FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 5. 23 ноября 17087. Левиан. Ивейн, Эалтаур


№ 5. 23 ноября 17087. Левиан. Ивейн, Эалтаур

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://s7.uploads.ru/1UfvF.jpg

Левиан. Верхняя терраса. Дом посла Триумвирата, Илириэля из дома Аш'Элиаль.

Утреннее солнце лениво заползло в окно, прокралось по подушке и коснулось лежащей на ней тонкой, не толще детского мизинца, косички. Конец "украшал" волчий клык, покрытый тонкой вязью неизвестного на юге языка. Луч скользнул дальше, осветив лохматую копну русых волос, болезненно-бледную щеку и, наконец, ярко-синий глаз, тоскливо пялящийся в стенку. Недовольно сощурившись, Ивейн сползла ниже, чтобы оставаться в тени, хотя и не спала уже какое-то время, предаваясь мрачным мыслям. Толку от этого не было ровным счетом никакого, да и приехала сюда она совершенно не за этим, наоборот - поездка должна была отвлечь и поднять настроение, только вот с задачей пока не справлялась ни красота города, ни уют дома, ни разговор со старым другом. Оказалось, что всего этого недостаточно, чтобы привнести покой в сердце - разумеется, она знала это, этому научила ее Варга, но... наверное, малодушно надеялась таки получить извне то, что можно было взрастить лишь изнутри. Ведьма вздохнула, зарываясь лицом в подушку. Чего-то ей не хватало. Все еще. Спустя столько времени... Ей все еще чего-то не хватало...

Внизу раздались приглушенные голоса, вынудив Ив невольно прислушаться - у него опять дела? Так рано? Увы, ничего расслышать было нельзя, но все равно нужно было вставать - да, здесь она могла отдохнуть, поваляться в постели, но безделье утомляло. Шаманка давно разучилась просто лежать - максимум, на что она была способна, это "просто" гулять, бесцельно шатаясь где-нибудь по лесу, разговаривая с духами или просто молча наслаждаясь тишиной и покоем. В движении. Так что Ив поднялась, умылась, причесалась и переплела косы. Она понимала, что слишком экстравагантно выглядит для того, кто предпочитает оставаться в стороне, но ей нравилось. Нравилось чувствовать себя тшайлис и носить ее атрибуты. Нравилось вспоминать колючий снег по ту сторону Хребта, суровую жизнь, жестких, но таких прямых и искренних людей... Если подумать - только там Ив была по-настоящему спокойна. Только под сказки старой Варги, в чуме, укрывшись шкурами, никогда не оставаясь в одиночестве и, благодаря этому поняв, что покой - внутри. Но почему сейчас она не могла возродить его? Неужели ей так не хватало Северного Ветра? Нет, просто... просто легко было быть такой там. Почему - ей оставалось это понять...

Одевшись, девушка открыла дверь комнаты и замерла на верхней ступеньке лестницы, пытаясь разобрать, о чем разговор, чтобы понять, можно ей спуститься или стоило подождать, пока гость уйдет.

Отредактировано Ивейн (2020-02-17 15:29:59)

2

Алкарион Лото уверенным шагом переправился по хитросплетениям Левианских улиц в сторону дома Илириэля, ставшего в последнее время ему приютом и центром всех его надежд на скорейшее разрешение возникшей крайне щепетильной ситуации. Возможно, чем более шаткой представлялась ему его же собственная позиция, тем более уверенный вид приобретала походка. Судьба сыграла с друидом злую шутку, сделав дополнительный кульбит на выходе из сальто мортале, так что ловкости промысла богов мог бы позавидовать и самый ловкий из акробатов Мистериума. Волею судьбы эльф был возвышен до статуса героя и удостоен личной имперской благодарности; волею судьбы друид смог извернуться и избежать участи многих, и теперь, когда  ужасная угроза миновала, казалось бы, можно спокойно было вернуться героем на службу Вечного Леса. Но увы, на выходе он получил лишь Министерские кандалы. И не те, железные, которые усилием воли можно сбросить ил вывернуться из них, изловчившись. Нет, намного более прочными путами он был сейчас повязан - Министерской бюрократией, и выпутаться у него не получалось, как он ни пытался...

Посол Триумвирата, Илириэль, принимал посетителей намного позже, но для Лото было сделано исключение. Всё же, он пришел не на официальную аудиенцию у посла. Скорее, это можно было назвать дружеским визитом. Насколько они были друзьями по-настоящему и почему посол уделяет друиду столько внимания, Алкарион мог лишь догадываться. Возможно, это была рука помощи, вовремя протянутая достойным эльфом, а может быть посол хотел разыграть знакомство с Лото как карту на поле политической игры в отношениях между Империей и Левианом. Да, он старался все еще придерживаться принципа Гвардии Лесных Теней: "Стрелы в дипломатии не смыслят", но сейчас, к сожалению или к счастью, его судьба была связана скорее с дипломатией, нежели со службой, так что выбирать не приходилось. Тем более, что Алкариону уже предлагали задуматься над "достойной реализацией его таланта и статуса" гарантируя, в случае чего, свою защиту и благоволение. Однако, ни политический статус, ни служба в гвардии не помогали друиду хоть как-то выпутаться из ситуации. Вот и сейчас происходило то же самое - посол просил от Лото терпения, пока решаются вопросы по его поводу, ведь шестеренки бюрократической машины нельзя поторопить. Алкарион со своей стороны просил хоть какой-то определенности, ведь всё это было похоже с каждым днём все больше на затягивание времени, нежели на решение проблемы. Он требовал перехода к хоть каким-то активным действиям от политиков, пока он сам не приступит к каким-то действиям. И да, в такой ситуации даже от такого дисциплинированного и спокойного эльфа как Алкарион можно было дождаться повышенных тонов в общении спустя час почти бессмысленного и уже порядком затянувшегося разговора. В этот момент он даже и не думал, что может кого-то здесь разбудить:

- ...тогда я просто уеду отсюда! - выпалил он под конец, хотя и прекрасно понимал, что скрывающийся в бегах носитель темного дара не только поставит под угрозу себя вдвойне, но и потянет за собой людей, покровительствующих этому. Это был в каком-то смысле шантаж.

https://sun9-61.userapi.com/c206520/v206520015/7765f/TIaN8IWNTeU.jpg

Илириэль Аш'Элиаль:- Ты стал совсем другим, в тебе всегда было столько здравого смысла, неужели именно сейчас он тебе изменил? Ты ведь понимаешь, что это значит? Я понимаю твоё нетерпение и ты знаешь, что для меня честь - помочь тебе, но, боюсь, пока не придёт официальный ответ оттуда на наш прошлый запрос, даже я не в силах как-то прояснить ситуацию. Не стоит так волноваться. Поверь, уже в декабре тебя переведут куда-нибудь на север и больше не побеспокоят.
- Хорошо, я верю. - ответ друида был сдержанным и лицо ни на йоту не выдало, что только что ему пришлось проглотить сразу две горькие пилюли. Первой была предсказуемость визита, хотя он все еще искренне верил в помощь посла. Второй были те, кажется, принявшие необратимый характер изменения в его характере, которые заметил Лото. Позволяет ли он тьме и безумию обойти эльфийскую гордость? - Илириэль - обратился к послу друид по-дружески, опуская официальности -...кажется, мне никогда не стать прежним. - выдохнул сказанным Голос Леса.

Илириэль Аш'Элиаль:- Нужно совершить поступок, чтобы стать героем... - посол замешкался, на секунду, подбирая слова, - и пережить его последствия, чтобы героем остаться. Да, иногда даже звучащие как очередная банальность слова могут быть ударом молота, если будут сказаны в нужное время и нужной персоне. Друид сел обратно в кресло и тяжело замолчал, погрузившись в раздумья. Посол, моментально оценив ситуацию, понял, что присутствие его здесь больше не обязательно и удалился к себе в кабинет, решив не прерывать печальных размышлений гостя.

Отредактировано Эалтаур (2020-02-23 13:57:01)

3

Ив не любила политику. Не любила изворотливость, неясные речи, туманные намеки. Игру и ставки. Все то, что было смыслом жизни всех, кто занимался этим делом. Она даже никогда не вникала в тонкости этой сферы, не интересовалась деталями, не желала понимать необходимость и сложность. Даже будучи знакомой с послом эльфов, просто отказывалась разговаривать с ним обо всех вещах, связанных с его работой и допустимых к обсуждению с человеком - шаманке было совершенно не интересно. Как так случилось, что спектр, прошедший так много вылазок и в совершенстве владеющий своим мастерством, ступил на путь трепания языком? Она никогда не поймет, сколько бы он не объяснял.

И даже сейчас, в такую рань, у себя дома он занимался работой - Ив не слишком поняла суть разговора из-за того, что слышала лишь кусок, а разобрала еще меньше, все-таки синдарин она хоть и учила, но но знала весьма посредственно, да и было ей на тему разговора, честно признаться, плевать. Да всех сочувствия не напасешься, если ты только не какой-нибудь маг жизни или света (или просто неисправимый оптимист и добряк, типа некоторых), и ведьма предпочитала не расходовать свои, не слишком объемные, ресурсы понапрасну. Кажется разговор закончился, так что она спустилась на первый этаж, на несколько мгновений замерев на последний ступеньке, чтобы осмотреться и мельком изучить гостя. Сама она была человеком - босая, в простых темных штанах и синей рубашке навыпуск, на шее виднелась связка амулетов. В копне русых волос почти до пояса попадались тонюсенькие косички с вплетенными в них... ээ, возможно, это могло называться украшениями, но где-то за пределами цивилизованного мира - когти, зубы, перья, в общем, всякая дрянь. Худощавая, если не сказать - тощая, со слишком бледной кожей и мешками под глазами, с колким, изучающим взглядом, лишенным и капли добродушия. Если не брать в расчет прическу и пронзительно-синие глаза - среди людей она была совершенно, до скучного обычной. Среди эльфов... что ж. Бывает и такое.

- Tielv'e ne'z arin, - негромко поздоровалась она из чистой вежливости и пошла в кабинет, чуть прихрамывая. Хозяин дома встретил ее на пороге - должно быть, услышал, как она спускалась.

https://sun9-61.userapi.com/c206520/v206520015/7765f/TIaN8IWNTeU.jpg
Илириэль Аш'Элиаль: - Иви, доброе утро. Как спалось? - Он приобнял девушку за плечи, поцеловав в лоб, взглядом спрашивая у гостя разрешения представить его.

Отредактировано Ивейн (2020-02-25 06:03:10)

4

Размышления утопающего в собственной неопределенности эльфа были прерваны появлением в комнате определенно чудесного создания. Вид у неё был слегка еще заспанный, сильно контрастирующий с тем, что можно было прочитать во взгляде и выражении лица эльфа. При должном желании и умении из лица эльфа можно было вычитать целую палитру состояний и эмоций - от замешательства и утомленности до решительности и удивления, но чего точно не было, так это мягкой утренней рассеянности, придающей всем движениям особое качество осторожности в каждом контакте с внешним миром. Небрежно бросив на неё взгляд, можно было бы принять особу и за эльфа - на эльфийский манер утонченная фигура, бледно-белая кожа и заплетенные в тонкие косички русые волосы создавали такое впечатление. Но, стоило пронзительно-синим и тёмно-зеленым глазам пересечься, как это наваждение мгновенно рассыпалось. Вся ситуация резко сменила ракурс, неаккуратно задевая струны паранойи, тем самым, словно по нотам, вызывая в Эалтауре чувство настороженности и повышенного внимания. Дело в том, что во-первых, слова были сказаны на синдарине с заметным уху акцентом - в доме был человек. Во-вторых, чутье заклинателя сразу распознала в присутствующей крайне сильного мага. Из задумчивого друид моментально перешёл в состояние взведенное, нервы в миг стали натянуты как тетива, но напряжение он свое постарался не выдавать. В голове могло бы пронестись сразу несколько гипотез о происходящем, но эльф не допустил их к себе в мысли, полностью открываясь восприятию ситуацию. Когда Илириэль обнял гостью, это стало хорошим знаком, но вопросов возникло скорее еще больше. На предложение представить его, Алкарион сильно качнул головой влево, показывая своё сомнение и полное непонимание ситуации, но всё же поднялся с кресла, вставая перед гостьей в полный рост и заведя руки за спину. Он был одет в костюм обычного эльфийского горожанина, сочетающий в себе зелёные, коричневые и более темные элементы. Хоть как-то выдавал эльфа разве что еле заметно спустившийся по воздуху плащ из призрачного шелка, на который спускались хвостом черные как смоль волосы. Взгляд внимательно изучал собеседницу. Пауза продлилась столько, сколько посчитал нужным посол, и длилась до тех пор, пока он не решил, что собеседники увидели друг друга. Уж ему-то точно было хорошо известно, насколько важно первое впечатление и сколько необходимо времени, что две персоны составили его друг о друге.

https://sun9-61.userapi.com/c206520/v206520015/7765f/TIaN8IWNTeU.jpg

Илириэль Аш'Элиаль: - Позволь представить тебе Алкариона из семьи Лото. Для меня, в первую очередь, это сын известного в Левиане и за его пределами плотника и резчика Элмаруила Лото. - посол акцентировано представил друида как члена семьи, во-первых, учитывая щепетильность ситуации, в которой друид оказался, а во-вторых упоминая о своём друге, с которым во многом осваивал в юности это ремесло. Позже, их дороги, конечно, сильно разошлись, но к своему удивлению отражение своей судьбы, возможно, посол разглядел в сыне старого товарища. Может быть шаманка слышала это имя, а может и нет, но назвать этого эльфа, видимо, было для посла важно. - А также гвардеец, участник недавних событий в Иридиуме. - коротко прибавил посол, и повернулся к Ивейн, ожидая, нужно ли представить гостью или она сама за себя постоит.

Эльф кивком поблагодарил кивком посла, после чего поклонился гостье. В поклоне эльф убрал руку из-за спины, плавно перенеся её вперёд. В руке материализовалась точно в цвет её глаз декоративная синяя гербера, предназначенная очаровательной, но довольно странной незнакомке. Эльфу не хотелось никак выдавать своё беспокойство, поэтому он решил начать общение с милого знака внимания. Подобные маленькие лёгкие фокусы приводят людей в замешательство на пару мгновений, но, как показалось эльфу, эту особу так просто не удивить. Что же, пусть тогда это будет просто жестом вежливости и доверия.

Отредактировано Эалтаур (2020-02-25 10:25:45)

5

Нежелание общаться с кем-то, кроме Илириэля, Ив считала своим законным правом, находясь в Левиане на правах гостя, неважного никому, кроме посла - она была более чем безызвестной личностью, особенно за пределами кругов спектрографов и этнографов. Потому что она была уверена, что короткое, вежливое приветствие  - это все, что она должна гостю, после чего может спокойно уйти на кухню и откопать там что-нибудь съестное. Например, яблоко. Или яблоко? Хмм... а может, яблоко? Вот только ведьма не учла одного (и осознала свой просчет она лишь тогда, когда Илириэль чуть сжал пальцы на ее плечах, не позволяя уйти) - того, сколь щепетильно эльфы относятся к этикету, вежливости и традициям.

Проклятье.

Обреченно пришлось прервать движение прочь и снова развернуться к гостю, постаравшись - правда, постаравшись, - натянуть маску вежливости. Ей показалось, что он тоже не был шибко рад знакомству, но Ив не хотела обижать старого друга, да и не таила сомнений касательно своего почти полного неумения читать людей и иных разумных существ. А уж эльфов и подавно - они ж все такие дочерта гордые, морда кирпичом, взгляд мудреца и осанка короля в тысячном колене... Хотя этот, все-таки, не такой. Не совсем. Возможно, так казалось из-за подслушанных обрывков разговора?

- Безумно рада, - отозвалась Ив, с трудом сместив тон из недовольной позиции в нейтральную, правда, моральных сил добавить в него хоть немного радости, хотя бы не безумной, она таки не нашла. - Наслышана, - она действительно слышала про мастера Лото - Илириэль же и рассказывал, еще давно, когда только учил ее обращаться с инструментами. Позже она как-то не интересовалась известными мастерами - не до того было. Сначала учеба, потом... остальное, потом работа... да и резку ведьма сейчас забросила - слишком сильно увлекала ее работа, так что тратить время на что-то иное просто не хотелось. То, что Лото-младший участвовал в битве за Иридиум сначала было разожгло пламя во взгляде, но оно почти сразу погасло - она ведь уже знает все, что хотела, а ошибиться Кроуфорд не мог. Стоило перестать по привычке делать стойку на каждого выжившего в той битве... - Ивейн Валкорион, - коротко представилась она, поборов желание съязвить, желание добавить, что имя ее семьи все равно ни о чем ему не скажет, или что семьи вообще больше нет, или... Нет. Коротко. Вежливо. Соблюсти необходимый минимум расшаркиваний и свалить уже. Да и представилась сама Ив исключительно по этой же причине - чтобы Илириэль не начал нести что-нибудь, что Лото не касалось. То есть все.

Гостю же, наоборот, соблюдение рамок приличий давалось, кажется, без труда - движения изящные, поклон безукоризненный, кракен его пойми, что у него на уме, но придраться не к чему. А вот последний жест... Если честно, Ив изрядно опешила, настолько, что даже не знала, как реагировать. Никто. Никогда. Ни разу в жизни. Не смел дарить ей цветы. Воспринимая себя как мага, шамана, ведьму, ученого, исследователя, путешественника, Ив воспринимала себя как женщину только в те моменты, когда тело требовало свое, или когда у нее не хватало физических сил и внушительности что-либо сделать, например, запугать кого-то. Но носить платья, флиртовать с парнями и получать подарки (детали снаряжения и прочие полезности не в счет), а тем более, цветы - это уж совсем не про нее...

Он... он что, решил, что я... девочка?!

Повинуясь едва заметному толчку от Илириэля, Ив все-таки взяла цветок. Так было надо.

- Благодарю, - поблагодарила она эльфа и раньше, чем хозяин дома успел что-нибудь сказать, вклинилась гномьим берсерком: - Не буду вам мешать, у вас, кажется, дела. Даже не думай, - напоследок ведьма уперла палец Илириэлю в грудь, давая запрет на любые разглагольствования касательно нее. Оставалось надеяться, что он послушает. Хотя кто его знал... И, наконец-то, покинула комнату, прикрыв за собой дверь на кухню. Илириэль виновато посмотрел на гостя и развел руками.

https://sun9-61.userapi.com/c206520/v206520015/7765f/TIaN8IWNTeU.jpg
Илириэль Аш'Элиаль: - Она дочь моих старых друзей, приехала погостить на пару дней, - пояснил он ее присутствие в своем доме.

6

Ракурс, взятый послом при представлении друида вполне устроил собственно представляемого. Достаточно кратко и достаточно информативно, все пункты этикета были соблюдены. В этой части маленькой церемонии Лото не сомневался, его больше интересовала реакция неожиданной гостьи. Девушка, Ивейн, кажется, с трудом нашла в себе силы поддерживать рамки приличия. Людской нетерпеливости можно только посочувствовать. И пары секунд не могут выдержать под давлением традиции, всё стремятся выскочить, улизнуть от ответственности. Наверняка, как всегда, мимолетный порыв эмоций контролирует действия больше, чем установленный порядок. Лото любил людей и уважал их за многое, сделанное ими - иначе бы он столько лет не прожил в Иридиуме, эпицентре людской суеты. Честно говоря, эта суета во многом поддерживала местами флегматичного друида в тонусе, за что он был людям благодарен. Но здесь, в центре Левиана, в месте полном тысячелетней истории и традиций, он с этим столкнуться был не готов. Особенно раздражающим это знакомство стало во многом из-за того, что как раз застало врасплох эльфа именно сейчас - когда его судьба и карьера идёт наперекосяк из-за человеческой нетерпеливости, нежелания разобраться в деталях, раздражающей бюрократии вперемешку с самоуправством и так далее и так далее. Сейчас для друида это всё было об одном, поэтому и гостья стала для него "очередным подтверждением".
  Но чтобы он ни подумал насчёт юной Ивейн, все это было вторично по отношению к тому облегчению, которое сопровождало понимание того факта, что это просто "дочь старых друзей" и никакого отношения к политике не имеет. Напряженное как струна тело эльфа расслабилось лишь после того как гостья поблагодарила эльфа и отправилась на кухню. Не ушёл от напряженного внимания и небольшой подталкивающий жест Илириэля. Хмх, гордая? Так или иначе, ему не было до происходящего здесь дела, хотя много факторов подыгрывало любопытству друида - юная девушка из Империи, при этом сильный маг, гостит в доме у посла - всё это могло бы вызвать кучу бесполезных вопросов, ответы на которые его сейчас совершенно не интересовали. Очевидно, и она сама приехала сюда не светские беседы вести и знакомиться со всеми направо и налево. Может, это политическое убежище? Я слышал о притеснении магов в Империи. И это после всего того, что они сделали в Иридиуме. Смешно. Цепь ассоциаций и воспоминаний увела мысли друида в сторону от происходящего, а через пару мгновений он уже вернулся к его актуальным проблемам, тем более что у него действительно была пара незаконченных дел.
- Благодарю за представление и рад знакомству. Кажется, лишних вопросов можно не задавать? - эльф убедился в этом на всякий случай и, увидев снисходительную улыбку посла, продолжил. - Да, ещё я принёс письмо из Истаранар, руководствуясь Вашим советом, с печатью Хелавали, позвольте... - два эльфа прошли в кабинет, где решалась дальнейшая тактика действий Лото. Кажется, развязка всей этой истории и действительно была близко, но всё же что-то друида тревожило. Может быть, они отчасти и правы. Даже я не знаю пока, что во мне скрывается. После того как он передал письмо и договорился о следующем визите, настал момент попрощаться с послом до следующей недели. Поклонившись, Лото вышел из кабинета и направился уверенно к выходу. Понять, изменилось что-то в лучшую или худшую для него сторону он не мог, но то, что сегодня произошло - было явно не нейтрально.
- Если собираешься подслушивать, крадись осторожнее, - бросил эльф фразу, проходя мимо кухни так, что Ивейн точно его услышала, после чего замер перед следующим шагом на несколько мгновений, словно ожидая ответа, но, тряхнув головой, прошёл дальше к выходным дверям. Выйдя на улицу, друид пожмурился от холодного ноябрьского солнца, которое во всем своем сиянии поднялось над лесом, и вдохнул полной грудью свежего воздуха, чтобы сбросить с души паутину бумажной волокиты. Что день грядущий готовит...

Отредактировано Эалтаур (2020-02-27 19:55:10)

7

Положив цветок и моментально забыв о нем, девушка уже почти вгрызлась в без труда найденное яблоко (Илириэль всегда был крайне внимателен к мелочам), когда услышала брошенные Лото-младшим слова. Она замерла на пару мгновений, скосив глаза к двери и поборов легкое искушение ответить, после чего вгрызлась во фрукт. Конечно, мелькнуло желание не оставлять все вот так, сказать - а может, и показать, - что если ей нужно будет подслушать, она в состоянии сделать это так, чтобы он ничего не узнал, или вовсе осадить наглеца иначе, но, разумеется, подобное желание было задавлено в зародыше. Она не привыкла и не собиралась мериться размерами... некоторых частей тела, хотя, безусловно, ждала того дня, когда к ней перестанут относиться так. Идущим по пути меча в этом плане легче, одного взгляда на них хватает, чтобы все понять, а она... кто станет опасаться тощую двадцатилетнюю девушку, на голову, а то и на две ниже среднестатистического мужчины? Никого не волнует, что она может в одиночку уничтожить целый город, важно только то, что она выглядит милой. Ив вздохнула. День начинался паршиво.

Не смог это исправить даже эльф, разумеется, вовсе не обязанный развлекать девушку, с которой его связывала лишь дружба с погибшими людьми. Да, он снова помогал ей, делал все возможное, чтобы сделать пребывание Ивейн комфортным, но... но она чувствовала, что не найдет здесь покоя. Это место было ей чужим, как и все остальные. С того самого момента, когда в Кардосе прогремел взрыв. Так что она решила не вынуждать Илириэля тратить на нее еще больше времени и пошла прогуляться в надежде, что красоты города прогонят вцепившуюся в позвоночник меланхолию.

http://s5.uploads.ru/kXZi7.jpg
Левиан. Нижняя терраса. Несколькими часами позже.

Мир непредсказуем. Можно бесконечно долго искать закономерности, высчитывать зависимости, даже познавать тонкости предвидения – но мир продолжит оставаться непредсказуемым. Непознаваемым. Происходящее может внезапно сменить направление, может оборваться, может просто сменить цвет и сущность, и желание смертных никак не повлияет на это, лишь отдельные, сильнейшие индивиды могут быть столь настойчивы, чтобы убедить мир вернуться в свое русло, в то, которое необходимо им. Остальные же…

Остальные обречены подстраиваться под происходящее, раз за разом отказываться сдаваться и искать новую опору под ногами, когда мир легким пинком ноги выбивает ее, оставляя падать, бесконечно падать куда-то во мрак… Многие сдаются. Некоторые нет. Кто-то тянется к свету. Кто-то черпает новую силу из теней вокруг. Кто-то пытается найти баланс во всем происходящем. А кем была она? Какой путь выбрала для себя после того, как мир рухнул? Благодаря чему продолжала жить и идти вперед?

Судя по тому, как долго изучали ее маги на границе, вглядываясь прекрасными глазами так пристально, что хотелось плюнуть, развернуться и уйти – не тем, которым нужно было. Ее пустили – лишь благодаря протекции посла, неохотно, дав понять, что увидели нечто такое, что было на грани дозволенного. Аура? Должно быть… Какой она была после всего, что жизнь обрушила на голову и всего, во что ведьма влезла сама? После всех тех ночей, когда сова на кончиках бесшумных крыльев несла кровь. После всех тех ночей, когда врывалась в сны отблесками пламени, разъедавшими душу. Всех… как они отразились на ней? Было ли хорошо, что ведьма не могла увидеть? Или… наоборот? Она не знала. Не задумывалась. Жила так, как считала нужным для себя, не сомневаясь в принятых решениях.

Кроме одного.

Медленно шагая по «нижнему» городу, глядя, как приминается под сапогами трава, намеренно не подымая глаз, чтобы не столкнуться с кем-нибудь взглядом, ведьма жалела, что приехала сюда. В этот день она думала, что не захочет быть одна, думала, что будет рада провести его со старым другом, наверное, последним, кто знал ее прошлую, с тем, кто помог в час беды и опасности, кто протянул руку, кто не отвернулся… Думала, что сможет вспомнить что-то светлое, тихо посмеяться с ним в теплых ночных сумерках, позволить душе отдохнуть в прекраснейшем из городов.

Но она ошибалась. Левиан лишь растормошил старые, уже затянувшиеся почти раны, поднял из глубин памяти все то, что она старалась забыть, показал, сколь далека она теперь от той девочки, с которой когда-то познакомили его старые боевые товарищи. Зачем было приезжать? Зачем отрывать его от дел, вынуждать давать официальное приглашение, смотреть в глаза и видеть там то, что он не должен был? Зачем? Сентиментальность? Боязнь одиночества? Но она справилась с ними, научилась не позволять им влиять на жизнь. Так почему? Должно быть, осталась еще в душе слабость, осколки прошлой личности, вынуждавшей тянуться к кому-то, искать опоры, поддержки и… любви? Только в это день… Именно сегодня…

В годовщину свадьбы родителей.

8

Левиан. Верхняя терраса.

В какой ситуации должен оказаться эльф, чтобы принять спокойствие и размеренность за стагнацию? Видимо, в мою. Надо было всего лишь выдернуть меня из привычной среды в гущу событий, а затем вернуть обратно, добавить к этому всему нетерпеливого ожидания важного решения по своей дальнейшей судьбе, вверенное в руки чёрт знает кому, чтобы получить то что получилось - плавное течение жизни превратилось в полный застой. О Этерия, как мне всё это надоело! Эльф бросил взгляд вдаль, вдоль линии макушек деревьев, через кроны которых редкими пятнами пробивалось небо, отрываясь от своей работы, затем присмотрелся к объекту своего труда ещё раз, смерил оценвающим взглядом и продолжил вырезать заготовку дальше. И ведь я ничего не могу с этим сделать. Теперь я даже не могу быть уверен, в том что моя ненависть ко всей этой ситуации - это не ненависть к самому себе. Тьма. То, к чему я относился всю жизнь с презрением, то против чего я всегда готовился бороться - теперь часть меня самого. Это что-то почти ощутимое... То что было шорохом вечной листвы, теперь стало мрачным шёпотом прямо над ухом. Едва слышу его. Это невыносимо. Почувствовав тревогу, эльф несколько раз глубоко вздохнул, отгоняя от себя мрачные мысли, которые настойчиво возвращались. Никогда ещё ему не приходилось "уживаться" со своим даром - и природа и вода, а также их путеводные чувства всегда вели его по верному пути, но теперь он боялся оступиться. То что я не могу контролировать - я могу изучать, познавать. Мало кому из эльфов доводилось открыть в себе такой Дар и не попасть в изгнание. Хотя что за изгнание принимать. В каком-то смысле, я тоже в изгнании, отброшен и никому не нужен, несмотря на всё, что я сделал. Это всё перечеркнуто, и всё следует начинать с начала. Или нет...

С полной отрешенностью эльф взял почти готовое изделие, которым он был занят всё это время и направился наружу. Выйдя из комнаты, он попал на импровизированный балкон террасы, позволяя вечернему воздуху наполнить лёгкие смесью всех возможных запахов леса. Подойдя к самому краю, он прислонил готовую маску к лицу - лицо скрылось за формой черепа, аккуратно вырезанного из дерева. Углы получились довольно неровными, надо будет ещё отшлифовать. И додумать крепление. Из глазниц маски выглянули ярко-зелёные глаза. Прорези подходят идеально, почти не закрывают обзор. Чувство полёта в никуда, смешанное с холодной решимостью перевалило тело эльфа через перила балкона. Но взгляд, упавший через прорези маски вниз на нижний уровень раньше, чем туда устремилось тело, заставил эльфа всё же отшатнуться. Ух, кажется, никогда не замечал, что тут так высоко! Сердце колотилось так сильно, что пульс чувствовался в каждой клетке тела. Он отложил маску и опёрся на перила руками, несколько раз встряхнул головой и стал смотреть вниз, урывками вдыхая воздух. Мысли теперь его совсем уж перемешались, не формируясь в что-либо определенное, так что он простоял так какое-то количество времени, просто глядя на нижний уровень.
Хм. Значит эта особа? Ивейн Валкарион? Стоя наверху, эльф заметил, как девушка медленно идёт по "нижнему" городу в полном одиночестве. Не похоже, чтобы её торопили куда-то важные дела. А именно по таким делам обычно сюда приезжают гости Илирэля. Слишком уж неспешна для человека...Но как и все люди, редко поднимает взгляд выше собственного носа! Подперев голову рукой, Эалтаур с любопытством наблюдал, как проходит мимо его новая знакомая - не часто всё-таки здесь бывают такие колоритные гости.

9

Для максимально глубокого погружения в пучины собственного сознания Левиан, пожалуй, подходил все-таки меньше, чем Ледяная Пустошь. Бесконечные снега и холод вынуждали закутаться потеплее, прикрыть глаза и обратиться внутрь. Вечнозеленые леса, полные жизни, наоборот, притягивали взгляд вовне. И если красоты можно было игнорировать, потому что тебе нет до них дела, то жизнь, с которой эльфы умели сосуществовать в гармонии, недоступной для людей, просто не позволяла этого делать, и речь не о соляре. Спектр. Никогда раньше шаманка не видела такого количества малых духов а населенном живыми существами месте. Даже на севере их было меньше, хотя, конечно, причина была тогда в отсутствии у нее опыта. Здесь же им, казалось, самим было любопытно, что это за существо с увечными ушами, и они наблюдали, пускай и далеко не всех ведьма могла увидеть, но была уверена, что их много. Даже Лаэ пропадала где-то со вчерашнего дня - должно быть, ей было любопытно место, подобного которому она еще не видела. Хотела ты остаться одна? Пожалуйста, наслаждайся.

Вот только Ивейн не желала наслаждаться, она желала мучиться самобичеванием и грызущей тоской, чем и занималась, правда, не совсем идеально успешно - Путь шамана невозможно игнорировать, если так уж сложилось, что ты по нему идешь.  При всем желании. А этого ведьма не желала никогда и сейчас то и дело выныривала из мрачных мыслей, следуя взглядом за очередной необычной фигуркой, парящей среди листвы какого-нибудь очередного безумно прелестного кустика. Стоило потратить время с пользой, узнать что-то новое, раз уж с весельем не получилось - снова уйти в работу, как все последние годы, жить иначе у нее просто не получалось...

Ведьма остановилось, рассеянно глядя на пляску света и тени в миллионе оттенков зеленого и коричневого, на несколько ударов сердца не думая вообще ни о чем, будто провалившись в пустоту или попав в стазис... Интересно, люди, скованные заморозкой, сохраняли способность мыслить?

Ведьма тряхнула головой. Если позволить мыслям просто течь, они затекают в какие-то совсем странные дебри. Так недолго задуматься, а подобает ли казнить преступников...

В зелено-древесном мельтешении мигнули глаза.

Ив склонила голову набок и посмотрела точно в них.

Глаза исчезли, но из листвы раздалось стрекотание, не похожее ни на один ранее слышанный звук от животного, птицы или насекомого.

Забыв обо всем на свете, особенно о том, где она находится и кто может находиться рядом, шаманка стала пробовать повторить этот звук, издавая тарахтение, щелчки языком и обрывистые согласные. Стоя перед совершенно обычным кустом. Неудивительно, что шаманов считали психами...

10

Хмммм... Эльф с любопытство разглядывал происходящее внизу мистическое действо. На мгновение он поймал себя на мысли, что чувствует что-то очень знакомое в поведении этой девушки. Что же это может быть? Любопытство к природе? Может быть. Когда-то в юности и он сам мог так проводить кучу времени, изучая растения и животных, которых всегда достаточно в окрестностях. Но что-то было в этом странное, как будто немного неестественное что ли. К сожалению или к счастью, эльф был полным нулём в спектрологии и вообще не догадывался о сути происходящего, но то на что он не мог не обратить внимание - это на неподдельную заинтересованность девушки. Да что она там увидела такое? Не могу отсюда разглядеть! Там птица какая-то или она куст рассматривает? Эльф ничего не мог сказать про то, что Ивейн Валкорион там в кустах увидела, но зато кое-что мог сказать теперь про неё саму. Ясно было одно - она явно не была каким-то чиновником из Иридиума или что-то вроде, а к Илириэлю её привела явно более долгая и запутанная дорога, уж точно не та, которой приезжают все его обычные гости.

Нечасто здесь можно встретить даже человека, который приехал с какой-то конкретной деловой целью. Что уж говорить о людях, которые попали сюда...заблудившись? А что насчёт меня? Как оказался я здесь - есть ли у меня цель или я тоже просто заблудился, а теперь выкручиваюсь из положения как могу? Коротаю время, рассматривая проходящую девушку, словно она какой-то диковинный куст. Это от скуки или может быть общество людей за это время мне действительно стало ближе? Пожалуй, это можно проверить. Поверх рабочей одежды Лото накинул плащ и быстро перебирая ногами спустился вниз, то ли спеша к кому-то, то ли убегая от чего-то. Но оставаться дальше в комнате, где он был расквартирован на этот месяц, ему точно не хотелось, особенно после произошедшего на балконе

- Кажется, живые растения тебя привлекают больше, чем появляющиеся в руках эльфа?

11

Нужный звук никак не получался, однако Ив чувствовала, знала, что дух здесь, рядом, что он заинтересован, но пока не хочет показываться. Почему? Хочет поиграть? Не понимает, чего именно она хочет? Привык к Видящим и реагирует на них намного спокойнее? Чтобы узнать ответ, нужно пообщаться. А чтобы пообщаться, нужно выдать более-менее похожий звук, вторя самому духу. Увлеченная тарахтением на разные лады, ведьма не особо обращала внимание на происходящее вокруг - что может случиться в дружественном Левиане? - а остроухие могли бы подкрасться и к кому-то более обращенному вовне. Потому от прозвучавшего совсем рядом голоса ведьма подпрыгнула, подавившись очередным "тррр". Невысоко, правда, всего на пару сантиметров.  После чего одарила эльфа взглядом, больше всего похожим на слабо заинтересованное "а, это ты" и вернулась к прерванному занятию, совершенно не смущаясь компании. Теперь она пыталась быстро-быстро цокать языком, но у шаманки физически не получалось сделать это с достаточной скоростью. Попробовав и так и эдак, она замолчала, обдумывая варианты, заодно ответив таки новоприбывшему.

- Что я, магии Природы не видела? Это, конечно, чудесно и удивительно, но не диковинка. А вот когда видишь милого маленького козлика, сразу становится любопытно, - и она сразу продолжила свои занятия, пытаясь изобразить стадо пьяных кузнечиков. Даже выставила вперед сложенную лодочкой ладонь, пялясь в кустик. При этом он был не настолько густым, чтобы нельзя было разглядеть, что никакому козлику там спрятаться совершенно негде.

12

От услышанного ответа эльф едва не оскорбился и даже случайно хмыкнул себе под нос, но потом любопытство всё же взяло верх. Тем более что слово "любопытство" прозвучало и в речи самой девушки, словно бы эхом напомнив о самом важном. Может быть, сама девушка, стоящая перед ним была для него кем-то вроде маленького милого козлика и тут уж действительно не грех проявить любопытство.
- Вот как? Я мог бы поговорить с любым из животных или даже узнать как дела у самого куста, но "язык" - эльф иронически подчеркнул интонацией последнее слово - на котором пытаешься говорить ты - мне незнаком. Да, это конечно касалось непонятной какофонии звуков, который издавала девушка. Но может быть это было в этом было ещё и зерно горькой правды, заключавшейся в том, что он давно не разговаривал с людьми, общий язык здесь звучал довольно редко и эльфийское ухо давно уже успело вновь привыкнуть к звучанию синдарина. Эльф поймал себя на мысли, что он и сам сейчас пытался поговорить с каким-то едва заметным существом. Да, он мог бы узнать как дела у куста, но может ли он вот так вот запросто понять, с каким существом он столкнулся сейчас? Магия природы для неё не была чем-то удивительным, но Лото был носителем и более загадочных даров, которыми наверняка можно не только удивить, но и напугать. Вот только проверять у него это не было никакого желания.
- Хм, а что бы ты хотела узнать у этого маленького козлика? - решил продолжить любопытствовать эльф, не обращая внимания на тот факт, что никаких животных поблизости не было.

Отредактировано Эалтаур (2020-12-30 19:58:01)

13

Знание присутствия не покидало, хотя Ив не была уверена в его желании общаться - если хотел бы, уже бы показался... или хотел поиграть? Слишком многого о них шаманка еще не знала, но именно поэтому продолжала долбиться к каждому, кого встречала, возможно, излишне настойчиво - просто иначе она не умела. Полное безразличие либо фанатичная увлеченность, с промежуточными состояниями у шаманки было плохо. Как и с осознанием, что если ее саму раздражает излишнее внимание к собственной персоне, другие могут иметь аналогичные чувства. Сейчас, правда, внимание эльфа не раздражало - то ли из-за увлеченности своим занятием, то ли из-за общей меланхоличности, даже более сильной, чем обычно, которую у него каким-то чудом удавалось не нарушить, то ли из-за общего направления разговора в сторону, опять-таки, интересующей темы.

- Ключевое слово - пытаюсь, - буркнула Ив, обращаясь, скорее, к кусту, чем к эльфу, и смиряясь с неспособностью воспроизвести нужные звуки. Но это значило лишь, что она не сможет полноценно коммуницировать, а не то, что ведьма полностью сдавалась, хотя руки опустила и сцепила за спиной, продолжая изучать игру листьев и ветра. Именно концентрация на текущем занятии помогала не обращать внимания на Память, упрямой старухой стоящую за плечом. - Узнать... для начала просто уговорить его показаться. Это очень непривычно для меня - встречать их в городах в таких количествах, но вы, эльфы... - в задумчивости Ивейн склонила голову к плечу, продолжая обращаться не напрямую к Лото, а будто к самой себе или миру в целом. Голос был грустный. - Вы умеете жить в с ними в гармонии. Уважать природу, как никто другой. Направлять, а не заставлять. Нам никогда этому не научиться. И не уверена, что дело только в короткой жизни, когда просто нет времени печься о чем-то, кроме себя. Мы хрупки и легко умираем, в отличие от деревьев. А для вас жизнь дерева, наверное, едва ли длиннее человеческой. Просто немного более длинная свечка, почему бы не прикрыть ее от ветра... - порыв хлестнул русыми прядями по лицу, и ведьма будто очнулась, осознав, что не одна, посмотрев на эльфа долгим неузнающим взглядом. Покачала головой. Слабость. Недопустимо. Сосредоточиться. Она должны была быть собранной и сосредоточенной. Она не могла позволить себе расслабиться.

Раз не получалось выманить его по-хорошему, можно было поступить иначе. Не по-плохому, конечно, но более резко. Помощь духов была не приказом, а просьбой, но на эту просьбу откликались всегда. Вот и сейчас дух все-таки вынырнул из листвы, представ перед шаманкой во всем своем спектральном великолепии. И Ивейн сделала то, чего уже давно не делала для живых. Улыбнулась.

Взглянув на Лото, она кивнула на духа, молча говоря - вот он, смотри!

14

Алкарион не мог не отметить, что на его глазах произошло нечто мистическое. Что-то изменилось, но при этом было едва заметно... Конечно, речь про настроение его собеседницы! Перемена была разительной - из зарослей тонов скепсиса и пренебрежения она словно бы выбралась наружу, на поляну искренности и уважения. Да, чего Лото уж точно не ожидал, так это признания человеком эльфийского образа жизни. Почти все люди, которых он встречал, так или иначе, несмотря даже на своё положительное отношение в целом, никогда не забывали упомянуть в разговоре об эльфийской медлительности и нехватке амбициозности. Но в этот раз это переросло в почти что хвалебную речь, за которой правда стояла явно не цель как-то польстить или угодить ему. Даже за эти несколько мгновений их знакомства он понял, что для неё отнюдь не свойственно подобное. На секунду эльф почувствовал, что, стоя здесь, он словно просто попал под холодный порыв ветра размышлений, случайно вырвавшийся сквозняком изо рта Ивейн. Порыв, лишивший его самого чувства уюта и тепла. Он сделал пол шага в бок и, наполовину отвернувшись, всмотрелся куда-то вглубь леса, ловя всем телом, словно парусом, шелест листьев и порывы ноябрьского ветра. Он не видел там ни козликов, ни духов - лишь дрожание множества теней. И оставалось не понятно - то ли эта причудливая игра света и тьмы была детищем окружающей природы, то ли он сам, словно едва горящий на сквозняке фитиль, создавал эти трепыхающиеся узоры.
Задумавшись на словами девушки, погруженный в мысли, он пропустил и долгий непонимающий взгляд, и наверняка очаровательную улыбку. Да и свой ответ он можно сказать, тоже пропустил. Может быть, для людей, слишком жадных до скорых слов это и могло показаться невежливым, но почему-то Лото не подумал об этом. Возможно потому что за этот короткий промежуток времени он уже успел признать в Ивейн человека, знающего цену словам. Слова для эльфа  - не такая уж и разменная монета, чтобы можно было просыпать их словно через дырявый кошель, так что если нечего было сказать, то он всегда предпочитал промолчать, тем самым признавая за собеседником право на то чтобы слышать речь лишь действительно важную или искреннюю. Право, которое он почему-то уже признал за Ивейн и которое, как ему показалось, уже действовало обоюдно. Поэтому, то ли заметив краем глаза, то ли почувствовав затылком на себе её взгляд он повернулся к ней. Она с горящими глазами кивнула в сторону куста. Лото немного наклонился, упершись руками в колени и начал напряженно всматриваться по направлению кивка. В этот момент он был готов увидеть что угодно и, что самое главное, он доверился в этом деле Ивейн, так что он был готов всматриваться туда до тех пор, пока что-либо не увидит, либо пока его не остановят. Во всяком случае, намерения его были максимально серьезными без единой капли иронии. В конце концов, если бы не любопытство к таким невидимым событиям, он бы никогда не развил в себе ту одарённость, которая сейчас на уровне его магической интуиции едва ли не кричала о присутствии рядом чего-то сверхъестественного.

Отредактировано Эалтаур (2021-01-15 15:56:14)

15

Так часто бывает, что люди (быть может, не только люди?) в своем увлеченном эгоизме могут часами рассказывать о том, что кажется им важным, совершенно не заботясь чувствами собеседника, даже не сподобясь обратить внимание, интересно ли ему. Не хочет ли он сменить тему или вовсе уйти. Для людей, безумных по какой-то идее это нормально, и ведьма не была исключением - если разговор заходил про спектр или алхимию, она легко перешагивала через нелюдимость и равнодушие, правда, никогда никого не держала. И не удивлялась, если люди уходили. Они вообще не слишком-то пытались понять непонятное, а странного и вовсе сторонились. Нельзя сказать, чтобы Ивейн была исключением - все неинтересное для себя она отметала  весьма легко, не желая тратить на это время, но... Но именно поэтому никогда не забывала о своих мыслях, когда уходили другие. И сейчас она бы ни капли не удивилась и не обиделась, если бы Алкарион посмотрел на нее внимательным взглядом и ушел. Это было бы нормально. Почти все уходили.

Но он остался.

Не затем, чтобы осуждать, читать мораль, и даже не затем, чтобы внезапно продемонстрировать дар Видящего - это было понятно по выражению и направлению взгляда, по позе. Он не видел. Но он пытался. И именно этим шаманка была поражена. Никто ранее при ней не предпринимал попыток увидеть незримое - с абсолютной серьезностью, ведь ни разу в его словах здесь не прозвучала и нотка иронии, - ведь это было невозможно. Дар Видящего вряд ли было возможно пробудить одним усилием, он либо был у тебя, и тогда можно было поговорить на равных, либо нет - и здесь было два пути: либо собеседник не интересовался темой духов вообще или интересовался предельно слабо, либо имел при себе черный янтарь со всеми вытекающими. Но он... с искренним изумлением взирала девушка на эльфа, который, кажется, был готов стоять в позе до тех самых пор, пока не пробудит в себе дар видеть спектр, и не разгибаться ни секундой ранее. Почему? Почему он так повел себя? Ведьма не была из тех, кто гадает, она предпочитала спрашивать, но сейчас - сейчас был единственный правильный шаг, который надо было сделать.

Шаманка вытащила из-под рубахи связку амулетов и сняла один, бесполезный для себя, который она продолжала носить лишь по привычке, не зная, куда его деть. Единственный, который не имел воспоминаний и не был к кому-то привязан. Лишь инструмент, приобретенный по необходимости. Едва коснувшись руки эльфа холодными пальцами, Ив просунула под его ладонь, упиравшуюся в колено, небольшую звездочку из черного янтаря.

https://i.ibb.co/C9BYbnZ/AAPt3wz-Hmo-Q.jpg

Это был не козлик. Это был стрекозел. Он висел в воздухе перед кустом и издавал трескотню, которую явно и пыталась безуспешно повторить ведьма. Сама она смотрела на духа с выражением такой теплой нежности, которую, вероятно, сложно было в ней заподозрить.

16

Что может разглядеть он здесь, что нового может увидеть эльф в месте, где жил и живёт уже множество лет? Да что угодно! Природа всегда была богата на еле заметные знаки и жесты, вычитывать которые из окружающего мира всегда было прерогативой любопытных. Нечто удивительное, если быть достаточно внимательным, выглядывает ото всюду - из движения и формы облаков, из направления ветра, формы местных деревьев и других растений, не говоря уж про животных, то и дело оставляющих тайные знаки-послания в виде следов или поломанных веток! Ото всюду глазеет на нас чудесное, и остаётся иметь при себе лишь немного смелости, чтобы столкнуться взглядами и посмотреть чудесам в глаза. Вот и сейчас произошло это небольшое чудо, имевшее свои, как водится, опознавательные признаки - нечто холодное, и одновременно тёплое, спешащее, но при этом аккуратное коснулось его руки. Да, то что Ивейн дотронулась до его руки было чем-то вроде чуда, ведь эльф уже успел где-то в глубине души окрестить её как человека довольно боязливого и неприветливого, притом ещё и вполне своевольного, так что он скорее предполагал её скорейшее исчезновение в неизвестном направлении после их разговора, нежели хоть какой-то контакт. Так что одного этого момента было достаточно эльфу, чтобы убедиться, что в зарослях этой разросшейся колючим кустом человеческой души водится ещё какой-то беспечный козлик, готовый забыть обо всех давящих грузом печалях ради того чтобы вовлечься в мимолётную игру-авантюру.
Но что если всё это ошибка? Что если вся подобная игра с природой в гляделки - всего лишь путаница, выросшая из стремления быть на шаг впереди, предугадывать, иметь власть и распоряжаться? А по сути, он ничего не мог сказать ни о человеке, с которым он столкнулся, ни о месте, в котором, как ему казалось, он давно жил. Так уж вышло, что ты живёшь в мире, где гость может кое-что поведать тебе о твоём же доме и показать больше, чем видел ты сам. Да и с чего ты взял, что гость тут это не...ты. - внутренний диалог, мчавшийся ещё некоторое время по инерции, окончательно заглох, когда преображение окружающего мира закончилось и эффект переданного амулета начал работать в полную силу. Перед ним словно из ниоткуда материализовался одновременного жуткого и забавного вида стрекозёл, в которого он оказывается уже некоторое время смотрел, в упор не замечая! От неожиданности произошедшего эльф отскочил назад примерно на шаг или два, едва не выронив вложенный амулет, сердце заколотилось в удвоенном темпе с такой силой, что, казалось, его можно было услышать. Эльфу понадобилось пару секунд, чтобы осознать, что произошло и как нелепо он, наверное, выглядел со стороны всё это время. Он посмотрел на стоявшую рядом Ивейн и звонко рассмеялся.
- У тебя, наверное, стальная выдержка - без улыбки смотреть на то, как окружающие тебя люди с серьезным видом блуждают по миру как по тёмной комнате с завязанными глазами! Это ведь... дух? Задав вопрос он повернулся обратно к стрекозлу, пытаясь теперь его внимательно разглядеть.

Отредактировано Эалтаур (2021-01-20 15:22:53)

17

Дух терпеливо ждал, о чем его попросит шаманка, не пытаясь скрыться - по крайней мере до тех пор, пока не закончится время действия зова, - лишь чуть-чуть смешался в пространстве, взмахивая длинными и тонкими стрекозиными крылышками да перебирая в воздухе копытцами, что позволяло разглядеть его во всех деталях. На самом деле, конечно, в использовании крыльев не было необходимости - он явно парил просто благодаря своей сути, крылья же были чем-то вроде декоративного элемента, или, быть может, реализацией формы, не получившей полной функциональности. Размером существо было чуть больше белки и действительно очень походило на козлика, вот только вместо рожек у него были длинные антенны, как у насекомых, и большие фасеточные глаза вместо обычных маленьких глазок животных. Именно из-за этого нельзя было понять, куда он смотрит, если только стрекозёл не поворачивал голову. Он не был полупрозрачным, как могло бы ожидаться от духа, но и не был полностью материален. Нечто среднее, странное и сложное для восприятия. Непривычное. Именно из-за этого чувства их боялись несведущие умы, если таковым выпадал шанс увидеть.

Ведьма перевела взгляд на эльфа, зацепившись за движение, и стала наблюдать за ним нудно-внимательным взглядом исследователя. За тем, как он отпрыгнул с эльфийской грацией, всем своим существом демонстрируя крайнее изумление - это удивило шаманку. Неужели случившееся настолько удивительно? Ив склонила голову к другому плечу. Обратила внимание и на отсутствие смущения, которое продемонстрировал бы практически любой человек, поведя себя так - быть может, дело было именно в более искреннем выражении чувств, чем она привыкла видеть у замкнутых людей? Первый порыв, который выходил наружу, не встречая сопротивления? Но как такая искренность согласуется с этикетом? Или дело в его личности? Разграничения? Нет, это не было интересно настолько, чтобы спросить, но наталкивало на мысль - а не слишком ли привычно стала ведьма относиться к духам? Они поражали ее, восхищали, иногда раздражали своей специфичностью и непонятливостью, но когда она последний раз смотрела на них вот так - с чистейшим, незамутненным удивлением, изумлением и восхищением? Когда она последний раз воспринимала их как чудо?

Переведя взгляд обратно на духа, Ив задумалась. Пожалуй, дело, в первую очередь, в том, что последние два года она бежала вперед, не особо позволяя себе остановиться. Сначала - потому что пыталась сбежать от прошлого, и это удавалось только путем загоняния себя до смертельной усталости. Потом - погрузившись в спектрологию по уши и практически не выныривая, познавая и прокладывая себе пусть к Брайту. Даже "в полях", занимаясь изучением духов, так сказать, на местности, она уделяла им не так много времени - увидеть, понять, наладить контакт, помчаться дальше. Лишь за Северным Роковым у ведьмы было время на созерцание. Как внешнего, так и себя самой. Но здесь, на юге, на это вечно не хватало времени. Человеческий век короток, политика Пика требует постоянного движения, доказательств, грызни... даже оказавшись в Левиане, имея пару дней совершенно спокойных от суеты, шаманка продолжала убегать. Значит, дело было не в обстоятельствах, а в ней самой. Морщинка легла между бровей. Значит, она до сих пор боялась остановиться и посмотреть назад.

Смех эльфа отвлек от мыслей. Ивейн сунула руки в карманы и сгорбила плечи, будто хотела занимать в пространстве как можно меньше места.

- Им плевать, - коротко и безжалостно рубанула ведьма. - В мире слишком много неизвестного и непонятного, чтобы обращать внимание на все подряд. Все равно что, воинам смеяться над моей неуклюжестью. Или следопытам над неспособностью разглядеть дичь в лечу. Духи - такая же часть нашего мира, как животные и насекомые, просто для тех, кто не обладает даром Видяшего или этим, - кивок на эльфа - видимо, ведьма имела ввиду амулет, - они невидимы. Это обработанный особым способом черный янтарь, но даже он, даже мои силы не дают однозначной власти. Если они не хотят, их нельзя увидеть. Этого духа я попросила показаться силой, потому что не смогла попросить словами - к каждому приходится искать свой подход, и не всегда получается это сделать. Слишком их много, слишком они разные... - Ивейн опять не смотрела на друида, уставившись куда-то сквозь пространство.

18

Всё в этом маленьком сгустке было странно, непривычно, необычно. Он был нескладным и чарующим одновременно. Даже материальность отказывала в своей привычности при более внимательном взгляде на духа. Эалтаур мог заметить, что на несколько мгновений он оказался словно загипнотизирован, а его взгляд был прикован к существу помимо его воли. Да, пожалуй так и случилось, но дело здесь было не в особом воздействии духа или магии. И хуже того, дело было даже не в любопытстве, которое его сюда привело - нет, оно передало штурвал другому, более неизведанному чувству, зарождающемуся где-то в глубине эльфийской души - что-то на грани горького сочувствия к себе в перемешку с чувством мистического понимания. Неужели - это и про меня? Блуждаю здесь, среди этих деревьев, невидимый и почти не разговаривающий с другими, едва ли материальный и насильно привязанный судьбой к этому месту. Ну да, "Эалтаур - дух леса", как бы ни так.
- Кажется, ты много знаешь про них. Позволь ещё немного тебя расспросить! - сказал он Ивейн, и не дожидаясь ответа, тут же продолжил, - Что его ждёт потом, после того, как его отпустят? Будет ли он свободен лететь или так и останется здесь? Тяжело ли ему так жить или он всем доволен? Каково это - быть вечно невидимым и непонятым? И долго ли он способен это выдержать? - кажется, это был первый раз за весь разговор, когда он был повернут к собеседнице всем телом, и смотрел ей прямо в глаза, словно пытаясь отыскать ответы на свои вопросы там ещё до того, как они прозвучат речью. Говоря, эльф задавал вопросы всё более и более вовлеченно и эмоционально, в какой-то момент, возможно и забыв о том, кому именно он эти вопросы задаёт - уж явно не всеведущему Оракулу. Но если все вопросы эмоционально были скорее ручьем, всё более набирающим воды потоком, то последний скорее был упавшим в этот поток булыжником. Тяжелым, серым и мокрым. Алкарион почувствовал, как случайно и невольно своими неловкими вопросами ловко создал ситуацию неловкого молчания. Но поделать с этим он уже ничего не мог, кроме как узнать, как отреагирует Ивейн.

Отредактировано Эалтаур (2021-01-26 16:41:39)

19

Искреннее, взволнованное любопытство эльфа хлестнуло по шаманке, как неосторожно отпущенная ветка хлещет по лицу идущего следом - даже будучи готовым к этому, удар все равно внезапен. Даже если он не первый. Ивейн, продолжая хмуриться, в упор уставилась на Алкириона, не скрывая изумления - еще большего, чем раньше, правда, к последнему вопросу оно сменилось усталостью и тоской, промелькнувших в глазах, когда ведьма отвернулась. Стала разглядывать стрекозла, чтобы спрятать взгляд и собраться с мыслями.

- После того, как его отпустят, он вернется к своему существованию, которое слишком сильно зависит от духа. Малые духи, такие, как этот, и намного более мелкие, привязаны к какому-то растению или месту. Привязаны не насильно, это их дом, за которым они ухаживают - не только физически, но и поддерживая нужный им фон... мм... эмоциональный, общенастроенческий, что ли. Нет одного параметра местности, являющегося решающим для того, чтобы дух решил - "мой дом", это совокупность всех факторов. Потому найти "свой" дом так сложно. У многих более-менее крупных территорий есть Хранитель - у прудов, лесов, пещер. Они ухаживают, пускают малых духов, защищают их. Они смогут восстановить свою территорию, если ее повредить - на это уйдет много времени, но для них это не важно. Вода камень точит. Они не бросают свой дом, если его можно спасти. Свободные духи - Лоа, например, - не привязаны к месту. Они сильны и мы очень мало о них знаем - кто они, отсюда появились, какие у них цели и стремления. Северный Ветер, Борей - один из них. Стражей тоже относят к свободным духам - у них, как правило, есть какая-то задача, цель которой дух может и не понимать, просто знать, что он должен что-то делать, охранять какой-то предмет, или проводить какие-то манипуляции в конкретном месте. Точнее сказать нельзя в отрыве от конкретного примера. А Великие духи..., - ведьма даже замолчала, хотя монолог до этого произнесла на одном дыхании, методично, даже несколько занудно, не допуская мысли, что ее могут перебить или не дослушать. - Великие - они на то и Великие, чтобы быть редкими и невероятно могущественными. Настолько, что это сложно представить. Они являются и Хранителями и Свободными одновременно: они покровительствуют огромной территории - я слышала, что на Каталии и Эдене есть Великие, Призрачный Предел тоже абсолютно точно хранит такой дух, - но не привязаны к ней и могут путешествовать, сильнейшие даже могут создавать свои миры. Могу предположить, что, если удастся каким-то образом разгневать Великого - смертные очень сильно пожалеют об этом. Если останется, кого жалеть, - она снова сделала паузу, прикидывая, что еще является важным для введения в духоведение. - Преимущественно, духи предпочитают жить в природе, но даже в городах можно встретить малых, облюбовавших старое дерево, или даже здание с богатой историей, живущих в парке. Существуют связанные со стихиями и их, разумеется, стоит искать в областях, богатых соответствующим эфиром - духи живут именно в том месте, которое им подходит. Если местность меняется настолько, что духу уже не нравится там жить, он уходит, становясь странствующим, в поисках нового дома, если ему не под силу исцелить свой дом. Если дом был уничтожен, а чаще всего это делают люди, духи как правило начинают мстить. Не тому конкретному человеку, а всем. В случае с малыми духами это не страшно, но вот разгневанный дух-Хранитель может быть опасен. Вообще, вся эта классификация - наши жалкие попытки разобраться и загнать в рамки непознаваемое. Нет четкой грани. Борей - он то ли Страж, то ли Лоа, то ли просто свободный, я не знаю. Может быть, конечно, медиумы и знают точно, но я - нет, - Ивейн опять замолчала. Вспомнила, что, вообще-то, были конкретные вопросы, несколько далекие от той лекции, которую она прочла. - Тяжело ли ему здесь жить - сложно сказать, для этого нужно найти к нему подход и поговорить, а это всегда непросто. Если было бы совсем неприятно, он бы ушел и подыскал место получше, так что, предполагаю, что живется ему неплохо. Возможно - хорошо. Повторюсь, вы умеете жить в гармонии с природой, потому думаю, что и духам с вами комфортно. По большей части. Каково быть невидимым и непонятым... - В этот раз молчание длилось дольше. И думала ведьма вовсе не о духах... - Зависит от того, как к этому относиться. Им плевать на смертных, они просто хотят жить, и страдать от непонятости могут лишь тогда, как я думаю, когда необходимо сказать "прекрати". Но невозможно ответить на этот вопрос с их точки зрения. Хотя... - Ив снова замолчала, чуть нахмурившись, и огляделась, отправив мысленную просьбу. - А вот долго ли выдерживают - здесь ответ, пожалуй, заключается в вопросе, как долго ты можешь выдержать быть живым. Материальным. Видимым для всех когда хочешь и когда не хочешь - не будем брать в расчет умения спрятаться, - и сейчас она тоже явно говорила совсем не о духах... и, возможно, даже не совсем об Алкарионе...

P.S.

Инфа лорная. Через Руняшу от Зика. Вроде бы, мне не говорили, что если я буду этим делиться, мне открутят голову, но, конечно, не стоит воспринимать это как истину в последней инстанции и ссылаться прям. Так, упомянуть, может быть, не более ^^

Отредактировано Ивейн (2021-01-27 04:08:53)

20

Эалтаур слушал внимательно и сосредоточенно. Понять всё сходу у него не вышло, даже несмотря на всё его любопытство и тягу к знаниям и мистике, однако девушке удалось сделать кое-что большее, чем просто прочитать лекцию по теме, в которой эльф разбирался мало. Нет, здесь дело было определенно в другом. Для того что бы разобраться в услышанном и изучить эту тему глубже, у него будет всё время мира, которого не было у этой девушки. Но открыть глаза по-новой на какую-ту часть окружающей природы, столь близкой эльфу, ей удалось сполна. Несмотря на непривычное обилие слов, нарушавшее тишину леса, Эалтаур чувствовал себя спокойно и в какой-то момент ему даже могло показаться, что его словно бы захлестнуло прохладной волной. Девушке удалось почти за руку привести Лото к путеводному чувству знакомой ему стихии и здесь имело смысл задуматься о том, что ему есть ещё чему поучиться у этой юной как по эльфийским, так и по людским меркам особы. Да, возможно друид и мог почувствовать некоторое напряжение в её словах, особенно в последних...Но это была скорее рябь на воде её слов, ни о каком волнении здесь и речи быть не могло. Во всяком случае, он был очень рад хотя бы потому что не услышал от Ивейн то самое пресловутое "прекрати", которое, как подумалось эльфу, она умеет говорить не хуже духов. А последние слова, правда, оказались особенно мутными, так что ум эльфа на них задержался особенно долго.
То ли усталое, то ли задумчивое, граничащее со вздохом - Хмм... вырвалось откуда-то из глубины его легких. - Кажется, эти - Эалтаур кивком указал на всё еще видимого им маленького духа - нашли свой баланс между материальным существованием и видимостью. В конце концов, в природе умение выдерживать всегда сводится к умению находить баланс. Вдруг эльф почувствовал во всей этой истории и ещё один подтекст и как довольно набожный эльф не смог удержаться и не отметить. - Думаю, это и можно назвать благословением Аданоса, тем его способом, которым он прикасается к природе. Может быть поэтому он считается одним из покровителей друидов наравне с почитаемой в здешних краях Этерией. Говорят ещё, что он покровительствует странникам, а также тем, кто стремится к знаниям... - уклончиво подметил эльф, но потом всё же добавил -  думается мне, если бы ему было до нас хоть какое-то дело, то этой встрече он бы точно был рад. Подытожив, эльф почувствовал, что оказался смущен своими же словами, хотя обычно предпочитает говорить осторожно.

21

То, что эльф слушал внимательно, очень импонировало ведьме. Как ни крути, любому будет приятно, когда его слушают со всем вниманием, не перебивая и не отвлекаясь. Особенно, когда он говорит на крайне важную и интересную для себя тему, в которой мало кто разбирается и еще меньше кто вообще проявляет любопытство. А мысли, что он делает это специально с какой-то целью, шаманка не допускала - получить от нее что-либо можно было попытаться иными, более многообещающими способами. Ничего не поделаешь - сомнения в честности преследовали ее теперь всегда. Но, всё-таки, здесь, в Левиане, среди древних лесов и еще более древних созданий, она чувствовала себя чуть спокойнее. Ивейн отдавала себе отчет, что это связано с тем, что общалась она тесно лишь с Илириэлем, который не пытался ей манипулировать или обманывать, из-за чего она думала примерно так обо всех синдар. Лучше, чем стоило. Или нет? Были ли эльфы честнее и благороднее людей? Наверняка. Были им чужды обман, манипуляции, подлость? Точно нет. Стоило ли думать об этом сейчас? Определенно не стоило. Встряхнувшись, чтобы отогнать мысли, ведьма накрутила на палец одну из мелких косичек. С пером полярной совы. Посмотрела на Алкариона чуть мягче, чем раньше.

- Редко кто знает о нем что-либо большее, нежели "бог воды, равновесия и странствий" за пределами Водяного Братства, - сапфировый взгляд вновь устремился на духа, который, к слову, начал проявлять признаки нетерпения - его немного мотало из стороны в сторону, будто он хотел улететь, но не знал, куда, или не мог это сделать. - Возможно. Я не задумывалась о такой трактовке. - Ведьма помолчала, продолжая теребить косичку. Баланс, равновесие... не их ли она искала здесь? Где их искать, как не здесь? Ты знаешь, где. У внутреннего голоса, кажется, были интонации горца. - Ты нашел свой баланс, Алкарион? - Спросила она внезапно, не глядя на эльфа.

22

Вопрос Ивейн оказался для эльфа действительно достаточно внезапным и неожиданно прямым и личным. Нашёл ли я свой баланс. Хмф, - иронично вторила вопросу мысль, особенно отчётливо прозвучавшая в голове. Перед глазами эльфа за мгновение промелькнула сцена, как он несколько минут назад едва ли не сбросил своё тело с балкона, но всё же...вовремя нашёл баланс, не позволивший перевалиться через перила. Да уж, если здесь и идёт речь о каком-то балансе или равновесии, то явно об очень уж хлипком и шатком.
- Да, о нём известно немного. Бог, обреченный на скитания, с религией, передаваемой лишь из уст в уста и не имеющей своего законного места. Ни церкви, ни единого храма. Призывающий найти равновесие и не спешить ни в какие крайности, найти своё место. И в то же время поощрает молитвы в пути! - постепенно эльф начинал говорить всё громче, и голос поднимался словно вода во время прилива, едва заметно и стремительно одновременно. Со стороны можно было легко заметить, что этим вопросом удалось эльфа удалось задеть, иначе объяснить такую издалека заходящую тираду не объяснить. Да, в голосе эльфа  отчётливо зазвучала горечь разочарования то ли в Боге, то ли в себе. - Не сказавший за всю историю ни слова, ни разу не обратившийся к смертным Бог, какое право он имеет покровительствовать тем, кто делится знаниями? Бог равновесия и баланса на поверку оказывается самым противоречивым из Богов! Говорят, каждый рожденный быть героем, благословлен самим Аданосом, ээээх... - последний вздох был особенно тяжелым и даже будто бы механическим, словно бы эльф вдруг превратился в одну из тех гномских машин, которым нужно выпустить из себя раскалённый пар, чтобы не перегреться и дальше продолжать функционировать.
- Если я и нашёл свой баланс, Ивейн Валкорион, то это очень, очень странный баланс. В последней фразе эльфа уже не было ни капли волнения, напряжения, тревоги или горечи. Нет, в последней фразе было нечего найти, кроме стеклянного, очищенного от всего человеческого, звона. Лучи заката, пробивающиеся сквозь густые кроны деревьев, вдруг словно бы приглушились, обходя стороной место их беседы и в радиусе нескольких метров всё на несколько секунд словно бы потеряло свои цвета, досрочно погружаясь в сумеречную серость. Маленький дух, уже давно нетерпеливо мотающийся из стороны в сторону, более тонко чувствовал изменения в окружении и, испугавшись, сорвался и ушмыгнул в глубь зарослей куста.
Амулет, вложенный в ладонь эльфа, плавно выскользнул из руки, с глухим звуком упав на землю.

Отредактировано Эалтаур (2021-03-15 14:54:29)

23

Ведьма слушала молча, глядя в пространство. Слушала и видела. Так зарождается буря. Она может носить разные обличья, может отличаться силой и сокрушительностью, но это - она. Отзвук задетой струны, прикреплённой к живой плоти, отзывающейся не только низким, глухим звуком, но и кровью, сочащейся из раны. У каждого есть такая струна. У кого-то одна. У кого-то десяток. У некоторых она лежит на самой поверхности, задеть её легко, но и боль не так сильна. А тех, чья струна глубоко внутри, от боли выворачивает наизнанку. Ведьма обхватила себя за плечи, закрыв глаза. Она изо всех сил вытаскивала свою струну на поверхность, чтобы однажды вытолкнуть её прочь, но ей всё ещё было очень больно. Очевидно, как и ему. А кровоточащие осколки имеют свойство притягиваться - когда погружаешься в чужую боль, своя отступает. Не всегда, но часто. Да, потом она вернётся, но это давало хотя бы немного времени. Хотя бы чуть-чуть...

Ивейн открыла глаза, хмурясь, взглянула на эльфа, будто хотела прочесть, что у него на сердце, но не могла разглядеть письмена. Вот только... Яркие, почти обжигающе-алые лучи внезапно потеряли почти весь свой цвет, утонув в серости, которой не место было в Вечном Лесу. Будто отчаяние и боль вырвались наружу, сожрав все краски, посмевшие окрашивать этот мир, чтобы осталась лишь тоска - всепоглощающая и неутолимая. Почти ощутимая, как тот самый звук от тронутой струны - слишком низкий, чтобы услышать, его можно лишь почувствовать где-то в груди. Воздух затерялся где-то в лёгких, не сумев найти путь наружу. Странный баланс... Насколько странным был её баланс? Был ли он вообще? Да, на севере она нашла его, но, чем больше времени проводила здесь, на юге, тем хуже он становился. Будто бы на чаше весов лежал снег, что таял от тепла... Была ли ведьма обречена на тоску по эту сторону Хребта с тех пор, как вдохнула стужу? Хотелось верить, что нет. Нужно было научиться справляться самой. Своими силами. Как ему. Ей помогли. Могла ли помочь она?

Тело оказалось быстрее разума. Шаманка сделала пару шагов, что отделяли её от эльфа, и коснулась кончиками пальцев его висков. Леденящий холод кожи сконцентрировал на себе внимание, стягивая его, как воронка. Как и пронзительно-синие глаза, почти нечеловечески глубокие. Она не обладала магией Разума, не обладала умением говорить, эмпатией и вообще ничем, что могло помочь. Даже явным желанием это делать. Но сейчас это казалось правильным. Как многое другое. Потом, возможно, она пожалеет. Но это будет потом.

- Найди лишь одну точку. Якорь. Лучше больше, но хотя бы один. Помни о нём. Постоянно. Он удержит тебя на поверхности, позволит начать строить. Это сложно. Тяжело. Больно. Но возможно. Главное - найди свой якорь.

24

Высокая одаренность, отчасти унаследованная, а отчасти приобретенная и развитая Эалтауром, всегда была не только его ценным преимуществом, но и лежащим на его плечах грузом ответственности. Развитие одаренности для эльфа - это не захват, не овладение, но взаимопроникновение. Взаимопроникновение магии и жизни, развитое настолько, что в какой-то момент границы начинают стираться и становится сложно определить, является ли магия частью тебя или ты частью магии. Да, это открывало для волшебника возможность к более тонкому, но при этом уверенному контролю эфира, но также имело и обратный эффект - иногда магия, находя себе путь через путеводные чувства и настроения живущего тела, была способна к самовыражению и непосредственному проникновению в окружающий мир. И к сожалению, в последнее время подобные эпизоды заметно участились. Эльф чувствовал как его одаренность растёт и магические каналы его ауры расширяются, но за счёт того, чем он ещё не овладел в полной мере и это могло быть не только странно или внезапно, но и попросту опасно.

Так произошло и сейчас, но собеседница, кажется, ни на секунду не испугалась. Подойдя быстро и решительно, она дотронулась кончиками пальцев до его висков. От неожиданности острые эльфийские уши едва не дернулись, утаскивая за собой голову, которая вслед за собой потянула бы и всё тело. Но первое впечатление растворилось во мраке также быстро и решительно, как и возникло, покидая Алкариона невозмутимым и неподвижным, а единственный след, который оставила эта внезапность, было забившееся быстрее сердце. Теперь он мог обратить внимание и на другие ощущения, пришедшие вместе с этим касанием. Кожа была холодной, даже слишком. Осень в Левиане была мягкой, так что даже поздний ноябрь вполне был вполне комфортным месяцем и такие затяжные прогулки были ещё позволительны и обходились без отмороженных пальцев. Но на кончиках этих пальцев собрались не ноябрьские холода. Нет, это была её собственная внутренняя стужа. И, как оказалось, в неё можно было заглянуть. Эльф был выше девушки на голову, если не больше, но это не помешало соприкоснуться их взглядам. Да, эти глаза оказались порталами в её собственную внутреннюю стужу, глубокими горными озёрами, и на мгновение можно было поймать себя на ощущении, что погружаешься взглядом в них всё глубже, уходя куда-то на дно, а там...
Глаза эльфа медленно закрылись.

Далёкие горные хребты.

...Тьма. Раздавленный толщей воды эльф почувствовал, что захлебывается. Он понял, что магия его здесь не может ему помочь и начал плыть к поверхности, которую можно было легко определить по сияющему отражению яркого солнца. Плыть было тяжело, вода была словно вязкой и сковывающе холодной, так что в какой-то момент эльф почти перестал чувствовал руки и ноги, чувствуя лишь желание поскорее оказаться там, с другой стороны. Наконец, чудом не замершая гладь озера взорвалась фонтаном брызг, а окружающую тишину нарушили неровные жадные вдохи леденящего воздуха. Эльф не сразу понял, что наконец выплыл. Лёгкие работали на полную мощность, и наглотавшись ледяного воздуха, сжались от боли, скованные спазмом, но всё ещё непрерывно и мерно сжимались и разжимались, постепенно сбавляя темп работы. До берега было недалеко и эльф постепенно поплыл в нужную сторону.

Судорожные сокращения дыхательных путей, выкашливающих из себя остатки озёрной воды, прекратились. Оказавшись на береге, он наконец мог успокоиться и отдохнуть. Эльф огляделся и обнаружил себя окруженным цепью горных вершин. Редкие облака, едва не цепляющиеся за макушки гор, застыли и не двигались, словно бы боясь своим движением нарушить хрупкое равновесие этой снежной идиллии. Солнце мягко коснулось эльфийской кожи, но тепла он совсем не ощутил. Это было холодное солнце. Одежда промокла до нитки и было бы неплохо высохнуть, но под этим солнцем это было невозможно. А буквально через секунду, поднимая с земли небольшие снежные вихри, в образованную горным хребтом воронку ворвался порыв ветра. Алкарион готов был поклясться, что если прислушаться к нему, то можно было бы разобрать слова.

- Найди лишь одну точку. Якорь. Лучше больше, но хотя бы один. Помни о нём. Постоянно. Он удержит тебя на поверхности, позволит начать строить. Это сложно. Тяжело. Больно. Но возможно. Главное - найди свой якорь.

Пройдя вдоль берега этого глубокого, но небольшого в диаметре озера идеально круглой формы, эльф понял, что не понимает, как ему отсюда выйти, а даже если и понимал бы как выйти, то не знал бы, куда идти. Порывы ветра с легкостью продували промокшую насквозь одежду, не оставляя шанса согреться. Тяжело вздохнув и выпуская изо рта тут же повисающий в воздухе комок пара, он подошёл к самом краю воды. Сев в позу для медитации, он начал всматриваться в глубину, пытаясь взглядом уцепиться за дно. Но до него было не достать, так как в глубине была видна лишь тьма. Найти свой якорь?

Отредактировано Эалтаур (2021-03-16 14:02:54)

25

Саундтрэк

Сапфир и изумруд коснулись друг друга внезапно. Мгновенно. Коснулись - и слились. Неожиданно для обоих. Лес утонул в океане, но... ты ведь знаешь... что дверь открывается в обе стороны?..

Далёкие горные хребты.

Бесконечный, слепящий, почти обжигающе-белый снег сковывал мир. Когда-то здесь была жизнь. Когда-то светлячки крохотными огоньками мерцали в тёплом бархате ночи, и благодаря им трава казалась живой, будто вокруг мягко стелился океан, беззвучно колыхавший зелёные стебли. Когда-то луна освещала это место, мудро и тихо взирая с бесконечно-глубоких небес, а пруд порой исходил туманом. Когда-то... Сейчас - солнце отражалось от снежного панциря, холодное и равнодушное, не оставляя места для тени, не позволяя ей укутать ни единого камня, не позволяя смазать очертания и размыть границы. Всё, что осталось, утекло в пруд и затаилось на дне, в надежде, что однажды стужа отступит. Надежде тщетной, но тень умеет ждать...

Давно никто не приходил сюда. Очень давно. Она не помнила, сколько времени провела одна, сколько дней укутывала всё вокруг снегом, чтобы спрятать, закрыть, уберечь. Душу. Память. Кровь. Даже сердце. Долго. Боги, так долго... Когда не можешь ощутить холод, перестаешь ценить тепло. Когда не можешь ощутить холод, забываешь, что оно вообще существует... Её сердце не билось, она сама всадила в него осколок льдинки, потому что не могла вынести того, как оно бьётся. Не могла. Или не хотела? Всё тепло, подаренное среди снегов, было утеряно, она не смогла уберечь его, растратив слишком глупо, вновь оказавшись здесь одна. Одна?

Нет. Он нарушил покой, вечное затишье перед метелью, которая никогда не наступит. Он... кто? Сложно было вспомнить. Здесь всегда так. Это её правило. Потому что так - не больно...

- Зачем ты пришёл?

Голос походил на шелест ветра, прилетевшего с одиноких вершин. Она стояла там, на берегу, невысокая русоволосая девушка в простом и тонком синем платье. Укороченные рукава открывали предплечья, обнажая белую, почти мертвенно-бледную кожу, юбка чуть ниже колена не скрывала ноги, и было видно, что девушка босая. Чуть склонив голову к плечу, она смотрела на эльфа... с грустью. Никто не должен был оказываться здесь. Никто не должен был страдать от её стужи. Порыв ветра всколыхнул русое облако, тронул лёгкую ткань - единственное напоминание об океане, что здесь осталось. Но не принес запаха. Стужа выбелила всё.

Отредактировано Ивейн (2021-03-17 02:31:52)

26

Тело медитирующего эльфа словно бы вросло в берег и слилось с окружающим пейзажем, будто превратившись в один из крупных валунов, лежащих вдоль озера, и лишь едва заметно непроизвольно подрагивало от холода пронизывающего ветра. Лишь это и выдавало в нём нарушителя покоя этого места, не привыкшего к подобным колебаниям и дрожанию жизни. Внутри себя же эльф был абсолютно безмятежен, соединяясь в своём восприятии с неподвижной гладью воды, настолько ровной, что лучи местного белого солнца скользили по ней, отражаясь множеством бликов, так что глубину его было не определить никак, если не заглядывать в самую его сердцевину. Именно туда, казалось и стремились, скользя, лучи, но стоило им туда проникнуть, как они попадали в ловушку и оказывались безвозвратно схвачены кем-то в глубине. Возможно, то же самое произошло и с самим эльфом и теперь уже он сам оказался захвачен этим местом?

- Зачем ты пришёл?

Спустившийся с очередным порывом ветра шелест, в котором угадывалась речь, принёс с собой вопрос. Очередной вопрос! Когда бы этот ветер приносил ответы! Нет, ответы всегда приходилось искать самому и поиски эти каждый раз требовали от него отваги. Даже для того чтобы оторвать взгляд от водной глади и отвлечься от созерцания эльфу понадобилась изрядная доля решимости. Для того чтобы посмотреть на ту, которая с ним заговорила, её понадобилось ещё больше. Кем она была - такой же случайной пленницей этого места или всё же его полноправной хозяйкой? Хранителем этого места или Свободным духом?

- За тобой?

В интонации угадывалась неуверенность в своём ответе. И дело было даже не в том, что эльф сомневался, как будто ответ мог быть правильным или ошибочным. Нет, скорее это было просто продолжением его дрожания и колебания.

Отредактировано Эалтаур (2021-04-01 01:49:12)

27

Девушка не шевелилась, не спуская с эльфа взгляда. Печального, несколько отстранённого, и при том - совершенно не тяжёлого. Она не буравила его, выискивая ответы, не прогоняла, не вынуждала почувствовать себя неуютно - понимала, что любому живому существу здесь и так не будет комфортно, зачем причинять ещё больше страданий... Услышав ответ, чуть нахмурилась, сдвинув тонкие брови. Качнула головой.

- Нет, - никто не мог придти сюда из-за неё. Не осталось в живых тех, кто был на это способен. Не осталось? Хотела ли она покинуть это место? Хотела ли снова ощутить, как бьётся сердце, пробуждая память и разгоняя по жилам кровь? Ведь... ведь она сбежала сюда. От себя самой. Малодушно забилась в этот ледяной край, только чтобы не оборачиваться. - Ты ищешь что-то? Что? - Она обхватила себя за плечи, будто в попытке согреться, хотя это было бесполезно для того, кто не ощущает холода.

28

Девушка обхватила себя за плечи, но было ли ей холодно? Теперь, когда Алкарион был пробужден от своей медитации окончательно, он мог сосредоточиться на той, что стояла перед ним здесь. Одна, в тонком платье и бледная, почти как снега на шапках окружающих хребтов. Она выглядела замерзшей, пытающейся согреться, но ей не было холодно. Этого не было видно, но всё же легко было заметить иначе - обратившись к собственным ощущениям - её совершенно не хотелось согреть. Так бывает, когда людям не холодно, даже если они и продолжают обнимать себя по привычке, скорее чтобы прощупать у себя под кожей что-то, что позволило бы ощутить холод вновь, нежели в попытке сберечь остатки тепла.
- Ты ищешь что-то? Что?
Из череды этих взаимных вопросов уже можно было сплести цепочку. Тяжёлую, холодную, глухо скрипящую тронутыми ржавчиной звеньями цепь. Но куда она вела? Эта цепь, кажется, спускалась глубже, но что будет в конце? Мысленно следуя вдоль неё, словно канатоходец, пытающийся не потерять баланс...баланс...он продвигался, перебирая ответы, но они один за одним уводили его туда, где он ничего не понимал, пока не спустился вдоль неё на самоё дно, в которое всем своим весом упёрся тяжелый...якорь?
- Якорь.

29

Она чуть нахмурилась, будто пытаясь понять значение этого слова, ускользавшего, как излишне вёрткая и скользкая рыбёшка. Якорь. То, что позволяет тебе удержать сознание и душу единым целым, как корни островов удерживают их в бушующем океане. Якорь. Нечто родное, близкое, важное. Нечто, отзывающееся в глубине сердца независимо от твоего желания. Нечто особенное. Индивидуальное. Якоря есть у всех - их нужно лишь найти. Какие были у неё самой? Воспоминание требовало почти болезненных усилий - она не хотела смотреть вглубь себя. К счастью, сейчас это было не нужно.

Девушка не приближалась к эльфу, походя на пугливое животное, готовое исчезнуть в листве при малейшем неосторожном движении, и не шевелилась, лишь изредка смаргивая оседающий на ресницах иней.

- Якорь... - Эхом повторила она, глядя сквозь гостя, лишь несколько секунд спустя с видимым трудом сфокусировав взгляд. - Что для тебя важно? Для настоящего тебя. Не нормы, навязанные обществом, расой или миром. Не мимолётное увлечение. Нечто... важное. Это может быть идея, физический предмет, место, личность или цель. Ты можешь не догадываться об их важности, но именно они помогут тебе пережить что угодно, удержать целостным сознание, поверить - по-настоящему, - в правильность пути и идти по нему без колебаний, - она говорила тихо, медленно, отрывисто, выдирая слова из глубины сердца. Не заботясь о форме, обращая внимание лишь на суть. - Посмотри глубоко, так глубоко, как только сможешь. Этот ответ должен найти ты сам. Для себя и никого другого, - добавила уже совсем тихо, почти шёпотом. Дёрнулась было, чтобы уйти, но не смогла, как подцепленная на крючок рыба. Осталась. Не отводила взгляда.

30

Девушка говорила, и говорила много, но слова-корабли, медленно выплывающие в открытое плавание по густому замерзшему воздуху, едва достигая причала эльфийских ушей, теряли большую часть своего бесценного груза. Значение сказанного выскальзывало из цепкого хвата эльфийского разума, хотя слушал он внимательно - разве это было не единственным, что оставалось в его ситуации? Когда выныриваешь по ту сторону, и ещё и обнаруживаешь человека, то остаётся лишь внимательно слушать и так же внимательно не понимать. Но услышанное нужно было ещё раз обдумать. Повернувшись обратно, эльф подошёл к краю скалистого выступа, полновесно окуная своё отражение в воду и вглядываясь в него. Почему-то ему казалось, что девушка никуда не уйдет, будто бы она сама, как и он, пленница этого места. А пленники никогда не уходят сами - их либо выпускают, либо они совершают побег, но тогда ты уже не заключенный, ты беглец, нарушитель правил и порядков этого места.

Разве может что-то удержать в целостности сознание, так и рвущееся на клочки смутных воспоминаний и ещё не оформленных устремлений? Вот он - весь настоящий я, в своей иллюзорной целостности, застыл отражением на поверхности. Но стоит этой иллюзии столкнуться с чем-то реальным, с чем-то тяжелым... - эльф кинул в воду подобранный с берега небольшой камешек, угодив прямо в центр своего отражения - как она разбегается рябью во все стороны, обнаруживая себя во всей своей смешной несуразности и хрупкости. Да, я пережил множество таких столкновений, но как? Что помогало поверить в правильность пути и идти по нему без колебаний? В поисках ответа эльф склонился к воде ещё сильнее. Посмотреть глубоко как только смогу? Но что я увижу? Разве там не...беспроглядная тьма?

С окружающих склонов сорвался ещё один резкий порыв ветра, заставляя поверхность воды содрогнуться в мелких складках. Эльф резко отвернулся от воды, обернувшись вновь к девушке.
- Я не уверен. Я как будто знаю и не знаю... Он посмотрел ей в глаза, может быть даже немного жалобно, но уже через мгновение во взгляде появилась уверенность, а рука протянулась навстречу в приглашающем жесте:
- Но я могу показать.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 5. 23 ноября 17087. Левиан. Ивейн, Эалтаур


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно