FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 30 декабря 17086 года, деревня Нордторг. Лия, Ровена


№4: 30 декабря 17086 года, деревня Нордторг. Лия, Ровена

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Пожалуй, эту ночь возможно было охарактеризовать самой худшей из всех, что в последнее время переживала Ровена. Ей не снилось ничего, так как она не спала - её всё ещё пробирала дрожь после разговора с Лией. Больше всего на свете в тот вечер некромантке хотелось вернуться в тот день, когда Фалькенстейн рассказал ей об этом месте, и прервать его на полуслове, не позволить ему и упомянуть за несколько часов ставшее противным для Ровены название "Нордторг". С тех пор, как она оказалась в этом месте, всё шло совершенно наперекосяк - сначала этот беспечный информатор выдал секретную информацию незнакомке, затем Ровене пришлось оправдываться, избегать её вопросов, а в конце концов произошёл этот ужасный конфликт. Шаманка уже начинала всей душой ненавидеть Нордторг, и мечтала никогда и ни при каких обстоятельствах не возвращаться в эту проклятую деревню. Пятой вещью, которая обрушила всяческие планы и надежды некромантки, стала сама информация, полученная от Курда. В записях не было ничего особенного, никаких деталей - лишь некоторая информация о деятельности Кровавой Догмы и ее главе. В те времена жители Нордторга отчаялись и более не верили в помощь Инноса, положившись на власть Безымянного. После войны многие из них погибли или же сбежали отсюда, и свидетелей событий того времени осталось немного. Адрес одной из таких свидетельниц прилагался к записям, однако Ровена не верила, что та сможет рассказать ей что-то интересное. Ей было досадно от того, что она заплатила информатору такую большую сумму, не узнав ровным счётом ничего, что в действительности интересовало её.
После полуночи Ровена попыталась лечь в постель и уснуть. Ужин она съела с трудом, так как её едва ли ни тошнило от мысли о недавно состоявшемся конфликте с Лией. На душе было мерзко и холодно. Неужели та, кому однажды помогла Ровена, не обладала и каплей эмпатии, способностью понять позицию другого? Обладала ли ею Ровена? Всю ночь некромантка вертелась в постели, не будучи в состоянии уснуть - ей было то душно, то холодно, а сердце бешенно колотилось, когда некромантка вспоминала детали их разговора. Под утро шаманке всё-таки удалось погрузиться в лёгкий сон, но через один или два часа она вновь проснулась. Пришло время вставать, завтракать и собираться - Филипп должен был вернуться сегодня, и тогда они смогут вернуться в Торговую Лигу. Ровена жалела о том, что взялась за исполнение своей идеи. Ей не следовало приезжать сюда. В этом месте не было ничего хорошего.
Голова некромантки раскалывалась от боли, и она попыталась решить эту проблему при помощи магии разума, однако неприятные ощущения были слишком остры, а причина дурного состояния Ровены заключалась вовсе не в головной боли. Одевшись и приведя себя в порядок, она покинула свою комнату на втором этаже таверны, намереваясь спуститься вниз к завтраку, но именно в этот момент дверь соседней комнаты также открылась, и из неё вышла Лия. Шаманка устало взглянула на девушку, по случайности вышедшую ей навстречу, однако поспешила спуститься вниз. Осведомившись о завтраке, Ровена узнала, что его приготовление займёт некоторое время, и потому ей вновь пришлось возвратиться в свою комнату. 
Через полчаса Ровена окончательно покинула неуютную спальню в таверне Нордторга. Она чувствовала себя нехорошо, и голод делал её самочувствие ещё более невыносимым, поэтому шаманка была рада тому, что наконец дождалась времени, в которое подавался завтрак. Удивительно, но в это время суток таверна была полной, и Ровене показалось, что ей совершенно некуда сесть.
- Пойдёмте, есть у нас ещё одно место.
Неожиданное появление официантки несколько сбило некромантку с толку, однако она последовала за ней. В этот момент Ровена окончательно убедилась в том, что Нордторг был проклятым местом. Единственным столом, за которым возможно было позавтракать, оказался маленький стол с двумя стульями. И за этим столом уже сидела Лия. Ровена поинтересовалась, может ли она поесть в своей комнате наверху, однако владелица таверны наотрез отказала ей, объяснив, что в их заведении подобное не допустимо.
- Вы тут командуете, а нам потом комнаты убирать. Нет уж! Если хотите завтракать - ешьте либо здесь, либо нигде.
Некромантка подумала о том, что ей лучше следовало отказаться от пищи, чем сесть за один стол с Лией. Она совершенно не хотела видеть эту особу, однако Ровена была настолько голодна, что эта мысль не показалась ей разумной. Скрепя сердце шаманка присела на соседний от волшебницы стул, делая вид, что не замечает её, и рассматривая еду на собственной тарелке так, будто она являлась самой интересной вещью на свете, которую когда-либо видела Ровена.

2

Несмотря на ту лёгкость, которую девушка ощутила после победы, перед сном она прокручивала в голове ссору ещё и ещё раз, всячески добавляя туда те фразы, которые могла бы сказать, если бы додумалась. Они были одновременно остроумными и неагрессивными, чтобы лишь через какое-то время можно было понять, что на самом деле имелось в виду. И в порыве чувств негодования, охвативших сердце волшебницы, Лия сделала для себя вывод:
"Да она дальше носа своего не видит! Продали её, видите ли, за то, что магия запретная. А по закону ни магия Смерти, ни продажа - не имеют места быть. Но я же Ровене сразу сказала, что убивать нельзя, кто бы это ни был: ни магов Смерти, ни живых людей, это приносит боль. Но, видимо, эфир Разложения уже прочно въелся в её сознание, раз она совсем пропустила этот момент у себя и оскорбилась, что я знаю её, хоть говорила в целом по статистике некромантов! Глупости какие, ей точно надо проветрить голову!"
Из-за этих ночных монологов волшебница отвернулась к стене и плотно укуталась в одеяло, рассматривая мелкие камушки на её поверхности. Очень скоро это занятие смогло погрузить её в крепкий сон.

Лия была на корабле, она осмотрелась, крепко стоя на палубе и ищущая лёгкое головокружение. Туда-сюда сновали моряки, доски приятно трещали под давлением на них, звуки волн создавали умиротворение. Лия себя видела, но лишь со стороны - она была такой, как сейчас: взрослой, не такой запуганной, как раньше, но на ногах были привычные шаровары и ботинки с заострёнными носами. Что она делала на корабле? Ей было всё равно, Лия знала, что так правильно, что в этом нет ничего странного. Не первый раз же и, кажется, не последний!
Девушка перевела взгляд на воронье гнездо и с ужасом заметила, что оттуда на неё спикировал ошмёток кожи - человеческой разлагающейся кожи. Там, наверху, в подзорную трубу смотрел не вдаль, выискивая пиратов и берег, а прямо на волшебницу.
От ужаса Лия покрепче прижала какой-то свёрток к груди и бросилась наутёк по деревянному бесконечному мосту. Она слышала, как живые сговариваются с мёртвыми, как они вооружаются и берут факелы.
- Сжечь ведьму! - послышалось где-то за спиной.
Лия добежала до леса и смогла отдышаться лишь тогда, когда спина коснулась древесной коры. Ответы на вопросы о том, что это было, она даже не искала. Было понятно ровно столько, сколько необходимо для выживания - от всех убегать необходимо, прятаться и попытаться сохранить свёрток.
А что в нём, собственно, было? Стоило волшебнице попытаться развернуть свою ношу, как в глаза ударил яркий светло-зелёный луч света.

Ласковое солнце уже начало подниматься, к крышам домов, игриво заглядывая в окна. Лия всегда просыпалась легко, счастье и умиротворённость сопровождали её на всём пути, если не мучали кошмары. Сегодня же сладкий сон не появился, сознание слишком было накалено и искало, куда бы выплеснуть все застоялые мысли. Ничего эффективнее сна, который забылся за первые несколько минут после пробуждения, не было пока изобретено породой человеческой. Потому, смакуя ощущение незавершённости и неизвестности, Лия отправилась умываться.
После водных процедур девушка тщательно оделась, и, сидя перед зеркалом, начала осторожно расчёсывать кудрявые волосы гребнем, продумывая план на этот зимний день. Но мысли из раза в раз возвращались к схожести Лии с некроманткой. Если это и была шутка природы, то ужасно злая. Серебряный браслет звякнул от резкого движения рукой - то, что носит девушка не могла сейчас, потому решено было его снять и оставить в сумке, которая стояла у входа.
Стоило Лие открыть дверь, как она встретилась снова с Яил... То есть с Ровеной, которая точно также выходила из своей комнаты. Уставший взгляд скользнул по поборнице добра, волшебницу встретила стена холода и молчания. Впрочем, так, наверное, было лучше. По крайней мере иметь ничего общего с людьми, не понимающими ценность жизней, ей не очень хотелось. Потому, взяв поудобнее сумку в руку, девушка спустилась вниз.
Только-только начали собираться люди, поэтому, усевшись за один из пустых столов, девушка раскрыла свой дневник. Она скользила глазами по тексту, но совсем не читала. Зачем читать, это тут - твоё прошлое, которое ты помнишь? Но до ужина было ещё много времени, минут 20 точно она заполняла дневник перед тем, как к ней обратилась официантка. Завтрака ждать было недолго, потому пришлось всё убрать со стола. А что делать дальше? Лишь думать, что-то давно знакомое вертелось на языке, это было в том сне. Что происходило в нём? Что-то Лия хотела спрятать, но что?
Но стоило только приступить к трапезе, как перед ней появилась некромантка собственной персоной, чем заставила отвлечься.
- Доброе утро, - вяло и без нотки живости в голосе поздоровалась Лия, проводя ложкой по каше. - У тебя появились новые обвинения в мой адрес или что-то иное произошло?
В словах был лёгкий интерес, явно вызванный лишь скукой. Но Лия собиралась отобедать в полной мере, а вот уходить из-за стола, а который заплачены деньги, было бы верх расточительства для бродяжки коей девушка себя считала.

3

Они сидели за одним столом, как зеркальные отражения друг друга. Ровена предпочла бы, чтобы напротив неё в действительности оказалось зеркало, однако это было не так. Некромантка всеми силами игнорировала присутсвтие Лии, и выражение лица шаманки было крайне мрачным. Она уныло ковырялась вилкой в еде, но вскоре всё же взяла себя в руки и приступила к трапезе. Она не ощущала вкуса еды - всё вокруг казалось ей безраличным и бесцветным, и расслабиться Ровена была не в состоянии. Она не смотрела на девушку, сидящую напротив неё, при этом увлеченно глядя в собственную тарелку, будто манная каша представляла для неё невообразимый интерес. Когда Лия поприветствовала Ровену, некромантка всё же соизволила взглянуть на волшебницу, но в глазах её не отражалось ничего, кроме пустоты и скуки, словно она и не думала ни о чём, словно она ничего не видела перед собой. Слова Лии шаманка полностью проигнорировала, вновь возвращаясь к приёму пищи. В её голове было множество мыслей, и вчерашний конфликт всё ещё не отпускал её, не позволяя мыслить о чём-либо ином. Отчего-то Ровене хотелось верить в то, что Лия имела в виду не то, что она высказала вслух - ей хотелось быть о девушке лучшего мнения. Возможно, они лишь не поняли друг друга?
Смертные цепляются за свои жизни и за жизни своих близких, это совершенно нормально. Я также цепляюсь за мою жизнь и, если кто-то из значимых для меня людей однажды погибнет, я буду испытывать глубокую скорбь. Разница лишь в том, что я понимаю, что это - не конец существования. Смерть поможет продлить его. И, несмотря на то, что всё уже никогда не будет так, как прежде, жизнь продолжится в бессмертии. Однако людям свойственно определять себя через эмоции, любовь. Их потеря для них - фатальна, и я также понимаю это. Подобная реакция на мои слова была ожидаема и естественна. Я не могу осуждать её за страх потерять жизнь.
Ровена пыталась оправдать слова, сказанные Лией. Её последние реплики остались в памяти некромантки - волшебница указывала ей, как ей следует жить и каким путём нужно идти для достижения собственных целей, аргументируя это общей информацией, которая той была известна об адептах Смерти. Лия говорила так, словно была уверена в том, что Ровена не отличается от них и в её голове нет ничего иного кроме насилия и убийства. Во всяком случае, так были интерпретированы её гневные слова. Вновь и вновь прокручивая их разговор в своих мыслях, некромантка, однако, снова испытала резкий укол обиды и горечи. Резкий укол ненависти.
Так или иначе, она не имеет никакого права судить обо мне и указывать мне, как жить, ничего не зная о том, кто я есть на самом деле. Сколько самонадеянности! Что она о себе воображает? Ещё одна ослепленная чувством собственного великолепия подданая Министерства Магии. Я надеюсь, что мы больше никогда не встретимся.
С каждой минутой усидеть на месте становилось всё сложнее, но Ровена ещё не доела, и потому она никуда не уходила. Чувство голода подавлялось ощущением ярости и отчаяния, но шаманка знала, что ей ещё предстоял длинный день и для того, чтобы осуществить свои планы на сегодня, требовались силы. Некромантке казалось, будто Лия прожигаёт её своим взглядом, одним лишь своим присутствием...
Дверь таверны распахнулась, и в трактир вошли трое - двое обычных на вид солдатов и светловолосый мужчина в длинном пальто. В руках он держал какой-то свёрток и, попрощавшись с солдатами, сопровождавшими его, осмотрелся вокруг, будто искал кого-то или что-то. Ровена подняла голову, чтобы посмотреть, кто вошёл в таверну, и в этот момент лицо её, казалось, просияло - возвращение Филиппа означало, что поручение, данное им Хвади, было выполнено, и они могли возвращаться домой. Это означало, что она могла сорваться со своего места прямо сейчас и навсегда забыть о вчерашней встрече с Лией. У неё больше не будет необходимости смотреть девушке в глаза или же избегать её - совсем скоро их вновь будут разделять километры, и их пути навряд ли пересекутся однажды. Коротко осмотревшись, мужчина заметил некромантку, и спешно направился туда, где находились Лия и Ровена. В этот момент Ровена и сама вскочила со своего места, словно пытаясь избежать встречи чародея со своей соседкой: она бросила всё и покинула Лию. Мужчина в недоумении взглянул на волшебницу, сидевшую за столом, однако всё-таки последовал за Ровеной, потянувшей его куда-то в сторону. Всё это выглядело так, будто она наконец нашла весомую причину для своего ухода.
Они беседовали в некотором отдалении, однако Лия всё ещё могла наблюдать за Ровеной. Человек, с которым говорила некромантка, казался волшебнице знакомым - кажется, это именно он играл роль переводчика во время их первой встречи в Торговой Лиге. Он носил всё те же очки, однако, как и все трое, несколько изменился с возрастом. Кроме того, выглядел он достаточно устало и замученно. Он продемонстрировал Ровене свёрток, который держал в руках, и это стало первой хорошей новостью за всё утро - миссия в действительности была выполнена, и Ровену более ничего не держало в Нордторге. Ничего, кроме информации о Кровавой Догме и одном адресе, который был указан в записях информатора. Впрочем, некромантка перестала надеяться на то, что жители этой деревни обладали информацией, которая в действительности интересовало её. После того, что произошло вчера, ей не хотелось оставаться здесь.
Они говорили достаточно долго и, если бы Лия взглянула на Ровену, она без труда смогла различить по мимике и жестам шаманки, что та рассказывает нечто крайне неприятное. Жалуется на неё? Идёт ли речь о ней? Иногда, когда кто-то рассказывает о ком-то ином, этого человека часто сопровождает навязчивое чувство беспокойства, словно о нём говорят что-то нехорошее. Именно такое чувство могла испытать Лия, коротко взглянув на стоявшую в отдалении Ровену, а когда та замолчала и её собеседник пристально взглянул на саму волшебницу, у той не осталось никаких сомнений касательно того, о чём эти двое могли беседовать. Впрочем, через некоторое время они попрощались - мужчина направился вверх по лестнице, к комнатам, а некромантка, некоторое время постояв на месте, покинула трактир. Отбытие было назначено на вечер - в ходе разговора спутник Ровены всё же убедил её сходить по названному информатором адресу, и именно туда теперь и направлялась шаманка.

4

Лия, как и все трусливые люди, когда видела, что их начинали бояться, испытала лёгкую радость от победы, когда Ровера промолчала. В действительности "Внучка-великого-деда" была растоптана одним лишь пожеланием доброго утра. Как так можно? Потому волшебница не стала скрывать лёгкой улыбки, а просто продолжила завтракать. И каша вдруг стала слаще! Вот оно какая, победа!
"Вы только гляньте," - лениво-мурчащий голос довольного кота шептал в ухо Восточного Цветка, пока та наслаждалась. "А ведь это то чувство, которого ещё не было, насладись им! Сейчас ты в абсолютной безопасности, ведь стоит кому-то коснуться тебя, можно смело кричать, что тут нарушители закона. Они вернутся в Торговую Лигу и больше никогда не вернутся в империю. Ах, какой прекрасный вкус!"
"И что будет?" - более разумный голос, он больше был похож на подсознание Лии. "Если её схватят, её казнят. А без боя, как показывает практика, некроманты не сдаются. Готова ли ты, то есть я, чтобы во время этой стычки погибали люди, а после была бы казнь? Как я буду жить, если из-за меня начнут погибать люди? Вся эта кровь будет на моих руках!
"А могут ли быть некроманты людьми, если они распоряжаются телами других как своими вещами?"
"Тогда и маги разума становятся гораздо хуже, чем их воспринимают сейчас. И вообще, люди всегда люди! Самое лучшее, что я сейчас могу сделать - это не мешать. Она покинет Мистерийскую империю, больше проблем не будет."
Короткий диалог с двумя разными Лиями был проведён мысленно, после спора девушка уже понимала, что ей точно не хочется - допускать чью-либо смерть от кого бы то ни было.
Через некоторое время Ровена подскочила и побежала к какому-то мужчине. Он показался Лие слегка знакомым, но мало ли что было, потому просто продолжила есть, даже не обращая внимания. Пусть что там было, это совсем не имело значения. Лишь когда с кашей было покончено, она начала надевать верхнюю одежду и кутаться посильнее, такая зима, что без тулупа выходить обычным людям совсем не стоит. И вот, когда волшебница все же начала застёгивать пуговицы, её взгляд встретился с глазами Филиппа. Создалось ощущение, что Лию облили холодной водой, стало как-то сыро и противно. Он смотрел с таким отвращением, так что вопросов не появлялось - сплетница уже всё рассказала.
"Не имеет значения!" - постаралась себя убедить беглянка. "Пусть говорит что угодно, я буду выше этого. Пока я сохраняю тайну, никто никому навредить не сможет, на том и хватит. А слова - это всего лишь слова, ветер. Пускай!"
Гордо вскинув голову, Лия вышла их таверны. И, что странно, она видела силуэт Ровены. Вот как интересно совпало, начали они идти в одну сторону, но у каждого были на то свои причины. Лия не старалась её догнать, но очень забавная мысль посетила её - вот так Лия всегда выглядела, когда старалась убежать. Это даже глупо, если Восточный Цветок сбегала от страха смерти, то Ровена чего боится? Неужели правды? Некромантка, повелевающая гнилью и разложением, боится лишь Лию и то, что может сотворить её слово? От правды сама волшебница тоже пару раз старалась скрыться, но урок смогла усвоить: от неё не сбежишь.

5

В записке был указан адрес по которому - если верить в указанным в ней заметках - жил человек, знавший об истории Кровавой Догмы больше, чем все остальные жители деревни. В пометках упоминалось, что пожилая женщина по имени Марион пережила нападение нежити на деревню и после войны осталась жить в Нордторге, хоть и несколько отдалилась от других обитателей поселения. Теперь дом её находился на окраине села, она жила в своего рода отшельничестве. Это означало лишь, что Ровене предстояло преодолеть довольно некоторое расстояние для того, чтобы добраться до дома свидетельницы - в общей сложности дорога должна была занять около пятнадцати минут. Некромантка не замечала совершенно ничего вокруг себя. Настроение её теперь было несколько приподнятым - ей лишь оставалось сделать этот короткий визит, задать интересующие вопросы, ещё раз убедиться в том, что заплатила огромные деньги впустую, вернуться в таверну, отдохнуть, а там и вечер был не за горами. Дорога домой не должна была занять слишком много времени - к счастью, хранители Хвади в большинстве случаев пользовались порталами для далёких перемещений. Мысль о том, что уже совсем скоро она покинет это отвратительное место, которое в кратчайшие сроки не принесло ничего, кроме разочарования и финансовых потерь, воодушевляла Ровену несмотря на то, что она всё ещё думала о Лие. Шаманка была полностью сосредоточена на предстоящем ей разговоре, а после переключилась на обдумывание своих ближайших планов после возвращения в Торговую Лигу. Удивительно, однако Ровена была столь взволнована всем тем, что произошло или же должно было произойти с ней, что не обращала никакого внимания на своё окружение, на то, что происходило вокруг. Она не оборочивалась ни назад, ни по сторонам, упрямо идя к своей цели достаточно быстрым шагом. Окраина деревни, где сейчас и находилась некромантка, выглядело недружелюбно и весьма заброшенно: старые, покинутые дома, тут и там росли различные кустарники, в округе наблюдалось достаточно много крупных камней и валунов. Великое множество различных объектов, за которыми представлялась отличная возможность спрятаться...
Ровену нельзя было назвать беспечным человеком, однако сторонний наблюдатель мог бы предположить, что эта деревня, Нордторг, в действительности была проклята. Некромантка не боялась ни разбойников, ни диких зверей - никогда они не представляли для неё значительную опасность - однако в тот день произошло слишком много различных совпадений, которые в конечном итоге и привели к столь неприятной ситуации. Ровена была рассеяна, её мысли находились в совершенно ином месте; она всё ещё продолжала думать о Лие, пытаясь то оправдать её, то испытывая по отношению к волшебнице дикую ярость; недалёкий путь через деревеню не казался ей опасным; и, в конце концов, шаманка решила остановиться прямо посреди дороги, чтобы свериться с записями информатора, так как отчего-то подумала, будто идёт в неправильном направлении. Какая опасность могла поджидать её здесь, на краю Нордторга? На самом деле, абсолютно никакая. Если бы Ровена не привлекла внимание одного достаточно странного человека, чьи намерения оказались не столь благими, какими они представлялись изначально. Некромантка полностью погрузилась в записи, и в тот момент, когда она услышала чьи-то шаги совсем рядом с собой, ей удалось вовремя среагировать и отскочить в сторону в самый последний момент. Их было двое, и сами они крайне опешили от того, что произошло. Один из них, тот, что помоложе, держал в руках огромный камень, которым, судя по всему, намеревался ударить Ровену по голове. Другой, ниже ростом и значительно старше, держал большой холстяной мешок. В мешок такого размера вполне мог бы поместиться человек.
Неприятный молодой человек: - Говорил же я тебе, батя, что не надо, а ты всё заладил, мол надо, надо! А она вона! Расскажет о нас теперь в деревне, давай-ка уматывать отсюда, да поскорее!
К сожалению, лицо говорившего было скрыто капюшоном и маской, так что Ровене не удалось разглядеть его лица, однако голос его звучал, как скрип старых половых досок. Впрочем, к собственному удивлению и шоку, в его спутнике некромантка узнала знакомого старика - информатора Курда!

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/423736.jpg

Курд: - Ну сына, кто ж знал, что ты такой неуклюжий и столько шума наделаешь! Я сказал тебе -  подкрадись тихо!
В этот момент Ровена в абсолютном шоке смотрела на сумасшедших отца и сына, что те непременно заметили. Младший бросил камень на землю и раскрыл рот, будто в удивлении, но Ровена не позволила ему и начать говорить.
- Курд, что за чертовщина?! Вы пытались напасть на меня?!
Мужчины не приближались к Ровене. Кажется, они поняли, что план их окончательно провалился - это было очевидно. Старик стал заикаться и попытался объясниться.
- Так я ж того, подумал! - он запнулся. - Подумал, что сами вы-то точно к нам не придёте, вот и предложил сыну затащить тайно в дом! Вы только не подумайте, это всё моя идея была! Не сыночкина! Он тут ни при чём!

Пока Курд хоть как-то пытался объясниться, его сын сорвался с места и побежал прочь, оставляя пожилого отца одного. Видимо, настолько боялся неприятностей, что думал в этот момент лишь о себе.

6

Лия не торопилась, она шла себе дальше с сумкой наперевес, где весело позвякивали колбочки с всякими сушёными травками. Уж что-то, а врачевать при помощи таких вещей девушка могла уже несколько лет, даже магию нет необходимости использовать! Трава сделает сама своё дело: лечит от запора, поноса, любой различной хвори. Даже от хвастовства! Но после этого снова придётся лечить от поноса, как бы странно это не звучало. Но вот волшебница точно знала свойства каждого корешка и листика в своей сумке. А шла она именно к одной старушке, которую знала уже несколько лет - вечно хворающая мадам, которая постоянно находится в каком-то страхе. Бабушка Марион, как она представилась когда-то, жила лишь с одной служанкой, с каждым годом картин в её доме становилось всё меньше и меньше...
Но это абсолютно не имело никакого значения, так как волшебница мирно шла всё дальше и дальше, пока навстречу не начала бежать какая-то личность. Откуда он убегал? Кто он? Это было очень странно. Поравнявшись с Лией, он, кажется, её не заметил, потому что бежал прямо на неё.
- Прочь с дороги! - рявкнул он.
Тут Лия замерла в испуге в свете Верны, мужчина посмотрел на неё и остолбенел. Его лицо как будто вытянулось.
- Ещё одна! Да ну вас! - раздражённо выпалил он, едва не споткнувшись о Лию, но вскоре спешно продолжив свой путь.
"Ещё одна". Значит, он столкнулся с какой-то женщиной и гневно и с ужасом бежал от неё. Но, зная об опасности для людей в лице внучки де Морт, догадка появилась сама собой.
- Божечки-кошечки, - прошептала она. - Хоть бы не началось нашествие немёртвых в этот раз из-за глупости.
Но Лия совсем не знала, где находилась некромантка, потому шла дальше, прислушиваясь к тишине этого дня. То тут, то там навстречу шли люди, обгоняя девушку, пока она не дошла до уже знакомого несносного старика рядом с Ровеной. Ну, что можно было сказать? Они были знакомыми, в ситуации проблемы волшебница точно не видела, потому, пробежавшись взглядом по сцене и удостоверившись, что так похожая на неё саму внешне девушка не начнёт атаковать магией, просто хмыкнула и пошла дальше. Всё же Ровена хотела узнать больше про Культ Крови, убивавший мирных людей, пусть узнаёт об их бесчестии, а к Лие это отношение не имеет, потому она и задерживаться там не стала.

7

Подобный поворот событий возможно было назвать абсурдным. Сумасшедший деревенский дед счёл насильное похищение едва знакомой ему девушки разумной идеей, да ещё и сына своего оправдывал, в то время как тот, бросив отца позади, пустился бежать, выкрикивая что-то несуразное. Ровена не желала тратить на разбирательства своё время, и потому, приблизившись к Курду и отойдя от всего произошедшего, предупредила его в достаточно безраличном тоне:
- Догоняйте своего сына. Если один из вас хоть слово обо мне обронит в этой деревне, будьте уверены, что я непременно расскажу о вашем нападении, и уж тогда вам деньги, которые, к слову сказать, были заплачены ни за что, не понадобятся.
Старик испуганно закивал, однако спорить не стал. Он бросился вслед за своим сыном, зовя того по имени. Курд пронесся мимо Лии, едва не сбив волшебницу с ног. Ровена также заметила девушку, и в этот момент ей показалось, будто боги, которых некромантка, впрочем, никогда в особенной мере не почитала, издеваются над ней: сначала безумный информатор и его сын едва не оглушили её, а теперь ещё и Лия по какой-то неизвестной шаманке причине следовала прямо за ней. Они шли в одном направлении, и Ровена перебирала в мыслях возможные догадки о том, почему их пути в очередной раз пересеклись и по какой причине Лия оказалась в этой заброшенной части деревни в то же время, что и сама воскресительница.
Следит за мной? Зачем? Захотела бы рассказать обо мне, могла бы сделать это ещё вчера, но я не думаю, что она настолько бессовестна и в один момент готова перечеркнуть всё, что происходило в прошлом. Могу ли я считать это услугой? В конце концов, если бы Филипп не настоял, я бы не пошла по этому адресу и мы уже давно бы возвращались домой. Достаточно опрометчивое решение - задерживаться в Нордторге после всего того, что случилось вчера. Вполне вероятно, что она что-то замышляет.
Ровена шагала достаточно быстро и вскоре обогнала Лию, которая всё ещё продолжала идти в направлении, которому следовала некромантка. Через некоторое время её взору представился достаточно большой, но совершенно неухоженный дом на окраине Нордторга. Судя по всему, именно этот дом и указывался в записке, которую Ровена получила от Курда. Она уже не питала никакой надежды по поводу того, что ей удастся узнать в Нордторге нечто действительно интересное, и потому просто постучала в дверь, не будучи уверенной в том, откроет ли её кто-нибудь вообще. На пороге показалась пожилая женщина, и она внимательно взглянула на воскресительницу.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/117034.png

Пожилая женщина: - Ах, Лия, это ты? Проходи, проходи скорее...
Старушка распахнула дверь пошире и отошла в сторону, приглашая гостью войти в дом. Ровена вновь опешила от очередного сравнения с волшебницей, однако женщина выглядела достаточно слабо, и подобную путаницу с её стороны возможно было обосновать ухудшающимся зрением. Тем не менее, некромантка не понимала, почему старушка вообще думала о Лие, знала её. Неужели она ожидала волшебницу сегодня? Это было бы, пожалуй, ещё одним абсурдным совпадением, которые происходили в Нордторге с чрезмерной частотой.
- Здравствуйте. Я не Лия. Меня зовут Ровена, и я пришла к вам по рекомендации Курда. В записке было указано, что вы знаете о моём визите, Марион.
Женщина немного растерялась, однако после нескольких секунд раздумий одобрительно закивала головой.
Марион:- О да, конечно, я припоминаю... извините меня, я спутала вас с моим лекарем. Знаете, вы так похожи! Ну что же вы стоите, проходите в дом.
Очевидно, Марион действительно ожидала Лию. И та являлась личным лекарем старушки. Более всего на свете некромантке не хотелось говорить о своих личных делах в присутствии Лии, однако она шла позади Ровены в небольшом отдалении, и теперь стоило рассчитывать на то, что волшебница также вот-вот будет на месте...

8

Что ж, волшебница снова осталась позади, но разве в этом была какая-то проблема? Это не гонки, а Лия совсем не хотела следить за Ровеной. Даже больше - дела в этой маленькой деревушке некромантку совсем не касались. По крайней мере на то был расчёт, потому девушка аж замерла, завидев издалека, как "де Морж", то есть де Морт, входила в тот самый дом, куда Лия направлялась. Что же это произошло? Старушка, ясное дело, могла обознаться, Лия к ней приезжала нерегулярно и раз-два в год, но ведь Ровена целенаправленно к ней шла!
"То есть... Что ей нужно у этой старушки? Как я помню, в доме у неё семьи нет, мёртвых родственников быть не может, разве что скелеты... Потому поднимать никого точно не будут, это замечательно! Но... Что тогда? Если Ровена снова начнём расспрашивать о Кровавой Догме... Или "Культе"? Кажется, случится снова рецидив, лучше поторопиться!"
Решение было принято, Лия, приподняв подол юбки, пробежала несколько метров к двери и обхватила рукой молоточек. Тук-тук-тук. К счастью, старушка не успела далеко уйти, потому она смогла через минуты три приоткрыть дверь. В глазах бабушки Марион сперва появилось удивление, женщина явно не ожидала увидеть настолько похожих гостей за столь короткое время.
http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2536/t542652.png
Бабушка Марион: - А ты...
- Доброе утро, бабушка, - с теплой улыбкой поприветствовала её волшебница. - Неужели Вы меня не узнали? Хотя это и не удивительно, но я обещала Вас навещать и давать знать, куда мой путь лежит. Это я, Лия, вернулась, чтобы Вас проведать.
Женщина с каким-то сожалением выдохнула и обернулась, ища глазами столь же скудно одетую домработницу, как и сама хозяйка.
Марион:- Что ж, нелёгкий путь тебя сейчас привёл, я тебя заждалась. Что ж, раз ты тоже тут, проходи в гостиную, там как раз сейчас ожидают моего присутствия, - служанка показалась на глаза, потому старушка обратилась к ней. - Мэди, принеси гостям чаю.
Служанка Мэдлин сделала реверанс и поправила выбившую прядь. Было видно, что она выходила из чулана, но сейчас направилась на кухню. Лия зашла в дом и закрыла за собой дверь, проходя за Марион и слушая, как та рассказывала пустяковые жалобы на боль в коленях и какие-то странные шорохи по ночам.
Марион: - Может крысы, а может кто пострашнее, - шёпотом заявила она, прищурившись глядя на обеих девушек.

Отредактировано Лия (2021-03-28 13:11:36)

9

Марион пригласила Ровену в гостиную и дала указание служанке позаботиться о чае. Визит Лии также не заставил себя долго ждать - совсем скоро девушка постучала в дверь, и теперь они обе находились в гостиной пожилой женщины, которая, взглянув на своих гостей, присела в одно из свободных кресел. Она внимательно посмотрела сначала на Лию, а затем и на Ровену. На губах её заиграла улыбка.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/534825.png

Марион: - Так необычно. Вы так похожи. Две столь похожие гостьи в одно время. Вы, случайно, не сёстры?
Некромантка обратила свой взгляд к Лие, будто желая удостовериться в том, что они действительно были похожи внешне. Такой схожий облик, такие разные души - они были абсолютными противоположностями друг друга, и во всех этих событиях, их знакомстве, их новой встрече и в очередном пересечении их путей в этом одиноком доме было нечто мистическое, необъяснимое. Словно судьба пыталась объединить их, заставить понять что-то, вот только что и зачем? Очередное совпадение более не казалось воскресительнице волей случая. В их встречах было нечто, чего шаманка не могла понять, как бы ни старалась. Взгляд её задержался на Лие слишком долго, что целительница, безусловно, могла заметить, однако в этом взгляде не было ярости - в нём читалось лишь непонимание, некая растерянность.
Марион: - Я надеюсь, Лия, ты не против для начала выпить чаю? А вы, Ровена, не против поговорить в присутствии моей целительницы? Знаете, скрывать мне нечего. Всё, чем я согрешила, осталось в прошлом, да и мне кажется, что не грешила я вовсе. Я расскажу вам всё, что знаю. К тому же, у меня очень давно не было такой прекрасной компании. Пожалуйста, не отказывайте мне, я женщина пожилая и одинокая.
Ровена насторожилась, когда Марион предложила продолжить их разговор о Кровавой Догме в присутствии Лии. Впрочем, возможно, это было и к лучшему? Возможно, благодаря этой беседе Лия сможет понять, что Ровена не имеет к кровавому культу бессмысленного убийства и насилия никакого отношения? Шаманке оставалось лишь кивнуть в знак согласия. Выбора у них было мало. Марион с благодарностью улыбнулась девушкам.
Марион: - Ну что ж, тогда я поведаю вам историю, о которой вы просите. Курд говорил мне, что именно вы желаете знать. - старушка на секунду замолчала, а на лице её отразилась лёгкая печаль. - Это произошло в 84-ом году. Знаете, многие в Нордторге в то время отчаялись, перестали верить в то, что Иннос в состоянии защитить нас, простых людей, от войны Марагора и его нашествий, от смерти. В то же время здесь обосновалась организация под названием Кровавая Догма, и они поклонялись Безымянному богу... они желали противостоять Марагору, одолеть его, одержать верх над нежитью. Многие из нас поверили им. Многие уверовали в Безымянного благодаря своему собственному отчаянию и страху. Мы помогали им, Кровавой Догме, в исполнении их нелегкой миссии, как могли. Я стала одной из их почитательниц, я уверовала. - в этот момент женщина замолчала и опустила взгляд в пол, будто стыдясь истории своего прошлого. В этот момент служанка как раз вошла в гостиную и поставила на стол поднос с небольшим заварником и тремя чашками.
Марион: - В то июльское утро Избранный, Гурон Чёрное Сердце, должен был возглавить поход Кровавой Догмы на север. Цели миссии держались от нас в секрете, однако Избранный следовал зову нашего бога, и мы верили в него, в его успех. В то, что он защитит нас от Марагора, так как приспешники Кровавой Догмы ненавидели некромантов, презирали. Избранного сопровождали его приближённые: гном по имени Бифур, воин по имени Леонид, юная девушка-алхимик, эльфийский маг Никлас Нарэанар, один достаточно сильный маг тьмы, чьего имени я, к сожалению, не помню... и она, та женщина, которой вы интересуетесь. Орнелла Мортикус.
Когда Ровена услышала это имя ещё раз, её пробрала дрожь. Она с трудом удерживала чашку в руках, так как руки её также начали дрожать. Действительно, собственное имя производило на воскресительницу столь дурной эффект. Она в ожидании смотрела на рассказчицу.
- И что, что стало с ней? Кем она была? - нетерпеливый вопрос, и Ровене стало казаться, будто она вот-вот вновь потеряет сознание, как тогда, после рассказа Фалькенстейна. Она спрашивала резко и нетерпеливо, совсем не следя за своей интонацией. Марион даже покосилась на девушку с некоторым испугом, будто та силой выпытывала из неё информацию.
Марион: - Она пришла в Нордторг холодной январской ночью. Кажется, это было в январе 83-его года. Я стала первой, кого Орнелла встретила в Нордторге: она проделала очень долгий путь пешком и замерзла практически до смерти, однако ей удалось добраться до нашей деревни. Разумеется, я не могла не помочь ей! Бедное дитя. Когда пришла в себя, она рассказала мне, что её наставник, который заботился о ней, был жестоко убит и что у неё больше никого на свете не осталось. Она не вдавалась в подробности, однако позже выяснилось, что Орнелла обладала магией смерти, и что учитель её, некромант, был убит послушниками Инноса в Безымянных Землях. Она бежала оттуда и оказалась здесь. Разумеется, когда Гурон Чёрное Сердце, возглавлявший Кровавую Догму, узнал о способностях этой девушки, им было вынесено решение казнить её. Впрочем, через некоторое время Избранный пощадил Орнеллу с тем условием, что она примкнет к Кровавой Догме и станет помогать культу во всех его начинаниях. Она согласилась. О её причастности к Марагору нам не было ничего известно, но, знаете, мне кажется, что приспешники Марагора не бывают такими, как она. Потерянное дитя без семьи, друзей, изгнанное и полное страха - это всё, что я могу сказать о ней. Насколько мне известно, она обладала лишь одной магической стихией, и кроме этой стихии у неё не было никого и ничего. Она держалась за неё, скрывала, словно магия была её единственным сокровищем, которое ни при каких обстоятельствах нельзя отдавать, но необходимо спрятать так, чтобы никто не прикоснулся к ней, не нашёл её. Хоть мы и боялись нежити, но Орнелла была другой, и она согласилась помогать Гурону.
Старушка завершила часть своего рассказа и стала наблюдать за реакцией Ровены. Руки некромантки теперь дрожали ещё сильнее, и она поспешила поставить пустую чашку обратно на стол, не желая уронить и разбить её. Значит, вот так это было? Неужели ей и действительно удалось узнать что-то о человеке, носившем её собственное имя? Марион заметила, что Ровена выпила свой чай и поспешила прервать свой рассказ, отвлёкшись на этот пустяк.
Марион: - О, желаете ещё чаю? - поинтересовалась она. - Мэдлин, принеси гостье ещё одну чашку и кое-что для меня. Что-то мне дурно. - старушка подозвала служанку к себе и что-то шепнула той на ухо. Видимо, не хотела говорить о своём желании вслух? Некромантка не стала перечить женщине - ей было совсем не до этого. Ровене было тяжело сдерживать собственные слёзы. Отчего-то, слушая этот эту историю, она ощутила, будто переживает всё это сама, будто рассказывают о ней из другой жизни, другой реальности, которая не была такой счастливой и простой, как эта.
- Что же произошло дальше? Куда направилась Кровавая Догма? Что случилось с Орнеллой? - Ровена держалась изо всех сил, не желая показывать собственную слабость и эмоциональность, но голос её по-прежнему звучал настойчиво, очевидно доставляя Марион определённый дискомфорт.
Марион: - Они отправились рано утром, в тот самый поход, о котором я упоминала... однако в тот день произошло что-то страшное. Какая-то трагедия по пути. Никто из нас никогда не узнал, что случилось. Боюсь, Орнелла мертва, как и все остальные.
Нет. Нет. Нет. Нет. Нет.
Мысли некромантки собрались в хаотичный комок неясных для неё самих чувств. Она не знала, что ей следовало ответить. В этот момент служанка протянула гостье новую чашку с чаем и, чтобы хоть как-то прийти в себя и успокоиться, Ровена решила сделать глоток. И ещё один. Кажется, это было ошибкой. 
- Нет. Нет. Нет. Не мертва. Не мертва. Не мертва... - с этими словами воскресительница ощутила необъяснимую усталость; словно сон нахлынул на неё из ничего. В глазах всё помутнело, и ей захотелось закрыть их. - Этого не может быть. Вы наверняка рассказали мне не обо всём, что... - не договорив свою фразу, Ровена провалилась в сон. Чашка из её рук упала на пол и со звоном разбилась.

10

Ровена перевела на Лию полный непонимания взгляд, но, впрочем, что та могла поделать? Сказать, что она пришла как лекарь? Так уже понятно. Или объяснить, почему старушке может понадобиться помощь? Вроде, тоже не было необходимости. Потому волшебница лишь смогла пожать плечами, мол, что поделать теперь. Но вот согласиться с просьбой попить чай, пока будет вестись столь щекотливая беседа - это было выше смелости Лии.
- Что Вы, не стоит, - запротестовала она, покачивая отрицательно головой. - Осмотр можно и после разговора провести, но я лучше подожду в прихожей. Там и лавка стоит, уж себя я развлечь сумею, пока жду.
Марион:- Нет-нет, - в её голосе проскользнула нотка обеспокоенности или Лие так просто показалось? Но лишь эта фраза заставила лекаря сесть в кресло и послушно положить руки на колени. Мало ли, чего она боялась, а так хоть безопаснее будет!
Так что, удостоверившись, что все сидят, старушка начала свой долгий рассказ, который волшебница первое время старалась не слушать, а просто смотреть на свои пальцы. В общем и целом, она знала о судьбе жителей этого городка и понимала, каково это - терять надежду. А уж куда более осознавала, как легко можно поверить на россказни тех, кто за своими словами прячет какую-то злую выгоду для себя и своих корыстных целей. Уж повидала всякого Лия, что связано было с богами: настоящими и нет. Но что уж волшебница навсегда для себя усвоила - люди меняются. Как она с её обожествлением Обрахам и верой в Белиара смогла усомниться в правильности и отринуть от себя того бога, что не мог обещать того, что требовало сердце девушки. Так и Марион вернулась к Инносу, поняв, насколько ошибочным был её путь.
Дальше же рассказ напоминал какую-то театральную комедию, из-за чего Лия не сумела сдержать улыбки. Она, смотря на свои руки, тихим спокойным голосом молвила:
- У Вас и правда большое сердце, - без иронии отозвалась она. - Неужели Вы согласились отдать свою душу и сердце тому, кто отринул милосердие? Все те жертвоприношения, убитые люди... Иннос рассудит, что уж поделать, но что мне интересно: хотели убить Орнеллу из-за её магии смерти, а не из-за того, что она прислужница Марагора и, наверное, играет роль сбежавшей? Я могу поверить, что некроманты перешли на сторону кровавого бога. Могу верить, что... Некроманты помогали живым, но... Прислужник Марагора...
Поток рассуждений прервал звон стекла, так что невольно взгляд Лии перешёл от морщинистого лица старухи к Ровене. Изначально её лихорадочные мысли, излишняя неестественная белизна, даже истерика - всё казалось ненастоящим. Так теперь некромантка и вовсе заснула! Очень нездоровое поведение во враждебной для её стихии территории.
- Что случилось? – Лия перевела взгляд на Марион, ожидая объяснений.
Но старуха молчала. Долго, невыносимо долго, пока Лия медленно подходила к Ровене, чтобы её осмотреть. Потеря сознания была видна, но причины крылись где-то ещё. Алхимическое воздействие? Тонкий аромат орехов исходил от девушки. Через время, показавшееся Лии вечностью, хозяйка дома ответила:
Марион: - Невовремя ты зашла, Лия. Неудобные вопросы, неудобные. Но я твоя должница, потому просто уходите обе. Ну, или одна, как пожелаешь.
Лия посмотрела на Ровену, видевшую, пожалуй, пятый сон. Как ей увести такую тушу из этого дома? А увести-то надо, пока она спит! А то вдруг что сделает, если узнает, что от неё так некрасиво отделались. Старуха махнула рукой на дверь, всем давая понять, что аудиенция закончена. Выхода, если так посмотреть, было немного.
В первую очередь необходимо было собраться. Сумка легла через плечо, тулуп на плечи, а пальто некромантки на Ровену, на улице же холод собачий! А что дальше? Втихаря волшебница наколдовала на себя Звериную силу и попыталась поднять девушку. Что ж, это было практическое невозможно с силой Лии. Потому пришлось стащить ее на пол и волочить,  держа за руки (на руках не получилось нести, о чём через пару часов можно будет понять по синякам на ногах де Морт), шаг за шагом Лия потихоньку направлялась к выходу, кряхтя от тяжести тела.
Но только на пороге она остановилась и повернулась к старухе. Та сидела, с усмешкой наблюдая за этим всем приключением своего лекаря.
- Всё же зря Вы так. Что было бы, если бы я сюда не пришла?
На что старуха улыбнулась, но как-то злобно, недружелюбно. Ответ напрашивался сам собой, она знала, что делать.
И лишь на улице, когда Лия миновала калитку, дошла до первой скамейки, она смогла с трудом поднять Ровену на неё. Сама же села у ног и стара сторожить тело. Мало ли, кто в этой деревне хотел бы что сделать с женщиной, тем более, если на ней есть украшения. И, конечно же, нельзя было допустить обморожения, а волшебница, как лекарь, знала первые симптомы, которых пыталась не допустить.
"Будь это некромант, служитель Берлиара, культист. Какая разница? Глупых людей много, а для того, чтобы они поумнели, они должны жить и учиться. Так что пусть себе живёт, может хоть там поймёт, что я имела в виду вчера."

Отредактировано Лия (2021-04-04 11:12:02)

11

Прошло некоторое время.
Очевидно, что вопросы Ровены вызвали у Марион некоторый страх и дискомфорт, который женщина более не желала терпеть и решила избавиться от своей гостьи. Как шаманка могла позволить себе проявить подобную неосторожность? Она ведь догадывалась, чувствовала, что эта встреча не обернётся для неё ничем хорошим, и всё же поддалась на такую лёгкую уловку. Некромантка обещала себе быть осторожной здесь, в Нордторге, чтобы вечером благополучно вернуться домой, не встретившись с крупными неприятностями, однако секундная ошибка, чрезмерное доверие и отстранённость от реальности в момент встречи сделали своё дело. В действительности, как бы обернулась судьба Ровены в этот день, если бы Лия по счастливой случайности не оказалось в том же месте, в то же время? Вероятно, Филипп стал бы искать её вечером, но как много времени это бы заняло и что намеревалась сделать с ней Марион? Удача улыбнулась некромантке, и ничего этого не произошло.
Ровена стала медленно открывать глаза, пробуждаясь ото сна. Эффект сонного зелья - или же того, что старушка подмешала в чай шаманке - ослабевал, и она приходила в себя. Ровена лежала на какой-то лавке, прикрытая собственным пальто, однако первым ощущением после пробуждения стал обжигающий холод: погода в Нордторге была несравнима с мягким климатом Торговой Лиги, и воскресительница буквально подскочила на месте от этих неприятных ощущений, не понимая, что происходит и спешно надевая пальто. Только в этот момент Ровена заметила рядом с собой Лию, и на секунду некромантка перестала шевелиться, будто увидела перед собой нечто ужасное, неожиданное.
- Лия? - удивленно спросила она, всё ещё сонно глядя на целительницу. Может быть, Ровена и вовсе ещё не проснулась? Может быть, это сон? Ровена смутно помнила о том, что произошло в последние минуты её пребывания в доме Марион, однако память о недавно произошедших событиях медленно возвращалась к воскресительнице. Она задавала пожилой женщине вопросы, затем сделала несколько глотков из предложенной чашки с чаем, а потом... потом всё кончилось. Неужели, Марион действительно решила избавиться от настойчивой собеседницы подобным образом? Неужели, это Лия помогла выбраться ей наружу?
- Что произошло? Я ничего не помню... то есть, помню, но не всё. Ты помогла мне?

12

На удивление, Ровена проспала не так много, чтобы Лия успела заскучать. Да и, честно говоря, волшебница просто ушла внутрь себя в ожидании пробуждения де Морт, как делала не один раз в детстве. Разве это так сложно, когда имеешь большой опыт?
Конечно, услышав своё имя, девушка повернула голову к некромантке и вопросительно на неё посмотрела. Только вот говорить мысленно не умела, потому отозвалась уже голосом.
- Да, это я.
Вопрос о том, что, собственно, произошло, поставил Восточный Цветок в тупик. А она-то сама знала ответ? «Тебе подмешали что-то куда-то, ты уснула, а я тебя вынесла»? Но звучало это ужасно грубо, уж лучше де Морт сама додумывает, что произошло. И разве могла беглянка так выставлять напоказ свою доброту? Нет, это слишком самовлюблённо. Потому она просто кивнула, отвечая на последнюю фразу.
- Помогла. Кто бы не помог на моём месте? Я не могла просто так уйти одна.

13

Ровена минуту или две сидела на лавке, не говоря ничего и молча уставившись на Лию. Помогла? Зачем? После вчершнего конфликта подумать о таком было сложно, однако иначе шаманка своего спасения объяснить не могла. К тому же, целительница не отрицала того факта, что в действительности позаботилась о том, чтобы Ровена выбралась из дома Марион. Более того, она сидела рядом с некроманткой: очевидно, для того, чтобы с ней ничего не произошло в это время, однако и эту простую вещь Ровена понимала и принимала с трудом. Зачем? Этот вопрос вертелся в её голове и, казалось, воскресительница не думала ни о чём ином в этот момент. Для чего помогать той, чью стихию ненавидишь и презираешь? Не было ли бы более разумным решением оставить Ровену в одиночестве в этом доме? Быть может, с ней бы что-то случилось там, и её магия прекратила бы осквернять прекрасный мир Лии. Во всяком случае, Ровена думала именно в этом ключе, ставя себя на место целительницы. Смерть желанна тогда, когда приходит её время. Смерть - не внезапный конец, но продолжение завершённой истории, завершённой смертной жизни, путь в вечность. Ровена чувствовала, что история Лии ещё не завершена, как и её собственная; однако она всё ещё не могла ответить себе на один вопрос, на тот самый вопрос - смогла бы она совершить подобный поступок, поставить собственную человечность выше мировоззрения, идеалов, ненависти к тем, кто не понимал её стихию? Возможно, однажды судьба предоставит Ровене возможность совершить подобный выбор. Возможно, тогда она найдёт ответ на этот вопрос. Маг или человек?
- Почему? Я благодарю тебя, однако я не понимаю. - воскресительница посмотрела на свою знакомую в ожидании. Вопрос "почему" был произнесён с некоторым нетерпением, жаждой.

14

Вопрос Ровены для волшебницы показался несколько странным. Она впервые за это недолгое время с удивлением повернулась к ней, как будто совсем не понимая слов. Брови вскинулись, а глаза как будто немного округлились.
- Как это "почему"? Потому что я это могла сделать, - она пожала плечами, как будто это было нечто само собой разумеющееся. - Я говорила это вчера, говорю и сейчас - не общество определяет твои поступки, а ты сама. Если некроманты сыскали славу злодеев, не считающихся с жизнями других, только ты, некромант, который так не считаешь, можешь изменить это. А можешь не менять... Так и я - могу принадлежать к "злым ведьмам", но тянуться к добру. Самостоятельно показать, что люди не правы, что есть хорошие... Но ведь суть не в этом, правда? Суть в том, что только ты сама решаешь свой путь, сама его определяешь. Ты будешь учиться на своих ошибках, много раз менять своё мнение, взгляды на некоторые вещи или жизнь в целом, но...
Лия сделала паузу, подбирая слова. вроде, всё было настолько очевидно сказано вчера, что сейчас слова просто повторялись. Но, может, суть дойдёт именно после этих фраз?
- Я отказываюсь видеть, как люди лишаются своих жизней. Даже самые злые могут вернуться к добры, потому для меня нет вопроса "спасать или нет". Старость и для некоторых болезни сами сделают своё, а я не позволяю вмешиваться в баланс людям извне. Будь ты трижды некромантом, незнакомкой или... Да хоть кем угодно - я всё равно бы вытащила тебя из треклятого дома. Я всё равно бы помогла, понимаешь? Это в моей природе.
Шаманка могла видеть Лию, та совсем не лгала - ей было на самом деле важно помогать ради помощи. Её ценности - это милосердие. Смерть для неё - часть жизни, которая должна прийти извне, а не из-за злобных действий со стороны. Простота, честность и тяга к добру Лии видна сразу, а та её и не отрицала. И, кажется, надеялась, что Ровена всё же поймёт, что видит её не "очередной некроманткой", а той, кто мог бы при своём желании избрать другой путь, путь без скорби.
- Пойдём потихоньку в таверну, у бабушки Марион ты всё равно ничего больше не узнаешь. Но так хоть будет время обдумать мои слова ещё раз, если это необходимо. Я постараюсь тебе помочь в этом, если необходимо.
И, дождавшись ответа, поднялась, после чего медленно пошла по известной тропе, особо не торопясь, потому что понимала некоторую сонливость Ровены после сна.

Отредактировано Лия (2021-03-17 19:05:49)

15

Некоторое время Ровена молча и бездвижно смотрела на свою собеседницу, будто не понимая, что говорила волшебница. Ещё вчера воскресительнице казалось, что Лия осуждает её так, как это делали люди из мистерийского общества, с презрением и ненавистью относящиеся к адептам Смерти. Некромантка в голове перебирала всё то, что было сказано её знакомой вчера, и находила между этим и её словами, произнесёнными только что, лишь неясные параллели. Быть может, Ровена поняла Лию не тем образом, ведь если бы та в действительности осуждала её, то не стала бы спасать её жизнь, помогать ей. Быть может, вчерашний разговор был слишком импульсивен? Как бы то ни было, обе девушки несомненно были слишком разными для того, чтобы понять друг друга с первого раза, и, возможно, даже со второй попытки им это не удастся. Когда целительница говорила об определении собственного пути лишь через собственные попытки, некромантка невольно кивнула, с каким-то нездоровым любопытством разглядывая Лию, словно смотрела на пришельца.
- Вероятно, мы не поняли друг друга вчера. Я никогда бы не подумала, что человек, ненавидящий смерть, станет помогать обладателю этой стихии. Это... это не поступок того, кто следует своим догмам беспрепятственно. Я редко встречала таких людей.
Шаманка даже не моргала, глядя на свою собеседницу, и слова её были произнесены тихо; будто она сама не верила в то, что Лия в действительности помогла выбраться ей из этого дома. Когда целительница предложила возвратиться в деревню, Ровена ещё некоторое время оставалась на месте, однако потом кивнула, соглашаясь с этим предложением. Большую часть пути она провела в молчании.

16

Непонимающий взгляд Ровены Лия осилила, даже бровью не повела. Её слова - то, чем волшебница могла распоряжаться, больше у беглянки и не было ничего ценного. Её "кандалы", связь с прошлым, жизнь и честное слово. Так что врать та не стремилась, а убеждения и не было смысла скрывать.
А вот после слов мага Смерти, уже Лия не смогла сдержаться и посмотрела на неё так, словно та свалилась с Луны... Вместе с вифреями?
- Подожди, но я не "человек, ненавидящий смерть", - поправила её Лия, уперев рук в бока. - Смерть также естественна, как и жизнь, всем отведено разное время, но избегать её нельзя. Можно немного отсрочить... Но не об этом сейчас, да? Моё мнение - воскрешать людей - это нарушать баланс сил природы. И убивать - тоже. Убивают не только Маги Смерти, но также и Огня, Природы, даже Света! Или я не права?
Девушка многозначительно посмотрела на собеседницу, ожидая, что она может ответить. Но Ровена была молчалива, так что Лия продолжила объяснять свою Теорию:
- Видимо, права. Но самое главное - нельзя разделять людей по дару. Вот смотри, предположим, ты маг Смерти, но не желаешь уничтожать кого-то только из-за того, что их, например, зовут Жак. И хорошо, и гуляй себе. Ты тоже можешь желать добра, а Дар не выбирают. А вот маг Огня считает, что все Жаки должны гореть. Или, например, все конюхи! Тоже смешно, из-за профессии-то. Кто из вас двоих будет плохим? То-то же, что главное - поступки. Я вот это пытаюсь донести.
Волшебница перевела дух, ведь рассказывать на ходу не так уж и просто! У неё появилась лёгкая отдышка, но идти оставалось не так уж и долго до таверны. так что в завершение своего монолога праведная поборница Добра заявила:
- Не знаю, кто решил, что магов смерти "ненавидят". Их боятся, а от страха появляется ненависть, чтобы скрыть собственное бессилие. Таких людей жалеть надо. И они не слепо следуют "догмам", люди не эльфы, не архоны, их мнение меняется. Они могут перестать бояться Смерти, понять и магов, пересмотреть свои взгляды. Только хочешь их мнение поменять ласково или жестко - это вопрос к тебе.
Она шла, по большей части наблюдая, как сапоги утопают в сугробах. Лишь изредка поглядывала на Ровену, чтобы понимать, слышит она эти мысли или нет.

17

Когда Лия сделала своё замечание по поводу того, что воскрешение людей является неестественным процессом, Ровена нахмурилась. Некромантка, разумеется, придерживалась иного мнения, и ответила на эти слова лишь коротким замечанием:
- Маги Жизни и Света также возвращают погибших в мир живых. Разница лишь в том, каким образом. - она задумалась, не договорив свою фразу до конца. Удивительно, но слова Лии звучали разумно - не так, как вчера. И с её последующими размышлениями воскресительница не могла не согласиться.
- Вот и я говорю о том же. - шаманка вновь посмотрела на Лию этим отстранённым, непонимающим взглядом, словно всё ещё не могла прекратить видеть в ней некое инопланетное, странное создание. - Об этом я и говорила вчера. В твоих словах мне показалось, однако, что ты осуждаешь меня. 
Они шагали по сугробам, направляясь обратно к трактиру, и в разговоре их ощущалась определённая неловкость. В какой-то момент Ровена продолжила говорить, несколько переведя тему беседы в иное русло.
- Я не знаю, зачем я тебе это рассказала. В конце концов, я не дома, и не могу болтать о подобном, словно мне ничего не угрожает. Возможно, после сегодняшнего дня мы больше никогда не встретимся. Как незнакомцы. Я возвращаюсь в Торговую Лигу сегодня вечером, и моей ноги никогда больше не будет в этом проклятом Нордторге.

18

Но замечание Ровены было встречено с некоторой радостью:
- Вот, ты меня понимаешь! Магия смерти и магия жизни - они нарушают гармонию. Если возвращать жизнь тем, кто умер от природы, то ты стираешь естественную природную грань бытия. А вот смерть от рук человека, эльфа, архона, орка и прочее - неестественна, так как вряд ли служит для поддержания жизни хищника. Понимаешь? Вернуть время жизни невинноубиенному, я считаю, можно. А вот умершему от зубов волка, чтобы его накормить - нет, таков естественный порядок. Хотя тут ещё моя теория не окончательно сформировалась. над последним можно ещё подумать.
И правда, Лия задумалась над собственными словами. Жизнь ей казалась неправильной в некоторых случаях, как и смерть. Причём - одинаково "неправильно" поступали обе стихии, ведь кто будет сохранять этот порядок жизни и смерти, если люди играются с ними как хотят! Ну, не только люди, в первую очередь синдар с их сильфидами.
- Но я тебя не осуждала, - с той же задумчивостью проговорила волшебница, смотря вперёд. - Я осуждаю тех, кто нападает на беззащитных, убивает и делает больно. В связи с последней войной с "немёртвыми" страх людей абсолютно понятен, как и закон о запрете стихии. Но можно делать печати, защищающие и самого мага от неё, и людей... Мне кажется, самое лучшее - работать магам смерти с магами Жизни, прийти им к гармонии. Однако, признаюсь честно, я пока не могу в достаточной мере обдумать эту идею - она пришла ко мне только что. И, кажется, к ночи будет сформирована.
Вот с этого момента Восточный Цветок окончательно стала несобранной - она едва ловила слова собеседницы, а мысли её были где-то совсем далеко. смерть ей была болезненна, но и жизнь - это ноша, которую надо пронести тем, кому было даровано это проклятье... Или дар? Те, кто оканчивал жизнь по своей воле - быль вольны это делать, туда привела их дорога. А остальные? Все эти войны, убийства, разбои, несчастные случаи. Заслуживают ли люди тогда уйти? Ведь может, маги жизни могли бы помочь мёртвым вернуться к жизни, а маги смерти живым облегчить душу и поговорить со своими близкими, ушедшими! И с теми, у кого не осталось тела полностью, воззвать к духам, если это возможно. Вот была бы такая добрая организация, Лия была уверена, Министерство Магии одобрило бы там магов смерти!
- Незнакомцы... Торговую Лигу, - волшебница тряхнула головой, выходя из раздумий. А там и улыбка появилась, видимо, её размышления были удачные. -  И правда, там запретов нет. Живи себе вольготно, не скрывайся, возможно, оно и к лучшему. Там твой дом, как я понимаю. А за империю не переживай - будем в расчёте очередной раз. Ты меня не выдала там, а я тебя тут.
После чего, уже завидя таверну, где они остановились, спокойно заметила:
- Я собираюсь путешествовать, но сюда заезжаю каждый год примерно в это время. Может, на пару дней позже или раньше. Как будет желание, пиши, уж почту мне точно доставят, - она усмехнулась. - Незнакомцы.

19

Ровена отвлечённо слушала свою собеседницу, погруженная в собственные мысли. Целительница продолжала говорить, и многое из того, о чём рассуждала девушка, некромантка была понять не в состоянии; не могла согласиться с некоторыми высказываниями Лии, но в этот момент какое-то безразличие отражалось на лице шаманки. Выражение её лица изменилось лишь тогда, когда собеседница упомянула в своих мыслях магические печати: Ровена скривилась, будто услышало нечто совершенно отвратительное, но, тем не менее, она промолчала. Слишком разные для того, чтобы понять миры друг друга - несмотря на то, что в определённых аспектах возможно было отметить некоторые параллели. В том, что поступки определяются не ожиданиями окружающих, а собственным разумом. Возможно, именно согласие в этом вопросе позволило девушкам избежать дальнейших агрессивных дискуссий, подобно той, что произошла вчера; а возможно, Ровена была слишком утомлена всеми этими беседами. Когда Лия стала говорить о сотрудничестве магов Смерти и Жизни, некромантка лишь монотонно ответила:
- Это невозможно.
Воскресительница не стала вдаваться в какие-либо объяснения, и теперь голос её звучал как-то устало, словно ей и вовсе более не хотелось беседовать на эту тему. Лия была другим человеком, имела другую жизнь и право мыслить так, как считает правильным; Ровена же имела на это право в такой же мере. Почему судьба сводила их снова и снова, столь разных во всём, в чём только возможно? Или же это было случайностью?
Когда девушки вновь оказались в трактире, шаманка наконец почувствовала, что больше не мёрзнет, и сняла тулуп, одолженный Лией, протягивая его волшебнице.
- Спасибо. - неясно было, к чему некромантка сказала это: благодарила ли она Лию за одежду или же за то, что та соблюдает их взаимный долг о молчании. Вероятно, это короткое "спасибо" следовало интерпретировать как общую благодарность за обе эти вещи. Лия могла ощутить, что её собеседница явно более не была расположена к какому-либо серьёзному разговору: что творилось в её голове, целительнице было непонятно.
- Я предпочитаю мысль-вестник. - сказала она, отвечая на последнюю реплику волшебницы. - Возможно, однажды нам придётся встретиться снова. Кто знает?

20

- Это невозможно, - Лие показалось, что эта фраза была сказана слишком уж уныло, когда в голове такие утопические образы взаимодействия получались.
- В этом мире нет ничего невозможного, - волшебница мотнула головой, сбрасывая весь скепсис собеседницы. - Например, невозможно встретить настолько похожего на себя человека совершенно случайно дважды. Но это произошло! Невозможно услышать одного из богов, но есть же избранные. Или невозможно... Да не знаю... Сдвинуть горы, но ведь они могут сдвигаться! А отношения людей, они абстрактные, меняются раз десять на дню. так что, была бы только цель общая, интерес магов один, а остальное приложится.  Если стремиться к этому, рано или поздно обязательно получится сделать из невозможное возможное.
Она усмехнулась, ведь это была истина для неё. Лия росла без магии, только сбежав, смогла открыть в себе Дар. С тех пор для неё не было совсем ничего, что она не смогла бы сделать. Возможно, просто Ровена сама не нашла "путь", по которому хочет идти, так решила Восточный Цветок. И, что удивительно, ни капли не сомневалась, что насильственный путь - ложный. Что народ не будет рад соседям, которых боится, потому и он не приведёт саму Ровену к счастью. А вот мирный может и что-то изменить. Только нужно ли будет это всё девушке, если та будет в Торговой Лиге? Вряд ли.
- Мысль-вестник... Слишком внезапная штука, как будет удобно, - должного ажиотажа фраза не вызвала, Лия даже скривилась, как будто ей предлагали есть кислые щи. Если это было не отношение к магии в целом, то можно было догадаться, что ей было некомфортно, что в её голове появлялся голос без предупреждения.
После чего Лия одну подняла, показывая свою раскрытую ладонь на прощание.
- Ну ладно, куда пути-дороги нас приведут. Удачи в добрых начинаниях.
После чего просто направилась в свою комнату, уж больше в городе её особо ничего и не держало.

Отредактировано Лия (2021-03-31 12:33:26)

21

Ещё некоторое время, после того, как ушла Лия, Ровена продолжала сидеть в одиночестве за одним из столов трактира, в котором она остановилась. Мысли её концентрировались то на раздумиях о целительнице, то на том, что произошло с некроманткой в доме Марион. Оставшись одна, воскресительница начала приходить в себя после всего произошедшего и вновь обрела способность более ясно анализировать ситуацию: ей вспоминались все прочие детали встречи и подробный рассказ женщины об истории Орнеллы Мортикус - той, из-за кого шаманка оказалась в этой деревне. Тем не менее, Ровена всё ещё не понимала, почему Марион решилась прервать разговор в столь резкой форме: она могла бы указать воскресительнице на дверь, прогнать, объяснить, что не желает продолжать беседу дальше. Очевидно, что тяжёлое прошлое оставило некий отпечаток на психике этой женщины, и когда Ровена целенаправленно расспрашивала её об этом прошлом, Марион, вероятно, испугалась настойчивых вопросов некромантки. Шаманке хотелось забыть об этом как можно скорее: забыть о сумасшедшем Курде и его сыне, пытавшихся напасть на неё, забыть о Марион и обо всём, что произошло в её доме. Появление Лии в этом месте возможно было назвать большой удачей и, несмотря на очевидный конфликт их мировоззрений, целительница помогла Ровене выбраться из непростой ситуации, спасла её. Некромантка не знала, что думать о ней: обыкновенно она всегда точно знала, как относится к тому или иному человеку. С Лией это не работало.
Узнать Ровене удалось не так много, как она этого ожидала: теперь ей было лишь известно, что Орнелла каким-то образом оказалсь в Нордторге после гибели Рэймела и работала на организацию под названием Кровавая Догма. Также Марион поведала о том, что ни Орнелла, ни Гурон Чёрное Сердце - тот, кто вынудил её работать с ним - не возвратились из своего последнего похода. Что могло произойти с ними? Жива ли Мортикус до сих пор? Вполне вероятно, что, если она погибла при каких-либо обстоятельствах и возвратилась к жизни в облике немёртвой, Орнелла вновь могла оказаться в Безымянных землях. Искать её следовало именно там...
Ровена не заметила, как за этими размышлениями прошли несколько часов. Она полностью погрузилась в свои мысли и возвратилась к реальности лишь тогда, когда услышала рядом голос знакомого чародея, окликнувшего её. Пришло время возвращаться домой.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 30 декабря 17086 года, деревня Нордторг. Лия, Ровена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно