FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:
МИСТЕРИУМУ 14 ЛЕТ!

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

В честь дня рождения Мистериума проводится ЛЕГЕНДАРНЫЙ ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров, следите за охотой на великое сокровище или вливайтесь в команды к действующим лидерам!

Традиционное ежегодное голосование Лучшие из Лучших открыто! Голосуйте за своих любимых игроков!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 13 апреля 17087 года, где-то во сне. Ивейн, Ровена


№4: 13 апреля 17087 года, где-то во сне. Ивейн, Ровена

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

День подходил к концу, и Ровена находилась в своей комнате в Торговой Лиге, готовясь ко сну. Сегодня не произошло ничего необычного - весь день некромантка провела в поместье, выполняя некоторые небольшие поручения от Хвади, однако в целом у неё было достаточно много свободного времени, и шаманка занималась собственными исследованиями. За этим занятием Ровена не заметила, как солнце стало заходить за горизонт, и день начал подходить к концу. Она едва не пропустила время ужина, однако вовремя опомнилась и покинула свой кабинет в назначенное время. За ужином также не произошло ничего примечательного, и этот день возможно было охарактеризовать настолько скучным, наскольки дни вообще могли быть скучными. Лёгкая сонливость сопровождала Ровену в течение всего времени, и потому поздним вечером она была рада отправиться в постель, чтобы завершить этот достаточно унылый, серый вечер. Завтра некромантке предстояла более интересная работа.
Ровена распустила волосы и подошла к зеркалу, расчёсывая их - одна из её стандартных привычек перед тем, как настроиться на сон. Делала она это достаточно медленно, так как сонливость, сопровождавшая её уже несколько часов, теперь, за один час до полуночи, ощущалась более остро. Некромантка не понимала причину своей утомлённости - в конце концов, сегодня она не занималась ничем, что могло бы навеять на неё подобную усталость. Расчесав волосы, Ровена переоделась и легла в постель. В последние месяцы она боялась засыпать - вот уже некоторое время, с момента её последнего магического экзамена, некромантку достаточно часто мучали сны о её предке, чей дух явился к ней во время медитации. Ровене снились Безымянные земли, его жизнь, его ученица. Эти видения преследовали шаманку повсюду и, просыпаясь очередным утром, она не была в состоянии думать ни о чём ином, кроме Рэймела де Мортикус. Сегодня ей вновь не хотелось засыпать, однако Ровена не могла противостоять своей усталости. Совсем скоро она провалилась в сон.
http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/750094.jpg  http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/750756.jpg

Ровену окружали многочисленные мотыльки и светлячки. Сначала ей показалось, что она вновь видит Безымянные земли, однако это было не так. Придя в себя и оглядевшись вокруг, некромантка увидела, что она находилась в поле удивительной красоты - на небе светилась полная луна, и многочисленные, яркие звёзды окружали её, подобно огням. Трава была не слишком высокой, и повсюду росли белые цветы. Издалека возможно было подумать, что это был снег - белоснежный ковёр этих цветов покрывал всё поле, и среди них не было ни единого цветка другого цвета. От них исходил приятный аромат и, наблюдая эту невероятную картину, Ровена не могла поверить, что в этот раз ей снится что-то другое. Тогда она взглянула на себя саму, пытаясь понять, во что она была одета, и её собственный наряд поразил шаманку. Её платье будто было соткано из звёзд, и оно переливалось в свете луны. Никогда прежде Ровена не видела ничего подобного, однако она поняла, что в эту ночь ей не будет сниться очередной кошмар. Это место казалось некромантке настолько реальным, что она словила себя на том, как воспринимает всё происходящее как часть действительности. В некотором отдалении виднелся лес, и отчего-то все мотыльки стремились именно к нему. Недолго подумав, шаманка решила отправиться вслед за ними - в конце концов, что ей ещё оставалось делать в этом сне? В поле было очень красиво, и каждая травинка, казалось, излучала какой-то едва видимый свет. Ровена с восхищением разглядывала окружающий её мир и следовала за многочисленными мотыльками, направлявшимеся к лесу. Что плохого могло произойти в столь прекрасном, умиротворённом месте?

Музыкальная тема

2

Устало захлопнув дверь самой что ни на есть средней таверны - как раз такой, чтобы купленные магические и алхимические товары не сперли ввиду неизвестной ценности, но чтобы не переплачивать лишнего за постой, чего гильдия не хотела, - Ив аккуратно сложила покупки к остальной рассортированной куче и рухнула лицом в кровать. Бесконечное блуждание по не менее бесконечным лавкам утомляло из-за своей однообразности, хотя, конечно, оказавшись первый раз в Торговой Лиге, она с интересом смотрела по сторонам, поражаясь разнообразию, которого не встретишь в Империи. Разнообразию товаров, рас, людей, нарядов, языков. Если где-то и можно было затеряться, то здесь - здесь любой был лишь одним из бесконечного множества, по крайней мере, девушка была в этом уверена. Она еще, разумеется, совершенно не знала ни города, ни нравов, но была уверена, что здесь слишком много личностей более богатых, специфичных, интересных и выгодосодержащих, чем одна отдельно взятая волшебница воды. Кого она могла заинтересовать? Просто один человек из множества, ходящих здесь за покупками, не светящий деньгами, да и покупающий всякие странные непонятные штуки вроде магических кристаллов, свитков и еще более узкоспециальных предметов.

Полежав пять минут и поняв, что засыпает, Ив поднялась - умыться, раздеться и лечь нормально. Нужно было отдохнуть, чтобы переживания этого дня улеглись, ведь завтра нужно продолжать покупки по длиннющему списку - а улегаться было чему. Несмотря на всю убежденность в собственной обычности, ей все же заинтересовались - странная личность, человек (да и человек ли?), так и не открывший лица, с глазами цвета теплого янтаря, так похожими на глаза Мии, Аданос, так похожими! Он весьма нетуманно намекал на желание сотрудничества в незаконных сделках, поднимая даже вопросы убийства - и она согласилась встретиться еще. Возможно, это было ошибкой, но его речи... слишком близкими они показались волшебнице, чтобы отказать, как она бы сделала всего пару лет назад. Иви - отказала бы. Мистле согласилась. Плеснув в лицо водой в попытке смыть мысли, девушка посмотрела в окно на такие непривычные строения. Привыкнет ли она когда-то? Смирится ли? Вернет ли душевный покой? Она не знала. Не представляла, как. Сейчас все, что она могла, это заглушить душевную боль физической. Это помогало. Пускай и ненадолго...

Повесив одежду на стул, девушка легла, зарывшись лицом в подушку и спрятав под нее исчерченную старыми и свежими порезами руку. Через минуту она уже спала.

Где-то во сне...

Оказавшись на поле, в таком необычно ярком сне, волшебница удивленно осмотрелась, пытаясь понять, что это - сон, бред или что-то иное. Она была однажды в подобном месте... совершенно ином внешне, но схожем по ощущениям... Оглядевшись в поисках старого, раскидистого дерева, Ивейн сделала пару шагов вперед. Все было иначе. Почему? Она так и не знала, что случилось в тот далекий день, но никогда не забывала его. Здесь же... поле в цветах, а не одинокий холм. Нет озера. Мотыльки, не светлячки. Это он? Или все-таки нет? Пойдя следом за мотыльками в надежде найти его, Ив, продолжая оглядываться, позвала:

- Хэнди?

Отредактировано Ивейн (2021-01-14 06:01:52)

3

Ровена продолжала следовать за мотыльками и вдруг она ощутила себя так, будто перенеслась в детство - она не чувствовала никакой тревоги, беспокойства, и уже через несколько минут и думать забыла о своих кошмарах, снившихся ей каждую ночь. В траве стрекотали кузнечики, время от времени дул лёгкий ночной ветерок, однако в целом, за исключением этих звуков, в поле было совершенно тихо. В какой-то мере это место казалось некромантке абсурдным, слишком красивым и умиротворённым, а также она заметила, что ощущает себя слишком ясно, будто всё это было и не сном вовсе, а реальностью. В обычных снах Ровена никогда не имела власти на происходящим, над какими-либо событиями - в обычных снах шаманка всегда оставалась безвольным наблюдателем. Однако в этот раз всё было иначе - некромантка могла решать, в какую сторону она идёт, куда смотрит, что думает. Через некоторое время она стала замечать, что лес, к которому следовали мотыльки, находился в более значительном отдалении, чем Ровене показалось изначально, но это не остановило ей - она продолжала идти к своей цели, так как более в этом поле не было ничего примечательного.
Некромантка не знала, сколько времени прошло с того момента, как она оказалась в этом месте, как она начала идти за мотыльками. Ландшафт не менялся, он казался Ровене бесконечным, и в этом бесконечном поле не было ничего примечательного, одни лишь цветы и видневшийся вдалеке лес. Ровене уже несколько наскучило это однообразие, как вдруг впереди она увидела фигуру, очевидно, также следовавшую за мотыльками. Незнакомая фигура ещё была в некотором отдалении от шаманки, и отчего-то некромантка решила побежать вслед за ней, боясь упустить из вида. Мотыльки, казалось, прочитали её мысли, и тоже стали лететь вперёд быстрее - Ровена не останавливалась, стараясь догнать идущий впереди силуэт. Через несколько минут шаманка уже практически была за спиной незнакомки, однако остановилась, так как подумала, что может напугать её. Издалека Ровена расслышала, что фигура звала кого-то, она назвала чьё-то имя, однако никто не откликался на её зов. Ровена решилась приблизиться к незнакомке и сделала несколько шагов навстречу ей. Если бы в этот момент девушка обернулась назад, она бы увидела Ровену, приближавшуюся к ней, но некромантка не говорила ничего. Их разделяло буквально несколько метров, и шаманка внимательно вглядывалась в загадочный силуэт, пытаясь понять, кем был человек, стоявший перед ней. Был ли это призрак? Были ли они знакомы? Острая догадка вдруг выбила Ровену из её безмятежной умиротворённости. Нет, только не она, только не сегодня - только не опять...
- Орнелла?

4

Странная ночь, странное поле, странный воздух... волшебница брела вперед, лопатками чувствуя какой-то подвох, как всегда в ситуации, которую она не контролировала. То есть почти всегда. Ей настолько редко снились яркие, реалистичные сны, что она даже была не уверена, сон ли это, или она опять провалилась в какую-то странную реальность вроде той, где встретила одинокого маленького мальчика. Происходящее было слишком странно, чтобы она могла расслабиться несмотря на красоту. Хэнди не было видно, да и окружение все-таки не походило на его холм с озером, значит, здесь творилось что-то иное. Что? Белоснежные цветы, будто рассыпанные звездочки, сминались под ногами, хрупкие и беззащитные. Сколько она будет блуждать здесь? Как отсюда выбраться? Есть у происходящего цель? Слишком беспокойное сознание для простого созерцания. Хваленый покой магов воды, она потеряла его так надолго... следы этого бесчисленными нитями перечеркивали предплечье, отмечая каждый срыв белесыми, бурыми и алыми полосами. Их ничто не излечит. Никакой покой, которого она сможет достигнуть не будет тем, которым обладала волшебница раньше. Слишком глубокую борозду оставила на душе жизнь.

Остановившись, Ив подняла голову, глядя в ночное небо, на огромную луну, освещавшую поле, на россыпь звезд, которым негде было отразиться. Их не с чем было перепутать... Тихо. Очень тихо. Слишком. Оттого прозвучавший голос показался оглушительным. Ив вздрогнула и обернулась, с изумлением глядя на молодую женщину, появившуюся будто из неоткуда. Она подошла? Но почему шагов не было слышно в такой тишине?

- Кто ты? - Девушка отступила на шаг, глядя с непониманием и опаской, склонив на бок голову с неровно обрезанными русыми волосами до плеч. Пальцы чуть подрагивали в готовности сложиться в жесты, но Ивейн не была уверена, что магия здесь работает...

5

Нет, это была не она. Она никогда не оборачивалась. В некоторых своих кошмарах Ровена видела женщину с русыми волосами, которая всегда стояла к ней спиной - стоило некромантке лишь приблизиться к ней, окликнуть её, как сон моментально заканчивался. Незнакомка из её снов - Ровена предполагала, что ей снилась ученица Рэймела де Мортикус - никогда не оборачивалась, лицо её оставалось для шаманки загадкой. Впрочем, девушка, которая теперь стояла перед Ровеной, не назвала своего имени, лишь задав короткий вопрос "Кто ты?". Из этого следовало, что она всё ещё могла оказаться Орнеллой после того, как некромантке удастся узнать её имя. Мысль о том, что шаманка видела именно того человека, именну ту женщину из её кошмаров о Безымянных Землях, заставила сердце Ровены биться чаще. Игнорируя вопрос собеседницы, она молча разглядывала её с ног до головы, словно не веря собственным глазам. С каждой секундой вера некромантки в то, что она встретила именно Орнеллу Мортикус, становилась всё сильнее - в конце концов, кого ещё она могла найти здесь? Почти в течение двух лет ей не снилось ничего иного, так почему же она посмела решить, будто сегодняшняя ночь - исключение? Нет, безусловно, эта ночь не являлась исключением. Ровену пробрала дрожь, и она словно была не в состоянии пошевелиться. Она смотрела на незнакомку с каким-то немым восхищением, и Ивейн не понимала, чем могла быть обоснована такая реакция. Через несколько минут затянувшегося молчания Ровена всё же решилась ответить той, чей облик она так легко спутала с обликом одного из своих видений.
- Ты Орнелла. Орнелла Мортикус. - вместо того, чтобы ответить на вопрос о собственной личности, некромантка сделала утверждение об имени своей собеседницы. В ту секунду для неё не существовало иных вариантов развития событий - она находилась в своём сне, а в её снах уже очень долгое время не бывало незнакомых для неё людей. По лицу Ровены возможно было различить, что она была крайне взволнована - беспокойный взгляд, тихий голос. - Будто ты не знаешь, кто я. Иначе для чего ты приходишь ко мне во сне едва ли не каждую ночь? Вот только... я вижу твоё лицо впервые.
Слова, произнесённые Ровеной, безусловно, звучали для Ивейн как нечто несвязное, не имеющее смысла. Некромантка проигнорировала её вопрос, так и не назвав своего собственного имени.

6

С настороженностью и опаской девушка смотрела на незнакомку, не понимая ни значения ее слов, ни их причины. Волшебница видела ее впервые - по крайней мере, лицо, обрамленное пепельно-золотистыми локонами, было незнакомо, как и изумрудные глаза. Кажется, когда-то Ивейн слышала, что в снах мы не встречаем незнакомых людей - мозг использует лица, хранящиеся глубоко в памяти, но не создает их сам. Было ли это правдой? Она не знала, хотя это и было, наверняка, интересным для кого-то, кто относился к снам с любопытством. Ив же, для которой последние два года сны практически всегда заканчивались отблесками пламени и ненавистным голосом, терпеть не могла сны. В них всегда кто-то умирал. Почти всегда... но в те дни, когда она могла кого-то спасти, пробуждение оказывалось еще более мучительно, ведь она возвращалась в мир, где спасти любимых не удалось... Была ли незнакомка сном? Или она тоже искала того, кого потеряла? Кого не сумела спасти? С кем не сумела даже попрощаться...

Ножа, с помощью которого волшебница справлялась с болью, на поясе не было. Пришлось обхватить локоть и впиться ногтями в кожу сквозь тонкую ткань рубашки. Не помогло.

- Нет, - слово вышло намного более мягким, чем она собиралась его сделать. Не податливым, как глина, но и не жестким, как гранит. Скорее, как хорошее, удобное для работы дерево. В меру крепкое, но с ощущением некоторого прогиба. Почему? Сочувствие? Вряд ли... не должно бы - откуда? - Нет, - повторила она снова, будто настойчивость незнакомки могла ее саму убедить в чем-то. - Я не знаю, кто ты. Я не знаю, твой ли это сон и что я здесь делаю, - мельком оглядевшись, не выпуская ее из поля зрения, Ив нахмурилась. - Кто такая Орнелла? - Вряд ли стоило сейчас спрашивать об этом, но почему-то имя показалось важным...

7

Ровена не ожидала такого ответа. Она ожидала услышать от своего видения какое-либо объяснение столь частых визитов, подверждение высказанной некроманткой догадки или же чего-либо иного, однако не того, что в действительности ответила незнакомка с русыми волосами. Она ответила "нет". Теперь шаманка пребывала в некотором замешательстве - ей и в действительности снилось что-то отличное от всех её предыдущих снов в последнее время. Была ли она рада этому? С одной стороны Ровене было приятно осознавать тот факт, что сегодня, вопреки её мимолетной догадке, ей всё же не снился кошмар, однако она ощущала и лёгкое разочарование. Стоило ей лишь представить, что преследовавший её во снах призрак ученицы Рэймела де Мортикус вдруг обратился к ней, обернулся и взглянул в глаза, как эта надежда оборвалась буквально за несколько секунд. Нет, теперь сомнения быть не могло - перед шаманкой стоял совершенно другой человек, однако она не могла понять, каким образом незнакомка оказалась в её сне. Был ли это сон Ровены? Быть может, это она - чьё-то видение, видение Ивейн? Когда девушка договорила, Ровена ответила не сразу. Она растерялась.
- Кажется, я ошиблась. - в голосе её было слышно лёгкое разочарование. - Моё имя - Ровена. Я подумала, будто вижу кого-то знакомого. 
Некромантка замолчала, вдруг отчего-то осмотревшись вокруг и на мгновение словно забыв об Ивейн. Мотыльки продолжали лететь по направлению к лесу, однако теперь он находился достаточно близко. Мистическим образом он, казалось, перемещался в пространстве, то приближаясь, то отдаляясь от них.
- Я не думаю, что это мой сон. Мои сны всегда одинаковы, и они не похожи на этот. - снова короткая пауза, и некромантка обратила свой взгляд к Ивейн. - Как зовут тебя? Ты видела здесь кого-то ещё, кроме меня?

8

Незнакомка не исчезала, не убегала, не нападала, не казалась призраком или видением. Она вообще была удивительно - слишком! - живой и настоящей. Как Хэнди. Но... но был он настоящим? Этого Ивейн никогда не знала. Не знала, что случилось с озером после того, как она очнулась на мостовой. Не знала, осталось ли дерево шуршать голыми ветками, в которых сновали светлячки, остались ли цепи позвякивать в ночной тишине, оставался ли мальчик у двух безымянных могил... И сейчас - была ли настоящей она.

Чужое разочарование, яркое настолько, что даже волшебница сумела его считать, кольнуло маленькой, но острой иглой. Разочарование... да... именно им она и была - для себя самой.

- Ровена... - медленно, задумчиво повторила девушка, пытаясь вспомнить. Качнула головой. Нет. Не знакомо. Но кто она тогда? И почему здесь? По крайней мере, незнакомка уверена, что это сон, а значит, вероятность того, что волшебницу чем-то опоили и она сейчас в наркотическом дурмане, стала на одну крохотную часть меньше. Очень крохотную. В снологии Ивейн не разбиралась совершенно. В отличие от нее, собеседница, казалось, не была так уж удивлена происходящим. Некоторое изумление - вот и все, что видела волшебница, неспособная понять более глубокие и сложные эмоции. Значило ли это, что она привыкла к подобным явлениям, или же было причиной ее вовлеченности в происходящее? Параноик всегда, в любом действии умел найти подвох... Впрочем, Ив слишком странно себя ощущала, чтобы реагировать как обычно. Да, тонкий аромат цветов не походил на вонь горелой плоти, а на открытом лугу не было углов, из-за которых мог раздаться голос, но... но что-то было не так.

- ...всегда одинаковы...

Ногти сильнее впились в кожу, переползли с локтя на предплечье, нащупав последний разрез и медленно погружались в незажившую плоть. Одна боль заглушала другую.

Неужели не только ей снился каждую ночь один и тот же сон?

- Мистле, - тихо ответила волшебница, продолжая глядеть на незнакомку сапфировыми глазами. Качнула головой. - Нет. Я думала, может быть... - она снова мазнула взглядом по окрестностям. - Но нет. - Секунда. - Это точно сон?

9

Мистле. Довольно необычное имя, и некромантка невольно повторила его, будто боясь забыть. Ровена не понимала, что происходило: с одной стороны она прекрасно помнила о том, как буквально несколько минут назад легла в постель и попыталась уснуть, однако с другой стороны это место, этот сон казался ей невозможным. Почему вдруг в эту ночь она не видела свои привычные сны? Что изменилось? Шаманка пыталась понять, чем могла быть обоснована подобная перемена, и стала подробно перебирать в своей памяти все события прошедшего дня, среди которых не было, впрочем ничего примечательного.
- Я проснулась. Привела себя в порядок. Спустилась к завтраку. Вернулась обратно в кабинет. Поручений никаких не было, и я занималась своими делами. Исследованиями. - она не заметила, как стала описывать минувший день вслух. Ровена находилась во сне, и ей казалось, что Ивейн - лишь плод её собственного воображения. - После полудня я занималась магией разума. Времени прошло достаточно много, и я едва не пропустила ужин. После ужина я немного поговорила с Филиппом и вернулась в кабинет. День прошёл достаточно скучно, но я чувствовала усталость. Расчесала волосы. Переоделась. Легла в постель...
Ивейн могло показаться, что Ровена на несколько секунд перестала замечать её. Некромантка озвучивала каждую свою мысль, полностью сконцентрировавшись на чём-то. Лишь после подробного описания своих будней шаманка опомнилась и вновь взглянула на свою собеседницу.
- Я не знаю. - задумчиво ответила Ровена на вопрос волшебницы. - В обычных снах я никогда не думаю о своей повседневной жизни. Я не думаю ни о чём ином, кроме самого сна. Но здесь я отчего-то помню всё, будто и не сплю вовсе.
Некромантка в ожидании взглянула на Ивейн. С каждой секундой сомнение, которое испытывала Ровена, становилось всё сильнее - то, что происходило с ней сейчас, не могло быть обычным сном. Никогда прежде она не видела столь ясных, осознанных снов.
- Если я помню о своей настоящей жизни, значит, и ты должна помнить о своей. В том случае, если ты не очередной призрак из моих видений. Расскажи мне, кто ты, и я расскажу тебе о себе.

10

Впервые во сне (если это был, конечно, сон), она встретила кого-то, столь же неуверенного в происходящем, как и сама волшебница. Ведь когда тебе снится сон, как правило, у всех уже есть свои роли - лишь ты один не знаешь сюжета спектакля. Но Ровена была, кажется, неподдельно удивлена и точно так же не понимала, что происходит. Странно. Ив слушала незнакомку не перебивая, все еще не уверенная, что та существует, а не является плодом собственного воображения - пускай обычно оно выбирало не столь красивые облики. Разум? Взгляд сразу стал жестче и недоверчивей. Да, магов Разума недолюбливали, наверное, все, кто не обладал этой стихией, слишком она была неестественной, слишком посягала на личность и границы. Особенно для Ивейн. Особенно после Кардоса. Она не была готова впускать кого-то в свою память - слишком сильно и остро ощущалась вина. И стыд. Ее ошибка. Глупая. Аданос, насколько глупая... могло ли все сложиться иначе? Могла ли она на самом деле повлиять на исход событий? Узнать это было невозможно.

В рассуждениях Ровены волшебница не видела каких-то весомых аргументов - она сама всегда помнила о настоящей жизни, потому не понимала, как о ней можно забыть.

- Я помню, - коротко ответила Ив, не вдаваясь в подробности. Слова из нее явно нужно было вытягивать клещами, в отличие от настороженности и подозрения, которые сочились во все стороны. Предложение было встречено отказом без колебаний. - Нет. Как отсюда выбраться? Я не умею просыпаться по желанию, лишь по окончанию сна, но я не желаю здесь торчать. Ты знаешь способ? - Жесткая и колкая, как сосулька, волшебница не собиралась раскрывать неизвестно перед кем (или чем?) своей жизни.

11

На предложение Ровены рассказать о себе синеглазая девушка ответила отказом. Некромантка не понимала причины такого ответа: в конце концов, они находились во сне, и здесь не было смысла скрывать чего-либо, так как совсем скоро он в любом случае закончится. Шаманка слышала, что в некоторых осознанных снах спящий способен управлять чем угодно - окружающим его ландшафтом, событиями и даже другими существами, присутствующими во сне. Если бы Ровена оказалась в состоянии управлять поведением своей собеседницы, возможно бы было заключить, что она в действительности находится в особенном осознанном сне, однако, как бы Ровена ни старалась силой мысли повлиять на Ивейн, у неё ничего не выходило. Не могла она и повлиять на другие объекты в этом сне, однако в таком случае некромантка не понимала, по какой причине он казался ей столь ясным, если он на самом деле не являлся осознанным сновидением, о которых она читала в книгах? Это оставалось для Ровены загадкой, но она всё же поспешила ответить на вопрос Мистле.
- Мотыльки. - многозначительно сказала шаманка и в ожидании посмотрела на Ивейн, будто это единственное слово должно было послужить ключом ко всем вопросам, которые когда-либо задавала девушка. - Мотыльки. Они все летят туда, в сторону леса. Мне известно лишь, что мотыльки любят свет, однако это может означать, что в этом лесу лежит ключ к нашему пробуждению или же чему-либо иному. Я думаю, нам стоит последовать за ними. В конце концов, выбора у нас нет.
Некромантка пожала плечами. Она стала воспринимать ситуацию более или менее спокойно, хоть и осознавала, что этот сон невозможно было назвать обыкновенным. Так или иначе, совсем скоро им предстояло узнать об этом месте больше либо же пробудиться и забыть о нём навсегда.

12

Предположения незнакомки не казались Ив в достаточной степени обоснованными - предположение выглядело не более, чем тычком в небо, но, может быть она знала больше самой волшебницы? Самой Ивейн не казалось, что мотыльки так уж определенно говорят о возможности выхода, да и с тем, что другого выбора нет она была бы готова поспорить... Но это был действительно самый очевидный шаг. Можно было из чувства протеста пойти куда-нибудь в другую сторону, но там везде продолжался луг, усыпанный цветами, и неизвестно, сколько придется идти, пока он не сменится чем-то еще. Оставаться здесь в надежде просто проснуться тоже не было идеальным решением, слишком это действие было пассивным. Так что, пожалуй, выбора действительно не было. Пришлось кивнуть, пусть и без энтузиазма.

- Ну идем, - правда, перед тем, чтобы сделать настолько очевидный в ситуации шаг, волшебница проверила, может ли пользоваться магией. Водяное тело было тем, что она активировала бесконечно сразу же после перезарядки последние два года, когда находилась в сознании, и ошибкой было не сделать это сразу после осознания себя здесь. А влажный барьер стоило наложить, если магия работала нормально, просто чтобы дополнительно прикрыть себя от неожиданностей как тех, что могли встретить впереди, так и могущих последовать от Ровены.

13

Попытавшись использовать магию, Ивейн поняла, что это невозможно. Очевидно, место, в котором они оказались, не предусматривало применение магии. Возможно, потому, что здесь в ней не было никакой необходимости? Или же потому, что это могло нарушить чьи-то планы, связанные с этим сном? Был ли это сон вообще? Ни на один из этих вопросов Ивейн и Ровена не смогли найти ответа. Они следовали за мотыльками, которых отчего-то становилось всё больше и больше: они собирались здесь из всех направлений, прятались в цветах и взлетали вверх, словно одержимые направляясь к лесу, который теперь был достаточно близко. Ровена отметила для себя, что лес и в действительности будто двигался им навстречу - они шли не слишком быстро, однако деревья, видневшиеся в дали, уже буквально через несколько минут ходьбы оказались прямо перед спящими, словно они являлись бумажной декорацией, которую нетерпеливо передвигал хозяин этого театра, чтобы поскорее перейти к любимой части собственного представления. На секунду окружающий мир показался некромантке крайне неестественным и она почувствовала, будто вот-вот проснётся, однако этого не произошло. Что-то изменилось, когда волшебницы уже были готовы ступить на тропу, ведущую в глубь тёмного леса, расстилавшегося перед ними. Ощущение было таким, словно кто-то погасил свет, а затем быстро вновь осветил помещение, но в эту короткую секунду темноты в комнате что-то словно исчезло, пропало, оказалось не на своем месте. Ровену насторожило это дурное ощущение, и шаманка решила, что лучшим решением в данной ситуации будет сотворение магического щита. Если до этого она пребывала в достаточно безмятежном настроении, то теперь некромантка чувствовала необъяснимую тревогу и... страх? Она сконцентрировалась на сотворении покрова смерти - Ровена находилась в собственном сне, и реакция, как считала шаманка, вымышленной ею самой спутницы по имени Мистле на применение магии Смерти не имела никакого значения. К собственному ужасу, однако, Ровена, как и Ивейн, осознала, что не была в состоянии применять какую-либо магию вообще. Ещё несколько секунд она тщетно пыталась использовать различные другие заклятия, однако ничего не выходило, и после того, как некромантка окончательно убедилась в том, что не обладала никакой магической силой, лицо её побледнело, а в глазах отразилась паника, неопреодолимый страх. Больше всего на свете Ровена боялась лишиться собственной Стихии, однако здесь, в этом сне, это произошло, и за долю секунды он превратился в кошмар - в гораздо более страшный кошмар, чем все те, которые когда-либо видела воскресительница. Она резко остановилась, руки её тряслись от охватившей её паники. Ровена словно забыла, что находилась во сне, словно забыла, что стоило ей лишь проснуться, как всё вновь встанет на свои места... за одно короткое мгновение достаточно спокойный и безмятежный на вид человек превратился в едва ли не дрожащее от ужаса дитя, потерянное, одинокое и испуганное.
- Я... я ничего не могу. Я не существую. Я никуда не пойду. - голос её изменился. Ровена и сама не узнала звучание собственного голоса, но она знала лишь одно - ей было необходимо проснуться как можно скорее и завершить этот ужас. Она и представить себе не могла, насколько холодным и чужим было это чувство - чувство лишения всяческой силы, магии, вечного проводника, без которого существовании некромантки было немыслимым. Ровена закрыла глаза и ущипнула себя за руку, пытаясь проснуться, однако у неё по-прежнему ничего не выходило. Что, если они останутся здесь навсегда?..

14

Обратившись к своей силе, так, как делала миллион раз до этого, уже давно не задумываясь над механизмом плетений, волшебница замерла. Она прекратила всякое движение, даже задержала дыхание и, если могла бы, остановила бы биение сердца - чтобы не дать панике распространиться. Она уже знала, каково это. Она уже была в такой ситуации - пусть не в идентичной, но в похожей. Непонимание происходящего. Незнание своего местонахождения. И главное - невозможность колдовать. Пускай тогда она не могла сосредоточиться, одурманенная алхимией, а сейчас, совершив необходимые действия, просто не получила ничего - она уже знала, что это такое, потерять магию. Да, сейчас было хуже из-за непонимания причин, но, в очень общих чертах, Ивейн уже испытывала такое... Медленный, тяжелый выдох сорвался с губ будто был сделан первый осторожный шаг в этом мире. Волшебница ощутила себя загнанной в угол и, разумеется, тут же в душе поднялась соперничающая с паникой злость. Энергию не на что было направить - в этом мире не было ничего, кроме мотыльков, а размахивать руками с попытке разогнать явно было бесполезно. Путеводное чувство магии Воды - спокойствие, но это не значит, что водяные маги безэмоциональные бревна. Это значит, что их эмоции концентрированы и узконаправлены, клокоча не в безумном, всеразрушающем безумии, но никогда, или почти никогда, не выходя за рамки спокойного их проявления.

В холодном бешенстве, маскирующем страх, девушка огляделась в поисках хотя бы чего-то нового, но увы. Лишь растерянный взгляд Ровены вкупе с почти бессвязным бормотанием натолкнули на самое очевидное предположение - она тоже обладает даром и тоже не может им воспользоваться. Все страньше и страньше... если бы она была сном - логично было бы не поддаваться его законом. Или это мозг волшебницы Воды стремится подогнать происходящее под один шаблон? Так или иначе, нужно было что-то делать, и тело среагировало быстрее, чем занятый лихорадочными мыслями мозг.

Ивейн шагнула к Ровене и наотмашь ударила ту по лицу раскрытой ладонью. По руке прокатилась волна боли, а ладонь и вовсе запылала.

- Соберись! Не знаю, настоящая ты или плод моего воображения, но это не важно. Если первое, скажу тебе, если второе - самой себе. Нельзя отчаиваться и опускать руки! Никогда! Происходит какая-то ***, и я не намерена рыдать в надежде, что все закончится! Пошли! Это единственное, что мы сейчас можем!

15

Резкая пощёчина подействовала на Ровену довольно отрезвляющим образом - столь неожиданный удар заставил её на секунду отвлечься от собственных эмоций, которые с каждой секундой, казалось, захватывали контроль над ней. Некромантка словно была одержима своим отчаянием. Это чувство было столь незнакомым и страшным для неё, что ей казалось, будто она умирает, рассыпается в прах, и только собственная магия способна удержать её от окончательного исчезновения, спасти. Если бы всё, что происходило сейчас, являлось бы обычным сном, Ровена наверняка уже давно бы пробудилась, однако не собственные попытки разбудить себя саму, ни пощечина от Ивейн не возымели никакого эффекта. Воскресительница посмотрела на свою спутницу, и через несколько секунд к ней вернулась некоторая ясность мыслей. В конце концов, она сама высказала идею об отправлении в лес, чтобы найти хоть какой-то ключ к разгадке этого места, чтобы найти хоть какой-то способ проснуться. Минута или две понадобились Ровене, чтобы окончательно успокоиться, однако она всё ещё ощущала себя беспомощной, бесполезной... она ощущала себя никем. Тем не менее, для того, чтобы прекратить этот кошмар, требовалось действовать. Совсем скоро Ивейн и Ровена проддолжили свой путь, и, когда они оказались в лесу, на мгновение всё вновь померкло, и в этот короткий миг окружающий мир погрузился в темноту. Затем погасший "свет" вновь зажёгся сам по себе и, если бы девушки оглянулись назад, они бы увидели, что за их спиной больше не было никакого поля - со всех сторон их окружал тёмный, тихий лес. Ни звука не было слышно здесь, и обеих тут же пробрал сильный холод - теперь они были одеты в какие-то рваные лохмотья, словно кто-то по щелчку пальцев сменил их наряд, как на детских куклах. Обуви на ногах не было, и предстоящее движение по лесу не предвещало ничего приятного. В этом лесу не наблюдалось никаких тропинок или же протоптанных дорожек - волшебницы были полностью окружены деревьями, и ни впереди, ни сзади не наблюдалось ничего иного, кроме чёрных, жутких деревьев.
- Что ж... предыдущее место нравилось мне больше. В какую сторону пойдём? - голос Ровены всё ещё звучал потерянно, однако ей всё же удалось взять себя в руки. Это был всего лишь сон. Всего лишь сон...

16

Невозможность контролировать происходящее всегда раздражало волшебницу. Будь то разговор, когда люди реагировали не так, как хотелось, работа, когда духи попадались особо странные и не удавалось найти с ними общий язык, бои ли, когда противник обладал неудобным иммунитетом или еще более неудобными силами вроде магии Разума - это вызывало сконцентрированное ледяное раздражение. Это было естественно, конечно - сложно равнодушно реагировать на то, как твои кишки наматывают на забор, но, Ивейн была уверена, это не было правильно. А как же покой, умиротворение, вселенская гармония...

Волшебница взмахом руки отмела от лица ветку, жалея, что не может так же отмести весь этот происходящий абсурд. Какого кракена происходит? Никогда раньше не видела она таких странных снов. Да, пускай здесь не было пламени и всего, что следовало за ним, но от этого было немногим легче. Ивейн оглядывалась, вслушивалась в лес, пытаясь уловить хоть какие-то звуки - хотя бы что-нибудь, что подскажет, настоящий ли это лес, полный звуков жизни, или нечто мертвое и непривычное. Это не было важно, но она должна была делать хоть что-то, кроме простой ходьбы, чтобы не дать разуму завести ее в бездны паранойи и, возможно, паники, как Ровену. А быть может, незнакомка - лишь часть ее сознания, острее реагирующая на происходящее? Девушка тряхнула головой, мазнув по плечам короткими прядями. Нет. Ничто здесь не заставит ее запаниковать!

И тут мир погрузился во мрак.

Первое, что сделала Ивейн - крутанулась на пятках, резко, стремительно. Чтобы встретить нож из тьмы грудью, а не спиной.

Ножа не было. Мрак развеялся, а вместе с ним и магия теплого леса. Девушка изумленно поежилась - она давно забыла, что такое холод, разучилась чувствовать его давным-давно, и сейчас даже не знала, что делать. Но проблема была не только в этом - исчезнувшая одежда оголила руки, обнажив предплечье, покрытое рядами старых и новых шрамов. Из одного из них, раскорябанного ногтями, слабо сочилась кровь. Ив прижала руки к животу, обхватывая себя, чтобы и спрятать порезы, и согреться хоть немного. Попытаться.

Какого. Кракена. Здесь. Происходит.

- Не думаю, что это имеет хоть какое-то значение, - отозвалась волшебница, стараясь не стучать зубами. С непривычки ей было очень и очень не тепло. А еще она теперь поминутно оглядывалась за спину. - Думаю, можно просто продолжать идти вперед. Я не знаю, что еще можно придумать.

17

В ответ на слова Ивейн Ровена лишь пожала плечами. Сил говорить или же думать о чём-либо не было; выбора у них, если посудить, также никакого не было. В какую сторону волшебницы бы не пошли, мир вокруг них выглядел одинаково - уныло, холодно, мёртво. Ни единого звука, кроме шороха листвы под их босыми ногами. Наступать на ветки и камни было больно, и не стоило удивляться, заметив, что после некоторого времени ходьбы по лесу, ноги и ступни были расцарапаны. Ровене, как и её спутнице, было очень холодно, однако им не представлялось никакой возможности согреться, а останавливаться посреди этого странного, чрезвычайно тихого леса, чтобы развести огонь, не казалось разумной идеей. Преодолевая холод и пытаясь игнорировать боль в ногах, Ровена и Ивейн бесцельно брели вперёд. Ландшафт, окружавший их, выглядел настолько однообразным, что им вполне могло показаться, будто они ходят по кругу, топчутся на одном и том же месте... возможно, это действительно было так?
- Ты ведь тоже маг? - вопрос, последовавший из ниоткуда и нарушивший долгое молчание. Некромантке было необходимо отвлечься от мыслей о бесконечности и безвыходности этого сна, и ей не пришло в голову лучшей идеи для разговора, чем магия. - Возможно, мы сможем каким-то образом восстановить нашу способность к магии. Тогда выбраться отсюда будет значительно проще. Во всяком случае, мне хочется надеяться на это. Я обладаю магией разума, но это не моя специализация. Всего лишь десятый порядок... я не могу сравниться, к примеру, с могущественными сноходцами, способными управлять снами и кошмарами других.
Она взглянула на Мистле, и в её глазах будто бы отразилась искра некой догадки.
- Что скажешь? Быть может, и мы стали жертвами такого мастера?
В тот момент, когда воскресительница договорила, лес на секунду будто бы оживился, и девушки ощутили лёгкое дуновение ветра, которое, впрочем, через несколько мгновений вновь утихло. Листва разлетелась под влиянием ветра, и с одного из деревьев к ногам волшебниц упал... лист бумаги? Это было похоже на записку, аккуратно сложенную вдвое. Очень неожиданно, учитывая тот факт, что достаточно долгое время здесь не происходило абсолютно ничего примечательного. Ровена сказала что-то не то или же это было лишь случайным стечением обстоятельств? Как бы то ни было, шаманка решилась поднять записку с земли и изучить её содержание. Когда Ровена открыла её, глазам волшебниц представился следующий текст:


"Прятки в темноте." Это игра на смелость, поэтому на самом деле прятаться в ней не нужно. Надо просто честно дождаться конца. Если ведущий увидит, что кто-то прячется, всё начнётся сначала. Ключ такой: нужно понять, как толкует игру ведущий. Если он скажет кому-то: "Прячешься", а тот вроде бы на виду - значит дело не в видимости.

Этот сумбурный текст, впрочем, превнёс в сложившуюся ситуацию ещё больше неразъяснённых вопросов, нежели ответов. Какая игра? Какой ведущий? Какие прятки? Неужели, воскресительница оказалась права в своей догадке, и за ними действительно кто-то наблюдал? Она взглянула на Мистле, желая увидеть её реакцию. Внимательно некромантка вчитывалась в слова записки, но абсолютное понимание ситуации так и не приходило. Впрочем, когда она вновь оторвала свой взгляд от листка бумаги, она увидела, как деревья и ветки стали несколько расступаться перед ними. Теперь в некотором отдалении от Ивейн и Ровены стал виднеться деревянный дом, располагавшийся в самом сердце мрачного леса.

Птицы, птицы...

18

Предельно сосредоточившись на том, куда поставить ногу и на том, чтобы осматриваться, поставив ее, волшебница умудрялась как-то держать себя в руках. Но только пока она была сконцентрирована на этих этих двух вещах, ведь как только разум умудрялся выкроить свободную секунду, но начинал с упорством дятла задавать один и тот же вопрос: что дальше? Если это сон, происходящее могло длиться долю секунды, но, по ощущениям, целую вечность - Ив слышала о подобном, да и у самой иногда бывало сходное ощущение, а на деле оказывалось, что спала она пару часов, не больше. Убедить себя в том, что происходящее нереально, не получалось, слишком остро чувствовалась каждая ветка, впивающаяся в кожу, слишком сильно била дрожь от холода. Как долго это будет продолжаться? Голос Ровены привлек к себе внимание.

- Да, я маг, - без обиняков согласилась Ив. - Не знаю, я не сталкивалась с подобным. Не быть способной сосредоточиться из-за интоксикации - это мне знакомо, но такое... - она покачала головой. - О сноходцах я ничего не знаю. Никогда не интересовалась. Но если то, что ты говоришь, правда - это было бы неплохим объяснением происходящему. Хотя поверить в это мне сложно, не знаю, как ты, а вот я вряд ли представляю для кого-то ценность, - девушка задумалась на минуту, но тут же отмела это предположение. Нет, они не стали бы изыскивать такие сложные пути. Правда?

Взяв из рук Ровены упавшую невесть откуда записку, Ив воззрилась на нее так, будто листок бумаги был повинен в происходящем, прочла, осмотрела и разве что не обнюхала. Листок как листок... посмотрела на товарища по несчастью и в нескольких предложениях, подцепленных в родном портовом городе, красочно поинтересовалась сутью происходящего. Смяла в кулаке записку и явно пожалела, что не обладает даром Огня, чтобы обратить ее в пепел. Когда лес расступился, благостного настояние не прибавилось.

- Мне категорически не нравится ощущать себя ягненком перед воротами на бойню, - процедила Ив сквозь зубы. - И я категорически не хочу туда идти. И игры я ненавижу. А тот факт, что выбора явно нет - еще больше. Кажется, нам нужно как можно быстрее разобраться с тем, что происходит, хотя в то, что мы проснемся, я уже не верю. Во сне вообще можно убить? - мрачно вопросила волшебница. Действительно, если это был сон, и они были под властью сноходца - какой ему был резон в происходящем? Поиздеваться? Отточить технику? Но вдруг был шанс как-то его потом опознать, тогда девушек было смысла отпускать. Слишком, слишком много вероятностей.

19

Спутница Ровены спросила, возможно ли убить во сне. И в действительности, Ровена однажды читала о легендарных сноходцах, способных превращать кошмары в реальность - эти маги обладали невообразимой властью над разумом других, однако подобная сила являлась редкостью, и воскресительница не думала, что, если они и вправду стали жертвами какого-то сноходца, то он мог обладать подобной мощью. Какой у него мог быть интерес в двух достаточно заурядных волшебницах? Во всяком случае, Ровена не считала, что представляла особенно высокую ценность для столь могущественных магов как те, кто способен обращать сны в действительность. Тем не менее, некромантка решила не скрывать эту информацию от Мистле.
- Можно. - мрачно сказала она. - Существуют сноходцы достаточно могущественные для того, чтобы превращать кошмарные сны в реальность. Всё, что происходит в таком сне, происходит в жизни. Даже смерть.
Она на секунду замолчала, внимательно разглядывая загадочный дом, открывшийся их взору.
- Вероятность столкнуться с таким сноходцем очень мала. Подобная сила встречается крайне редко и, к тому же, я не думаю, что легендарный маг стал бы интересоваться нами.
Ровена задумалась о загадке, которая буквально из ниоткуда появилась здесь. Не нужно прятаться? Что произойдёт, если они последуют этим правилам? И кто такой Ведущий? Чтобы получить какие-то ответы на эти вопросы, девушкам следовало направиться к стоящему перед ними дому. Переглянувшись с Ивейн, Ровена сделала несколько шагов вперёд, и уже совсем скоро они стояли на пороге таинственного дома. Некромантка попыталась открыть дверь, и она оказалась не заперта. Внутри помещения было темно, и через несколько секунд, когда Ивейн и Ровена оказались в доме, дверь за их спиной сама собой захлопнулась. Всяческие попытки вновь открыть её оставались безуспешными. В темноте воскресительница попыталась отыскать какой-либо источник света - свечи или же что-либо иное, но дом, казалось, способен был читать её мысли. Тихий голос, словно голос ребёнка раздался из тишины:
- Не зажигай свет. Он мешает.
От столь неожиданного появления незнакомого голоса Ровена вздрогнула и тут же прекратила свои поиски в темноте. Она стала оглядываться вокруг, желая найти его источник, однако в комнате, полной старой мебели и разбросанных бумаг, не было никого, кроме некромантки и её новой знакомой. Ровена хотела было сказать что-то, однако в этот момент на верхнем этаже раздался какой-то скрип. Затем послышались шаги - медленные, усталые. Не похоже, что существо, находившееся сверху, передвигалось быстро, и воскресительница вновь хотела что-то сказать Ивейн, однако и в этот раз её прервал достаточно громкий скрип, исходивший теперь уже из соседних комнат на первом этаже... ощущение приближающейся неизвестности и опасности вкупе с неспособностью использовать магию навеяло на Ровену острое ощущение страха. Что делать? Следовать правилам "игры", указанным в записке или же нарушить их? Некромантка бросила быстрый взгляд на старый шкаф, стоявший совсем рядом. Этот шкаф был достаточно большим для того, чтобы обе волшебницы смогли спрятаться в нём. Подумав ещё несколько секунд, воскресительница резко схватила Мистле за руку, заставляя ту спрятаться вместе с ней. На короткий миг она допустила, что этот сон может оказаться реальностью - исключать подобную возможность не стоило, и Ровена не была готова рисковать своей жизнью. Спрятавшись, они смогут выиграть немного времени и обдумать дальнейший план действий.
- Нужно спрятаться! - шёпотом сказала Ровена. - Я надеюсь, они не заметят нас, но, возможно, мы сможем посмотреть на них и придумать что-то. Когда они уйдут, придётся обыскать дом... вероятнее всего, здесь найдётся что-то, что поможет нам уйти. Иначе для чего нужно всё это представление?

20

На информацию от Ровены девушка мрачно кивнула. Перспективы не самые радужные. И больше всего раздражает то, что полной уверенности в реальности происходящего у нее не было. Вернее... уверенности, что это действительно что-то серьезное, а не просто ее личный сон, порожденный уставшим сознанием. Не значащий ничего и не имеющий власти. А если власть была? Если действительно все решения, что она здесь принимает, отразятся на ней в реальности? Если она умрет - вот так, непонятно, не в прямом столкновении, но запутавшись в иллюзиях? Все это рождало вполне ожидаемый страх, но еще - злость. От неясности, невозможности колдовать, невозможности влиять на происходящее - все это стягивало внутренности в тугой шевелящийся комок.

Молча она двинулась с Ровеной к дому. Молча подергала дверь - сначала снаружи, потом изнутри. Молча огляделась, насколько это было возможно, в поисках какой-нибудь палки или чего-то похожего - хотелось иметь в руках хоть что-то, чем можно ударить. Молча она вздрогнула от скрипа - невольно, слишком резким был звук в темноте. Скрипела зубами - тоже молча. Но вот когда спутница потянула ее в укрытие - уперлась. Да, ситуация располагала к тому, чтобы спрятаться, схорониться в надежде, что удастся найти лучший путь. Что получится выбраться. Она должна была выбраться. Обязана. Об этом кричало все существо, больше всего желающее выжить. Но злость мешала. Ив вырвала руку и решительно направилась к двери, из-за которой раздавался скрип. Ни магии, ни брони, ни амулетов. Что она могла?

Окончить этот спектакль.

Волшебница дернула и толкнула дверь, чтобы увидеть, что там.

21

Когда Ивейн не последовала за Ровеной, некромантка растерялась. Она пыталась думать и действовать более или менее рационально несмотря на то, что ситуация вовсе не располагала к этому: с каждой секундой, с каждой минутой их пребывания здесь мир вокруг становился всё более непонятным и абсурдным. Находясь здесь, в этом тёмном доме, один на один со странными существами, чьи шаги были слышны совсем рядом, воскресительница ощущала себя беспомощным ребёнком без своей магии. Впрочем, подобное представление было не слишком отдалено от реальности: ни Ровена, ни Ивейн не смогли бы защитить себя здесь от чего бы то ни было. Шаманка отказалась от своей идеи спрятаться, молча наблюдая за Мистле - в конце концов, ей не хотелось оставлять спутницу одну в очевидной опасности. Даже если этот сон и был порождён волей некого сноходца, с большой вероятностью он не представлял реальной опасности для девушек - во всяком случае, Ровена обнадёживала себя этим.
Когда Ивейн распахнула дверь, из-за которой раздавались шаги, в первые секунды не произошло ровным счётом ничего, и все звуки в доме умолкли в одну секунду. Похоже, за дверью ничего и никого не было...
- Птицы, птицы, собирайтесь возле мраморного гнезда...
Этот голос прозвучал словно из ниоткуда, однако со всех сторон одновременно. В этот же момент перед Ивейн возникла вполне материальная фигура, однако человеком это создание назвать было сложно: верхнюю часть туловища этого существа скрывал кусок грязно-белой ткани; костлявые руки и ноги казались длинными, и нечто протягивало к волшебницам свои руки, уверенно шагая прямо навстречу к ним.
- Не прячешься, не прячешься! - скрипящим голосом произнесло существо. - Хозяину это нравится! Хозяину нужны смелые! О да, вы станете такими, как я.
Ровена обернулась назад в поисках путей отступления, однако воскресительница обнаружила, что за её спиной находилось точно такое же существо. Заметив его, шаманка отпрянула в сторону, и теперь оказалась совсем рядом со своей спутницей - они стояли буквально впритык друг к другу, и им более не представлялось ни малейшей возможности сделать шаг в сторону, так как с обеих сторон к ним подступали костлявые чудовища, готовые вот-вот схватить... будучи в реальной жизни, воскресительница не испытала бы страха, однако она отчётливо помнила, что в этом мире она не была в состоянии использовать свою магию ни в каком виде. Ни шага в сторону, ни шага назад, и вот уже одно из жутких созданий хватает некромантку за горло; другое крепко держит Ивейн. Последнее, о чём шаманка в состоянии подумать - это о том, что вот-вот всё кончится, и она проснётся, ведь вероятность погибнуть во сне крайне мала. Для чего кому-то убивать её столь изощрённым и сложным способом?.. Проснуться - нужно всего лишь проснуться прямо сейчас... Ровене не хватает воздуха, и она начинает задыхаться. Она пытается мысленно вернуться в свою спальню, представить, как восходит солнце и будит её, однако ничего не выходит. Руки некромантки дрожат от бессилия, как вдруг...
...заклятие изгнание срывается с её ладоней. Магия мгновенно уничтожает мертвеца, только что державшего Ровену, и воскресительница освобождается.
- Нет! НЕТ! - второе создание, очевидно, не ожидавшее подобного поворота событий, отпускает Ивейн и отступает назад. - Нет! Вы нужны Хозяину! Вы не можете ослушаться его! Здесь нельзя играть в такие игры! Здесь все играют только в игры Хозяина!

22

Когда раз за разом сталкиваешься с чем-то, то волей-неволей привыкаешь. Привыкаешь постоянно сталкиваться с идиотами, сложностями и дурным поведением. Привыкаешь мало спать и есть. Привыкаешь даже к шокирующим обстоятельствам, как сейчас, если они сыпятся на голову один за другим. Увидев существо, девушка, разумеется, испытала некоторый страх и удивление, и, тоже разумеется, снова обратилась к магии. Это рефлекторное у любого мага, они слишком привыкли к своей силе, чтобы вот так просто не пытаться колдовать. Да и что еще она могла? Никакой палки найти не удалось, чтобы использовать как посох, оставалось изображать из себя овечку и покорно ожидать, пока тебя убьют. Или нет? Или раз за разом пытаться использовать гейзер, поток воды, ледяную стрелу, ледяную копию. Гейзер, поток воды, ледяную стрелу, ледяную копию.

23

Первое же заклятие, которое попыталась применить Ивейн, удивительным образом сработало, и поток воды подбросил чудовище в воздух, отчего создание завопило неприятным, каким-то скрипящим - будто сломанная дверь - голосом. Существо попыталось сопротивляться, однако гейзер оказался слишком мощным для того, чтобы монстр, по большей части состоявший из одних лишь костей, имел хоть малейший шанс уйти от потока магии, приблизиться к Ивейн ещё раз. Что-то произошло, что-то изменилось, но всё это не имело совершенно никакого смысла, никакой логики, никакой цели. Впрочем, у того, кто устроил всё это, весь этот кошмарный сон, явно была какая-то ясная цель, однако ни Ивейн, ни Ровене, она не была известна, и некромантка обернулась, с непониманием глядя Мистле в глаза. В какой-то момент воскресительница ощутила, что всё, что она видела вокруг, приобретало размытые очертания, будто растворяясь в неком свете из вне, и она осознала, что начинает просыпаться. Ещё несколько секунд, и всё это закончится, однако отчего-то Ровене хотелось непременно сказать Ивейн ещё что-то напоследок, хотя некромантка всё ещё и не была до конца уверена в том, что её новая знакомая - не плод её собственного воображения.
- Я не знаю, встретимся ли мы ещё раз однажды. Если это так, то...
Ровена не успела договорить. Её фраза была прервана резким скрипом - очередным скрипом - однако на этот раз звук был гораздо громче. За этим последовала яркая вспышка света, и уже в следующее мгновенье шаманка, проснувшись от собственного крика, открыла глаза и вскочила с постели. Она пыталась отдышаться, однако пробудилась Ровена с ощущением сильной утомлённости, и сердце её едва ли не буквально выскакивало из груди. Солнце - лучи рассвета - пробивались в комнату некромантки через окно, к которому Ровена поспешила подойти, чтобы убедиться в том, что её окружал привычный её мир.
Этот кошмарный сон не был сравним ни с одним другим из тех, что когда-либо видела Ровена.

24

И без того странное, нереальное до безумия происходящее с ними стало походить на рушащийся карточный домик. Почему вдруг заработала магия? Хотели ли эти создания их убить? Могли ли? Какая была цель игры? Оборвалась ли она? Выиграли ли они? Проиграли? Какого кракена всё это вообще значит? Вопросов было слишком много и попытки найти на них ответы лишь отзывались в мозгу болезненным ощущением, будто по нему скребут бритвенно-острым лезвием. К счастью, Вселенная таки сжалилась и не позволила мозгу расплавиться от потуг окончательно, вытекая через уши и нос розовой кашицей - реальность (не-реальность?) начала таять, как последний снег под весенним солнцем. Слова Ровены остались без ответа - Ивейн нечего было ей сказать. Последняя карта рухнула, и мир сломался пополам.

Волшебница резко распахнула глаза. Проморгалась. Перед носом маячила деревянная стена - та самая, рядом с которой она заснула вчера вечером. Со сдавленным ругательством перевернувшись на спину, Ив уставилась в потолок. Какого кракена это было? Сон был крайне реалистичен - ощущения, звуки, запахи. Такое она редко встречала. Был ли это действительно результат действия сноходца? Волшебница не знала - она вообще о них ничего не знала за пределами упоминания на соответствующем курсе Академии. Могло ли это повториться? Неизвестно. Какова была цель? Тоже. В общем:

- Какого кракена? - Хрипло из-за пересохшего рта спросила Ивейн потолок. Потолок, разумеется, не ответил.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 13 апреля 17087 года, где-то во сне. Ивейн, Ровена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно