FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Приветствуем Вас, Путник! Мы рады каждому желающему присоединиться к миру Мистериума. Однако, просим учесть, что форум находится на Перезагрузке - ведутся работы по обновлению игровой системы и LORа. Конечный срок завершения пока не установлен. У нас все еще можно играть, но внесенные изменения касаются боевой механики и истории мира, что, в свою очередь, может затронуть вашего персонажа. Пожалуйста, примите это во внимание при регистрации.
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5: 20 июня 17087 года. Белый Коготь. Падальщик, Эрилимия.


№5: 20 июня 17087 года. Белый Коготь. Падальщик, Эрилимия.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Тронный зал Белого Когтя. Ночь.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2158/769638.jpg

Ночь после сражения с Инквизицией. Падальщик до сих пор был облачён в доспех, свежие царапины, копоть и кровь покрывали его. Мертвец сидел на троне, что было не обычно, ведь делал это он не так уж и часто. Поза его была искривлена, а голова висела, склонившись на бок. На его коленях лежал обнажённый меч, лезвие его было идеально чистым и гладким по сравнению с остальным снаряжением, оно ловило на себе блики множества тусклых светильников, пылающих огнём грязновато-белёсого, зеленоватого, словно бы загробного цвета. Падальщик сидел без движения уже давно. Можно было бы подумать, что он заснул, да только мёртвые не спят. Не спят, во всяком случае, если однажды уже пробудились...
Совсем недавно в башне был переполох. Ренегаты готовились к сражению. Но через пару часов всё вновь вернулось на круги своя. В Когте снова царили безмолвие, безмятежность, безразличие. Словно монструозное сердце разбитого механизма, это место оживало лишь на краткие мгновения, когда неосторожный глупец тревожил его своим присутствием. Но затем вновь впадало в спячку, экономя скудные запасы энергии, приводящие его в движение, вызывающие реакцию на раздражители. Такие моменты случались время от времени, и недавно был один из них. Но теперь сердце снова молчало. Уснуло во власти тишины и холода. Очередная победа?..

Отредактировано Падальщик (2021-01-30 06:02:38)

2

Привыкнуть к этому месту на деле было куда проще, чем могло бы показаться со стороны какому-нибудь выращенному на страшных сказках обывателю. Ни вечный холод ни яростные высокогорные ветра, терзающие обледеневшие камни не могли сделать Коготь хотя бы чуточку менее подходящим местом для таких, как она. Отщепенцев, не принадлежащих ничему в этом мире. Здесь было лучше, чем в большинстве известных ей мест и главная проблема заключалась скорее в обратном - к этому месту было привыкнуть слишком уж просто. Привыкнуть, потеряться, раствориться. Расслабиться. Возможно именно поэтому Эрилимия отказалась от того, чтобы присягнуть на верность мертвецу, что властвовал в этих землях, словно бы в насмешку над самой собой отказавшись от того, чего в глубине души желала больше всего на свете - стать частью чего-то большего и обрести настоящий дом. Она никогда не задумывалась об этом напрямую, но словно бы знала наверняка - если чего-то обретаешь, следовало готовиться это потерять. Словно бы в насмешку над собой, она делала всё для того, чтобы не обретать вовсе.

- Вот ты где... - тяжелые створчатые двери хлопнули за спиной, а приспособленные к полумраку глаза сразу выцепили недвижимую фигуру замершую впереди на троне. Здесь. Ей пришлось потратить некоторое время на то, чтобы обнаружить лиса в одном из самых непривычных для него мест, но теперь, когда он наконец вернулся, она собиралась не только донести до него всё то, что исправила за время его отсутствия но и в идеале получить карт-бланш на более фундаментальные изменения в системе рунической защиты Белого Когтя. - периметр готов, но подвод к мосту я бы переделала вовсе. Ужасно громоздкая схема. А ещё она жрёт неприлично много эне...
Привычно бросившись сразу с места в карьер Эриль заметила неладное лишь подойдя достаточно близко трону. Запнулась, так и не завершив оборванную фразу и озадаченно склонила голову к плечу, рассматривая недвижное тело того, в ком, несмотря на фактическую смерть, всегда было куда больше жизни, чем в большинстве тех, кто все ещё дышал. Пусть лишь иллюзорной, но... она не помнила, чтобы хоть раз видела Падальщика таким. По-настоящему пустым и бесцветным.
- Wir Shaårel? - тихо позвала его нури не вполне уверенная в том, что её сейчас слышат, - что-то пошло не так?...

3

И действительно, могло сложиться ощущение, что он её не услышал, не обратил внимания или же вовсе проигнорировал. Если бы не большое, треугольное, лисье ухо, которое дёрнулось в сторону говорившей. Ответа тем не менее сразу не последовало. И вряд ли маг разума могла догадываться, что в этот момент мёртвая хватка на рукояти меча сжалась чуть крепче. Лишь игра бликов подсказала, что клинок пришёл в движение. Повернулся так, чтобы владелец мог взглянуть на своё отражение.
- Цели достигнуты. Враги пали. А цена... не имеет значения, - и, похоже, то, что он там увидел, ему не особенно понравилось. Меч был тут же одёрнут в сторону и резким движением довершил удар, рассекая воображаемого противника перед троном. В этот момент Падальщик рывком вскочил на ноги, на его лице был виден раздражённый оскал. Но то было лишь секундной вспышкой, снопом искр над догоревшими углями. Так же как встал, мертвец начал опускаться обратно. Медленно и даже заторможенно, словно бы вспышка эта забрала остаток его сил.
- Ничего... - он разместился на троне, а меч продолжил движение, покуда остриём не коснулся пола, и тогда пошёл дальше по нему, скрежетом своим извлекая самые отвратительные и душераздирающие звуки из всех возможных, - ...не имеет значения.

4

Эрилимия не знала что произошло сразу по возвращении Падальщика из Лиги - она так и не успела с ним пересечься в тот момент, ибо лис сразу же исчез снова, прихватив с собой часть своих войск. Было ли это как-то связано с тем, в каком состоянии он находился сейчас или нет, она не знала, да и не гадала особо, лишь отметив про себя этот не самый значительный факт.
- Не имеет? - озадаченность на её лице сменилась самым настоящим удивлением, утверждение озвученное мертвецом было для неё настолько неожиданным, что даже пронзительный, противный скрежет, резанувший по чувствительному слуху и заставивший её поморщится не мог бы произвести лучшего эффекта. Из всех деструктивных мыслей, периодически терзающих её сознание, именно эта была ей абсолютно незнакома. Косвенно, может быть, но прямо Эрилимия никогда не задумывалась о бессмысленности существования и сейчас, столкнувшись с этой бессмысленностью лицом к лицу она совершенно не понимала, вооружена ли она против этого врага лучше других или же как никогда безоружна.
- Тссс... ну хватит, не скрипи. Пожалей мои уши, им ещё надо слышать - в этом их смысл, - подойдя к вифрею совсем близко нури положила руку на его сжимающую рукоять меча ладонь останавливая издевательства нас своим слухом, - почему ты думаешь что ничего не имеет значения?

5

Остановить движение клинка у неё удалось. Падальщик не стал сопротивляться, однако поднял на неё ледяной взгляд, в котором помимо злобы и опустошения не отражалось больше ничего.
- У всего и у всех в этой жизни... - с хриплым рыком сорвалось его надсадное дыхание, - Есть лишь один конец. И за это я её ненавижу. И презираю... - мертвец вновь поднимался с трона, приблизившись тем самым ещё больше к эльфийке, и теперь уже ей приходилось смотреть на него снизу-вверх.
- Никто не видит этого, находясь внутри картины. Лишь отступив назад можно увидеть её целиком. Лишь оказавшись вне её. И я вижу... Вижу достаточно, чтобы пожелать разорвать на части, а вместе с ней и каждого, кто рад в ней оставаться. Картина должна быть переписана, но я... Не вижу к тому путей, - губы его растянулись в настолько широком оскале, что вот-вот казалось, что клыки разомкнутся и чего-нибудь укусят.

6

- Погоди... но ведь ты ещё не закончился... - чёрные брови нури изломом сошлись на её переносице, когда та чуть отступила назад, давая возможность Падальщику спокойно подняться со своего трона. Совсем немного, не настолько, чтобы у мертвеца сложилось впечатление, что той движет страх. С тех пор как Эриль поселилась в его башне, она никогда не выказывала серьёзных опасений на его счёт, но едва ли так было из-за беспрекословной веры в нерушимость их союза. Всё было куда сложнее. Хуже. И сам Падальщик уже вполне мог догадаться, что самые страшные вещи существовали для подземницы отнюдь не снаружи, а внутри её головы.
- Погоди... - блёклая, серая муть её взгляда вдруг прояснилась от внезапной мысли, прорезавшей сонное бесцветие вспышкой острого, звенящего серебра, - погоди... нет, нет, не может быть...
Нури отступила ещё на шаг, неверяще щурясь на скалящегося мертвеца, а затем совершенно неожиданно, в том числе для себя самой, вторила его оскалу собственной, широкой, практически восторженной улыбкой. Это был первый раз, когда Падальщик видел у неё подобное выражение лица. Ненадолго, впрочем - уже в следующее мгновение Эрилимия довольно ощутимо прикусила костяшку своего указательного пальца.
- Нет, нет, ты очень, очень сильно не прав, ведь феноменжизнисильнопереоценён, тынеможешь... - нури в один шаг оказалась снова близко, бесцеремонно обхватив лицо вифрея ладонями, казалось бы совершенно не придавая значения следам разложения, испещрившим одну его часть. Она выдохнула, насилу сосредотачиваясь на чём то одном, но было заметно как трудно ей даётся держать в узде поток взбесившихся мыслей, говорить медленнее и чётче. Словно то, что она пыталась донести до Падальщика, было для изгнанницы по-настоящему важным, - разум - то, что делает тебя живым, Wir Shaårel. Разум - то что делает живой меня. Больше ничего. Пока ты осознаёшь себя и то, что тебя окружает, пока ты мыслишь - ты живой. А пока ты живой - всё можно переиграть. Феномен жизни, как комплекса биологических процессов переоценён и как таковой не имеет ценности за пределами гупых философских бредней полоумных Левианских Сильфид и их восторженных почитателей. Неужели они именно те, кто будет диктовать нам свои ценности?

7

Не умаляя ни ширины своего оскала, ни его зловещего послевкусия, Падальщик нарочито медленно и плавно воздел свободную руку, распуская когти, угрожающе занося их над горлом эльфийки, так, словно бы намеревался в него вцепиться, сдерживаясь по одной лишь причине — вынужденному соблюдению приличий. Но так лишь казалось. Ведь на самом деле, не сдерживало его ничего. Рука мертвеца неумолимо приближалась к живой плоти, намереваясь обхватить хрупкую шею и впиться в неё холодными, посеревшими когтями. Без излишней агрессии, но всё же неумолимо. Не стремясь причинить ей боли. Не больше, чем она сама не побоялась бы вынести. Протягивая руки к мёртвому — не стоит ожидать в ответ чего-то, кроме омерзительных объятий смерти. Гнилостное дыхание обдало лицо Эрилимии, если та всё же посмела не отступиться:
- Никто... Никогда... Не будет диктовать мне... Ничего... - его хриплый голос резал уши леденящим скрежетом, на фоне которого лёгким оттенком отражалось игривое веселье, отдельными нотками срываясь и обнажая истинный отблеск зарождающейся, клокочущей ярости, которой и было порождено.
Нет, он не приглашал её к этому разговору. Нет, он не просил ни её помощи, ни её советов. И то, и другое он презирал. Ни в том, ни в другом не нуждался. Эрилимия думала иначе? Считала, что имеет на это право? Ей понадобилась бы большая самоуверенность, чтобы продолжать стоять на своём, глядя прямо в мёртвые, хищные глаза, испытывающие её каждое мгновение, с которым когтистая хватка становилась всё крепче.
- Да что ты знаешь о жизни? - вопрос из уст покойника, провокация на грани с высмеиванием, - Мой разум разлагается, подобно плоти. Внутри я не менее омерзителен, чем снаружи... И переигрывать здесь нечего, - на мгновение показалось, что он успокоится и отступит. Но затем лицо его вновь исказила больная, безумная ухмылка:
- Лишь привести к поражению... остальных, - игра затягивалась и принимала опасный оборот. Стоило ли эльфийке продолжать? Янтарный взгляд горел теперь куда ярче, так ярко, что мог обжечь. Быть может, он и хотел сделать ей больно?

8

Эрилимия чуть нахмурилась, когда почувствовала касание когтей на своей шее. Слишком увлеклась, следуя за роем мыслей, не сразу заметила движение. Да и если бы заметила, то что? Увернулась бы, отступила? Едва ли. Не теперь, когда надо было во чтобы то ни стало доказать свою правоту.
- Тогда не повторяй за ними их слова, - сощурившись, произнесла с нажимом даже не думая сдавать свои позиции, словно бы действительно не до конца понимала, почему это было не так просто. Но не потому, что была живой, а потому что была... самой собой. Она вообще не любила усложнять. Вся эта запутанная мораль, правила, законы, обычаи, порядки - она была готова оспорить их все, вскрыть, как застарелый нарыв, обнажить гнилую, продажную суть всего, что прочие считали непогрешимо святым, - и если уж кого и слушать, то разве не меня?...
Скорее насмешка, робкая попытка пошутить, одна из многих, которые она предпринимала последнее время, осваиваясь на новом месте и за неимением собственной личности беспорядочно копируя всех, кто её окружал. Провокационного Найгара, грубую Лаэдру. Его самого.
- О жизни? Ооо, уж поверь знаю побольше тех, кто называет себя её адептами, - почти прорычала и сглотнув, поморщилась от ощущения опасной остроты чужих когтей и силы хватки, пока ещё, впрочем, не перекрывающей ей кислород. Если бы понадобилось, она могла бы перестать чувствовать боль в любое мгновение, чувствовать что бы то ни было вообще, но вот говорить, не имея возможности пропускать через горло потоки воздуха, было бы уже проблематично, - разумеется разлагается, это же как ноги, которыми ты не ходишь... чёрт, это тебя заводит что ли?...
Не отрывая взгляда от горящих янтарём лисьих глаз, Эрилимия упрямо мотнула головой, делая необходимый вдох и специально подалась ближе, вполне целенаправленно раня саму себя об острые, звериные когти. Грубо, рвано, до крови.
Ты ведь этого хотел? Ну получай. Мне не впервой. Мне не жалко...
- Да, ну конечно... если что-то не выполняет свою функцию, оноболеетусыхаетиперерастаётработать, - по ней было не так то просто понять, озвучивает ли нури свою уже давнюю мысль или же то было внезапное озарение, одно из тех, что порой посещали её в своей лаборатории. Только вот вместо убойных механизмов перед ней был образец совершенно иного плана. Не будь он сам ходячим трупом, воплощение ярости и ужаса - это было бы жутко,  - так вот, единственная функция разума  - поглощение информации. Обработкатоженоэтовторично. Неважно. Ты её недополучаешь. Это же очевидно, хах! Значительную... бОльшую долю информации мозг живого существа получает из источников, которых ты лишен. Тактильные ощущения, запахи, вкусы. Едва ли твой разум получает хотя бы десятую долю необходимого. Неудивительно что все мертвецы рано или поздно лишаются рассудка, без обид. Те, кто читают книжки, не так быстро, кстати, заметь. Тыникогданедумалотомчтобысделатьсигилы?....

Отредактировано Эрилимия (2022-01-05 01:48:06)

9

Удивился, что она не отступила? Возможно. Запомнил? Наверняка.
Глаза сощурились, оставляя две узкие щёлки, сквозь которые на неё взирал недоверчивый, оценивающий взгляд. Губы дрогнули, а оскал поугас и скривился. Быть может, остервенелая уверенность Эрилимии пошатнула его собственную? Как бы то ни было, сдаваться быстро он не собирался. Взор его вновь зажёгся, вспыхнув на мгновение, стоило лишь уловить знакомые интонации в её голосе. Уши настороженно навострились, а выражение лица скривилось ещё сильнее. Смотреть в зеркало всегда неприятно, если не надел перед этим маску. А делать этого он был не настроен.
Падальщик не позволил ей ранить себя слишком сильно. Он вовремя одёрнул руку. Задумчиво и даже с толикой удивления разглядывая кровь, стекающую по его когтям, по бледной ладони, под чьей кожей болезненно просвечивали почерневшие сосуды.
- Не чувствуешь ни боли, ни страха? - задал он встречный вопрос, не переставая изучать испачканную руку, - Чем же ты сама отличаешься от мертвеца? - взгляд с вызовом был возвращён эльфийке, покуда Падальщик демонстративно высунул язык и слизал кровавую дорожку со своего когтистого пальца. Ни его взгляд, ни выражение лица — ничто не поменялось.
- Я не чувствую ничего, - констатировал он сухо и безжизненно, - Я приложил много усилий, чтобы добиться этого. Убить в себе то последнее, что заставляло меня чувствовать хоть что-то. Так зачем же возвращаться? Там нет ничего, кроме слабости, боли и страха... - он замолчал и отступил на шаг назад, взгляд его стал рассеянным и ещё более задумчивым. Возможно, он сказал даже больше, чем собирался. И он отступал. Позволяя Эрилимии уже самой перейти в нападение.
Отступив от собеседницы на пару шагов, мертвец остановился и внезапно склонил голову набок. По птичьи, совсем, как это делала сама Эрилимия. Перенимая именно её манеру. Передразнивая? Возвращая ту же монету.
- Глупый лисёнок собирал заиндевевшие ветки деревьев. Желая разжечь костёр на ночь, чтобы отыскать дорогу в тёмном лесу. Продирался сквозь чёрно-белые ветра, чтобы остановиться лишь в тот момент, когда кто-нибудь, наконец, найдёт его. Но этот момент не настал. Россыпь неотзывчивых звёзд упала с небосвода, затушив последние отблески пламени. Наивное сердце бархатными лоскутами осталось трепетать на ветвях. Но когда наступил абсолютный мрак, отважный лисёнок его не убоялся. Ведь в этой страшной темноте. Его больше не было, - он нигде не слышал этой сказки, но всегда знал, чем она заканчивается. Сейчас, пародируя повадки своей собеседницы, он зашёл чуточку дальше, перенимая и её нездоровую склонность к поэтичности в самые неподходящие моменты. Но это не было пустое копирование. Падальщик наделили его особым смыслом, который, пожалуй, в полной мере был понятен лишь ему самому. Точно так же, как это делала сама Эрилимия. Взгляд его в этот момент был расфокусированным и отрешённым. Он смотрел сквозь неё, видом своим и мыслями погружаясь в собственные иллюзии. Лишь коварная улыбка, что прорезала его губы под конец, говорила о том, что поступить он так решил намеренно.

10

- Не чувствуешь ни боли, ни страха? Чем же ты сама отличаешься от мертвеца?
На закономерный вопрос Эрилимия неопределённо повела плечами. Увы, она не мыслила подобными категориями и как бы упорно Падальщик не возвращал её в парадигму собственного восприятия, для неё слово "мертвец" обозначало именно то, чем оно и было по сути - лишенной какого-либо самосознания, разлагающейся плотью. И сейчас таковых в этом зале, по её мнению, не наблюдалось.
- Не чувствую тогда, когда мне это нужно... - поправила она лиса, прикасаясь пальцами к своей шее и проверяя степень повреждений. Не значительные. Вифрей вовремя отдернул когти - совсем немного элементарного лечебного зелья и от царапин не останется и следа.
- Так ничего такого чувствовать и не надо. Я бы и сама избавилась от всего действительно лишнего, если бы это было так просто, - задумавшись, подземница позволила Падальщику отступить на шаг, но уже в следующее мгновение скользнула следом, заходя чуть сбоку, легко принимая новые правила игры, словно бы примеривалась к избранной жертве. Вот только жест этот был скорее бессознательный, учитывая её расфокусированный, задумчивый и даже толком не направленный на самого лиса взгляд. Она - хороший подражатель. Практически идеальное зеркало. А всё потому, что у неё не было совсем ничего своего.
- Я скорее про то, что даже один единственный постоянно активный температурный анализатор имитирующий подобный у живого организма уже неплохо должен загрузить канал твоего восприятия, чтобы ты перестал чувствовать себя мозгом, запертым в баночке, да... - Эрилимия запнулась, когда обходила вифрея уже с другого бока и сфокусировала взгляд на его лице.
Замерла, сощурилась, не сразу осознав, что именно задумал мертвец. Чёрт...
- Перестань! - она слишком поздно спохватилась, подорвалась, зло выщерившись и метнулась вперёд в попытке просто-напросто закрыть рот реведанта ладонью.
- ведь в этой страшной темноте. Его больше не было...
...
Тишина тенями зазмеилась по углам залы и нури кожей чувствовала её незримое присутствие. Она не появилась внезапно, нет. Она не исчезала.
Сдайся...
Забавно... сама она всегда делала что-то подобное, чтобы прогнать своего монстра, но у Падальщика удивительным образом получилось его призвать.
Зачем сопротивляться, если всё равно проиграешь?...
Действительно.
Эриль поджала губы и скосила глаза вбок, не давая возможность твари подкрасться к ней так просто. Ещё на шаг отступила назад, до красных следов расчёсывая неприкрытые перчатками ладони. Вот уж кому точно было не обойтись без набора базовых анализаторов. Иногда она просто обязана была чувствовать. Просто, чтобы не утонуть. Не провалиться в пустоту. Продолжать быть.
А может, зря?
Может.
Уверена, что сама вообще была когда-то?
Нет.
- Знаешь, просто подумай об этом, ладно? - голос странно тихий, сосредоточенный и совершенно пустой и бесцветный до тошноты. Как в самом начале их знакомства. Истинное лицо. Пустышка. Бесполезный мусор. T'chen... , - сигилы - не самая простая штука, но мне хотя бы будет чем занять голову.
Это было бы действительно неплохо - занять голову. И чем сложнее - тем лучше. Зарыться в расчеты, набросать первичный концепт, сделать тесты, возможно слетать куда-нибудь на другой конец света, чтобы выкрасть у очередного разодетого богача несколько необходимых ей книг и свитков, устроить переполох в местном трактире, вернуться, внести правки... И не спать. Не спать ближайшие несколько суток так точно.

11

Своей ладонью она почувствовала его клыки, обнажённые расползающейся улыбкой. Решаясь на дуэль с мертвецом, всегда будь готов проиграть всё, что имеешь. Потому что мёртвому терять уже нечего.
Он победил. Он всегда побеждал. Даже свой главный проигрыш он намеревался превратить... Если не в победу, то в поражение для всех остальных. Ведь когда проигрывают все, то и судить можно всех. А было за что. Лишь малая толика сохранившегося чего-то, что по наивности можно было бы обозвать человечностью, напоминала ему о таких материях, как благородство, целесообразность и справедливость. Которых этот мир был лишён напрочь. Но которых заслуживал он сам. И, быть может, заслуживал кто-то ещё... Немногие. Несколько. Один?
- Прикладной подход. Он поможет достигнуть любой цели. И за это я его уважаю. Но есть ли они, эти цели? Так ли они важны? Есть ли в них смысл... - теперь уже она стала его жертвой, и он медленно обходил её кругом, щурясь на неё своим пламенеющим, игривым взглядом, - Заслуживают ли циники спасения? Заслуживаю ли спасения я? В чём моя ценность? В чём твоя ценность?
Он словно вытянул из неё все краски, вытянул и насытился ими. Те самые цвета, которые она всё это время крала у других, крала у него самого. Он вернул их обратно. Отобрал, оставив её ни с чем.
- У меня есть кое-что. Одна забавная штучка... - с этими словами он вложил меч в ножны, и достал из подсумка игральную карту. Игральную ли? Ведь вместо числа и масти, на обратной стороне оказалась руническая вязь.
- Если бы я захотел, я мог бы почувствовать всё прямо сейчас. Как думаешь, почему я этого не делаю? - он остановился и смерил собеседницу оценивающим, вызывающим взглядом, а карту демонстративно оставил на виду, игриво покручивая между пальцев.

Отредактировано Падальщик (2022-04-29 01:47:01)

12

Нури тяжело выдохнула и безвольно уронила руку, небрежно мазнув пальцами по тронутой следами гниения коже. Вяло мотнула головой прогоняя сонливую муть подступающей тишины и прикрыла глаза. Усталость тяжестью опустилась на плечи, множеством голосов нашептывая на ухо один и тот же старый мотив: сдайся, прекрати бороться. Куда ты бежишь? Хватит...
Эрилимия даже не повернула голову, когда Падальщик начал обходить её по кругу, лишь едва заметно вздрагивала, упрямо отмахиваясь от подползших слишком близко собственных, персональных чудовищ.
..прекрати...
...тебе же так будет только лучше...
..остановись...
...зачем тебе всё это?...

- Но есть ли они, эти цели?
- Это решать только тому, кто их ставит
- Так ли они важны?...
- Определение важности многих вещей необходимо для грамотной расстановки приоритетов. Каждый сам должен оценить для себя всё то, что находится рядом...
- Есть ли в них есть смысл...
- Смысл цели также определяется её полагателем...
Отвечала упрямо, несмотря на полную обесцвеченность отбивая каждую брошенную мертвецом фразу. Непреклонно.
- Заслуживают ли циники спасения?
- Это только им решать
- Заслуживаю ли спасения я?
- Это только тебе решать
- В чём моя ценность?
- Во всём, что ты решишь считать ценным для самого себя
- В чём твоя ценность?
- Во всём, что...
..ни в чём...
Нури запнулась. Абсолютная уверенность каждого произнесённого ранее слова никак не желала ложится на её собственную кожу, соскальзывала, неприятно жгла и мялась, словно была ей не по размеру.
- Во всём, что я сама решу считать ценным для меня самой. Это решать только мне, - в отличие от всех прочих ответов, этот был идеально ровным и блёклым. Механическим.

Тусклый, бесцветный взгляд автоматически зацепился за руническую вязь на карте в руках вифрея, заставив Нур чуть нахмурится и даже немного ожить. Это была крайне редкая, уникальная вещица. Несколько похожих, но иного назначения были и у неё в коллекции, но та карта, которую сейчас демонстрировал ей Падальщик...
- Потому что это приведёт к резкой перегрузке твоих анализаторов. Это может буквально сжечь твой разум. Я бы не советовала тебе пользоваться этой вещью без подготовки. Сигилы в отличие от этой формулы могут быть настроены гораздо более точно

13

- Неужто так выходит... - хрипло затянул мертвец, загадочно улыбаясь эху угасающих под сводами слов, - Что нету в этом мире ценности иной, чем сами мы? Никто на свете этом нам не нужен, кроме нас самих? И никому кроме самих себя мы не нужны? - эти вопросы он задавал не для себя, но для Эрилимии. Лишь поцарапав её броню, он уже желал запустить свои когти в образовавшуюся брешь и вытащить наружу так много, как только мог. Словно наслаждаясь своей кровожадностью.
- Хороший ответ, - прокомментировал он и последние её слова, - Хотя и не верный. Если бы всё было так просто, я бы и сам изыскал способ получить желаемое, не подвергая себя опасности или дискомфорту... Сдаётся мне, что есть материи, которые тебе ещё не доступны... Похоже, из нас двоих, эта штучка нужнее тебе. Чтобы ты всегда могла чувствовать. Чтобы ты могла отогнать своих демонов, когда они окажутся слишком близко... - он сделал шаг ей на встречу и поднял карту, зажатую между двумя пальцами, ехидно демонстрируя её под самый взгляд серебристых глаз.
- Моя пустота — не что-то, что можно исправить путём хитроумных манипуляций. Я её не боюсь. Я боюсь... - он осёкся и закусил язык, словно наказывая себя за то, что сболтнул лишнего, - Потерять её, - игривый блеск по-прежнему присутствовал на дне его янтарных глаз, но воспринимался он иначе, сдобренный грустной усмешкой, - Боюсь поверить, в то, что есть какой-то смысл. Искать его. И не найти. Или ещё хуже. После стольких лет... найти.

14

- Что нету в этом мире ценности иной, чем сами мы? Никто на свете этом нам не нужен, кроме нас самих? И никому кроме самих себя мы не нужны?
Хмыкнув, Эрилимия с прищуром глянула на Падальщика поверх карты.
- И вот ты снова пытаешься решить всё за других. На этот раз за тех, кто избрал ценностью что-то или кого-то ещё, помимо себя. Опять же, каждый сам может решать, что именно для него ценно и что именно имеет смысл. Без правил и каких-либо ограничений. Так бывает. Даже здесь. Я видела, - одним движением ладони нури отстранила от себя предложенный предмет и приподняв одну бровь одарила мертвеца взглядом в котором читался скепсис и лёгкое осуждение. Формула карты не действовала на живых. Падальщик, разумеется, не мог не знать этой детали и своим предложением фактически назвал её саму куда более эталонным мертвецом, чем он сам. Чистой воды провокация, которую Эрилимия не могла не заметить, хотя и считала, что в этом своём видении вифрей судит по верхам. И всё же губы нур дёрнулись в лёгком намеке на усмешку, показывая, что провокация эта была оценена ей в полной мере по достоинству.
- Мне всегда казалось, что однажды уже рождённую пустоту нельзя ничем заполнить без усилий, - блёкло-серый, подёрнутый бесцветием взгляд подземной эльфийки снова окрасился серебром, стоило только ей лишь заметить изменившееся состояние лиса. Они менялись ролями постоянно, порой даже слишком стремительно выхватывая друг у друга контроль за ситуацией. Эрилимия чувствовала его пробившийся на поверхность настоящий цвет подобно тому, как голодный ночной зверь чует кровь и просто не могла не ощущать в этот момент вновь пробудившейся жажды. И всё же то, как она разрывала на пёстрые клочья мысли врагов, не означало, что она не была способна на проявления хотя бы толики осторожности с теми, кто ими не был, - так что, получается, чтобы быть в полном порядке тебе просто ничего не нужно делать...
Она отступила лишь на одно единственное мгновение, чуть прикрыла глаза и окинув вифрея рассеянным взглядом из-под опущенных ресниц, дала ему ощущение лёгкой победы.
- Вот только... я не заметила, чтобы ты был в порядке сегодня, - она не была бы сама собой, если бы отступила так просто и не нанесла бы этот удар, вновь медленно обходя мертвеца по кругу, подобно тому, как он сам делал недавно, - не заметила, чтобы ты наслаждался этой нерушимой тишиной внутри. Этой... неуязвимостью. Спокойствием. Благословением отсутствия смысла и боли.
Остановившись прямо за его спиной, нур захватила пальцами прядь его растрёпанных красных волос. Несмотря на эту, ответную провокацию с её стороны в её словах не было даже намёка на вызов или насмешку. Она была полностью серьёзна и казалось, даже несмотря на то, что была живой, понимала истинную чудовищностью состояния вифрея. В конце концов, не зря же он предложил ей самой воспользоваться картой?
- Так чего бы ты хотел на самом деле?

15

Безусловно, его забавляло то, в каком тоне Эрилимия позволяла себе с ним разговаривать. Ту его часть, по крайней мере, которая вечно стремилась режиссировать абсурдные спектакли и наслаждаться получившимся фурором, занимая в нём место главного действующего лица. Часть, что жаждала всего превыше - жить. В этот раз он не отступился, и не стал меняться с эльфийкой ролями. На лице его застыла скалящееся маска, однако же последний вопрос что-то внутри него всё-таки поколебал. Но едва ли так, как на то рассчитывала собеседница.
- Так чего бы ты хотел на самом деле?
- Я? - спросил он удивлённо, так, как будто вовсе никогда о подобных вопросах не задумывался. Разгадка крылась глубже, чем казалось на первый взгляд. Ведь в действительности, мёртвый лис услышал совершенно другой вопрос, который, пожалуй, и стоило ставить изначально: "Так кто же ты на самом деле?"
Эрилимия замечала, как за время их разговора что-то менялось во взгляде Падальщика, как будто накатывающие волны, что скрывали за собой гальку и мокрый песок, и вновь отступали, чтобы обнажить их. Но лишь на мгновение. Разгадать такую головоломку было непросто, и не будь Эрилимия той, кем она являлась, то едва ли в этом бы преуспела. Да и не сказать, что сейчас она была близка к полному пониманию. Но что она точно понимала, так это то, что личность этого существа была истерзана, расколота, разбита. Чья-та жестокая и злая воля собирала её по кусочкам вновь, но раз за разом натыкалась на какие-то преграды и противоречия. Это было безумие в чистом его проявлении.
- Я хочу отомстить. Уничтожить этот порочный миропорядок. И всех, кто его защищает. Всех до единого... - вновь что-то изменилось в его взгляде, а за неостывающей ухмылкой появилось нечто жестокое, - И на его месте воздвигнуть новый. Более справедливый, на мой вкус. Более правильный. Ведь я всё же не лишён благородства... В отличии от тех, кого собираюсь уничтожить... - ухмылка окончательно приобрела оттенок кровожадного злорадства, а взгляд вспыхнул злыми огнями.
- А то, что ты видела... - жестокость в его голосе разбавилась презрением, - Всего лишь посмертные судорги одного недобитого вифрэя. Не стоит придавать этому значения...
Ему не приходилось бежать от своей Пустоты. Не приходилось бороться с ней. Она уже была внутри него. Она уже победила. Или делала вид?


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №5: 20 июня 17087 года. Белый Коготь. Падальщик, Эрилимия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно