FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Май 17078 г. Каталия, Лавия. Тара, Люциан


Май 17078 г. Каталия, Лавия. Тара, Люциан

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://s8.uploads.ru/I9nVO.jpg

Лавия была удивительным местом. Порт, город, нейтральная территория - эдакая Торговая Лига в миниатюре, возникшая то ли по безалаберности хвостатых, то ли по добродушию, то ли по удивительной предприимчивости, не вязавшейся с легкомысленностью ушастого народа. Здесь, как и в Лиге, ценились торговые отношения, ради которых закрывались глаза очень на многое, пускай обстановка и была намного более мирная и дружелюбная. Взятки не могли помочь при нарушении спокойствия так же хорошо, как в городе-государстве, а негласная угроза "отлучения от торговли" была достаточным гарантом того, чтобы, как правило, всё было спокойно. Даже пираты, заходившие сюда ради сбыта добычи, обычно вели себя как мирные торговцы. Это было выгодно всем, а ради выгоды можно поступиться очень многим.

"Красавица Мэри" была лишь одним из множества судов, что зашли в порт, и внимания заслуживала не больше. Определить пирата на глаз невозможно, а суда без флага были здесь не редкостью - пока соблюдались правила, дозволено было всё. Однако, в этот раз торговля была лишь предлогом, потому что капитан, давно лелеющий мысль о захвате груза жемчуга, что добывался неподалёку, хотел отрядить несколько человек, чтобы провести разведку. Тара вызвалась добровольцем и сошла на берег не для того, чтобы размять ноги и выпить, пока выгружается товар, а чтобы осмотреться, поспрашивать, послушать. Они хотели сначала пройтись по городу, узнав, где сейчас занимаются ловлей, и выследить ловцов, чтобы уже на месте понаблюдать за работой, оценить охрану и принять решение, стоит ли игра свеч.

Девушка довольно потянулась, спрыгнув с трапа и, поправив висящую на боку саблю, прогулочным направилась в глубь порта. Они договорились разойтись и встретиться вечером, чтобы обсудить полученную информацию. В том, что матросы, свободные от разгрузки, сходят с корабля, не было ничего удивительного, как и в их блуждании по городу. Разумеется, сначала нужно было сделать святое - промочить горло, потому она направилась прямиком в таверну. Она не выделялась из морской братии ничем - обычная для моряка одежда, загорелая, обветренная кожа, характерная походка, собранные в короткий хвост волосы, сабля. Она даже чакры оставила на корабле, чтобы не выделяться. На первый взгляд даже не слишком бросалось в глаза то, что она девушка - в свои семнадцать Тара имела крепкие руки, привыкшие убивать без жалости, мужскую походку и повадки, а мешковатая рубаха не была призвала подчёркивать анатомические особенности. Разумеется, с лица спутать вряд ли было возможно, но со спины - вполне.

Это обещал быть очередной отличный день.

2

«Крыло Света» преследовало другой корабль, но удача не сопутствовала архонам. След окончательно был потерян близ берегов Каталии, и капитан реши зайти в порт, дабы пополнить припасы перед обратной дорогой. Люциан был в числе тех, кто отправился на берег вместе с капитаном. Вооружённый до зубов отряд архонов в вифрэйском порту, безусловно, навёл шороху. Но цели у них были сугубо практичные, и никому они жизнь пока что портить не собирались. Ключевое слово - пока что. Вся делегация направилась прямиком в таверну, самую крупную и приличную из здешних, чтобы договориться с хозяином о поставках на корабль. И именно в эту таверну, по злосчастному стечению обстоятельств, заглянула Тара. Полдюжины светоносных убийц разом обернулись на вошедшую девушку. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных. Нет, не девушка. С девушкой-то как раз всё было в порядке. А вот с полудюжиной архонов, уставившихся на неё, было не всё так просто. Возникла немая сцена. Но она, впрочем, не продлилось слишком долго. Архоны вернулись к наблюдению за залом, а капитан продолжил переговоры с трактирщиком. И только Люциан задержал свой взгляд на Таре гораздо дольше, чем было нужно. Не известно, почему вдруг такая мысль взбрела ему в голову, но он решил на всякий случай сотворить дух света.

3

В отличном расположении духа Тара толкнула дверь - после яркого солнца в помещении казалось особенно темно, - жадным взглядом оглядывая посетителей и обстановку, ведь здесь она была не первый раз. Пираты активно пользовались тем добрым расположением Лавии ко всем подряд, не упуская случая сбыть добычу, прикупить товаров, которые здесь достать было проще либо дешевле, чем на Архипелаге, и вызнать, что происходит в мире. Вот только лёгкость и предвкушение увлекательного дня тут же сменились готовностью к драке и пьянящим выплеском адреналина - обычная реакция пирата на светлопёрых. Принёс же Белиар этих светлых ублюдков! Оскалившись, Тара немного поиграла в гляделки, пока большинство не отвернулось, лишь после этого прошествовав к стойке и звякнув о столешницу монетами с требованием рома. Обычно у хозяина была какая-нибудь девчонка на подхвате, ну, а если она где-то шляется - что ж, подождём. Пересохшая глотка, конечно, неприятность, но она не собиралась тут надраться. Не сегодня. Облокотившись спиной на стойку и скрестив на груди руки, пиратка уже внимательнее стала оглядывать зал, присматриваясь к посетителям. Заметив, что один из белобрысых продолжает пялиться - бледный и беловолосый, как чахлая поганка, - усмехнулась и стала так же нагло разглядывать. Явно не торговцы. Порт достаточно большой - очевидно, их корабли встали в противоположных концах, что с "Красавицы" не заметили архонское военное судно. Или они были лишь охраной? Тара краем уха прислушалась к разговору с трактирщиком - да нет, кажется, всё-таки для своего корабля договариваются. Белиарово копыто им в задницу, скорей бы свалили. Любой представитель берегового братства терпеть не может светоносных. Мистерийцы и шедимцы, синдар и дроу, пираты и архоны - в мире существовали связи, на обоих концах которых цвета вражда и ненависть, но, в случае последних, всё, возможно, было даже хуже. Потому что пираты понимали, что слабее, понимали, что, если Эден решит таки их полностью уничтожить, им останется только бежать, ибо война бессмысленна и их ждёт поражение. Ублюдки! Почему нельзя просто дать другим спокойно жить? Ну подумаешь, пощипывают они немного торговцев, жалко что ли? Ну вырезали под корень несколько судов - и что? Выживает сильнейший, без обид.

4

Белобрысый оказался молодым парнем, на вид совсем немногим старше Тары. И он словно бы читал её мысли, раз не спускал так долго с неё глаз. Словно повёлся на провокацию. И в конце концов направился прямо к ней, притом достаточно уверенным шагом. В этот момент пиратка уже стояла у стойки и отправляла девчонку за заказом, но шаги со спины наверняка привлекли её внимание. И там стоял он. Белобрысая дылда с глазами цвета замученной рыбы, пролежавшей на солнцепёке часа два. Со свойственной любому архону уверенностью и чувством собственной значимости он совершенно беспардонно влез в её личное пространство. И ладно бы если просто влез!
- Я заметил, что ваша аура немного темнее обычной, - заявил он сразу и прямо в лоб, с тактичностью, присущей любому носителю светлого дара, - Могу я предположить, что у вас есть что-то, в чём вы желали бы покаяться? - с исключительностью в своих добросердечных и неимоверно светлых побуждениях поинтересовался он. Подобную фразу и подобный разговор мог завести только архон. И ведь даже не смущался, не испытывал никакой неловкости. Как будто действительно имел право на такие разговоры с совершенно незнакомыми ему людьми! Даже его товарищи посмеивались или качали головой, глядя в его сторону. Но тут скорее дело было в том, что Люциан раньше вообще не замечен был ни в каких взаимоотношениях с противоположным полом. А тут, видимо солёный бриз в голову ударил, раз он в первом же портовом трактире решил подкатить к какой-то девушке. Но нет, конечно же. На самом деле, ни о чём таком Люциан не думал. Не думал настолько, что даже и не помышлял о том, что его поведение может быть истолковано хоть сколь-нибудь превратно. Он ведь действительно всего-лишь заботился о чистоте морали и нравственности окружающих. Как и подобает любому порядочному архону на его месте.

5

Тара смерила белобрысого насмешливым взглядом болотно-зелёных глаз и даже демонстративно обернулась, будто поискав кого-то у себя за спиной.

- Я, что ли? Покаяться? - Она рассмеялась грубым смехом, какой можно услышать от морских волков - искренне и весело, запрокинув голову к потолку. Да уж, редко ей доводилось услышать настолько отличную шутку! Смахнув со стойки появившуюся кружку, она ополовинила её, блаженно ощутив, как обжигающий комок прокатился по горлу и осел в желудке. Вытерла рот тыльной стороной ладони, не сводя с архона глаз, покачиванием кисти закручивая выпивку в воронку. Осклабилась. - А ты что, проповедник? Меч тогда зачем? Слишком часто за проповеди огребаешь? - Её ни в коей мере не смущала ни наглость архона, ни его слова, ни вообще хоть что-нибудь. Веселило - безусловно. Щекотало нервы - разве что в связи с наличием хорошо вооружённого отряда воинов света, чтобы блевать им кишками за борт. Да, именно сегодня не стоило привлекать к себе излишнего внимания, но не могла же она промолчать!

6

По его лбу пробежали складки, как только девушка начала смеяться. Она сумела поставить архона в неловкое положение, а ведь он действительно ничего такого плохого не помышлял, подошёл к ней с самыми добросердечными намерениями, а в ответ получил лишь насмешки!
- Не проповедник, но неравнодушный советчик, - поморщился он, остро ощущая возникшую неловкость, - Я не имел в виду ничего превратного. Просто хотел сказать... Никогда не поздно открыть своё сердце свету. В отличии от многих, вы лишь в начале своего пути. И для вас не будет поздно избрать правильный, - а вот теперь это уже действительно начало походить на проповедь. Вот только была бы ещё публика более благодарной. В этот момент, пожалуй, у Люциана закралось подозрение, что собеседница над ним попросту потешается. И надо сказать, было за что! Но он всё же скуксился от такого обращения и вставил:
- Прошу прощения. Мне не следовало начинать этот разговор, - прозвучало как-то совсем уж слабо, после чего архон поспешил ретироваться, оборачиваясь к незнакомке спиной и намереваясь бодрым шагом маршировать обратно до своих.

7

Лоб в лоб с архоном Тара столкнулась впервые. Разумеется, она слышала множество самых разных рассказов про расу светоносных, но, преимущественно, они были про ненависть тех ко всему злу и искусство в вырезании да выжигании оного. Сейчас же, слушая Поганку, пиратка искренне считала, что он либо издевается, либо шутит. Ну. Странный юмор, всякое такое. Неравнодушный советчик, открыть сердце свету, избрать правильный путь - ну не байка ли? То, что он был совершенно серьёзен девушку не смущало, ведь в подкалывании с серьёзной мордой были свои безусловные плюсы, она сама так иногда делала. Но, когда архон сморщился, будто хлебнул помоев, в голову к Таре закрались подозрения, что он таки был серьёзен, как бы ни было в это сложно поверить. Нет, ну какой здравомыслящий человек, будь он хоть трижды архон, станет нести такой бред? Он же не может на полном серьёзе в этом верить! Пиратка изумилась, хотя и не перестала ухмыляться.

- Может мне свету ещё что-нибудь... открыть? - Насмешливо бросила она ему в спину.

8

Он уже понадеялся было, что спектакль окончен, как тут ему в спину прилетела очередная насмешка. Архон остановился на полушаге и попытался не уронить своё достоинство. Это стоило некоторых усилий. Однако он не обернулся и продолжил путь, всячески стараясь демонстрировать, что слова молодой пиратки его никак не уязвляют. Тем не менее окружающие явно давали понять, что расстановка сил далеко не на его стороне. В зале были слышны одобрительные смешки в адрес Тары и глумливое высмеивание архонских добродетелей. Правда последнее было совсем тихо, да по углам, чтобы лишний раз не навлечь на себя внимание вооружённого отряда светоносных. Их капитан продолжал о чём-то разговаривать с трактирщиком, а Люциану не оставалось ничего, кроме как сложить руки на груди и делать что угодно, только не смотреть в сторону Тары. Всем своим видом оскорблённой невинности он демонстрировал, что ситуация его совсем не тронула. Благо, пытка эта продолжалась не долго. Капитан, наконец, закончил, и повелел команде выдвигаться обратно на корабль. Вся процессия архонов подобралась, намереваясь покинуть таверну и вернуть долгожданное спокойствие местным обитателям.

9

Она надеялась, что он обернётся, ответит, и можно будет развлечься хорошей перепалкой, но - увы! Поганка был то ли выдержанный, то ли надменный, но он смолчал и ушёл к своим. Тара хмыкнула и разочаровано отвернулась, полностью потеряв интерес, сосредотачиваясь на том, зачем сюда пришла. Благо скоро трактирщик таки освободился а отряд Ходячих Солнышек убрался к Белиару, что не могло не радовать всех присутствующих. Пиратка опустошила кружку и постучала ею по стойке, требуя добавки.

- Какие го-ости важные сегодня! - Хмыкнула она хозяину. - Часто у вас тут такое? Что вообще нового в мире делается? - Беззаботно начала она разговор, закидывая пробную удочку.

По городу пираты прошлялись до вечера, расспрашивая, разглядывая и просто шатаясь. Задавали вопросы, как им казалось, очень аккуратно, слушали про местных умельцев, про экспорт, про ценные товары Лавии, про рыбную ловлю, и, коль уж случайно заходил разговор - про добычу жемчуга тут, неподалёку. Разумеется, всё было не так просто, имелась охрана и контроль, но они выяснили место, а это было именно то, что нужно. Тара вернулась на корабль, доложила капитану, забрала чакры - на всякий случай, - и вновь сошла на берег в сгущающихся сумерках. Группа собралась на окраине города и, под прикрытием леса, выдвинулась к нужному мысу.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/434434.jpg

Позже той ночью

Тихая тропическая ночь окутала юг Мистериума. Тихо плескалось море, с жадностью набрасываясь на берег и отступая раз за разам, тихо шелестели травы, отдыхая от палящего солнца, тихо крались пираты в безлунной мгле, едва позвякивая оружием. Группа собиралась организовать себе укрытие так, чтобы можно было днем понаблюдать за процессом ловли, посчитать охрану и подметить пути. Чтобы набег был точным и выверенным. Свидетелей не останется, и местные власти не рискнут закрыть доступ в порт вообще всем - это слишком невыгодно.

10

Навязчивое чувство не отпускало Люциана, он как будто бы понимал, что эта история не может закончится так просто. Поэтому он и поспешил поделиться своими догадками и открытиями с капитаном. После неудачной погони архоны были немножко раздражены, никому не хотелось возвращаться обратно в Эден с пустыми руками и невыполненными обязательствами. А потому к подозрениям молодого нептулара отнеслись в этот раз более серьёзно, чем могли бы в любой другой. Решено было проследить за этой подозрительной девушкой. И следить, конечно же, вызвался сам Люциан. Будучи магом воздуха, он без труда занял стратегическую позицию на крышах домов, и следовал за Тарой по пятам, недосягаемый для обычного взгляда случайных прохожих. Он потерял её след в порту, а когда вышел на него вновь, то подозрения только укрепились - девушка была в компании людей со слишком уж тёмными аурами, прямо как у неё самой. А некоторые даже темнее. Поэтому когда пираты всё-таки рискнули отправиться на ночную вылазку, архоны уже были обо всём в курсе. Небольшой отряд, во главе с капитаном, преследовал их неотступно, на некотором отдалении, чтобы не раскрывать своего присутствия раньше времени. Люциан отслеживал перемещения противников при помощи своих заклинаний. Конечно же, никто из архонов не светился как новогодняя ёлка, даже их одежда была представлена в виде тёмно-синих камзолов и плащей, обеспечивающих достаточную маскировку в тёмное время суток. Прежде чем отдавать сигнал к атаке, оставалась лишь самая малость - укрепиться в своих подозрениях. И надеяться, что для жертв пиратов ещё не будет слишком поздно...

Отредактировано Люциан (2021-04-12 15:30:46)

11

Добираться пришлось какое-то время, быстро идти в темноте было невозможно, а зажигать факелы они не рисковали. Да, на мысу не должно было никого быть, ловцы жемчуга и охрана приходили утром и днём уходили в город, но вдруг кому-то было лень возвращаться домой? А их не должны были заметить и поднять тревогу, потому и не хотелось сейчас убивать случайных свидетелей - это неизбежно привлечёт внимание и порушит всю операцию. Потому небольшая группа двигалась тихо и, добравшись до нужного места, какое-то время потратила на выбор подходящих лёжек. Чтобы было видно всю бухту, чтобы можно было организовать надёжное укрытие, а лучше два, и с относительным комфортом (то есть, по возможности, скрючившись не в три погибели, а всего лишь в две) пролежать там весь день. Два человека помогли соорудить укрытия и отправились назад к городу, пока оставшиеся устраивались внутри лёжек. Той же дорогой, которой пришли. Оставляя за собой невидимых обычному глазу людей, явно засевших в засаде ради шпионажа или ещё чего похуже.

Отредактировано Тара (2021-04-12 13:30:13)

12

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2825/263947.jpg
Капитан: - Довольно! Взять их! - в ночной тишине раздался грубый окрик, и меч вышел из ножен со звоном, подобным грому среди ясного неба. Команда была отдана, и отряд вооружённых архонов вывалил из кустов, набрасываясь на пару несчастных, ничего не подозревающих пиратов, которые надеялись уже было провести остаток ночи в какой-нибудь таверне, в обнимку с тамошними прелестницами. По-хорошему, светоносным поборником всего доброго и прекрасного надо было бы взять кого-нибудь в плен, чтобы выведать побольше информации, но что-то сразу пошло наперекосяк. Пираты с перепугу похватали оружие, и первого из них насадил на меч капитан лично, подавая тем самым не очень выгодный пример всему личному составу. Вот-вот грозила развернуться самая настоящая бойня. Засада была полностью компрометирована! Среди разгорающегося хаоса и суматохи, криков и лязга оружия Тара заметила  своего недавнего знакомого. Облик его, как и поведение, разительно отличались от того, что она видела раньше. Катана была извлечена из ножен, а во взгляде, немного диком и пронзительном, читалась холодная решимость. Из скромного и косноязычного неженки Люциан превращался в настоящего архонского карателя! Хотя никаким карателем он, конечно же, не был. Убийства не прельщали его, однако праведный гнев направлял его клинок, сражая одного головореза за другим. Он был настоящим архоном и не давал подонкам спуску. И так до тех пор, пока не пересёкся взглядом с ней. Что-то выбило его из колеи от одной мысли о том, что ему, возможно, придётся зарубить ещё и её.

13

Тара уже почти свила себе уютное гнёздышко, едва шебуршась под укрытием из веток и листьев, когда в ночной тишине, разбавляемой лишь шелестом прибоя, прозвучала команда, а следом - звон оружия и крики. Пираты отреагировали сразу же - повыскакивали из укрытий, на ходу вынимая оружие и бросаясь вперёд. Не колебался ни один. Они никогда не колебались, именно этим пираты и вселяли страх в сердца людей и не-людей, вот только... Вот только сейчас это им не поможет - это стало ясно в первую же секунду, как они разглядели вооружённых до зубов солдат. Любые другие могли бы сдаться, в надежде сохранить жизнь, но мало какой представитель берегового братства сложит оружие, прекрасно понимая, что рассчитывать они могут лишь на отсрочку приговора. Никто не милует пиратов. Потому они бесстрашно ринулись в атаку, оглашая лес яростными воплями - теми, которых до ужаса боится любой торговец. Это были далеко не самые слабые воины "Красавицы", но был ли у них шанс? Посмотрим, - с мрачным азартом подумала Тара, без колебаний отправляя в полёт две чакры одну за одной, в другой руке уже держа саблю и бегом идя на сближение с врагом.  Увидев Поганку, не медлила ни единого удара сердца - метнув чакру, метя в горло, ринулась следом. Выживает сильнейший. Таков закон жизни. А сейчас архон растерял где-то всю свою нерешительность, будто став воплощением мести господней, что разит зло без сомнений и колебаний.

14

Он успел заметить, как нечто блеснуло во тьме, со свистом рассекая воздух, приближаясь к его лицу и не суля при встрече с ним ничего хорошего! К счастью, Люциан уже находился во всеоружии, его движения были значительно ускорены магией, а потому он успел увести голову с траектории полёта снаряда, потеряв лишь пару отсечённых локонов. Решив, что шутки кончились, он продемонстрировал и свои козыри - ближайший к нему пират оказался сражён несколькими молниями, безжалостно выпущенными прямо в упор, одна за другой. В фехтовании архон может быть и не был столь силён, но зато был искусным боевым магом и умел удивлять противников нестандартными фокусами. Как бы то ни было, пираты были сильны. Противостояние ожесточалось, и никто уже не вспоминал о том, что изначально они собирались брать пленных. Несколько светоносных были ранены. Один упал на песок, истекая кровью. Капитан рычал, яростно выплёвывая приказы и рубил, не разбирая преград. Наконец, перевес окончательно утвердился а архонами. Люциан воспользовался передышкой и огляделся. Вокруг ещё звенели клинки, но прямо перед ним находилась только Тара, схлестнувшаяся с кем-то из членов его команды. Из этого противостояния она вышла победительницей, ранив и сбив своего противника с ног. Это был именно тот момент, когда Люциан обязан был вмешаться, чтобы не допустить гибели сородича. Ярчайшие всполохи ветви молний, ускоренной до мгновения разрывом пределов, уже формировались в его руке, пальцы были хищно устремлены прямо в лицо девушке. А затем... Вспышка. Тара могла не заметить, как в последний миг Люциан резко дёрнул руку в сторону, уводя большую часть разрушительной силы прочь от неё, рискуя задеть других бойцов, в том числе и своих. Но что-то всё-таки заставило его так поступить. По какой-то причине он не готов был лишать её жизни. Хотя ей о том могло быть и не ведомо.

15

Свалка внезапного боя, тело мгновенно приведено в состояние полной боевой готовности, сердце, привыкшее к такому, бьётся размеренно, позволяя не терять голову, но ускоряя реакцию. Жизнь. Во всей своей красоте и ужасе. Тара рубила без раздумий, призывая всё своё умение, используя для отражения вражеского клинка ещё и чакру, но... но у неё не было шанса. Ни у кого из них. Ни единого. Она поняла это в первые мгновения, когда искры, высеченные скрестившимися клинками, рассыпались в ночной мгле. Тренированные солдаты не уступали пиратам ни в решимости, ни в ярости, а, когда эти параметры одинаковы, побеждает всё-таки тот, кто сильнее. Это не значило, что стоило сдаваться, нет! Это лишь значило усмешку, адресованную Судьбе, что таки их поимела, и более яростные атаки. Больше, больше! Вспышка молнии едва не отвлекла от блока, и осознание, пришедшее сейчас, было уже бесполезно. Маг, раздери его Белиар! Проклятый маг! Клинок находит плоть, легко рассекая её, пинок отправляет врага на землю, давая лишь долю мгновения, чтобы сменить цель. Она хотела убить Поганку - но её отвлекли, видимо, специально, чтобы сберечь его. Проклятье! Но Тара никогда не отступала. Несмотря на пересечение взглядов - зелёного, сливающегося с ночной зеленью, и белёсого, как бликующий клинок. Несмотря на искрящиеся молнии. Она успеет. Последняя чакра должна была сорваться в полёт, должна была таки оборвать его жизнь, но... пиратка до конца не поняла, что случилось. Вспышка ослепила, и одновременно с ней пришла боль, будто миллион иголок воткнули сначала в плечо, а потом и во всё остальное тело, в каждую жилу, в каждую мышцу, в каждый миллиметр кожи, раздирая их до мяса, оставляя окровавленные дорожки, прожёгшие плоть насквозь. Или ей только так казалось? Тара попыталась закричать, но из горла вырвался лишь хрип, тело дёрнулось и чакра выпала из пальцев, глухо ударившись о траву, а следом рухнула пиратка, почему-то потеряв контроль над телом.

16

Люциан скривил губу, глядя, как падает наземь тело пиратки. Всё-таки не получилось понежнее. Неужели он единственным был из всей команды, кто ещё помнил, зачем всё затевалось? Они же сюда не просто так размяться перед сном пришли! Один из сородичей, ожесточённый скоротечной схваткой, уже приближался к Таре, чтобы её добить. Но Люциан преградил ему дорогу катаной.
- Она не может сопротивляться, - проговорил он медленно, но твёрдо и достаточно непреклонно. Действительно, тело пиратки было парализовано сильнейшими разрядами, поэтому она как нельзя лучше подходила на роль потенциальной пленницы светоносных. Тем более, что большая часть её отряда к этому моменту либо уже была мертва, либо истекала кровью, предвкушая последние мгновения своей жизни. Благо, капитана удалось образумить. Им нужен был информатор, а не очередной труп. Девушку связали и поволокли на корабль.

* * *

«Крыло Света» стояло на якоре, в противоположном конце порта от корабля Тары. Наверное, досадно было осознавать, что спасение было настолько близко, но настолько же и несбыточно. Ведь на её корабле, возможно, даже и не узнали о случившемся. А случившееся лично с ней - только начиналось. Её притащили в специальную комнату для допросов. Здесь было всё необходимое оборудование для того, чтобы выведывать у тёмных магов все их грязные секреты. А капитан в этом деле весьма поднаторел.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2825/37491.jpg
Капитан: - Название корабля! - требовательно орал ей прямо в лицо, намереваясь выведать вообще абсолютно всё про неё и её команду. Не дожидаясь ответа, мужчина тут же отвесил ей смачную оплеуху по лицу, с целью ясно дать понять, кто здесь хозяин положения.
- Говори, живо! - его лицо было так близко, что он практически щекотал её подбородок своей бородой, - Что ты знаешь о капитане «Солёной чайки»? Отвечай! - Тара не знала даже, идёт ли речь о каком-то конкретном человеке со странным прозвищем, либо о названии корабля. Она не могла дать таких ответов, которые от неё требовались, и которые могли бы облегчить её участь. Она стояла у стены, руки её были подняты высоко над головой, связаны между собой толстой, ворсистой верёвкой и привязаны к металлическому кольцу, практически под потолком. Не пошевелиться. Ноги тоже были связаны между собой, но оставались свободны - можно попробовать пинаться, с целью усугубить своё положение многократно. Раны и ожоги её никто не обрабатывал, поэтому болели они просто зверски. Помимо неё и капитана в комнате находился только Люциан. Наблюдал за процессом с некоторым отвращением. Комната была совсем маленькая, освещена плохо, но всё же Тара заметила рядом табуретку, на которой лежало полотенце, а на нём некоторые острые штуковины и щипцы.

Отредактировано Люциан (2021-04-12 18:27:35)

17

Агония полубессознательного состояния растянулась надолго - она даже не знала, на сколько. Она то теряла сознание, когда кто-то небрежно и грубо касался ожогов, то приходила в себя, не в состоянии понять, где находится. Мир качался и вспыхивал - кажется, её куда-то тащили, куда-то кидали, куда-то... вешали? Всё наконец-то перестало дрожать и дёргаться, и Тара получила возможность разлепить глаза и сфокусировать взгляд - настолько, насколько это возможно, когда по телу прокатываются волны боли с каждым ударом сердца. Лёгкая качка, оказавшаяся знакомым движением стоящего у причала судна, а не следствием схватки, подсказала пиратке, где она находится, а физиономия мужика, занимавшего практически всё поле зрения вкупе с осознанием, что она болтается, как висельник на рее, позволили сделать предположение, что светозадые ублюдки уволокли её к себе на корабль.

Белиарово копыто... От удара голова мотнулась в сторону, давно растрепавшиеся волосы мазнули по лицу. Тара потрогала языком разбитую губу. Осклабилась.

- Название корабля!

- Ну-у, допустим... "Медуза". Отличное название... когда у меня будет... свой корабль... назову так... - Говорить было тяжело, но больно ей было не впервой. Разумеется, такой боли она раньше не испытывала, но натура вынуждала держаться и хамить до последнего, несмотря на "арсенал", который она не могла не заметить. Всё равно больше ничего не оставалось, ведь сдаваться она просто не умела. К тому же... какой вопрос - такой ответ.

- Что ты знаешь о капитане «Солёной чайки»? Отвечай!

- У него... явно отвратительная фантазия... Почему не копчёной?

18

Дыхание капитана стало более натужным, а в уголках глаз раскраснелась сетка капилляров. Кажется, он совсем не был доволен такими ответами, и уже заносил руку для следующего удара. И совершил его! Никакого спасения в самый последний момент не случилось. Он ударил её по лицу, уже с другой стороны. А потом приложил коленом в живот, чтобы как следует подумала о своём поведении. Сам же он тем временем прошёлся к разложенным инструментам, любовно поглаживая нечто, похожее на скальпель. В этот момент, когда мужчина отошёл, Тара могла бы увидеть Люциана, закрывающего своей спиной единственный выход из этого помещения. Конечно, если бы сумела разогнуться. Архон стоял по стойке смирно, заложив руки себе за спину. Лицо его практически ничего не выражало, он был не того ранга, чтобы оспаривать действия и методы руководства. Но всё же во взгляде, которым он украдкой наблюдал за пираткой, была заметна какая-то боль. Как будто соринка попала или типа того. Вот такая боль.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2825/37491.jpg
Капитан: - Ты думаешь, я с тобой собираюсь шутки шутить? - угрожающе пробасил мужчина, возвращаясь к Таре с новеньким, блестящим инструментом - недавним пополнением в коллекции. Это было странного вида приспособление, выглядящее как две столовые ложи, развёрнутые друг к другу и соединённые между собой винтами.
- Знаешь, почему в море так много одноглазых пиратов? - прошипел он ей прямо на ухо и позволил жуткой улыбке покрасоваться на своих губах. Инструмент был приставлен к её левой глазнице, а капитан взялся за винт, готовый начать его закручивать. Тара понимала, что если эти ложки вонзятся ей в глаз, то отдирать его будут целиком.

19

Она понимала, что не выйдет отсюда живой, понимала, что умрёт в мучениях и был лишь один вопрос - то, сколько она сможет выдержать. Спортивным интересом это назвать было сложно, но такое отношение помогало немножечко лучше, чем голая бравада. Тара точно знала, что некоторые люди были способны несколько дней провисеть на дыбе и так ничего и не сказать, но даже её уровень самоуверенности тут несколько шатался. Так сколько? Проблема была ещё и в том, что она понятия не имела, что у неё спрашивали. Новый удар хлестнул по лицу - теперь оно, хотя бы, горело симметрично... А вот от удара в живот было бы очень хорошо рухнуть на палубу и сжаться в комочек, но её предусмотрительно подвесили так, что сделать это было невозможно. Какое-то время Тара хватала ртом воздух, не в силах даже втянуть его в лёгкие и разглядывая ботинки своих сапог. Краем глаза увидела кого-то ещё, но к тому времени, когда смогла поднять голову, в поле зрения опять было главное действующее лицо. Выбранный "инструмент" она "оценила" - к калёному железу можно было отнестись более спокойно, но вот лишаться глаз пиратка категорически не хотела. Не то, чтобы её кто-то спрашивал, разумеется... Но нужно было что-то придумать.

- Я думаю... что ты хочешь задавать... максимально... неконкретные вопросы... - прохрипела она, упираясь затылком в стену. - Потому что... не ответы... тебе нужны... а моя боль... Святой... последователь... Люммина, - через силу усмехнулась Тара, пристально глядя ему в глаза.

20

По всей видимости, капитан считал, что вопросы его были вполне конкретны. Потому как её ответом он снова не удовлетворился, и уже заносил руку для очередного удара, на этот раз прямо кулаком и прямо по зубам.
- Капитан! - вмешался Люциан в тот момент, когда удар уже должен был быть нанесён. Кулак остановился в воздухе, и капитан обернулся, - Прошу вас, позвольте мне с ней поговорить.
Как ни странно, молчаливое позволение было получено. Капитан диким взглядом окинул девушку с головы до ног, а потом сплюнул под них. Он отошёл в сторону, предоставляя своему подчинённому возможность задать пару вопросов. А сам же капитан тем временем вернулся к инструментам. Видимо, решил, что продемонстрированный агрегат недостаточно сильно впечатлил пленницу, а потому сейчас выбирал между просто острым, и очень острым.
- Пожалуйста, не нужно упорствовать, - обратился Люциан к Таре, склоняясь вниз, чтобы заглянуть ей в глаза, - Эта информация не заслуживает того, на что ты себя обрекаешь. В этом нет никакого позора или бесчестья. Подумай о том, что таким образом, твоими руками может восстановиться справедливость... - похоже такая опция, что девушка всё-таки вообще могла ничего и не знать - не рассматривалась.

21

Тара не отвела взгляда и не отвернулась, собираясь принять удар прямо, как подтверждение своей правоты - но его оборвали. Только когда мужик таки отступил в сторону, пиратка смогла разглядеть зрителя, и губы невольно сложились в усмешку, больше походящую на гримасу из-за расцветающих синяков и кровавых подтёков.

- Пога-аночка, - протянула она, морщась - живот всё ещё болел, но, хотя бы, частично вернулась способность нормально разговаривать. Да и в сравнении с тем, как адски горело плечо, это был пустяк. Вообще сложно было сосредоточиться на чём-то одном: болели ожоги, ныл живот, горело лицо, немели руки - выбирай, что больше нравится! На его слова она закатила глаза. - О-о нет, проповеди, лучше просто убей меня! Ладно-ладно, шучу, - Тара оборвала сама себя. Разумеется, менять Поганку, который может быть будет её бить на того, кто будет делать это точно, не хотелось. Пиратка осторожно упёрлась затылком в стену, насмешливо глядя ему в глаза, пускай это и было непросто. - Да что б я знала, какая информация, мать твою за ногу через рей да под килем! Какая справедливость, какой корабль, какая "Чайка"? Это у вас развлечение такое? Хватаете людей, ломаете им пальцы и собираете самые оригинальные ответы на спонтанные вопросы?

22

Его губы дрогнули, опасливое осознание промелькнуло в голове. Девушка говорила всё ещё не то, что следовало. Тем не мене она говорила. И говорила даже больше, чем наедине с капитаном. А потому Люциан вновь обернулся к нему:
- Капитан, я думаю, мне удастся её разговорить. Дайте мне немного времени с ней наедине, и я вернусь к вам с результатом, - достаточно самоуверенное заявление, на что мужчина откровенно хмыкнул. Однако терять было совершенно нечего, а Люциан был на хорошем счету, поэтому капитан махнул рукой и пошёл прочь из комнаты.
- Только не напачкайте здесь сильно, - напутствовал он напоследок, прежде чем захлопнуть за собой дверь. Шаги его удалялись прочь.
Люциан закрыл глаза и медленно вздохнул, возвращая себе самообладание. Искоса глянув на пленницу, он покачал головой и направился к инструментам. Его изящные пальцы плавно подхватили большой скальпель и покрутили его во все стороны. Взгляд был придирчивым и немного исполненным отвращения. Но он всё-таки двинулся к Таре уже с этим новым инструментом в руках.
- Не сопротивляйся, - проговорил он тихо, голосом почти без эмоций. Взгляд его был совершенно тусклый, бесцветный и невыразительный. Но какой-то пугающе целеустремлённый.

23

Что она могла? Кроме как подрыгать ногами, поплеваться и посквернословить? Разве что смотреть, слушать, подмечать и анализировать - вот только ресурсов затуманенного болью сознания на это почти не хватало. Почему он весь такой болезненный? Скорбный. Но его ценят. Доверяют. Только потому, что владеет магией? Вряд ли, это же архоны, у них дисциплина и прочая дрянь. Значит, тому есть иные основания. Какая от этого может быть польза? Ровным счётом никакой. Проводив взглядом капитана, Тара открыла было рот для насмешек, но, когда Поганка отправился к инструментам, которые только-только оставили в покое, промолчала, елозя языком по разбитым губам. Когда же он вернулся со скальпелем, пиратка поняла, что капитан собирался резать её и избивать смачно и со вкусом, а этот будет делать это методично и хладнокровно, потому что так надо. И, пожалуй, она бы предпочла капитана.

- О-о, неужели. Не сопротивляйся. Будто я могу. Кто вас учил вести допросы? Или я таки права и это у вас развлечение людей на куски резать, когда никто не видит, дабы мир не усомнился в святости вашего воинства? - Со всем ядом трепала она языком, понимая, что вряд ли сможет закончить тираду. Молчаливый маньяк с равнодушным взглядом вряд ли обратит на это внимание и вопрос был лишь, откуда он предпочтёт начать. Бравада была видна. Понятная, в общем-то, в такой ситуации. Но поддерживать её было всё сложнее, потому что этот архон в своей бесцветности был намного более пугающий, чем понятный в своей ярости капитан. Тару было так просто не запугать, но... она ощущала беспокойство. Потому что не понимала таких эмоций - вернее, их отсутствия.

24

Тара была совершенно права в своих предположениях. Люциан действительно ничего не ответил на её браваду. Он остановился совсем близко от неё и поднял скальпель. На мгновение он промедлил, как будто всё ещё сомневался в необходимости того, что делает. Но сомнения эти были мимолётны. Напоследок он окинул девушку с головы до ног безэмоциональным, но всё-таки малость неодобрительным взглядом. И вонзил скальпель прямо в её верёвки, что стягивали руки над головой. Несколько сильных режущих движений, и вот нить оборвалась, путы опали срезанными шмотками, и руки её отныне были свободны. После этого Люциан отступил на шаг назад, словно бы опасаясь, что она может наброситься на него тут же. Однако если этого не произошло, то он осторожно присел на корточки и точно так же освободил бы её ноги, продолжая сопровождать свои действия странным взглядом, теперь уже снизу-вверх. Изучал её как будто, или скорее приценивался даже. Приценивался к тому, достаточно ли дорого оценил собственный риск, чтобы спасти такую неблагодарную, блохастую, пиратскую шкуру.

25

Немногие могли вот так её игнорировать. Очень немногие. С Поганки же слова слетали, как с чайки вода - по крайней мере сейчас, и могло даже показаться, что там, на берегу, в таверне, был кто-то другой. Смирение со смертью было важной частью жизни пирата, и, пускай смирение с болью носит несколько иной характер, но, всё-таки, относится к смежной области. А раз это было неизбежно, нужно было смириться. Расслабиться, поняв, что оно неизбежно и ощутить, как уходит страх, пускай на время. Вот только архон сделал то, чего пиратка совершенно не ожидала - когда она решила, что он будет отрезать ей пальцы (хотя зачем, если проще сломать, она сама так делала), Поганка, почему-то разрезал не плоть, а верёвки. Провеси она чуть дольше, вряд ли смогла бы удержаться на ногах, но относительно небольшой отрезок времени и стена за спиной позволили не рухнуть на палубу, пускай Тару и сильно перекосило. Она даже не смогла сдержать стона, когда руки безвольно упали вниз, что вызвало такую волную боли, что пиратка чуть не потеряла сознание. Нет, она не стала кидаться на архона. Пускай в замкнутом помещении у неё, скорей всего, было преимущество, но он таки не стал бы делать то, что сделал, не имея козырей в рукаве, в этом Тара была уверена. Она с трудом удерживалась на ногах, обхватив одной рукой плечо другой, с новой вспышкой насмешки, за которой она безуспешно пыталась спрятать боль, глядя на белобрысого.

- О, так ты у нас добрый палач. Что же ты будешь мне предлагать в ответ на всё ещё незаданные вопросы?

26

Люциан поднялся на ноги, не сводя напряжённого взгляда с пленницы. Что было сделано - того уже не воротишь, а потому терять времени больше было нельзя. Набрав полную грудь воздуха, архон медленно выдохнул, призывая все благие силы этого мира на помощь, чтобы не потерять самообладание в такой ответственный момент.
- Я предлагаю тебе свободу, - наконец, ответил он, - Я думал, что поступаю правильно. Но я не могу смотреть на то, что происходит, - какая ирония была во всём происходящем. Ещё этим утром он предлагал ей исповедаться, а теперь сам изливал свою душу перед ней. Притом что в первом, что во втором случае, делал это совершенно не спросив её на то разрешения или пожеланий об участии в этом процессе. Действительно, странный фрукт.
- Ты можешь плыть? - спросил таким тоном, словно это не он несколькими часами ранее исполосовал всё её тело молниями. На самом же деле, Люциан чувствовал свою вину за всё происходящее. Вину и сомнения. Сомнения вообще были огромной составляющей его личности, а потому он часто метался, менял решения, действовал непоследовательно или глупо. Так, по крайней мере, могло казаться со стороны. Но стоило ему действительно принять решение, как от него он уже не отступался. И это решение, решение о том, чтобы освободить девушку, которая в большей степени из-за него же и оказалась в такой безвыходной ситуации, было одним из них.

27

Таре показалось, что от боли у неё помутился рассудок, почему иначе она сейчас слышала то, что слышала? Архон? Предлагал свободу? Что, бушприт ему в глотку? Пиратка даже не сразу нашлась, что ответить, а такое с ней было очень нечасто. Тара стояла, привалившись к стене, не падая только из-за этой опоры и смотрела на белобрысого, позабыв ухмыляться.

- Ты... что? - Тупо спросила она - больше, чтобы собраться с мыслями. Мысли собираться не хотели. Но воля к жизни творит чудеса, а всякие моральные вопросы типа как, почему, зачем, а что он скажет капитану, а как он всё это объяснит, а что по нему не скажешь, что не может - были не в духе пиратки. Наиболее удобоваримое объяснение - он хотел её выследить до корабля, но тут, разумеется, стоило воспользоваться шансом, чтобы сбежать. Не то, чтобы Тара была уверена в том, что сможет сейчас плыть, но шанс утонуть это лучше, чем гарантированно умереть здесь. Она хмыкнула, прикидывая маршрут и возможные лёжки, глядя на архона крайне подозрительно и явно считая, что у него есть некий коварный план. - Рискну.

28

- Хорошо, - кивнул он, удовлетворившись. План, само собой, был рискованным, причём для каждого из них. Но только подобный риск и мог принести спасение из безвыходной ситуации, в которую они сами себя загнали.
- Жди здесь, - добавил он, удаляясь к двери. Под этой дверью он сперва прислушался, а затем осторожно её приоткрыл. Путь был свободен, военные были свято уверены, что ситуация под контролем, а потому эту палубу особо не охраняли. А чего им вообще опасаться на боевом корабле Эдена, да ещё и в дружественном порту? Вот именно, что ничего. Ничего, разумеется, кроме предательства одного из своих... Которое виделось вероятностью настолько нереалистичной, что даже не рассматривалось. Ни у кого даже не возникало мысли, что такое возможно. Так, по крайней мере, будет до сего дня. До этой ночи, которая, возможно, всё-таки бросит на Люциана тень смутных подозрений, которые проявятся лишь спустя много лет, в аналогичной ситуации, когда лимит доверия он исчерпает уже окончательно. Но пока же он ещё был. И как с ним распорядиться - архон уже решил.
- Как выйдешь отсюда, повернёшь налево, а дальше прямо на палубу. Охраны почти нет. Ну и... Остаётся надеяться на удачу, - выложил всё как есть, без утайки, ведь большим он ей помочь всё равно не мог, - А теперь... - он замялся немного, но понимал, что это должно произойти неизбежно, - Ударь меня как следует, - сказал на одном дыхании, но торопливо добавил, - Только!.. Осторожно... - если он хотел, чтобы всё прошло без подозрений, то и легенду следовало продумать соответствующую, - Будет мне уроком.

29

Пускай она совершенно не понимала мотивов этого чудика, но сейчас нужно было сосредоточиться на пока что призрачном шансе на спасение. Отбросить сомнения, размять затёкшее тело, которое отказывалось нормально двигаться, сжать зубы и не думать о том, как она будет пытаться не утонуть, когда одна рука не функционирует почти полностью. Когда архон отвернулся, Тара быстро сделала несколько шагов вперёд, оценивая работоспособность тела, но главное - она подошла к табуретке и села на неё, предварительно сгребя все инструменты и опустив их на пол. Если рвануть прям так, будет слишком много грохота от разлетевшегося металла... Но архон, кажется, действительно собирался её отпустить? Как бы ни сомневалась пиратка в его мотивах, она не терзалась сомнениями и догадками. Когда же Поганка сказал его ударить, то и вовсе усмехнулась уголком рта. Насмешливо. Удовлетворительно. Довольно. Как сытый питон.

- Как скажешь, - протянула Тара, подымаясь - и джебом выбросила кулак ему в лицо. Не сдерживаясь, благо рабочая рука была более-менее в нормальном состоянии, хотя её всё равно пронзило болью от волны напряжения, прокатившейся по телу. Зашипев сквозь зубы она в ту долю секунды, что архон созерцал звёздочки, подхватила табуретку и со всего размаха обрушила ему на голову, рассчитывая, что он не успеет среагировать, раз уж решил подставиться под удар, а грохот - ну, допрос дело не тихое... Она хотела именно оглушить его, чтобы дать себе больше времени, и лишь после этого тихо, насколько это было возможно, выбраться с корабля, прикрыв за собой дверь, спуститься к воде и, желательно, не рухнуть. А там уже, кое-как загребая одной рукой, добраться до берега, пробираясь под переплетением мостков.

30

План Люциана сработал как нельзя лучше. Пожалуй, даже лучше, чем он сам рассчитывал. Только он озвучил своё предложение, как кулак уже летел ему в лицо! А смог бы он среагировать, даже если бы не был готов так добропорядочно понести наказание за собственные грехи? Вопрос, пожалуй, так и останется открытым. Как и останется открытым от удивления рот архона, покуда его обладатель летел на пол с высоты своего немаленького роста. А сверху ещё и табуретка. Замечательно! Такого свидания многострадальная голова архона просто не выдержала, переполнилась эмоциями и отключила своего пользователя от необходимости и дальше созерцать этот бренный и скорбный мир. Где-нибудь там, внутри, наедине с приятными сновидениями ему всяко будет уютнее, чем тут. Ну а Таре никто не мешал более осуществить свои коварные планы по побегу. Как оказалось, Люциан не врал. Охраны действительно было минимум, поэтому дерзкая пиратка сумела прокрасться на палубу и даже более-менее аккуратно спуститься по борту корабля в воду. Дальше всё зависело только от неё. И в этот раз, кажется, судьба ей улыбнулась.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Май 17078 г. Каталия, Лавия. Тара, Люциан


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно