязную работу сам - в смысле, спалил родной дом и "дожарил" несчастную горничную. Однако пока что Лекс держал себя в руках. Ну, насколько это было возможно. Во всяком случае, дом был цел. И горничная. Правда, девушка сжалась в кресле в один плотный комочек страха и старалась быть как можно тише, пока фон Дермент выплескивает свою ярость. Разумная тактика, которая, разумеется, принесла свои плоды. Вскоре Александр более-менее успокоился и хотел было уже раздать указания, но быстро передумал. Отправился к своему столу, быстро написал короткую сопроводительную записку и отдал горничной короткий приказ.
http://sg.uploads.ru/nyCO7.jpg
Гретта: Да, господин, я все поняла, - пискнула девушка, слезая с кресла и уже отправилась было собираться, но на пороге вдруг обернулась и неуверенно так спросила: - но... как же грязь? И обед?.. - прозвучало как-то нелепо в сложившейся ситуации, но что поделать - профессиональные качества все-таки брали верх. Гретта ведь знает, как барон не любит грязь в доме, да и как можно было любимого хозяина оставить голодным? Впрочем, девушка почти сразу поняла, что сморозила что-то не то, а потому, тихо извинившись, покинула кабинет. Вряд ли ей понадобится много времени на сборы.
А пока горничная собиралась, Лекс провел быструю ревизию своих вещей. В первую очередь он обратил внимание, разумеется, на отсутствующие книги, который двойник зачем-то сжег. Это были книги самых разных жанров и разной ценности. Вообще никакой связи. Больше всего было похоже на то, что этот психопат просто взял первые попавшиеся экземпляры - вот просто чтобы насолить хозяину дома. Почему не сжег сразу все книги тогда уж - загадка. А вот следующая обнаруженная пропажа уже была более неприятной - печать фон Дерментов и чистые рабочие министерские бланки с соответствующей эмблемой. Плохо. Этот человек и так вечно выдает себя за Лекса, теперь еще и документы может подделать. К слову, припомнив сожженную записку, Александр отметил, что и почерк у них почти неотличимый. И самое неприятное в этом было то, что Делеври не знал, что именно задумал двойник, а потому не мог ему помешать. При всем желании он попросту не мог предупредить в Министерстве всех и каждого о возможном саботаже. Во всяком случае организовать это в сжатые сроки невозможно, а значит, враг успеет провернуть то, что планирует. Знать бы еще, что именно.
Помимо всего прочего Лекс обнаружил еще две неприятных находки. Первая - макет, которого раньше здесь не было. Явно подарочек кузена. Это был небольшой макет горящего здания, до безобразия похожий на родовое гнездо фон Дерментов. И выполнен этот макет так натурально и... неприятно. Он словно бы напоминал о том дне. А рядом с макетом лежали осколки фарфоровой статуэтки - одна из немногих вещей, что уцелела в том пожаре. Она была дорога как память. Сейчас же от нее остались только осколки. Кстати, эти осколки был покрыты уже изрядно подтаявшим льдом, а в саму полку была воткнута стрела. Что ж, кузен не пожалел зачарованных стрел, чтобы соорудить такую экспозицию. Глупо как-то. Впрочем, чего еще ожидать от явно поехавшего человека?

12

Отсутствие бланков и рабочей печати Лекса ничуть не порадовало, но, к счастью, когда-то он позаботился о том, чтобы в подобном случае иметь возможность застраховать себя от возможного подлога. Собственно, для начала барон написал еще одну рабочую записку, вернее, указ от своего имени, суть которого сводилась к тому, что все его общие знаки подлинности отныне считать недействительными, а у всех, предъявляющих подписанные им документы «сверять их по второму уровню безопасности». Что, в общем-то, значило требовать два дополнительных оттиска. Еще в указе была кратко изложена суть наличия двойника и угроза саботажа. А также рекомендации по повышению уровня безопасности. Очень настоятельные рекомендации.

Лекс извлек из кармана свой локет, отсоединил от пояса его цепочку, раскрыл – тускло блеснула вырезанная из цельного куска хрусталя гербовая печать. Не рабочая, его собственная, родовая, но с метками ранга и статуса. Естественно, она была такая одна, была заверена Имперской Канцелярией и подделать её было практически невозможно – для этого пришлось бы её выкрасть, а так как такого не произошло… И не произойдет… В общем, барон отсоединил верхнюю крышку и снабдил сопроводительное письмо горничной оттиском этой печати. Точно такой же оттиск поставил и на свежий указ. Но это было еще не всё. Третьим оттиском на каждое из писем лег отпечаток его перстня. Указ Лекс дополнительно пометил штампом «Сверхсрочно». Вот и всё. теперь, если ублюдок-двойник и сумеет что-нибудь сделать, то не особенно важное. Если, конечно, бюрократический аппарат Министерства не захлебнется в самый неподходящий момент, получив это указание.

Надо было всё-таки изучать магию Пустоты, сейчас бы отдал приказы из своего кабинета. – Скрипнул зубами Дермент и направился переодеваться. Горничная, на предложение обеда и уборки Лекс только и ответил, что ценит её заботу, но сейчас у них слишком мало времени, исчезла вместе с верхним халатом, так что Делеври извлек из платяного шкафа свою мантию Министра и облачился уже в неё. Поправил перед зеркалом воротник-стойку, расчесался, заново собрал волосы в хвост… Только затем заметил изменение цвета и в целом проявление пигментации. Потеребил красноватые кончики, задумчиво разглядывая те, недоуменно поразглядывал красную прядь, но, решив, что это – меньшая из его проблем, попросту закончил возиться со своим внешним видом и, выпив половину бокала вина из графина на столе, прихватил свои бумажки, оставленную «кузеном» стрелу, спрятав ту во внутренний карман мантии, перчатки и, на ходу вкладывая в трубку маленький шарик табака, направился за горничной. Нужно было ехать. И сфокусироваться, наконец. Но все мысли у барона как-то постоянно сводились к макету столичного имения… Мог ли этот ублюдок быть причастен? Причиной пожара, по официальной версии, был неудавшийся эксперимент кого-то из его старших родственников. Мог ли он? Мог ли?...

13

Оценив размер ущерба, что оставил после себя новоявленный родственничек, Александр первым делом постарался свести к минимуму его последствия. А именно: подготовить необходимые документы, чтобы поставить в известность Министерство Магии о возможном саботаже. Причем на этот раз бумаги сопровождались большим количеством личных опознавательных знаков, так что вероятность возможного саботажа сводилась к минимуму. Ну... почти. К сожалению, было выявлено как минимум две существенные проблемы, которые запросто могли все испортить. Первая, как верно посетовал сам Александр - магия пустоты. Сам Делеври ею не владел, и свой указ сможет доставить лишь через определенное количество времени. А вот с уверенностью сказать, что пустотой не владеет двойник, барон не мог. Более того, даже если сам он пустотой не владеет, у него мог быть подельник из их мерзкого культа. Да что там, у него банально могли оказаться свитки с нужными заклинаниями. Вторая же проблема - разумеется, сама система работы в такой огромной структуре, как Министерство Магии. Даже если указ будет доставлен вовремя, пройдет немало времени, прежде чем минимальный набор инстанций будет оповещен, а отдельно взятые работники в тех или иных отделах проинструктированы. Конечно, все это можно было бы ускорить, знай Лекс, куда именно нацелился кузен, но, увы, он этого не знал. Оставалось лишь уповать на удачу.
Закончив свои дела, Александр привел себя в порядок, прихватил все необходимое и отправился за горничной. В голове усердно зудела мысль о причастности кузена к пожару в родовом имении. И чем дольше Лекс об этом думал, тем навязчивее была эта мысль. Доказательств у него не было, но... почему-то хотелось в это верить. Возможно, это чисто подсознательное. Психология. У разума появилась зацепка - потенциальный виновник, на которого хотелось повесить всех собак. Так сказать скинуть ответственность за произошедшее. И отомстить, разумеется. Как там было в официальной версии? Неудачный эксперимент одного из старших родственников? Может, так оно и было. Кто знает, сколько лет на самом деле этому придурковатому двойнику. Может, он и есть один из этих "старших". А может, все было куда прозаичнее, и этот дефективный попросту выпустил из-под контроля магию огня в каком-нибудь приступе "огненного безумия"? Возможно, скоро Лекс об этом узнает. А пока нужно было сосредоточиться на делах.
Горничную долго искать не пришлось. Девушка ожидала в гостиной, уже полностью готовая выдвигаться. Надо отдать ей должное - довольно быстро взяла себя в руки. Сейчас Гретта выглядела так же, как и всегда. Даже внешне - переоделась в запасной комплект униформы. Лицо ее было достаточно спокойным и безмятежным, словно и не было ничего такого ужасного еще буквально полчаса назад. Молодец, держится. Заметил Лекс и небольшую сумку, что стояла чуть правее от ног девушки. Чего-то набрала с собой. Конечно же, рыться в вещах горничной смысла не было, да и время поджимало, поэтому барон скомандовал об отправке, и парочка направилась к карете, которая уже была подготовлена и только ждала своих пассажиров. И только когда Гретта и Лекс устроились с относительным комфортом, и карета тронулась, горничная шустро так залезла в свою сумку, а затем извлекла оттуда нечто, завернутое в пищевую бумагу. Вкусно запахло яблоками. Так же быстро в ее руках появилась и небольшая тарелка с вилочкой, на которой буквально через пару мгновений уже лежал аппетитный кусок яблочного пирога. Гретта проделывала все так быстро, будто заправский фокусник.
http://s3.uploads.ru/kYvlM.jpg
Гретта: Вредно это, взрослому мужчине на голодный желудок работать, - мягко сказала девушка, - вот, прошу, господин, - настойчиво так протянула ему еще теплое лакомство.

14

– Ты сама-то когда ела? Ответ «наелась во время готовки» не котируется, предупреждаю сразу. – Проворчал, постукивая пальцами по письменному столику, Лекс. Гретта, конечно, может поесть и в Министерстве, раз уж у неё будет его печать. Кто-нибудь из клерков Александра вполне мог бы раздобыть ей еды, если бы девушка попросила, да и в целом кабинет фон Дермента должен был обеспечить её всем необходимым. И тем не менее! Так что, в зависимости от ответа горничной, барон был готов поделить с ней пирог как минимум пополам. В конце концов, Делеври заботился о всех своих людях, не обращая внимания на то, какой контраст он создает подобной заботой – жесткий, требовательный, часто повышающий голос и выплескивающий вместе со своими эмоциями почем зря пугающие объемы красного эфира, фон Дермент одновременно с этим мог интересоваться состоянием здоровья не только собственных подчиненных, но и членов их семей, у кого те были. Это не говоря о том, чтобы вовремя отправлять их на обед.

– Не прощу. – Лекс проскрежетал вилкой по тарелке, в конце концов, посреди процесса поглощения пирога, не забыв при этом похвалить лишний раз Гретту – готовила та всё-таки вкусно. – Да, наш «гость», конечно, тот еще урод, но и не без моей вины. Никогда бы не подумал, что кому-нибудь при моей репутации достанет глупости влезть в мой дом. Приношу тебе свои извинения, Гретта. Мне, наверное, стоило уже давно озаботиться охраной. Возможно, мне следует обучить тебя магии или найти тебе учителя какого-нибудь боевого искусства? В конце концов, для Дерментов было нормальным обучать своих слуг… Подумай над этим на досуге. Кстати о подумать – мой «кузен», которым представляется этот отморозок, кажется, владеет луком. Стоит ли?... – Делеври показал вилкой на шкафчик в углу кареты, в котором хранился его доспех, разложенный по полкам. Обычно Лекс их не использовал, но в этот раз, возможно, только магической защиты ему будет недостаточно.

Так или иначе, у Лекса будет время, чтобы облачиться, пока они доедут до нужного места, хотя барон и приказал кучеру ехать быстрее. Сначала – в таверну, где сойдет Александр, а затем – уже в Министерство, доставить Гретту. Девушке барон уже передал бумаги и объяснил, что  ними делать хотя той, очевидно, уже было не в первый раз – Гретта доставляла приказы, доклады и письма и ранее.

Таверна "Хмельная Застава", Нижнее кольцо Иридиума >>>

15

http://sh.uploads.ru/2LxNw.jpg
Гретта: Сегодня... - уклончиво ответила девушка на вопрос, - я поем позже, не переживайте господин, - пообещала Гретта, довольная тем, что барон не отказался от угощения. Осторожно наблюдала, как тот трапезничает. Правда, разок все же вздрогнула, когда Лекс произнес короткое "не прощу". Видимо, поначалу сдуру решила, что это он ей, но потом все-таки сообразила, что речь идет об утреннем визитере. - Что Вы, господин, не стоит извинений, - поспешно произнесла Гретта. - Я сама виновата. Мне не стоило неосторожно идти на шум. Если бы была тише, заметила бы его, да и отсиделась бы где-нибудь внизу... - посетовала она. А когда Делеври вдруг озвучил предложение обучаться магии или хотя бы боевому искусству, девушка и вовсе уставилась на него большими от удивления глазами: - ну, что Вы, господин, какая магия? - только отмахнулась она, - я же не Одаренная, - напомнила Гретта, - разве что и правда какой-то самозащите обучиться... ох, не знаю. Это так неожиданно, мне нужно подумать, - в итоге решила горничная.
А Лекс тем временем задумался о доспехе. Разумеется, не зависимо от ответа Гретты Александр намеревался в него облачиться. Это в любом случае лишним не будет, учитывая, что Делеври собрался на штурм поместья одного из культистов. Почему-то у него была полная уверенность, что без боя там не обойдется. Едва ли госпожа Фуборг, кем бы она не была, вот так запросто сдастся. Да и охрана у нее наверняка имеется. А вот информация о луке, только что внезапно полученная от Гретты, никак не выходила из головы. С ее слов это было не просто оружие, а какое-то призывное заклинание. Во всяком случае девушка описала этот лук как нечто пылающее и меняющее свой образ, но при этом сохраняющее очертания лука. Оружие находилось у самозванца за спиной, разумеется, не причиняя тому вреда. И здесь Лекс не обольщался - вряд ли дело в том, что лук безобиден - наверняка коснуться его равносильно тому, чтобы остаться без руки. Ну, для обычных людей. Сам фон Дермент вряд ли пострадает от огня... наверное. Как бы то ни было, рано или поздно Александр достанет этого "кузена", и тогда все его козыри уж точно вскроются. Позже. Пока необходимо было сосредоточиться на предстоящей операции, тем более карета уже совсем скоро достигнет пункта назначения.

Лекс перемещен >>> Таверна "Хмельная Застава", Нижнее кольцо Иридиума

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-12-03 19:11:19)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Дом Александра фон Дермента. Пригород Иридиума.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC