Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Принятые анкеты » Анкета Аль Фалаха


Анкета Аль Фалаха

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если есть): Аль Фалах, что переводится на общий как Рассвет, Заря

2. Классификация игрока: Свободный персонаж

3. Деятельность: Странствующий философ, наемник

4. Раса и религия: Человек, шедимец, почитает Белиара

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам: Аль Фалах родился под созвездием Кентавра, 3 октября 17056 года. Возраст 32 года, выглядит на свои года

6. Характер: С чего можно было начать описания Аль Фалаха? Пожалуй, с его образа… Встречая по одежке, вы обнаружите собранного, целеустремленного мужчину, с жестоким, циничным взглядом. Сторонящийся шумных компаний, вечно мрачный и задумчивый, себе на уме. Однако, если вы увидите его в уединении,то заметите насколько мечтательным может стать его взор… Фалах не разменивается по мелочам, он рубит с плеча, но его нельзя назвать ограниченным. Наученный жизнью, что лучше лицемерного добра честная злоба, он предпочитает ни с кем не сближаться, держа дистанцию в общении, однако, если втереться к нему в доверие, он окажется чрез чур верным и готовым на большое самопожертвование.
И так же быть садистки жестоким с врагами. Если  драки не избежать - бей первым! Это ключевое кредо Аль Фалаха и он ему неукоснительно следует. Так же он не способен воспринимать трудности, как что-то существенное - жизнь для него, это как цикл дня и ночи. Есть хорошие светлые дни и долгие, страшные ночи. Одно сменяется другим, не имея никакого смысла. Ночью ты закутаешься теплее в плед, а днем раскроешься, радуясь солнцу и так раз за разом, раз за разом, пока однажды не настанет последний “аль фаляк” и душа отправится на пир Белиара. Дитя своего народа, изгнанник из рода изгнанников, Аль Фалах любит путешествовать, но подолгу оставаться в местах, которые ему приглянулись. Однако, пройдет время, и ветра погонят его дальше, прочь от воспоминаний, страхов и безумия.
Особое место в душе Аль Фалаха занимает литературное искусство. Шедимец тайно восхищается безмятежной поэзией народа вифрей, любит суровую и романтическую прозу сородичей и особенно философские трактаты. Суть бытия, загадки мира, понимание Логики и её интерпретации. В общем-то, Аль Фалах действительно очень много думает!
Но никогда вы этого не разглядите под окровавленной куфией, в глазах, черных как уголь, если только не способны читать сами души.

7. Внешность:
С внешностью Аль Фалаха все несколько проще, чем с характером - с первого, да и всех последующих взглядов, мужчина создает четкое впечатление жестокого головореза. Не только из-за весьма специфического оружия шедимца, но и манеры его приглушенной, с низким тембром голоса, речи, часто вперемешку общего и шедимского языка, с обилием колкостей, грубостей и прочих неприятностей. Аль Фалах имеет довольно классическое, крепкое телосложение для людей своей профессии, однако он не страдает ни излишней массивности, ни худощавости - пропорции кожи, мышцы и костей идеальны, идеально и соотношение веса к росту, колеблющееся разве что от степени истощенности и насыщенности организма. Шедимец носит и бороду, так же разнящуюся по длине, но всегда ухоженную и черную, как уголь. Длинные, до плеча, волосы собраны в хвост или лежат на плечах свободно, в более мирное время.
На спине мужчины нет живого места от шрамов, длинные линии рассекают ее от плеча до поясницы, в память о проклятом прошлом. О настоящем же напоминают шрамы на руках, ногах и груди, лицо - то следы от поцелуев ножей, копий, кинжалов и стрел.

Кратко

Рост: 184 см
Вес: 80-82 кг
Тип телосложения: Мезоморф
Цвет глаз: черный
Цвет волос: каштановые
Цвет кожи: смуглая,загорелая до грязно-бронзовых оттенков
Особые приметы: Тело мужчины покрыты множеством шрамов. Спина исполосованная сотнями ударов кнутом, руки, торс, ноги и лицо несут на себе следы множества боев. Прихрамывает на правую ногу.
Наиболее частая одежда: Аль Фалах редко изменяет себе и излюбленному образу загадочного шедимского головореза. Неизменная куфия на голове, часто закрывающая лицо, свободные серые и темные одежды, ламеллярный панцирь на корпусе, мягкие кожаные сапоги с загнутыми носами.
Украшения (если имеются): Единственный аксессуар, с которым Аль Фалах никогда не расстается - субха (четки) из железного дерева, которую он использует во время молитв, медитаций и размышлений. В прочее время он прячет их из-за огромного значения для самого себя.

8. Биография:
• Место рождения: город Шадани

Родственники

Неизвестны

Аль Фалах родился в Шадани. Это, пожалуй, единственное, что шедимец точно знает о своем происхождении. Кем были его родители? Может, они были рабами и породили такого же раба, или не удачливыми торговцами, заколотые в переулке, оставив после себя сироту. Так или иначе, но ещё в раннем детстве он оказался на рынке рабов… Довольно скупом в то время, должно вам сказать. В городе кузниц, воинов и кровавых арен больше жаловали крепких и выносливых рабов, а не заплаканное, грязное и оборванное дитя, коим был тогда Аль Фалах, ещё без имени и истории. Сам для себя, шедимец решил, что именно тогда он по настоящему родился… Шадани была ему матерью, а работорговец - отцом.
Ранним утром октября 58 года, его, голодного, одинокого, ничего не соображающего мальца выставили вперед всякого живого товара. Он был единственным ребенком средь сломленных взрослых, бесполезным, бессмысленным товаром. Стоять впереди было то единственное, что могло способствовать продаже… И как вы можете понять, дорогой читатель, покупатель нашелся. То был господин Фахир, статный мужчина, купец, держатель верблюжьего завода и пары кузниц в пригороде Шадани, награжденный Белиаром помимо огромного богатства огромного размера животом. Его тело, бережно помещенное на паланкин, весь покрытый бархатом и шелком, несли четверо крепкий, мускулистых раба, одинакого оттенка кожи, глаз, роста, телосложения. И одинаково стриженые… Это самое раннее воспоминание Аль Фалаха, одно из тех, которое он старательно подавляет, ведь оно предваряет врата в ад.
Тогда же, в честь раннего рассвета, в который он был куплен, мальчику и дали имя “заря”, аль-фаляк, обозначающее его статус декора в доме богатого шаданца. Оказавшись в доме господина Фахира, мальчика вымыли, постригли, накормили и жестоко обесчестили, между делом объяснив главные обязанности нового раба в доме хозяина. Он был простой прислугой, не утруждаемый тяжелым физическим трудом за свою природную красоту, он был всегда сыт и чист, всегда встревожен и разбит. Ночами не способный спать, он рыдал в пустоту, пока его не поглощал быстрый сон, полный кошмаров, а после побуждаемый лаской и новым жестоким днем. Так длилось несколько лет, пока истощение, постоянное психологическое давление и страдание души не уничтожило в ребенке все детское, отчего господин Фахир потерял интерес к  Аль Фалаху, спустив его на ступень ниже, к рабам, что ухаживали за верблюдами. Тогда мальчик узнал, насколько жестокими бывают эти грозные существа - разозленные надзирателем, намеренное некормленные, они были способны напасть на человека и откусить своими огромными прямыми зубами человеку голову или руку. Кровь, страдания, падение норм питания и гигиены делали свое дело, но сломленные, уничтоженный мальчик не был убит… Подавляя все ужасное, что он видел и чувствовал, он продолжал жить по инерции, потому что всегда жил и был жив, потому что не осознавал себя вне жизни. Это был путь, который мальчик должен был пройти, хотя не понимал этого долга. Может, объясни ему кто-нибудь значение смерти, он бы сдался…. Но Аль Фалах не мог, и много позже он часто спрашивал себя, почему? Если, конечно, позволял своим воспоминаниям вырваться.

Когда мальчику исполнилось 10 лет, его жизнь сделала небольшой крутой оборот. В собственности у господина Фахира, как уже упоминалось ранее, было несколько кузниц и один из вольных ремесленников на службе господина приметил Аль Фалаха, ребенка-раба. Кузнецы, равно как и заводчики верблюдов, пользовались некоторым авторитетом у Фахира, так что хозяин не раздумывая отдал просящему мальчика. Господин Заир был крупного размера человеком, верным последователем Белиара, но, прежде всего, чрезвычайно талантливым кузнецом-оружейником. Впрочем, он не стремился как-то спасти или облегчить судьбу мальчика, ему просто нужен был подмастерье, с головой, не загрязненный опытом прожитых лет и руками, достаточно молодыми, чтобы усвоить тонкости кузнечного дела. Аль Фалах, до селе занимавшийся лишь кормежкой верблюдов и уборкой навоза, показался идеальным вариантом для Заира, тем более, он был ребенком и отвечал всем требованиям кузнеца… Хотя, конечно, он был просто единственным ребенком-рабом, что дожил до своих лет в роскошном доме господина Фахира, а значит был достаточно вынослив и целеустремлен.
Жизнь в кузнице имела положительные стороны - вместо сна на сене, вперемешку с навозом и стойким кислым запахом верблюдов, теперь он спал на войлочном, рваном одеяле, в теплой кузнице, черной от копоти. Вместо верблюжьего фуража он ел похлебку на ливере непонятных животных, а по праздникам ему даже доставились особо вкусные объедки с стола господина Заира. Но это было много лучше, чем жизнь в роскошном доме Фахира, с его теплым ложе, вкусной господарской еды и сладким, гнилым вниманием, отчего по спине всегда шла дрожь.
Обучение для Аль Фалаха шло легко, он усердно работал на кузнице, хотя и часто, вечерами, он страдал от побоев за совершенные ошибки, за оброненный мешок угля или чрезмерно раздутый огонь в горне. Заир не любил, когда его помощники ошибались, а помимо мальчика у него были и более взрослые рабы-подмастерья. Всем им доставалось одинаково, но, кажется, Аль Фалаху доставалась особенно сильно тяжелым сапогом господина… Часто он не особо понимал, за что его бьют. Размышляя беспокойными ночами, он думал, что смысл был лишь один - просто господину Заиру нравилось чувствовать власть над людьми, которые уподобились животным. Работая в кузнице, мальчик чаще стал видеть других свободных людей, часто вооруженных, грозных. Он видел, как раболепил перед ними Заир, и пусть он был вольным человеком, в такие моменты он был похож на раба… В двенадцать лет, два года работая в кузнице, он стал задаваться вопросом - почему? В чем их разница? На его руке есть клеймо и он раб, он вещь, домашнее животное на службе свободного человека… который раб перед другим свободным человеком, более богатом и сильным, чем он. Значит, свобода заключается не в клейме, а в… силе? Сила - вот определяющий фактор власти.
У силы, равно власти, были разные источники. Авторитет, как у старейшины Маирбека, старого разбитого старика, отца господина Фахира, но чрезвычайно мудрого. Деньги, как у его сына. И оружие, как у людей, что приходили в кузницу… Аль Фалах четко осознал это к четвертому году своей жизни у Заира. С десяти до четырнадцати лет он проработал в кузнице, как раб, животное, работая с оружием, кузнечным молотом, мехами, кочергой и лопатой. Он освоил все, что знал его “хозяин”, и сделал значительную часть его работы, хотя и был всего лишь рабом. Его труд присваивался, хотя у Заира не было власти. У него была лишь жестокая, необузданная злоба, толкающая его на побои своих ручных рабов вечерами, обедами и выходными. И в один такой вечер Аль Фалах решил - у Заира нет власти. У него нет кузнечного молота, что так приятно отягощает руку… и его приятная тяжесть так мягко, так плавно и ласково погружается в череп человека. Лопаясь, как оброненный арбуз, голова Заира раскололась, выпуская наружу розово-алую мозговую жидкость, раскидывая по кузнице белые осколки кости и рваные клочья густой крови, вперемешку с волосами. Это был приятный триум, оглашаемый воем прислуги.
Аль Фалах почувствовал власть, мгновение он ощутил счастье, пусть его тело еще более от побоев… В тот же день Аль Фалах узнал еще кое-что о власти. У неё есть цена…
Пятнадцать ударов кнутов по спине, когда юноши его лет хватало десяти для смерти. Подобная стойкость удивила господина Фахира и он решил казнить выносливого мальчишку более изощренным способом - он отдал его в дар городу Шадани, в один из религиозных праздников, когда на аренах планировались кровавые празднества. Аль Фалаху предстояло стать частью представлений, жертвой, чья кровь должна была насытить голод горожан… Его перевели в казематы под ареной, где, внезапно, никто не бил. Его даже вылечили! Мужчина с белыми волосами и глазами, похожий на священника, своими теплыми ладонями заставил затянуться раны мальчика, его сытно кормили несколько дней и он даже не спал на полу, а на настоящей кровати, устланной сеном и покрывалом из грязной льняной ткани. Подобное положение вещей внушало надежду, хотя и Аль Фалах прекрасно понимал, что его ждет. Рабы не выживали на арене в Белиаровы дни…Их жизни были предназначены Темному богу и, прагматично прикинув варианты, мальчик решил отдаться молитве Белиару. Он и раньше был научен молитвам и вере в Бога, но если раньше, в уюте и безопасности дома Фахира, он не нуждался в вере, то теперь это было единственное, что имело смысл. Смерть шла к Аль Фалаху, её было неизбежать.
Жаркий песок арены встретил раба оглушительным ревом толпы. Он был не один, их, как стадо верблюдов, вывели из темных казематов прямо под палящее солнце… Около двадцати человек, каждый, сжимающий какое-то орудие. У кого-то был плуг, кто-то вооружился серпом, у другого кухонный нож. Кажется, каждый из рабов держал в руках то, чем он орудовал в доме хозяина - потому как Аль Фалак сжимал тяжелый кузнечный молот. Тот день мужчина помнил даже хуже, чем самое свое раннее воспоминания… Он помнил морды львов, выгнанных на арены. Их длинные, как кинжалы клыки и ужасающий рык. Их пышные, роскошные гривы и кровь, что залила песок, кости, крики боли и ликования.
Стадо овец, загнанное в овраг волками, не будет съедено полностью. Хищники, выловив слабейших, оставит запуганных животных - но эти львы не были обычными хищниками. Злые, как демоны, они рвали плоть, раскалывали кости. Неизвестно, что заставило рабов сплотиться… Может, это был стадный инстинкт? Может, каждый из них, как и Аль Фалах, уже отдал свою душу Белиару и ни о чем не жалел? Сплотив ряды, рабы кидались на львов кучами, как караси в пасть медведя, но толпой, каждый умудрялся нанести удар. Львы, пресытившись, безумные от крови, сходили с ума, заколотые и вспоротые, издыхали на песке как люди, вперемешку с ними, их кровь смешивалась. Аль Фалах выжил. Он не был уверен, что внес достаточно, чтобы считать это своей победой… Может быть, ему просто повезло. Может, бросив молот, он просто забился под стену арены, пока взрослые умирали и убивали под крик толпы. А может он и был там… Солнце, кровь, толпа и морды львов - вот и все, что помнил Аль Фалах.

Как уже можно догадаться, дальнейшая жизни раба вновь приобрела неожиданный поворот. Выжив на арене, он стал гладиатором, но без хозяина. Его подарили одному из ланисты, чьи гладиаторы на прошедших играх заняли чемпионские титулы. “Приятный бонус, -” произнес господин Удлак ибн Залай, когда в первый раз оглядел Аль Фалах. Мальчуган четырнадцати лет, худой, бледный как призрак, но с крепкой рукой, привлек внимание ланисты. В гладиаторской школе Аль Фалах вновь оказался самым юным из рабов - но это не давало ему поблажек или “особого положения”, как в доме Фахира. Там его начали крепко учить оружейному мастерству, воинскому искусству и владению боевым молотом. Каждый день, шесть дней в неделю, были изнурительные тренировки, работы с молотом, спарринги, физическая подготовка. Здесь же стоит особо отметить, для верности, и тренировки с доспехами. Известно, что гладиаторов выводят на арену незащищенным, но часто им давали неполные комплекты брони - наплечник ли, поножи и наручи. В гладиаторское школе рабов учили, как использовать эти скудные элементы защиты наиболее эффективно, а бывали дни, когда рабам позволяли защищаться сильнее, если требовалось устроить особенно долгое и красочное шоу. Так что Аль Фалах был обучен не только искусству нападения, но и защиты - важная деталь для продолжения рассказа…
Первые годы Аль Фалаха не выводили на арену. Два года он тренировался, с настоящим энтузиазмом и усердием, ведь здесь, в гладиаторской школе, это ценилось и вознаграждалось. Два года тренировок, закалки тела, подготовки… Первый настоящий бой в роли гладиатора на арене, Аль Фалах помнил лучше всего. Он сражался с таким же молодым рабом, как и он сам, и только один из них мог уйти живым с песка. Две жизни ради одной… Этот бой прошел для юноши слишком быстро - он обхитрил оппонента обманным замахом и оглушил его ударом древка молота в висок, обходя его по флангу и обратным замахом снося затылок в клочья. Быстро, кроваво, эффектно… Но слишком коротко. В тот день Аль Фалах должен быть биться единожды, но ланиста Удлак выставил его ещё на два боя, два противника, каждый более опытный и сильный, чем Заря. То было испытание для гладиатора, которое он должен был пройти, если хотел выжить и дальше пользоваться благами жизни в гладиаторской школе, и он достойно его прошел. Израненный, покалеченный, он предстал перед хозяином вечером.
“Хорошо! Хорошо, мой мальчик! - воскликнул Удлак ибн Залай, крепко сжимая плечи юноши ладонями, - Ты превзошел все мои ожидания сегодня!”
Аль Фалах твердо смотрел в глаза ланисты, пусть он и с трудом стоял на ногах, а лицо его было обезображено ссадинами и синяками. Но было кое-что, что юноша хранил в своем сердце, кое-что, чего желал он больше всего - познавая мир, он был ограничен своими чувствами, его мысль была как в темнице из его плоти, замкнута в сознании…
“Научите меня грамоте.” Слова прозвучали глупо и несуразно - раб, стремящийся к знанию… Разве был у него шанс так легко получить желаемое? Аль Фалаху пришлось выучить ещё один урок - если ты раб, даже если ты думаешь и чувствуешь себя как человек, ты все еще вещь. У вещи не может быть желаний, отличных от желания хозяина. Глухой, холодный смех ланисты спустил юношу с небес на землю, отчего юноша вдруг весь собрался, напрягся. С его свежих ран еще стекала кровь, но глаза вдруг налились злобой, кулаки сжались, зубы болезненно заскрипели… Ланиста Удлак, опытный рабовладелец и держатель одной из старейших гладиаторских школ, сразу прочел дерзость юного раба, отвесив ему болезненный удар кулаком по челюсти. В глазах Аль Фалаха засверкали звезды и он упал на одно колено, обессиленный и сломленный…
“Тебе ещё многому предстоит научиться, гладиатор, - глухо произнес ланиста, вытирая с кулака сопли и кровь шелковым платком, - Но я найду достойное применение твоей дерзости. Уведите его!”
Пусть поступок Аль Фалаха и омрачил сладость триумфа, его все же исцелили и накормили. Своей победой он показал себя не только чрезвычайно ценным активом, но и невероятно перспективным… Он ещё не знал, какой ад предстояло пройти впереди, ведь у ланисты были уже свои планы на судьбу юного гладиатора. Его, едва восстановившегося, подвергли ещё большим испытаниям, но теперь уже не тела, а духа. Аль Фалах с детства знал, кто такой Белиар, но только сейчас он понял, кто он на самом деле… Древнее, могущественное существо, вера в которого была не просто обычаем и традицией Шедима, но способом выжить, добиться вершин. Это рабу доходчиво объяснили новые учителя, одетые в длинные, до пола, рясы, с внушительным бородами и полными мудрости глазами. Темные Жрецы Белиара, приглашенные ланистой Удлаком, должны были подвергнуть Аль Фалаха испытаниям духа и веры, они накачивали его непонятными травами и поили зельям, вводя в чудовищные трансы, где сознание гладиатора билось само с собой. Таинства Мрачнокрова были своего рода священны и едва ли их можно было доверить малообразованному рабу, так что шедимца начали обучать базовым правилам математики, грамматики. Претендент на роль Мрачнокрова должен был способен к простейшему счету и чтению на ашрэфи и общем языке, чтобы всегда иметь возможность не только прочесть любое священное писание Белиара, но и правильно сосчитать необходимые ингредиенты и пропорции для алхимических зелий, их правильного приема и поддержания поста. К тому же, эти знания были просто полезны для общего развития, так что Аль Фалах с особым энтузиазмом отдавался обучению, когда мог. Молодой раб, все еще самый молодой, но не по годам талантливый, был идеальным кандидатом стать Мрачнокровом - сверхчеловеком. Гладиатор, способный наравне биться с самыми чудовищными и ужасными созданиями мира, даря самое невероятное шоу для публики арены! Ланиста Удлак своеобразно исполнил желание Аль Фалаха, он дал ему нечто большее, нечто более сильное, чем знание - силу, способную его добиться… Жизнь гладиатора теперь наполнилась молитвами, усиленными тренировками, медитациями и алхимическими ритуалами и испытаниями крови. Как итог он научился воздействовать на свою кровь, меняя ее свойства. Жрецы Белиара научили Аль Фалаха делать свою кровь мрачной, насыщенной тьмой, даря телу невероятную силу и стойкость - и вместе с этим новые возможности для достойных результатов на арене. Цена тому были не только длительное воздействие алхимией и магией, но и неистовая вера в Белиара, ставшего духовным маяком мрачнокрова.
Десять лет. Десять долгих, кровавых лет, десять лет боев и схваток, сделали из Аль Фалаха чудовище, грубое, жестокое, в панцире из злобы и суровой решимости, но с мягким, ярким нутром. Да, он не смог заполучить желанное сразу, но чем больше он побеждал, чем более кровавое представление дарил публике, тем выше становилось его положение в иерархии гладиаторской школы. К тому же, искренняя вера в Белиара, Дарующего Силу, только сильнее подогревала интерес Аль Фалаха к знаниям, так что позже он все же смог обучиться грамоте, начав с религиозных текстов, а позже перейдя на прозу, поэзию и, в особенности, философские трактаты. В периоды между боями и кровавыми празднествами, мужчина мог посвятить себя чтению, тому единственному, что давало рабу одышку в суровой действительности окружающего мира.
Стоит признать, свобода для гладиатора была далеко не главным. Многие рабы в гладиаторский школах жили в роскоши, имели многих девушек, всевозможные яства, отдых и привилегии, пока были успешны и побеждали. Аль Фалах мог бы быть королем, но он понимал, что это лишь мирские радости. Это радость плоти, радость животного в загоне, но не человека, кто душой и сердцем желал познать мир не только в книгах. Впрочем, заполучить свободу оказалось слишком тяжело. Аль Фалах стал мрачнокровом, он был богатым активом, в который ланиста Удлак вложил слишком многое, чтобы просто позволить гладиатору завоевать клинок-рудиус. Многие, куда более достойные и сильные кандидаты, погибали на этом пути едва дойдя до финала. Но Аль Фалах не собирался отказываться от мечты стать свободным человеком, потому он никогда не позволял себе расслабиться. Он продолжал усердно тренироваться, сражаться, побеждая и проигрывая, приносить славу гладиаторской школе Удлака ибн Залая. Со временем, ланиста начал питать особую симпатию к своему чемпиону, охотно поощряя его тягу знаниям, но не желая ничего даже и слышать об освобождении. Так продолжалось десять лет…
На десятый год приближался один из величайших празднеств Белиара. Это было воистину крупное событие, сопровождаемое самыми пышными и кровавыми представлениями. Предстоял Турнир Силы, где сначала соревновались чемпионы гладиаторских школ в рамках отдельных городов, а потом чемпионы отправлялись в Орхтари для дачи финального, самого главного представления.
Аль Фалаху дались первые бои нелегко… Он сразил двух из трех конкурентов, на четвертом получив серьезное ранение. Трезубец Крага Живодера пронзил бедро мужчины, отчего тот на всю стал прихрамывать на правую ногу, но тогда все же смог достать врага ударом молота в висок. Теперь его ждала Орхтари…
Негласная столица встретила Аль Фалаха криком чаек бархатными морскими ветрами Золотых вод. Большой город, вчетверо больший, чем родной Шадани, ошеломил гладиатора своей роскошью и шумом. Даже будучи в казематах, он мог днем слышать шум тысяч голосов на торговых площадях, лай собак и шепот убийц… Этот город пах кровью и золотом и здесь он предчувствовал скорую свободу!
Внезапная дрожь по блестящей от пота коже заставила Аль Фалаха встрепенуться, уворачиваясь от очередного удара. Шаг в сторону, еще шаг, подскок, удар, рев толпы, кровь в лицо… „Чтоб сразить врага, дай ему поверить в то, что ты слаб, а потом нанеси удар в самое сердце.“ —  Карл фон Клазец, древнеимперский полководец и философ писал эти строки в своем сочинении “О войне”, говоря о войнах между государствами, вероятно, не догадываясь, как эти строки будет использовать шедимский раб-гладиатор в далекой, солнечной стране.
Дав оппоненту почувствовать вкус победы, Аль Фалах уловил момент слабости и сразил очередного врага, чемпиона из Тезари. Пробив грудь противника, он оставил его лежать рядом с десятком других таких же чемпионов на раскаленном песке главной арены. Толпа вокруг ревела и улюлюкала, наслаждаясь зрелищем, как дюжина гладиаторов со всей империи бились каждый сам за себя, дабы заслужить один лишь шанс на освобождение. Аль Фалах знал и был готов, что это ещё не конец - впереди его ждал финальный бой. Такова была цена свободы, цена бронзового клинка-рудиуса - толкьо один, лучший из лучших, сможет освободиться, сразив “чемпиона Белиара”, колдуна войны, избираемого на роль Последнего Испытания особым ритуалом, чьи подробности остаются для большинства загадкой.
На арене часто выступали боевые маги, у некоторых гладиаторов был дар к магии и ланисты охотно развивали эти таланты для большей результативности и зрелищности схваток. Но эти гладиаторы-маги были как рабы-прислуга перед ветераном арены, в сравнении с колдуном войны, великим воином и магом! Крепче сжимая свой молот, Аль Фалах видел перед собой врага и шанс на свободу. Плевать, что лишь один из десяти выходил из такой схватки победителем, плевать, что мрачнокров был изнурен и ранен. Он должен был победить… Или умереть здесь, на этом песке средь трупов таких же несчастных, как он сам.
Загорелась битва! Рывок, удар, уклонение, оглушительный треск магии и крик толпы, попытка парировать, онемели пальцы, колени предательски ослабли… Кровь потекла по бровям Аль Фалаха от рассеченного лба, мешая обзору. Неужели… Дыхание сбито, грудь болезненно сдавливает, но молот все еще в руках, он все еще может сражаться! Удар, поток песка, черный огонь и адская боль бросила гладиатора на колени. Пальцы ослабли, молот вот-вот выскользнет, пока меч колдуна вознесся над его головой. Острие клинка, сверкая на солнце ослепляло, побуждая в душе Аль Фалаха скорбь, отчаяние, прорубая окно в прошлое, туда, где он, маленьким мальчиком стоит в песке у сухих скелетов своих родителей. Его сердце замедлило свой бой, а тело охватила сильная дрожь, вырывая из груди загробный вой. Волнами расползаясь по арене, он вселил в душу колдуна войны страх, мышцы врага ослабли, их схватили судороги, давая мрачнокрову шанс нанести решительный удар... Аль Фалах смог победить. В столь необычный час и поздний возраст, у гладиатора пробудился дар к магии смерти, дар скорби и отчаянья, обращенный клинком ненависти в врага. Колдун войны был побежден, а гладиатор заслужил свободу! Свобода, а вернее жажда свободы и жажда знаний - вот два столба идеологии Аль Фалаха. Это маяк его надежды, огонь на башне из веры в Белиара, разгоняющей тьму отчаянья и боли. Вся жизнь рабом была подготовкой, тренировкой к этому моменту, а победа на последнем турнире - посвящение в рыцарство, как достижение данного когда-то обета быть свободным.... Теперь он был свободен.
Впрочем, свобода оказалась совсем не такой, какой себе представлял Аль Фалах. Мир вокруг был ни чуть не мягче, чем в гладиаторской школе и на арене, и даже более жестокий. Здесь всюду была ложь, лицемерие и презрение к бывшему рабу - мир был мрачный и враждебный, быстро разбивая хрустальные мечты мрачнокрова о сладкой жизни на воле. Но спасение пришло неожиданно - темные жрецы Белиара приютили гладиатора-чемпиона, они дали ему кров, хлеб и наставление при святилище родного Шадани. Будучи мрачнокровом, он был их творением и верным воителем темного бога, а значит его нельзя было так просто отпустить в вольное плаванье. В храме Белиара Аль Фалах нашел не только ночлег и пищу, но и работу - жрецы, не смотря на все уважение к чемпиону-мрачнокрову, не были добродушными меценатами и брали за свою помощь плату кровавой монетой. Но это был выгодный договор - при храме шедимца глубже посвятили в секреты алхимии и религиозные таинства, научили законам Нури. Работа на Темных Жрецов была специфическая, но весьма под стать бывшему гладиатору - выследить скрывающегося вероотступника и совершить кровавую, публичную казнь. Это был отлученный от церкви купец, богохульник, разорившийся и подавшийся в бега. На остатки средств он нанял себе охрану из десятка простых наемников. Каждый из них нашел свою смерть в постоялом дворе, каждого постигла карающая Белиара, Его же имя защитило Аль Фалаха от гнева представителей светского правопорядка.
Были и другие задания. Сопроводить настоятеля храма в другой город - тогда мрачнокров узнал подноготную всего жречества, всей верховной власти Шедима. Предательство, культ силы и ненависти правили бал. Слабые должны быть уничтожены, сильные будут править. В этом походе Аль Фалаху пришлось особенно тяжело, ведь ему приходилось распознать врага там, где его не было! Но какая бы "услуга" ни была бы необходима служителям Белиара, мрачнокров исполнял её старательно и усердно, ему был остро необходим не только опыт выживания на свободе, но и крепкие связи, хорошие знакомства и, конечно же, покровительство самого Темного Бога.
На службе у темных жрецов прошло чуть более двух лет - это время было насыщенно на яркие впечатления. Аль Фалах распробовал вольную жизнь, он охотно работал с алхимией и усердно изучал священные писания, молился и медитировал; в то время, пока ему не приходилось сжимать молот в боевой стойке и выполнять очередную волю своего настоятеля. Последней из них было сопровождение рейда на границу с Империей - тогда-то мрачнокров впервые увидел "имперцев", ненавистных мерзавцев, узурпаторов и богохульных еретиков. Пусть они и были грозными воинами, их воля уступала вере и отваге сынов Белиара, а сам этот поход принес Аль Фалаху немало опыта и свежих, необычных впечатлений. Война не была похожа на бой на арене и схватка в городе с собственными соотечественникам. Это была битва идей, схватка двух миров, в которой, как кажется мрачнокрову, Шедиму было суждено победить...
В этот же период жизни Аль Фалах обучился верховой езде, он изучил картографию и географию - ему было необходимо как-то ориентироваться на огромных пространствах Мистериума, часто находясь в разъездах. Покинув храм, он перебрался в Орхтари, место его былого триумфа. Здесь мрачнокров начал сколачивать свое имя - рыцарь-гладиатор брал самую сложную работу, он охотился на убийц и защищал высокопоставленных, богатых особ. Аль Фалаху часто приходилось тяжело, но он не жаловался, принимая каждую трудность философски - все пройдет. Шедимец смог сменить нанимателя, зарекомендовав себя исполнительным и умелым бойцом - хотя он и был бывшим рабом. В обществе Шедима это было клеймом, не давшим мрачнокрову жить полноценной жизнью свободного человека. Хотя это не мешало его саморазвитию: как и в детстве, Аль Фалах все еще питал особую страсть к литературе, поэзии, философии, и он охотно тратит заработанные средства на приобретение самых разных книг, от самых известных авторов. Если кто-то вдруг решит поинтересоваться, то может обнаружить, как необычайно начитан бывший раб - в его копилке знаний числятся несколько монументальных трудов о сути жизни, о взаимодействии различной сути вещей и, конечно же, религии.
Иток, к двадцати девяти годам у Аль Фалаха за спиной уже была целая жизнь и даже несколько. Родившись рабом, он стал гладиатором; завоевав свободу он стал палачом Белиара, источающий ауру угрозы и силы. Перебравшись в Орхтари, мрачнокров заработал репутацию исполнительного наемника и грозного воина, облаченного в стальную броню и вооруженного боевым молотом. И хотя прошлое раба все ещё довлело над Аль Фалахом, он мог дорого продавать услуги, специализируясь на устрашающих акциях и кровавых разборках между богатейшими кланами и авторитетными личностям столицы. В Шедиме с избытком хватало убийц, ассасинов, плутов и прочих представителей "длинного ножа" и Аль Фалах в тяжелой броне и с молотом явно не относился к ним. Его ниша была в карательных рейдах, пытках и охране важных лиц от всего выше перечисленного "общества". Подобная открытая работа имела свои плюсы - с ней было легче заводить знакомства и налаживать связи, что было чрезвычайно важно для бывшего раба. Однако, подобная жизнь не могла надолго удержать странствующего философа - в двадцать один год Аль Фалах почувствовал, как достиг своего "потолка" в Орхтари. Он жаждал увидеть мир, его сердце тянуло куда-то вдаль - собрав вещи, завершив все дела, мрачнокров перебрался в Торговую Лигу. Там Аль Фалах нанялся к некоему Арону Хвади, внезапно оказавшийся чрезвычайно заинтересованным в носителях дара смерти, того самого, что все эти годы помогал ему выживать в самые невыносимые годы своей жизни. Пожалуй, именно это и послужило главной причиной, по какой его наняли на очень выгодных условиях, хотя Аль Фалаху поначалу показалось, что его просто убьют. Очень уж настороженно выглядел господин Арон Хвади, глядя на чужестранца с даром смерти…
Что до условий контракта, то по ним, внезапно, предусматривалось обучение наемника! Магом ему было уже не стать, но некая Ровена де Мортикус была представлена наемнику как учитель, к чему Аль Фалах отнесся философски. Тем более, было о чем подумать, так как именно Ровена стала и главным объектом контракта наемника - именно её ему предстояло защищать, быть телохранителем. Ровена обучала Аль Фалаха азам магии смерти, а также спектрологии, некрологии и мистики. Кроме того, у Аль Фалах был и свой “начальник” - у богатой четы Хвади была целая армия наемников и свои учителя не только магии, но воинских техник. Талант же Аль Фалаха, вместе с его усердием, решимостью и любознательностью, позволял осваивать технику Властителя боли… Запретное в империи искусство, но ничто не был по настоящему запретным под солнцем Шедима. Так в жизни Аль Фалаха случился новый, невероятный оборот.

9. Мирные умения:

Навыки

Кузнец
Скотовод
Оружейник
Грамотность
География
Картография
Математика
Литература
Религия
Законы
Спектрология
Мистика
Некрология
Алхимия
Охранник
Палач
Легкая атлетика
Тяжелая атлетика
Знание пустынь
Верховая езда
Использование тяжелой брони
Мужественность
Запугивание
Ашрэфи

10. Боевые способности персонажа: Прежде всего в бою Аль Фалах полагается на свой молот и комбинацию решительного натиска с применением брони в обороне, а не парировании оружием. Магия смерти нова для наемника, но и её он охотно использует в сражении по необходимости и возможности, в том числе для поднятия низшей нежити для поддержки в бою, главным образом отвлечения противника и принятия удара на себя. Другое дело сила мрачнокрова, в частности способность менять свою обычную кровь на "мрачную", делающую удары молотом еще более сокрушительными, а тело более стойким.

11. Тип распределения опыта: Вручную

12. Ваше состояние:  Пара монет в кармане найдется всегда, но, пожалуй, главных ценностей у Аль Фалаха всего две - это нож-рудиус с его именем на лезвии, нанесенным на ашрэфи и простая субха из джиды. Помимо простых тканевых одеяний типичного шедимца, воин облачен в комплект стальной брони, состоящей из ламинарной кирасы, наручей, наплечников и поножей. Рукоять боевого молота сделана из кокосовой пальмы, а боевая часть выполнена из стали.

Анкета игрока

1. Имя: Макс
2. Возраст: 21 год
3. Пол: М
4. Связь с вами: дискорд по запросу
5. Как часто будете приходить? 1-3 раза в неделю
6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах 0
7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с ними? С правилами ознакомлен, исполнять обязуюсь
8. Каким образом вы вышли на форум? Пригласила Ровена
9. Ссылка на Ваш основной профиль, если это твинк. -
10. Если Вы уходите с форума (с оповещением в специальной теме отсутствий), даете ли свое согласие на перевод этого персонажа в НПС или акционные персонажи? Да

Отредактировано Аль Фалах (2020-09-16 20:24:49)

2

Раса: Человек
Пол: Мужской
Организация: Свободный персонаж
Состояние: Достаток

Характеристики
Сила: 6
Ловкость: 4
Выносливость: 6
Одаренность: 3

Мирные умения
Литература - Знаток - 2
Религия - Знаток - 3
Использование тяжёлой брони - Средний уровень - 2

Кузнец - Новичок
Скотовод - Новичок
Оружейник - Новичок
Грамотность - Знаток
География - Ученик
Картография -Ученик
Математика - Ученик
Спектрология - Новичок
Законы - Ученик
Мистика - Ученик
Некрология - Новичок
Алхимия - Любитель
Охранник - Любитель
Палач - Ученик
Верховая езда - Выше среднего
Знание пустынь - Средний уровень
Мужественность - Низкий уровень
Тяжёлая атлетика - Любитель
Лёгкая атлетика - Любитель
Эапугивание - Выше среднего
Ашрэфи - Превосходный уровень

Боевые умения
Дополнительный класс: Мрачнокров - 1 уровень (Мрачная кровь)
Дополнительный класс: Разрушитель - 2 уровень

Боевое мастерство - 144 - уровень 4
Оружейный стиль: Двуручное оружие

Техника «Властитель боли» - 3 уровень просвещения

Владение древковым дробящим оружием - Мастер
Рукопашный бой - Ученик

Магия Смерти - 10 порядок

Солдат
Боевой дух - 3 уровень
Боевая реакция - 5 уровень
Безоружный рукопашный бой - 1 уровень

Воин
Рывок - 4 уровень
Силовой боевой стиль - 5 уровень
Стойкость - 3 уровень

Рыцарь
Оболочка духа - 3 уровень
Оболочка воли - 1 уровень

Уникальные способности


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Принятые анкеты » Анкета Аль Фалаха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC