FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

Введена в полноценный обиход система работы магических свитков!

Магия природы подверглась косметической переработке, направленной на актуализацию некоторых заклинаний (в основном, призывов) в водно-морской среде.

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Уважаемые игроки, обращаем ваше внимание, что плановый временной скачок отодвинут на несколько месяцев с Февраля до Июля 2022 года!

Стартовал литературный конкурс Вечность в одном мгновении! Спешите принять участие.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5. Конец октября 17087. Окрестности Иридиума. Лекс, Эрилимия


№5. Конец октября 17087. Окрестности Иридиума. Лекс, Эрилимия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Она опоздала как минимум на неделю и затянувшаяся экспедиция здесь была практически не при чём. По правде говоря, Эрилимия как могла оттягивала эту встречу, раз за разом находя причины, по которым то, что необходимо было сделать уже давно, всякий раз откладывалось на потом. Причины эти, все как одна были притянуты за уши, но даже так их хватило только на четыре дня. Попытки уйти с головой в работу только усугубили её состояние, подведя практически к самому краю той черты, от которой она старалась всеми силами держаться как можно дальше. Голод. Она ещё никогда не была настолько близка к пустоте и вечно преследующее её смутное ощущение того, именно она сама станет причиной собственного краха, было как никогда правдивым.
Эрилимия телепортировалась в ста метрах от дома Делеври давая себе очередную бессмысленную отсрочку, тут же вымокла под стеной ледяного осеннего ливня, но не почувствовала ничего из того, что должна была ощутить. Ни досады, ни холода, ни дискомфорта. Лишь ощущение чужого присутствия усилилось когда сотканные из небытия ледяные руки потянулись к плечам, но она вовремя шагнула вперёд, оставляя чудовище позади. Пока что. Тишина отступила совсем немного, словно издеваясь, оставшись на коже ощущением собственного незримого присутствия, слишком близко для того, чтобы не понимать, к чему это всё идет. В этот раз Тень была практически бессильна и лишь чувство невыносимого эмоционального голода говорило о том, что она ещё жива. Они обе были ещё живы, но Эриль невольно задумывалась о том, что будет дальше, когда точка невозврата будет преодолена. Безумие? Или окончательная смерть?
Там, где она была всё это время не было ни капли даже самого тусклого Цвета. Даже оживший, сотканный словно бы из кошмаров лес и чудовищные порождения Терния, искорёженные безумием собственного создателя были абсолютно пусты. Абсолютно пусты были те, с кем она сражалась бок о бок, абсолютно пусты были её враги и даже обнаруженные и в последствии уничтоженные засевшие в тех местах инферналисты - непосредственная цель экспедиции собранной Заар-Таном, были пусты тоже. Тень была голодна как никогда, но вместе с тем была как никогда бессильна.
Но главная причина, по которой Эрилимия так безрассудно избегала этого дня, было, разумеется, отнюдь не желание довести себя до полного истощения и оголодавшая Тень, скребущая её разум сейчас особенно навязчиво и остервенело, науськивала её поторопиться.

2

Осень подходила к концу. Дожди участились, льющаяся с небес вода становилась все холоднее, а поутру, когда фон Дермент уезжал на работу или приезжал с неё, лужицы схватывал тонкий лёд. Впереди была зима… Проклятый холод, который барон терпеть не мог. Потому что холод напоминал ему о Севере. О разном. О том Севере, на котором он провел несколько лет своей жизни, ничем фактически не занимаясь, в далеком баронстве у подножия Северного Рокового. И о другом Севере тоже – о том, что лежал за Северным… Но зима всегда была одна. И холод. Холод Александра раздражал больше всего, он напоминал ему о том, какая пропасть разделяет его и большинство столичных его коллег, которым никогда не было знакомо то чувство, когда холод забирается в твои кишки ледяным ужом и сжимается в них голодом. Они не знали алого рассветного ужаса на снегу, торчащего костями в холодное небо. Приросшие к своим креслам глупцы…

Впереди была зима. Время, когда барона беспокоили старые раны, а сам он становился раздражительным и мрачным. Время тяжелых дум и серьезных испытаний для его воли, разума, тянущихся к недосягаемым пока еще целям в далеко идущих планах, которые в этом самом пытливом уме постоянно рушились под очередным найденным изъяном. Сегодня снова шел дождь, после которого завтра лужи покроются льдом. Вернее, ливень – над столицей ползли тяжелые грозовые тучи. Гром ворочался в небесах, молнии высвечивали сюрреалистичные пейзажи на фоне облаков. Так себе погода. Еще хуже она помогала в том, чтобы усмирить нарастающую тревогу – Эрилимия… Опаздывала. Задерживалась. Тем более, Лекс не знал точно, куда именно она направилась, кажется, какая-то экспедиция. Про себя фон Дермент давно уже пообещал ей устроить форменную взбучку по возвращению – неужели так сложно отправить мысль-вестник? Впрочем, наверное, были причины… Или нет. Оправдывать других людей в своих глазах Делеври не любил совершенно.

В очередной раз поднявшись из своего кресла, покинув временно рабочий стол, фон Дермент захватил с собой бокал горячего вина с перцем – отвратное, но действенное изобретение в деле борьбы с холодом – и подошел к окну своего кабинета. Со второго этажа было хорошо видно окрестности и ведущую к дому дорогу… Очередная вспышка молнии выхватила из ледяного полумрака появившийся там силуэт – за оградой, еще даже не у нее. Барон сощурился, ожидая второй вспышки молнии – и та не заставила себя ждать слишком долго. Зрение его пока что еще не подводило, что хорошо, даже при условии того, что чувствовал себя Александр, мягко говоря, не самым полным молодости и жизненной энергии человеком. Эта фигура была ему хорошо знакома… Странно, что не в дом сразу. Лекс нахмурился, отставил бокал на подоконник, влез в висевшую, как и всегда, на спинке кресла, мантию – и спустился вниз по лестнице. Портрет Аганы проводил правнука обжигающим взглядом – как и всегда. Последний не слишком торопился и на крыльцо выбрался не спеша, не желая вылезать под дождь. Прикрыл за собой дверь, сложил руки на груди, стал ждать.

3

Острый, привыкший к темени взгляд моментально выцепил появившуюся на пороге фигуру даже сквозь плотную стену дождя. Лишь благодаря жгучему упрямству она не остановилась, малодушно оттягивая неизбежное и даже не сбилась с шага, чувствуя как безжалостно исчезает отмеренное ей время. Иллюзия должна была остаться позади и Тень нетерпеливо толкала Эрилимию вперёд, тогда как другая её часть жаждала подождать ещё хотя бы немного. Какая из них была настоящей, уже было совершенно неважно - ложь должна была умереть открыв дорогу Истине. Даже если последняя в итоге и станет причиной её окончательного падения.
Встретившись взглядом с ожидающим её Александром она незаметно прикусила губу, молча поднялась на порог и остановилась на границе света и тени, оставив непогоду лишь в шаге позади себя. Непривычно неторопливым, но оттого не менее отточенным жестом обратной трансформации она потянула влагу из промокшей одежды, сейчас поразительно остро чувствуя изгиб каждой эфирной нити вокруг себя и внутри, так, что казалось ещё чуть-чуть и могла бы запросто увидеть их воочию. Недосып и острое переутомление накладывали отпечаток на восприятие, рисуя то, чего не было на самом деле.
- Почему ты никогда меня ни о чем не спрашиваешь? - не дав никому из них возможности для адекватного приветствия Эриль сразу же сорвалась с места в карьер, чтобы зреющее искушение отступить уже не имело над ней такой власти и голос предательски дрогнул, когда она стиснула повод рванувшейся наружу Тени, - неужели никогда не было интересно куда я ухожу и зачем?
В цепком, пристальном взгляде Эрилимии перемешался нездоровый, лихорадочный блеск чудовищного, остервенелого голода Цвета и не менее глубокой усталости. Она была измотана. Мертвенно бледная, даже гораздо хуже обычного, нур тем не менее всё равно продолжала держаться ровно, ведомая собственной гордостью и невообразимым упрямством. Залегшие под глазами тени указывали на возобновившиеся проблемы со сном и Александр не удивился бы, если бы узнал что вся проделанная им ранее работа просто на просто улетела коту под хвост.

4

– Я задавал тебе этот вопрос. И ты дала мне на него ответ. «Экспедиция», кажется, так? – Лекс окинул нур взглядом, в котором все более отчетливо читалось недовольство. Её внешний вид и правда говорил о том, что вся работа, которую барон провел, стараясь стабилизировать Эрилимию, пошла дракону под хвост. Прахом. – Но ты отказалась говорить, куда и зачем. Или мне следовало пытать тебя, чтобы добиться ответа? Рисковать доверительными отношениями? Или, быть может, с твоей стороны они не такие уж доверительные, если ты не говоришь мне всего?

Дермент прожег эльфийку взглядом пожелтевших глаз – ему не понравилось, как начался этот разговор, ему не понравилось, как себя повела гостья, что называется, с порога. Любого другого человека, эльфа или гнома, позволившего себе такой тон, Александр спустил бы с крыльца, но сейчас ограничивался лишь демонстрацией неприкрытого недовольства.

– Выглядишь, как побитая собака. Иди за мной. – Безапелляционным тоном выдал свою критическую оценку внешнего вида Эриль Лекс и указание к действию, после чего развернулся на каблуках и направился внутрь дома, сцепив руки за спиной. Естественно, свой путь барон держал обратно в свой кабинет – там, во всяком случае, было натоплено, а здесь и сейчас сырой воздух и запах дождя не добавляли фон Дерменту очков добродушия, к сожалению. – Ты опоздала. И ты игнорировала сеансы связи. Ни одной мысли-вестника – и это от тебя, мага Разума? Я ожидаю, что сейчас ты объяснишься, причем подробно и, наконец, ничего не утаивая. Где ты была. С кем. Почему молчала. Какую цель преследовала. Почему задержалась. Честных ответов я ожидаю от той, кому было позволено жить в моем доме и копаться в моем разуме.

В очередной раз миновав портрет Аганы, маг на секунду запнулся, сбился с шага. Это не был портрет, восстановленный по памяти или с других портретов – этот был оригиналом, хранившимся у деда в имении. Он был написан с натуры талантливым художником, которому, к сожалению, удалось передать тот взгляд, которым обладала Агана… Если смотреть на портрет под определенным углом – в её желтых глазницах можно было увидеть пылающую бездну безумия. Раз за разом Лекс натыкался на него. Раз за разом приходил к выводу, что портрет нужно бы перевесить.

5

- А ты как потасканный енот-альбинос, - парировала она, сощурившись и подарив Александру едкую усмешку. Зная нрав нури едва ли он мог рассчитывать на иную реакцию на свои слова, и точно также мог сказать, что она прошлась по нему ещё мягко, не затронув ни единой болевой точки, лишь защищаясь. Она знала, что не выглядела жалко, уж точно не хуже чем в их первую встречу, не считая усталости, а то может даже и лучше, учитывая необходимость компенсировать переутомление демонстрацией уверенности и силы. Она защищалась всегда, защищалась агрессивно, даже лишь внешне, по стойкой привычке и уж точно никогда не дала бы окружающим повода подумать о себе нечто подобное. Вычесанная и вычищенная, она уже успела привести себя в полнейший порядок после экспедиции и выглядела даже строже обычного. Не считая переутомления. Возможно, следовало закрасить синяки под глазами угольно чёрным и сказать, что так и задумано...
- Где? С Кем? Почему? Какую цель?... - усмешка стала шире, а сама Эрилимия даже не двинулась с места, так и оставшись пороге перед открытой дверью. Пляшущие перед глазами красные пятна острою болью стучались в виски, - уверен, что после ответов на все эти вопросы, всё ещё захочешь видеть меня здесь? Мысль-вестник? Например такой?...
Мысленное послание привычно коснулось разума Александра, вот только в этот раз он точно понимал, что мог на него ответить. Нури прислонилась плечом к дверному косяку и сложила руки на груди.
- Всё ещё хочешь чтобы я вошла?

6

Маг обернулся через плечо, взглянув на Эрилимию поверх стоячего ворота своей мантии, всего одним глазом. Радужка горела желтым, зрачок сузился до размеров булавочного ушка, но хуже всего было видеть то, как от уголка глаза тянется по виску несколько ломаных желтоватых линий, будто под кожей сосуды наполнились огнем вместо крови и готовы вот-вот лопнуть. Красным Безумием всегда было сложно управлять – и Дерментам было хорошо известно, как легко оно находит дорогу к разуму, прокладывая пути через вещи, которые член рода ненавидит сам по себе… Болезнь лишь усугубляла первоначальную эмоцию и загрязняла её, а красный эфир, с которым все члены дома Феникса рождались и жили, постепенно сливаясь, лишь усиливал этот эффект. В конце концов, эти глаза проявлялись у всех. Но бесконтрольная магия…

Возможность ответить на мысль-вестник означала, что этим заклинанием по отношению к адресату воспользовался Месмер, фактически, насильно помещая в его разум часть этого заклинания, дабы услышать мысленный отклик. Месмеры, конечно же, были, большей частью, детищем лона Министерства Магии. Нельзя было сказать, что они пользовались большой популярностью. Это, впрочем, применимо ко всем магам Разума. Они касались слишком персональных вещей. Стать Месмером – значит сознательно пойти и обучиться искусству намеренного преодоления этих границ. Впрочем, это был ожидаемый итог. Всё развивается, рано или поздно. Наиболее логичным для себя образом.

Барон отвернулся и продолжил подъем по лестнице, скупо махнув рукой, прошелестев тканью широкого рукава мантии. На этот раз он уже не намеревался останавливаться, твёрдо вознамерившись вернуться к себе.

– Чтобы быть в чем-то уверенным, я должен, для начала, знать. Поэтому ты ответишь на мои вопросы, которые я тебе уже задал, а после я приму решение относительно того, что делать с этим знанием. Или, если тебе так удобнее, можешь сбежать сейчас – от разговора, который сама начала, и от меня. В любом случае, мы снова встретимся. Так или иначе.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5. Конец октября 17087. Окрестности Иридиума. Лекс, Эрилимия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно