FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Стартовал ФИНАЛ III ГЛАВЫ сюжета форума!

Введена в полноценный обиход система работы магических свитков!

Магия природы подверглась косметической переработке, направленной на актуализацию некоторых заклинаний (в основном, призывов) в водно-морской среде.

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Уважаемые игроки, обращаем ваше внимание, что плановый временной скачок отодвинут на несколько месяцев с Февраля до Июля 2022 года!

Стартовал литературный конкурс Вечность в одном мгновении! Спешите принять участие.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №6: 10 июля 17089 года, Торговая Лига. Лия, Ровена


№6: 10 июля 17089 года, Торговая Лига. Лия, Ровена

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

В то утро Ровена делала кое-какие покупки, необходимые для её работы. На улицах Торговой Лиги, как и всегда, было очень людно, и воскресительница торопилась возвратиться домой: летний день выдался крайне душным, а само пребывания среди такого количества людей не казалось ей приятным. Тем не менее, когда некромантка сделала всё необходимое и уже намеревалась направиться в сторону дома, на торговой площади ей встретился достаточно странный мужчина. Он подходил к некоторым прохожим, показывал тем какой-то рисунок и задавал вопросы: люди качали головой, пожимали плечами и уходили. Когда, впрочем, незнакомец задал свой вопрос Ровене и продемонстрировал ей свой рисунок, взгляд шаманки на несколько мгновений задержался на этом изображении. Это было похоже на какое-то клеймо, формой напоминающее чёрного дракона, и воскресительнице показалось, что она уже видела где-то нечто подобное, но не могла вспомнить наверняка. Незнакомец сказал, что он ищет людей, помеченных подобным знаком. Для того, кто поможет в поисках или же даст определённые подсказки, предполагалась высокая награда. Ровена спросила мужчину о том, что означает это клеймо и для чего его господину нужны люди, носящие его, но отвечал он уклончиво, уходя от конкретных ответов. Объяснил лишь, что такое клеймо - символ одной особенной семьи, и что господин заинтересован в том, чтобы встретиться с теми, кто к ней принадлежит. Некромантка долго глядела на рисунок, пытаясь понять, отчего он казался ей столь знакомым, и через несколько секунд воспоминание с трудом пришло к ней: Лия. Тогда, много лет назад, когда Ровена помогла беглянке отправиться в Мистерийскую Империю, и когда они ещё практически были детьми, воскресительница видела на плече целительницы точно такой же знак. У незнакомца в запасе было несколько подобных изображений, и Ровена попросила его одолжить ей одно, сославшись на то, что, возможно, знает одного человека, который мог бы заинтересовать его. Шаманка не стала давать никаких обещаний, сделав вид, что сомневается в правильности собственных воспоминаний: затея эта казалась ей крайне подозрительной. Несмотря на то, что сумма предлагалась большая, некромантка не могла силой привести Лию к незнакомцам, не зная толком, для чего им всё это было нужно. В конце концов, после событий, произошедших в Нордторге, Ровена была в долгу перед Лией. Она решила сообщить волшебнице об этом, пригласить её к себе и переговорить: возможно, сама целительница сможет пролить больше света на значение таинственного клейма. Возможно, она и добровольно согласится на эту сделку? Так или иначе, необходим был личный разговор. Деньги Ровене бы вовсе не помешали, но перед тем, как принять решение, следовало прояснить ситуацию.
Она послала Лие мысль-вестник, не объясняя ситуацию подробно: сказала лишь, что дело касается саму волшебницу лично, и что нужно переговорить с глазу на глаз. Местом встречи Ровена назначила одну достаточно известную магическую лавку в секторе Суаб: именно рядом с ней им следовало встретиться вечером десятого июля 17089 года. Некромантка посоветовала своей знакомой воспользоваться услугами мага Пустоты, однако та и сама наверняка догадывалась о подобной возможности для перемещения. Ровена ожидала её в назначенный час несмотря на то, что не получила никакой весточки в ответ и вовсе не была уверена в том, что Лия явится к ней. Причины могли быть совершенно разные: нехватка времени, невозможность достать и использовать Портал, нежелание отправляться так далеко без веской причины. Воскресительница решила, что подождёт свою знакомую около часа, после чего же отправится домой.

2

Лия всё больше и больше за время приключений с Сарой и Саймоном ощущала, что такая свобода как раз ей по душе. Постепенно шаманка чувствовала, что изучать фольклор занятно, а духи не такие уж и опасные, как ей казалось раньше. Мистерийская империя огромна, но её ребята из гильдии Солнечного Полумесяца, почти полностью обошли, когда в сознание Лелетеи ударила фраза. Мысли-вестники всё ещё были для неё редкостью, ведьму не так часто искали или хотели в чём-то задействовать, потому подобному обороту дела она была крайне удивлена.
- Саймон! - Шаманка вскочила с места как ошпаренная.
Заботливая Сара приложила указательный палец к губам и шикнула.
- Мы же в библиотеке, потише, - шёпотом напомнила она.
- А, да, точно, - Лия уселась, покачав головой, чтобы прийти в себя от звенящего голоса. - Так вот, подождите. Саймон, ты был в торговой Лиге?
Мальчик отрицательно мотнул голову.
- Да как-то не довелось... - он как-то несмело отказывал, одна из его отличительных черт.
После этих слов Лия поднялась со стула и прошла к библиотекарю, который подсказал, где находятся точные карты государств. Так что Лия вернулась уже с ними.
- Мне нужно через пару дней где-то часа в четыре оказаться вот тут, - она начала бегать взглядом по карте, пока не нашла тот самый район. Как раз времени было достаточно, чтобы успеть найтись в случае, если карта устарела.
Саймон устало закатил глаза. Шаманке-то хорошо было говорить, а он и в перьях из-за неё побегать успел, и в добровольную ссылку вместе с ней отправился, а теперь нужно ещё несколько дней изучать карты и высчитывать, где откроется портал! К счастью, Сара пришла на помощь подруге, с её поддержкой маг пустоты быстро поднял руки и согласился.
- И что, пойдёшь прямо так? Коситься не будут? - Сара с удивлением осмотрела привычный для империи наряд, в котором сидела Лии. - Другая культура, другие и костюмы.
Шаманка послушно кивнула, следуя за мыслями мага огня. В конечном итоге, чего она теряет?
За два часа до назначенного времени Лия Лелетея в платье, которые носили жительницы Торговой Лиги, но обязательно скрыв свои руки, смело шагнула в портал. Найти даже известный всем магазин было нелегко - спрашивать девушка явно не хотела дорогу, а тем более - вообще кому-то давать о себе знать. Она вечно оглядывалась и молилась богам, чтобы её никто не узнал. Ведь прошлое тут было не из самых радужных. Так что, когда девушка добралась до магической лавки, Ровена там уже стояла.
"Ну вот, теперь на товары не посмотреть!"
- Добрый вечер, - Лия махнула девушке рукой, пока подходила. - К чему такая таинственность? Если хотела увидеть моё лицо, могла бы просто предложить встретиться без всяких условий.
Она добродушно улыбнулась, вид у Лелетеи был задорный, она же толком не знает, из-за чего её позвали.

3

Народу вокруг было полно, и Ровена внимательно вглядывалась в толпу, не желая пропустить возможное появление целительницы. На самом деле, в глубине души некромантка даже и не надеялась на то, что Лия придёт на её зов: мысль-вестник, отправленная волшебнице, была коротка и, возможно, могла показаться девушке несколько подозрительной. Шаманка спрашивала себя, решилась бы она спонтанно отправиться куда бы то ни было по просьбе далекой знакомой, и знала лишь, что навряд ли стала бы это делать. Тем удивительнее стало для Ровены появление Лии в назначенном месте, в назначенное время, когда та махнула некромантке рукой в знак приветствия. Ровена даже как-то растерялась, но улыбнулась знакомой.
- Здравствуй. Я и не надеялась, что ты придёшь, - поприветствовала она Лию. - К сожалению, без этого никак не обошлось. Вопрос достаточно деликатный, и я не хотела излагать тебе все подробности при помощи вестника. Будет лучше, если мы поговорим у меня дома.
Воскресительница взглянула на волшебницу изучающе: словно пытаясь узнать в ней свою старую знакомую и отмечая, что могло измениться в ней за всё то время, что они не виделись. Последняя их встреча произошла в Кардосе осенью 17087 года, и с тех пор в жизни обеих поменялось многое. Были ли они прежними?
- Я живу здесь неподалеку, - пояснила Ровена, увлекая девушку за собой. Та, вероятно, помнила о том, где жила некромантка раньше: то место выглядело совершенно иначе, а сейчас же они находились в самом обыкновенном районе Торговой Лиги, не отличающимся особенным богатством. Тем не менее, давать какие-либо пояснения шаманка не спешила - до тех пор, пока Лия сама не спросит. Если ей, разумеется, это вообще было интересно. - Я рада, что ты здесь. Надеюсь, перемещение не доставило тебе больших трудностей.

Музыкальная тема

4

Первая же фраза, сказанная некроманткой, удивила Лию. Шаманка отмахнулась и с лёгкостью заметила:
- Как я могу не прийти, если меня позвали. Правда, сроки были слишком маленькие, увы, пришлось сильно сократить время на сборы, - она хмыкнула и жестом показала, что стоит выдвигаться. - Уж не знаю, зачем я понадобилась, но, я надеюсь, никакой трагедии не случилось? А то тон у тебя такой, словно мир рухнул.
Несмотря на слова, которые несли больше негативный окрас, настроение у Лелетеи было очень даже хорошее, она легко перекатывалась с пятки на носок во время ходьбы, подпрыгивая на каждом шаге. Уж больно необычно было ходить в подобных одеяниях, а потому и интереснее. Конечно, шаманка бросала обеспокоенные взгляды в толпу, опасаясь тех, кто мог бы её узнать, но шаль на макушке служила некоторой защитой.
Путь до поместья Лия не помнила, но она и не знала правил этого места. Ровена не была рабыней, она не была вещью своего хозяина, тогда почему бы им было запрещено создавать семьи и жить в других домах, а не во дворце? Такие тонкости были непонятны шаманке.
- В следующий раз, я предложу высылать с мыслью-вестником монеты на корабль, - пошутила Лелетея.
Хоть у девушки на шее под волосами была татуировка, которая кричала о причастности к магической гильдии, но афишировать Восточный Цветок этого не хотела - уж лучше пусть недооценивают, Саймон не всегда будет рядом, чтобы в нужный момент открыть портал.
- Но ничего, ничего. Ты сама как поживаешь? Или это тоже нужно узнать в самом доме?

Отредактировано Лия (2021-04-21 23:03:07)

5

- Трагедия? Нет, никакой трагедии, - рассмеялась Ровена, отвечая на реплику целительницы. Дело это было хоть и достаточно туманное, однако некромантка не видела в этом чего-то глобального: ей лишь хотелось выяснить, что означает это клеймо, и желает ли Лия встретиться с тем человеком, что искал её. Воскресительница надеялась, что они обе сумеют найти в этой ситуации пользу для себя, но пока что она не имела и малейшего представления о том, какую историю расскажет ей волшебница, какое объяснение будет у этого всего. Человек, которого Ровена встретила на площади, объяснил ей, как найти его повторно, так что организовать встречу Лии и загадочного незнакомца не составило бы труда.
- Много времени прошло. Многое меняется. Иногда не в лучшую сторону. Хотя... это зависит от того, как посмотреть, - сказала шаманка задумчиво, когда Лия спросила её о том, как идут её дела. И действительно: за эти полтора года жизнь Ровены поменялась настолько радикально, что она не смогла бы поведать в коротком разговоре обо всех изменениях. Тем не менее, она попыталась объясниться. - Я больше не работаю на Арона Хвади, моего бывшего покровителя. Приходится жить самостоятельно... поначалу было нелегко, но сейчас всё налаживается. Думаю, так оно и к лучшему. Когда что-то теряешь, обязательно приобретаешь нечто новое.
Некромантка помедлила, бросив быстрый взгляд на свою спутницу. Затем же она продолжила говорить.
- А ты? Что происходит в твоей жизни?
Через некоторое время, проведенное в разговоре, они стали приближаться к какому-то дому, и Ровена стала торопливо искать ключи в своей сумке. Вероятно, именно в этом доме она и жила.

6

Ведьма согласно покивала на изречении, что после потери всегда находишь что-то новое - это было ей знакомо очень хорошо. Сейчас единственное место, куда она прибилась, Лия планирует в скором времени покинуть. Пока это только планы, но сколько раз уже шаманка теряла свой кров? Не в первой, но её совесть будет вопить, если она этого не сделает.
- А я присоединилась к гильдии, - улыбнулась девушка, взмахивая руками, как бы рисуя перед собой круг - нечто цельное. - Они все артисты. Я хотела выступать в театрах, во дворцах, а меня отправили на улицу. Моя маленькая труппа не особо сильно может разойтись, нас всего трое, но мы сплотились за эти годы. На улицах выступаем, а по вечерам я собираю фольклор - рассказы старушек и других артистов. В основном из этого и пишу сценарии для выступлений, мне нравится.
Лия развела руками уже в разные стороны, поглядывая на свой наряд - он был уж больно необычен для империи, но ходить в таком, что удивительно, не было непривычно.
- Даже этот наряд они мне помогли найти. Но очень скоро, я думаю, уйду из гильдии. Всё же роль артиста с большой дороги требует некоторой усидчивости, которой мне, увы, не хватает. Я же и декорации сломать могу, и пнуть кого не надо, так и помочь кому-то не тому. Злой ведьме, например, которая превращает людей в петухов и куриц...
Лия последнюю фразу пробубнила себе под нос без обидны, но с нахмуренными бровями. Может, она и правда что-то вспоминала, а может - просто придумала очередную байку - Ровена помнила, что с самой первой встречи Лия старалась рассказывать истории, а после это переросло в какие-то более цельные рассказы, как там, на озере. Потому очередная байка могла родиться внезапно. Тем более, ведьма усмехнулась и беззаботно отмахнулась от своих мыслей.
- Да ну, ведьмы какие-то. В общих чертах, уж больно у меня широкая душа и яркая фантазия для артиста. Представляешь? Уж даже не знаю, чем буду заниматься, когда брошу это всё. Может, начну гербарий собирать, или в лекари подамся? - Лия сложила руки за спиной и на каждом шагу старательно тянула носок, прогуливаясь. Она рассказывала так, словно это было совсем обычным делом - вновь и вновь менять себе род деятельности.
Когда Ровена начала искать ключ, Лелетея подняла глаза к крыше дома и присвистнула.
- Вот это дворец, - по сравнению с кибиткой даже самый маленький двухэтажный дом казался роскошным. - Мне кажется, это гораздо больше, чем твоя прошлая комната, в которой я была.

Отредактировано Лия (2021-04-22 20:57:45)

7

Ровена с интересом выслушала рассказ Лии. Такая жизнь была ей совсем незнакома, и подробностях собственной некромантка промолчала. В конце концов, что она должна была сказать целительнице? Что спустя много лет ей удалось встретить своего сумасшедшего предка, который пытался завладеть её телом и управлять ей, как марионеткой? Что вся её прежняя жизнь оказалась ложью, что она потеряла сразу две семьи - Хвади и свою собственную? Ей не хотелось омрачать Лию своей историей, и она лишь кивала с улыбкой, когда девушка рассказывала о том, чем занималась. В какой-то мере воскресительница завидовала ей, но, возможно, она попросту не знала, что Лие также могло приходиться нелегко. Тем не менее, её жизнь казалась Ровене более беззаботной, безопасной.
- На самом деле, в поместье было гораздо больше пространства, однако не все комнаты, к сожалению, принадлежали мне, - пошутила шаманка, отыскав, наконец, в своих вещах ключ и отпирая входную дверь. Изнутри дом был совершенно обычным, и девушки почти сразу же оказались в гостиной: здесь стояло множество различных книжных полок, два небольших стола, кресла и кушетка. На верхний этаж вела лестница, а на первом же этаже располагались ещё несколько комнат, в том числе и кухня. Была ещё одна дверь, ведущая в подвал, но эта была надёжно заперта.
- Проходи, - пригласила Ровена свою гостью внутрь. - Могу предложить тебе чай, если хочешь. Думаю, разговор будет долгим.
Некромантка вопросительно взглянула на Лию, ожидая её ответа. Быть может, та чай совершенно не любила? Как бы то ни было, Ровена сочла своим долгом предложить целительнице хоть что-нибудь. Тем временем где-то наверху послышались шаги, и вскоре вниз по лестнице спустился Филипп. Казалось, словно он вовсе не ожидал этого визита, несмотря на то, что ему было прекрасно известно об этом. Он взглянул на Лию с определённым удивлением, изучающе, как будто пытался вспомнить, как волшебница выглядела в прошлый раз, когда он видел её. Чародей сдержанно кивнул, поприветствовав её.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/1484/244805.jpg

Филипп Вандермир: - Лия... здравствуй, - сказал он, в то время как сама Ровена исчезла где-то на кухне, решив всё-таки определённо позаботиться о чае. Повисло неловкое молчание. Очевидно, он не знал, что следует говорить в этой ситуации, и в конце концов просто сделал вид, будто ищет что-то среди книг в гостиной. - Давно не виделись.

8

Когда зашли в дом, Лия остановилась в прихожей, с интересом наблюдая за некроманткой - снимать обувь или нет. Но, раз хозяйка дома сняла, то и Лия встала босиком на пол и пошевелила своими пальцами на ногах, расслабляя их. Всё же ходить босиком было гораздо приятнее, несмотря на долгие годы в обуви.
- Если разговор долгий, то тут не только чай нужен, но и сам ужин, - заметила Лелетея, провожая Ровену взглядом.
Появление Филиппа не было уж сильной неожиданностью, он почти каждую встречу был с некроманткой, как раб или преданный пёс. Что-то от раба девушка в нём подозревала, но, конечно, из-за отсутствия каких-то видимых знаков, предпочитала почать об этом. Тем более, что об истинных отношениях Восточный Цветок понятия не имела, но и знать была не должна. Лишь присматривалась к повадкам, к взглядам. Когда мужчина спустился, шаманка улыбнулась ему:
- Мне тоже так кажется. А разговаривали мы в последний раз лет десять назад? - она подняла руку на пару сантиметров выше своей головы, поставив ладонь горизонтально. - Кажется, ты был вот таким. Немного вырос за это время.
Лия не садилась, её старые привычки давали о себе знать - не садиться, пока не предложат, только неудобств это не вызывало. Она с интересом рассмотрела знакомого и поняла очень страшную вещь - а имя-то Лелетея его и не помнила! Что было тогда, когда та сбежала? Слишком много чувств и событий, чтобы запоминать. Внешность Ровены была слишком яркой, но даже имя спасительницы от стражи шаманка не сразу вспомнила. А уж о том, что её фамилия была в памяти как "де Морж" - и вспоминать стыдно!
- А у тебя как эти годы прошли? Как я понимаю, ты тоже живёшь самостоятельно? Это похвально-похвально. А ещё что? Чем живёте, чем увлекаетесь? - шаманка во все глаза смотрела на Филиппа, она пыталась его разговорить, видя, как тому неловко стоять в молчании. Всё же чаще приятнее говорить людям о себе, чем пытаться слушать рассказы о жизни практически незнакомцев.

Отредактировано Лия (2021-04-22 21:58:11)

9

- Ужин обещать не могу, но если ты задержишься, я наверняка что-то придумаю, - ответила Ровена спешно, исчезая из гостиной. Тем временем несколько неловкая беседа продолжалась, и некромант явно не отличался словоохотливостью. Тем не менее, не ответить на слова Лии он не мог.
Филипп Вандермир: - Времена меняются. Ты тоже выглядишь иначе, - заключил он, взглянув на целительницу ещё раз. Последняя их более или менее осознанная встреча в действительности произошла около десяти лет назад: мимолётную же встречу в Нордторге чем-то полноценным назвать было сложно. Там они даже и словом не обмолвились.
- Мы решили жить отдельно, - начал объяснять он. Решение о переезде, впрочем, добровольным не было ни для Филиппа, ни для Ровены, однако им следовало молчать обо всём, что касалось Арона и в том числе их последней экспедиции. Излишние рассказы могли завершиться крупными неприятностями. - Работать приходится больше, но в целом... всё в порядке.
Филипп не спешил объясняться подробнее, а когда он наконец решился продолжить, в гостиную возвратилась Ровена, невольно прервав беседу. На небольшой стол перед кушеткой она поставила поднос с чашками и заварник: судя по запаху, это был мятный чай. Она пригласила Лию присесть, совершенно позабыв об этом в начале, и вот уже атмосфера полностью располагала к дальнейшему разговору, однако воскресительница не решалсь начать.
- Ты наверняка хочешь знать, зачем я позвала тебя в такую даль... - начала шаманка неуверенно. В руках она держала какой-то листок, который несколько секунд назад ещё лежал на столике: кажется, это было что-то важное. Тем не менее, Ровене не хотелось обрушиваться на Лию с новостями ни с того, ни с сего, и она позволила гостье несколько привыкнуть к незнакомой обстановке.

10

Хоть дом, кажется, выглядел ухоженным, но от него всё же смердело. Пахло гнилью, разложением, смертью, потому у Восточного Цветка даже слегка закружилась голова, а сама она замерла и напряглась, стараясь дышать через раз. Но что поделать, знала же, что в доме некромантов будет пахнуть ими сильнее, чем на улице! Тут, возможно, из-за того, что запах въелся в комнату, а может и из-за замкнутого пространства. Потому сделав жест рукой, шаманка открыла окно, жадно вдыхая свежий воздух. Лишь после этого смогла более-менее вернуться к разговору, пытаясь абстрагироваться от запаха.
Лия округлила глаза, но через секунду нахмурилась, не доверяя словам Филиппа. Она даже посмотрела на его ноги, был ли он босиком или нет.
- Но вы же живёте вместе, а не отдельно. Или ты тоже в гостях? - кажется, "мы" она восприняла как "я и Ровена", а не как "я и Хвади", потому что "мы" было более для неё интимным, личным, поэтому в первую очередь всплывали подобные образы. - Но работа - это совсем даже хорошо. У некоторых её нет, потому они вынуждены служить в поле. Это не работа, это долг, если не такие люди, которые не могут уволиться, было бы совсем не до смеха!
После вернулась Ровена, дождавшись, пока та сядет, Лия тоже уселась в кресло. Не как раньше, не на самый край, а так, чтобы её спина касалась мягкой спинки, как будто это её дом. От шаманки не скрылось, что некромантка взяла какой-то лист и стала неуверенно себя вести. Восточный Цветок устало выдохнула.
- Ты же говорила, что никакой трагедии нет, так? Вы что, жениться собираетесь, потому вам нужно, чтобы были свидетели? Так я могу, где поставить подпись? - девушка начала взглядом искать чернила и и перо, подозревая, что как раз Ровена держит в руках какой-то брачный договор. Лелетея была не сильна в таких серьёзных вещах, но она знала, что брак свидетельствуют перед богами и людьми.
После предположений она переводила взгляд с одного некроманта на другого, пытаясь распознать их эмоции.
- Если честно, - продолжила лекарь, поддаваясь своей трусливой природе. Коль запахнет гарью, она даёт дёру, а интонация Ровены как раз была такой, словно подготавливала к чему-то жуткому. - Я до последнего надеюсь, что ты соскучилась по моему лицу, потому и решила меня позвать. Не будешь же ты меня из другого конца света звать из-за одной бумажки, верно?

Отредактировано Лия (2021-04-22 22:44:08)

11

В ответ на слова целительницы он усмехнулся.
Филипп Вандермир: - Я имел в виду, отдельно от Хвади. Ровена наверняка рассказывала тебе о них.
Заметив, что волшебница чувствует себя несколько дурно, чародей заблокировал действие собственного запаха Смерти, и Лия отметила, что ей становится легче дышать. Сама же Ровена позаботилась об этом ранее, так как знала, что её знакомой наверняка было неприятно ощущать ауру смерти рядом с собой. Когда же Лия выдвинула своё предположение о заключении брака, оба некроманта невольно рассмеялись, и воскресительнице не оставалось ничего иного, кроме как протянуть девушке листок бумаги с изображением того самого клейма, которое показывал Ровене загадочный незнакомец. Лицо шаманки стало более серьёзным и, сделав глоток чая, она внимательно смотрела на Лию, ожидая её реакции.
- Тебе знаком этот символ? Я помню, что видела такой на твоём плече. Что он означает? Несколько дней назад со мной произошла достаточно странная встреча, и я решила, что этот рисунок может иметь прямое отношение к тебе.

12

Лия взглянула на листок. В первые пару секунд ей взгляд совсем ничего не выражал, каким был, когда она опустила голову, таким и остался. Случилось то, чего она ожидала - прошлое оказалось быстрее. Но вот то, что удивило - так это то, что рисунок связан со встречей. Так что Восточный Цветок протянула руки к рисунку и медленно, с каким-то наслаждением начала рвать его на полосы.
- Я думаю, раз я уже тут, это больше и не нужно, да? - она пожала плечами, вернув уже гору мусора на стол, где листок раньше и лежал. - Это существо означает всего лишь то, где я жила долгое время. Сейчас это стало ветром в пустыни, того места не существует, а те люди давно не ходят по земле.
Несмотря на то, что Лия чувствовала свою вину, она с вызовом посмотрела на Ровену, как будто спрашивает, посмеет ли та задать более уточняющие вопросы Даже если и посмеет, мало ли что Лия расскажет в лоб. Ей не хочется говорить о себе, не хочется видеть жалость в других, как и призрение. Как бродячий кот, шаманка прищурилась, готовая зашипеть.
- Рисунок имеет такое же ко мне отношение, как и к другим. Только что это была за встреча? Ты увидела того, кто продавал эти рисунки? Или у того человека был этот символ? Может... Он искал кого-то? Как он выглядел? - она в упор немигающим взглядом глядела на некромантку, но не так, как раньше. Кажется, это была не лучшая тема для начала беседы, хоть даже в обсуждении о смерти подобного девушка себе не позволяла.
Лия уже не была столь беззаботна, как тогда, когда пришла в дом, всё её тело неестественно напряглось, а интонация была нехарактерно твёрдой. Не из-за того, что это приносило боль, совсем нет, скорее из-за осознания того, что случится, если о прошлом будет известно.
- Я подозреваю, кто мог быть замешан в подобных вещах. Но сильно сомневаюсь, что хоть один будет настолько глуп, чтобы бежать в его каменные объятия, - она хмыкнула, в словах слышалась желчь и лёгкий акцент. "Да, будем честными, им и не позволят нынешние хозяева хоть куда-то отправиться. Но не знаю, жив ли ещё кто-то из тех, кто не отдал свою жизнь тогда."

13

Не нужно было обладать навыками психологии для того, чтобы заметить, насколько неприятные эмоции доставил целительнице один лишь этот рисунок, а когда Лия разорвала его на части, Ровена поняла, что у них было гораздо больше общего, чем она ожидала. Та же интонация, то же выражение лица было у некромантки, когда она сжигала портрет Рэймела де Мортикус после того, как ей и Филиппу удалось выбраться из его убежища. Взгляд воскресительницы был твёрдым, а возможно даже настойчивым. Она отставила чашку в сторону, набрала в грудь побольше воздуха и продолжила говорить.
- Это был странный человек. Сказал лишь, что некий "старый друг" ищет тех, кто обладает этим клеймом. Когда я спросила, что оно означает, он ответил, что это символ принадлежности к одной особенной семье, и я подумала, что ты, быть может, тоже ищешь их. Ты говорила, что все они мертвы, но если кто-то ищет тебя, то, вероятно, кому-то всё же удалось выжить, - некромантка сделала небольшую паузу, продолжая смотреть на Лию. - На одном глазу у него была повязка. Низкого роста. Шедимский акцент. Своего имени не назвал. Не буду кривить душой: он предлагал деньги взамен на встречу с обладателем клейма. Тем не менее, силой я тебя к нему вести не собираюсь, так как я у тебя в долгу. Да даже если бы и не была, заставлять бы не стала. Это твоё прошлое, и тебе решать, что с ним делать.
Если целительница от своего прошлого скрывалась, то Ровена намеревалась раскрыть все секреты собственного, и ей это удалось. Вот только к чему привела эта гонка за прошлым, за исключением разочарования и потерь? Отчасти воскресительница могла понять, почему Лия бежала, но, тем не менее, она придерживалась мнения, что лучше узнать горькую, болезненную правду, чем всю жизнь существовать во лжи. Лишь разобравшись с прошлым окончательно, возможно ступить на новый путь.
- Я понимаю тебя. Совсем недавно мне тоже пришлось столкнуться с собственным прошлым, и оказалось оно безрадостным. Однако, каким бы оно ни было, это гораздо лучше, чем жить в неведении и обмане. Прошлое нужно отпускать. Уничтожать, если есть такая необходимость. Исправлять ошибки. Не бежать.
Ровена вновь вздохнула, позволяя своей собеседнице подумать об этих словах.
- Кто может искать тебя? Почему ты боишься?

14

Лия открыла рот, намереваясь что-то сказать, но она вспомнила, как отчаянно Ровена искала тех, кому на нее было настолько плевать, что продали ее за деньги и навсегда отреклись от дочери. Потому сардоническая улыбка исказила ее губы.
- Нет, - она ответила на все сразу.
Один лаконичный ответ, словоохотливая ведьма заперлась в себе и идти навстречу отказывалась. Она не вставала, не уходила, но зато  стало понятно, это та тема, которую объяснять она точно не собиралась.
- Если ты хочешь, чтобы я прикинулась дурочкой и бросилась на кинжал с раскрытыми объятиями - уволь. Если бы кто и выжил в том океане боли, то они захотели бы забыть или убить себя. Мы друг другу никто, никаких нежных чувств к друзьям по играм у нас нет. И единственное, что может хотеть от меня Прошлое - закончить начатое.
Лия скрестила руки на груди, она смотрела на Ровену как на врага, хоть та особо ничего не хотела плохого. Но убеждение "встреться с прошлым" ни к чему хорошему привести не могло. Допустим рассуждала она,, один пример, Лия встретится со своими родителями, если они живы. Узнает, что была рождена от пьющей торговой девки из Торговой Лиги и пришлого моряка без носа. Станет она их резко любить? Нет, постарается простить из-за жалкого образа жизни, но глубоко внутри будет испытывать отвращение. А если она встретится с теми, кто убил ее хозяев, Обрахам? Сможет она их простить? Кажется, нет. А отомстить? Тоже нет, потому она ничего не сможет сделать до того, как на руки наденут кандалы. Можно поспорить, за эти 10 лет Лия несколько потеряла в цене из-за своего вольнодумия, но магия вернет баланс. А дать еще и затравку,  что она подойдёт для любителей брать женщин силой - вообще можно и подороже продать. Но хотела ли Лия этого? И последнее,  если Лия встретит кого-нибудь из детей или жен Абдула,  что тогда?
Шаманка серьезно задумалась,  этот вопрос не давал ей покоя. Душа рвалась к ним, она их обожествляла все детство. Хоть свобода и была мила, но она давала страдания, горестные воспоминания от собственных ошибок жгли сердце.  Да и в Шедиме ей жить уже нельзя с магией Света. Но, скорее всего, Лия бы приняла свою судьбу,  она бы покорилась тому образу, кем должна была стать.
- Ты лезешь не туда, куда я хотела бы тебя пускать. Ты не соизмеряешь мои силы. Как я одна, без какой-либо поддержки буду отбиваться от тех, кто убил больше сотни хорошо подготовленной стражи? Или что, скажешь, что "Сила Добра, Света и Справедливости" меня защитит? Брось эти игры! - она сжала кулак и резко ударила по подлокотнику кресла. - Я легкомысленно и глупа в каких-то моментах, может быть, но не вчера родилась, чтобы не понимать, что произойдёт.

15

Этот разговор становился для Лии всё более и более неприятным, однако Ровена вела себя сдержанно, и в голосе её ни слышалось ни осуждения, ни давления, ни чего-либо иного. Некромантка была осведомлена о прошлом своей знакомой не так хорошо, как ей бы того хотелось, но из её слов она заключила, что прошлое представляло для Лии опасность. О способностях волшебницы Ровене также было известно мало и, более того, масштабы произошедшей давно трагедии в доме Обрахам воскресительница не была в состоянии оценить вообще. Она задумалась, когда целительница договорила, и на несколько секунд повисло абсолютное молчание. В этот момент было ни слышно ни звука, и время, казалось, замерло.
- Ты права. О твоей жизни и уж тем более прошлом мне известно мало, - начала она говорить безэмоционально, вновь взяв чашку в руки. - Нет нужды идти туда, и никто не сможет заставить тебя. Тем не менее, если бы тебе захотелось узнать об этих людях больше, я могла бы оказать тебе определённую помощь. Узнать о том, кто именно стоит за поисками. Слишком часто всё оказывается совершенно не так, как нам кажется. Однако я повторюсь, что не настаиваю на этом. Я подумала лишь, что ты, как и я, можешь искать тех, кого когда-то потеряла. Мне, к сожалению, пришлось осознать, что любые крупицы информации стоят слишком дорого: за некоторые из них мне едва не пришлось заплатить жизнью. Потому, когда я увидела этот рисунок, я подумала, что информация может быть столь же ценна для тебя, как и для меня.
Что бы ни думала и ни говорила Лия, шаманка всё ещё не понимала одного: неужели то, что минуло, не имело для неё абсолютно никакого значения? Неужели вся её жизнь состояла из рабства в окружении других таких же рабов, без каких-либо привязанностей, без ценного, без того, что бы хотелось вернуть? Зацепиться за любую возможность, даже если знаешь наверняка, что этих людей больше нет? Что, если это было вовсе не так? Что, если кому-то удалось выжить? Эти вопросы мучили Ровену, когда она наблюдала за девушкой. Должно быть, это была очень простая жизнь: без привязанностей и без семьи. Однако Ровена не верила в то, что это было действительно так.
- Одного я, тем не менее, не понимаю. Неужели в твоей жизни никогда не было никого, кого бы тебе хотелось вернуть? Никогда бы не подумала, что существуют люди, столь свободные от прошлых привязанностей. Но если и так... то я тебе завидую.

16

Лия левой рукой взяла кулон, который с первого дня знакомства с Ровеной висел у Лелетеи на груди, ни разу она не выходила без него. Создалось ощущение, что шаманка хотела резким движением сорвать с себя украшение и швырнуть куда подальше, но сломать цепи просто не удалось.
- Всех, кто был мне дорог, я давно оплакала. Из ныне живущих, кто мне нужен, я покорно дожидаюсь, - девушка хмыкнула, вспоминая Вайли, которая обещала вернуться, если доживёт. - Мёртвые должны оставаться в земле, я тебе об этом говорила. Даже если я верну хоть одного из них, ничто уже не будет как раньше, станет лишь больнее.
Лия и правда испытывала нежные чувства к своим сёстрам-наложницам, но все всегда знали - каждая из них может исчезнуть в любой момент. Рабство - оно такое, ты перестаёшь удивляться новым лицам и исчезновениям старых. Каждый день любую из них могли продать, подарить, к чему привязанность? Они - вещи, у них нет прав горевать по таким же вещам. Это как если бы стул тосковал по вилке.
- Ты можешь этого не понимать, но Я - Не Ты, - последние три слова она сказала резко и отчётливо, надеясь, что собеседница очнётся. Она проецирует свои желания и страдания на Лию, которой подобная забота доставляет хлопот. - Моё прошлое мертво, если однажды меня найдут - так тому и быть. Я покажу зубы и без боя не сдамся, но в итоге исход один. А пока меня ищут - я не хочу делать шаг навстречу своей смерти.
Ведьма вскинула голову, убирая этим жестом с лица волосы. Её было не переубедить - в прошлом остался только мрак, в котором прячутся убийцы её богов.

17

Ровена по-прежнему не понимала позицию Лии, однако, как и целительница, она твёрдо знала: Лия - не Ровена, а Ровена - не Лия. Может быть, не было на свете более разных людей, чем две эти волшебницы: об их кровном родстве им до сих пор не было известно, однако разность взглядов, образа жизни, мышления и вообще всего, о чём только возможно было помыслить, давала знать о себе каждую встречу. И то, что некромантка сочла бы большой услугой - помощь в поисках прошлого, Лелетея считала помехой. Тем не менее, вопрос был решён. В несколько твёрдом и радикальном тоне, однако решён.
- Да. Это так. Ты - не я, - согласилась Ровена легко, но в голосе её всё ещё присутствовала различимая нотка непонимания. Однако, несмотря на это, спорить с Лией и доказывать ей свою позицию шаманка не собиралась: в прошлый раз это не закончилось ничем хорошим. - Хорошо. Тогда можно считать, что эта тема закрыта.
В воздухе ощущалось явное напряжение. Ровена напряглась, Лия напряглась: разве что искры не летели в стороны от того, как они смотрели друг на друга. Теперь повисло ещё более долгое молчание: ни одна из них не знала, что сказать, так как основная тема разговора в действительности была исчерпана. Перевести её в другое направление? Вновь поговорить о жизни? После такой развязки беседа сама собой как-то больше не складывалась, если бы не Филипп, попытавшийся спонтанно скрасить этот мрачный разговор: попытка была не самая лучшая, однако хотя бы мучительно молчать больше не приходилось.
Филипп Вандермир: Ох уж эти серьёзные разговоры... - чародей улыбнулся, откидываясь на спинку кресла, в котором сидел, - Вы всегда так спорите, когда встречаетесь?

18

Лия откинулась на спинку кресла, начав рассматривать свой синий кулон на свету. До заката было еще нескоро, потому лучи озаряли камень, отчего тот слегка светился, переливался различными оттенками.
- Спорим, скажешь тоже. Это так, сопим только. Иногда визжим, но тогда уже ни один дом не может удержать этот порыв эмоций.
Шаманка пожала плечами. Она, к своему сожалению, ушла далеко в себя. Необходимо было некоторое время, чтоб понять, что Ровена не хотела лезть в то, куда Лелетея никого не пускала. Хотя гонцы, приносившие плохие вести, нередко попадали под горячую руку. Но и в одиночестве быть тяжело, когда в комнате кто-то есть. Потому Лелетея старалась оттянуть подольше время, чтобы прийти в себя. В общих чертах, то, что Лия сейчас делала, она снова убегала от мыслей об убийцах из-за своего бессилия, чтобы найти душевную гармонию.
- У меня появились документы, - тихо и задумчиво произнесла она, продолжая рассматривать кулон, словно в первый раз его видела. - Теперь у меня есть право жить в империи. И фамилия. Это так странно,  когда кому-то непременно надо ее знать. И ведь как легко купить доверие - просто показать бумажку...
Девушка ушла в какое-то подобие транса. Могло показаться, что она постепенно засыпает, хоть глаза и не закрывались. Взгляд все также сосредоточенно был направлен на камень в оправе, который от времени получил уже царапины. Зачем Лия это все говорила? Лишь бы говорить и не думать о том, что она может сделать своими силами.
- И однажды меня артисты поздравили с днем рождения. Но можно ли дату на листке считать днем появления на свет? Наверное, день рождения должен был стать датой, когда я получила документ. Смешно, - послышался лёгкий смешок.
Ровена видела подобное, когда ссорилась с Лией. Переизбыток негативных эмоций рано или поздно мог бы привести к апатии, к упадка сил, когда лекарь поднимает белый флаг и сдаётся. Сейчас был именно такой момент.

Отредактировано Лия (2021-04-23 19:33:26)

19

Ровена понимала, что Лие было также тяжело поддерживать разговор, как и самой некромантке: она перевела тему разговора и стала говорить о своих документах, о Мистерийской Империи. Воскресительница не знала, что ответить ей на это, и когда Филипп заявил, что неплохо было бы поужинать и собирался отправиться на кухню, Ровена пыталась отговорить его от этой идеи, чтобы не оставаться с Лией наедине. Тем не менее, переубедить его было невозможно, и теперь обе девушки остались одни - в растерянности, неловкости. Целительница теребила кулон, висевший на её шее, и шаманка также помнила это украшение: Лия носила его всегда, даже во время их первой встречи около десяти лет назад. Наверняка эта вещь была дорогой и невольно Ровена спросила себя, почему волшебница не продала её тогда, когда бегала по улицам Торговой Лиги и не имела никаких средств к существованию. Должно быть, кулон многое значил для неё? Зацепившись за эту мысль, некромантка всё же решила поддержать дальнейшую беседу.
- Красивое украшение. Я помню его ещё со времён нашей первой встречи. Удивительно, какое значение могут иметь простые вещи... у меня таких не много. Но их, пожалуй, и не должно быть много, если они столь важны. С такими вещами связаны воспоминания... но зачем хранить осколки того, от чего бежишь?

20

Лия отвлеклась от кулона, проводив Филиппа хмурым взглядом, после чего снова вернулась в уже привычное ей созерцание. Четыре маленькие рубца и один большой - шаманка их уже все сосчитала, но всё ещё неотрывно смотрела.
Маленькие радости Лии были Ровене абсолютно неинтересны. "Ну да, куда уж ей! У неё фамилия была даже тогда, когда от неё отказались, она над ней трясётся словно курица над яйцами. Лишь бы её не перепутали с теми, у кого нет дара к смерти. Куда уж нам, безымянным! Радуемся, что обрели себе фамилию. Глупцы!" Она выдохнула, а её плечи опустились. Девушка подняла взгляд на некромантку лишь тогда, когда та решила заговорить.
- Для того, чтобы продолжать убегать, - этот ответ был для шаманки очевидным, потому она пояснять не стала.
С самого первого дня кулон был ключом к роскоши, богатству, счастью. С самого последнего дня он превратился в оковы, которыми были всё это время. Важно помнить, чтобы бежать. Чтобы помнить, надо держать близко. Так что Лелетея сжала кулон в кулаке, вспоминая считалочки, чтобы наконец привести мысли в порядок.

21

Разговор шёл всё тяжелее и тяжелее. Ровена никак не отреагировала на рассказ Лии о получение фамилии, так как не знала, что на это ответить. Поздравить её с этим событием? Спросить что-то? В первые секунды самый очевидный вопрос не пришёл в голову некромантки, и потому целительница могла расценить её молчание как абсолютное безразличие. Ответ на вопрос воскресительницы прозвучал коротко, и смысл его шаманка также не поняла. У неё тоже был такой предмет. Она обрела его совсем недавно, однако в этой крошечной вещице хранилось всё прошлое Ровены. И не только её собственное. Прошлое всей её семьи, от которого необходимо было избавиться: сжечь в яростном пламени вулкана, так, чтобы не осталось и следа от того, что напоминало об ошибках того, кто назывался Ровене родным дедом.
Воскресительнице показалось, что Лия совершенно не желает говорить о кулоне, несмотря на то, что саму её отчего-то заинтересовал этот вопрос. Беседовать было мучительно тяжело, тем не менее, через некоторое - достаточно долгое - время, шаманка поднялась из кресла и подошла к одному из стоявших неподалёку книжных шкафов. Из одного из ящиков она вынула чёрный футляр небольшого размера и вновь вернулась на своё прежнее место. Ровена смотрела на этот предмет с каким-то трепетом и даже страхом, и доолго не решалась открыть футляр. Тем не менее, когда это произошло, некромантка продемонстрировала девушке очень непримечательное на вид кольцо. Эта вещь была её уязвимым местом - филактерия Рэймела де Мортикус, которую совсем скоро предстояло уничтожить.
- В этом кольце всё моё прошлое. Я встретила того, кому оно принадлежало, и мне совсем не хочется хранить его. Я не хочу помнить. Но тот день, когда я прикоснулась к этому предмету впервые, я не забуду никогда... он едва не лишил меня всего, что я имею, - было заметно, что рассказ этот даётся Ровене совсем нелегко. Голос её дрогнул, когда она невольно вспомнила о том дне, когда столкнулась с Рэймелом лицом к лицу. Она бережно вновь закрыла в футляр и сжала его так крепко, будто от этого несчастного кольца зависела вся её жизнь. А она, впрочем, и зависела. - Какая история у твоего кулона?

22

Лия смотрела на Ровену, как та аккуратно берёт футляр и достаёт это какое-то кольцо. Конечно, шаманка совсем не знала, что это какое-то необычное украшение. Но суть до Лелетеи дошла сразу - от этого кольца хотят избавиться.
- В этом вся разница. Ты не хочешь это помнить, но не выкидываешь, - она хмыкнула и притянула ноги, ставя ступни на сиденье кресла. - У вас тут недалеко порт - один взмах, и дело с концом. Если хочешь, я могу это сделать по пути обратно.
Ведьма протянула свою ладонь в раскрытом виде, предлагая отдать этот ненавистный предмет. Там, на дне, никто не сможет его потревожить - разве только наги и время.
- Обычное украшение. Билет в красивую жизнь, где пьёшь, ешь, танцуешь и забот не знаешь, - она кивнула в сторону полосок, которые раньше были рисунком. Что Лия этим подразумевала, остаётся только догадываться. - Когда всё закончилось, я ничего не смогла сделать. Свет моих очей погас, дворец разрушился, а еда сгнила. Как танцевать и радоваться жизни, если на моих следах запеклась кровь? Потому у меня остались эти оковы.
Девушка приподняла юбку, показывая браслет на ноге.
- Чем больше оков меня сдерживаю, тем прочнее я на земле. Пока я помню, я живу. Пока я живу, я искупаю свою вину за трусость и бессилие, - девушка говорила это просто - к такому выводу она пришла уже давно. В загробном мире Акиф, наверное, не простит Лию. Надо быть более честной, более сильной, более доброй, чтобы он смог хотя бы потрепать свою фаворитку по волосам на том свете. - Они не причиняют мне ни боли, ни страданий. Каждый из них - моя цепь, которая заставляет радоваться жизни за сотни душ, которые это уже сделать не смогут.
Только в этот момент Лия заметила чай, который и отхлебнула.

Отредактировано Лия (2021-05-22 22:25:03)

23

Когда Лия предложила Ровене избавиться от её кольца, некромантка лишь мрачно улыбнулась в ответ, вновь взглянув на украшение.
- Если бы это было так просто, я бы давно избавилась от него, - ответила воскресительница в ответ на предложение девушки. - К сожалению, это не так легко. И мне ещё придётся проделать длинный путь, чтобы уничтожить его.
С этими словами шаманка вновь закрыла футляр, убирая его подальше. Рассказывать историю о филактериях и сумасшедшем предке Ровене не хотелось: вся эта информация была совершенно ни к чему её собеседнице, а обстановка и без того была напряжённая. Тем не менее, некромантке всё-таки удалось немного разговорить Лию, и та стала расскаывать о своём прошлом. После её рассказа воскресительница задумалась на достаточно долгое время, и Лие могло показаться, что она уже вовсе не ответит ей. Однако ответ последовал, и прозвучал он, возможно, немного неожиданно. Если быть точнее, то не ответ, а очередной вопрос.
- Тебе когда-нибудь хотелось иметь другую жизнь? Родиться в другой семье, вырасти в другом окружении? Жить совсем другой судьбой?

24

Когда Ровена говорила про кольцо Лия лишь иронично усмехнулась. Она сделала рукой жест, который означал "вот об этом я и говорю", ведь совсем ничего не знала об этом кольце и о том, что это не простое украшение, которое может хранить в себе самое большее что - память. О душе деда в ней и о всяких странностях некромантка решила не говорить, потому выводы Лелетея делала самостоятельно.
- Я вижу мало трудностей в том, чтобы избавиться от предметов, если мне того хочется. Но, конечно, ко многим я привязываюсь, потому такое мне хочется редко, - честно призналась она, вспоминая о "своих" вещах. Их было не то, чтобы много, но могло набраться в небольшую сумку. Пара платьев, подарки от старых знакомых, книги, собственные дневники, да украшения, которые девушка практически никогда с себя не снимала. Как она уже говорила, это были её оковы, которые означали гораздо больше, чем просто красивые вещи. - Но я уважаю твоё желание разобраться самостоятельно.
Возможно, если бы де Морт угрожала реальная опасность, если бы Лия это замечала, она бы высказалась о том, что одну её не отпустит. Только выкинуть кольцо, раздавить его или расплавить - это дело несложное, только решиться на это нужно.

Ровена замолкла на довольно долгое время, которое Лелетея потратила на распитие чая. Она видела, что её собеседница задумчива, потому старалась раствориться в кресле, стараясь ту не отвлекать. Взгляд лазурных глаз устремился в сторону окна, стараясь рассмотреть, что происходит на улице. Торговая Лига, как давно Лия тут была? Каждый раз, как она оказывалась в этом государстве, она постоянно торопилась. Ни разу не удосужилась посмотреть на быт, культуру лигийцев, на их привычки и повадки. Так и сейчас - прячется в четырёх стенах! При этих мыслях девушка взглянула на то, что осталось от рисунка... И правда, хорошо, что прячется!
Вопрос некромантки застал врасплох. Какие мысли к нему привели? Шаманка думала уже когда-то над этим вопросом, потому постаралась для себя решить, насколько она изменилась за это время. Только вот, кажется, ответ всё тот же, что и раньше:
- Я думала об этом, мой ответ - нет. Я не хотела бы этого, - она положила пустую чашку на столик, переводя взгляд на Ровену. - Я думала о многом: но больше о том, что для меня счастье. Вот родилась бы я в семье свинопаса в деревеньке. У меня была бы большая семья, братья, сёстры, родители. Любила бы я их? Безусловно. Потом стала бы домохозяйкой, потом брак, а там какой-нибудь лордишка потребует право брачной ночи? Не знаю, такое в книгах я читала, возможно, вымысел, но узнавать бы я не хотела. А там замужняя жизнь, десять детей и свой муж-свинопас под боком. Была бы я счастлива? Наверное. Или, может, родилась бы я в графстве, воспитывалась бы как леди со всеми замашками. Может, меня бы читать научили, вот была бы жизнь! Балы, тугие корсеты, интриги, любовники. Была бы я счастлива? Наверное. Сейчас я не знаю, кто мои родители и знать не хочу, я ношу оковы, но у меня есть Гектор, небо над головой и моя труппа. Если посмотришь на меня, можно сказать, что я несчастна?
Ведьма выдержала некоторую паузу для драматичности, чтобы Ровена могла рассмотреть её полностью - миловидная молодая девушка, у которой уголки губ чаще были приподняты в улыбке.
- Я счастлива, - в итоге окончила она свою речь.

25

Ровена вновь присела напротив своей гостьи, как-то отвлечённо взяв в руки чашку и бесцельно рассматривая её содержимое. Когда кольца больше не стало в её руках, некромантка словно стала чувствовать себя лучше, голос её звучал живее, сама она более не выглядела столь тревожно. Такой крошечный предмет доставлял шаманке настолько много проблем, что об этом с трудом можно было и подумать, однако Ровена предпочла не жаловаться и не развивать эту тему. В ответ на слова Лии воскресительница отреагировала с улыбкой: хоть в чём-то они были схожи. Ровена никогда не желала для себя другой жизни, так как понимала, что то, что она имеет - лучшее из всех возможных вариантов. У неё была прекрасная жизнь, но отчего-то - Ровена сама не понимала этого - она тянулась к своей настоящей семье, к Рэймелу. Любопытство? Жажда избавиться от неизвестности? Опыт показал, что в таком любопытстве не было ничего хорошего: оно принесло только боль.
- В этом смысле я понимаю тебя. И согласна с тобой, - ответила она, сдержанно кивнув. - Вот и мне никогда этого не хотелось. Что было бы со мной, если бы мои родители не продали меня и я не оказалась бы в Торговой Лиге?
Некромантка замолчала, вновь задумавшись. Отчего-то у неё появилась потребность рассказать Лие о собственной жизни, о том, кем она была... ведь о прошлом Лии воскресительнице теперь было кое-что известно, в то время как сама Лия знала о своей странной знакомой... да практически ничего. Кроме её дара и места жительства. Но интересно ли это было целительнице?
- Мы выросли в доме Арона Хвади. Каждое поколение Хвади выбирает себе в хранители некромантов. Так звучало пророчество, - она всё-таки решилась рассказать свою историю. - Я никогда не могла сказать, что моя жизнь несчастна. То, что я имею - лучшее из того, что я когда-либо могла бы получить, и другим некромантам остаётся лишь мечтать о подобной судьбе. Без изгнания и предрассудков. Я не верю в судьбу, но я благодарна ей за то, что мои родители отказались от меня. Тем не менее... мне всегда хотелось знать о том, кем был мой дед. Я искала его. Я и сама не понимаю, зачем я цепляюсь за это глупое слово "семья"...

26

Мысли Ровены вполне были понятны, но Лия о ней самой знала чуть больше из разговоров, которые были несколько лет назад. Да и Лия слегка затрагивала тему своей "семьи", чтобы также иметь предположение если не о рабстве, то о роли в обслуге. Так что начать делать выводы можно было:
- Я на самом деле думала об этом, - начала девушка осторожно. - Не о том, что было бы, если. Скорее о твоей семье. Ты говорила, что твой дед был известным магом, могу предположить, что некромантом. И вот, возможно, может, это прозвучит нехорошо, но, возможно, он был плохим человеком?
Лия сказала это с вопросительной интонацией, потому что не была уверена. Она владела лишь обрывками информации, как и сама Ровена, которая избегала разговоров с Хвади на тему семьи (как та сама говорила). Но, чтобы не показаться грубой, шаманка тут же замахала руками и попыталась объяснить.
- Я просто веду дневник и записываю информацию о своих знакомых, которая кажется важной, потому я перед встречей прочитала записи. Ты сама говорила, что у тебя был такой дед, а тебя продали из-за связь с запретной стихией. Мне сказали, что у тебя две запретные стихии: свет для Шедима и смерть для Министерства Магии, так?
Риторический вопрос повис в воздухе, но даже с таким объяснением та информация, которой располагала Лия, не могла точно указывать на то, что дед де Морт был плохим. Но и Лелетея не намеревалась останавливаться.
- Я искренне не знаю, что делают в Шедиме с магами света, да и правда ли это, но в Министерстве Магии детям ставят печати, которые сдерживают "запретную" стихию. С другой стороны, можно всегда её обернуть в добро и работать сообща с Министерством Магии, продолжая изучать Смерть... Но я отвлеклась. Так вот! Твои родители же отказались от тебя, дословно, "из-за того, что ты обладала запретной стихией". То есть отказом послужил твой Дар?
Снова эта вопросительная интонация! Но чем дольше девушка говорила, тем более убедительной казались ей аргументы, которых некромантка всё ещё не услышала.
- Если он был магом Жизни, подобный страх полной противоположности был бы объясним, но всё же он не послужил бы веской причиной для того, чтобы продавать ребёнка. Точнее не так, тогда терминология была бы больше "губить ребёнку жизнь". С другой стороны, вся семья могла бы переехать, не так ли? Великих магов днём с огнём не сыщешь, если твои слова были не предвзяты из-за кровного родства. На небольшой домик тут могли бы скопить. Но они этого не сделали, раз тебя растили Хвади... Мне кажется, тут всё гораздо сложнее.
Восточный Цветок вновь сделала паузу, пытаясь подобрать слова. Теперь она подходила к кульминации рассказа, но ведь надо красиво это преподнести, чтобы Ровена всё верно поняла.
- Итого мы видим, что: у великого мага нет достаточного состояния, чтобы его семья после его же смерти была в безопасности. Родители твоего дара не особо боялись, потому что решили не спасать тебя от него, а научить им управлять, что довольно интересное решение. Но если так, почему они не остались рядом? Не купили бы дом рядом с усадьбой Хвади и не навещали бы раз в месяц? Мне кажется, у них скорее были личные счёты с обладателями дара смерти. Возможно, с твоим дедушкой или его коллегой? Именно нежелание связываться с тем, кто имел такую же тягу, несмотря на кровное родство? И, если та ученица, которую ты искала в империи, следовала заветам твоего деда, помогая кровавому культу и Марагору, я примерно так ситуацию вижу. Хотя это просто предположение, я вообще без понятия, зачем тебе твоя "семья". Тебя буквально спасли от плохого влияния и от горестей, если переселили в Торговую Лигу, а ты несёшься в пропасть ради иллюзии.
В завершении ведьма пожала плечами. Она и правда даже понятия не имела о причинах, почему Ровену продали, хоть это было запрещено законом в Мистерийской империи, да и в семьях так обычно не принято. Или почему её родня не живёт тут и не присматривает за своей дочерью, если они сами решили не ставить печать и не "спасать", как люди думают, от магии смерти, а именно стать оружием для какой-то семьи, продолжать развивать свой талант... Так много вопросов, а ответов не особо.

Отредактировано Лия (2021-05-23 21:42:31)

27

Ровена склонила голову набок, слушая свою собеседницу и пытаясь следовать её предположениям, однако удавалось это некромантке с трудом, ведь она и сама давно запуталась в своих собственных фамильных связях. Она и представления не имела о том, какими были её родители или же супруга Рэймела, она могла лишь догадываться. Когда целительница стала упоминать в своей речи Министерство Магии, она могла заметить, как на лице воскресительницы отразилось ничем не скрываемое отвращение, и та недовольно цокнула языком, словно бы не желая слышать об этом противном ей понятии ни слова. Тем не менее, Ровена выслушала Лию до конца, не перебивая. В конце концов, шаманка решила рассказать ей о своём прошлом, и Лия лишь делилась своими предположениями.
- Свет здесь ни при чём, - ответила Ровена, когда девушка закончила говорить. - Свет я открыла в себе достаточно поздно...
На полуслове некромантка запнулась, не решаясь говорить дальше. Ей хотелось выговориться, но она не знала, насколько может доверять этому человеку, открывая ей более подробную информацию о своей семье. В кругах, не изучающих магию Смерти, известно это было лишь немногим, и воскресительнице не хотелось подвергать себя опасности, выкладывая на стол все карты. Что, если Лия воспользуется этой информацией против Ровены? Несмотря на то, что у самой шаманки также был один очень значимый козырь в рукаве против целительницы, она не доверяла. Не знала, может ли доверять человеку, с которым её хоть и связывали некоторые вещи, но которого она знала недостаточно давно. С другой же стороны, в последние месяцы круг общения Ровены сузился в буквальном смысле до двух людей - Филиппа и Итана - если не считать одного её знакомого из Безымянных Земель, с которым довелось встретиться месяц назад. У Ровены была потребность в общении с кем-то другим, однако недоверие побороть было сложно... она закрыла глаза, глубоко вздохнув.
- Полтора года назад Арон Хвади стал искать потерянную часть пророчества своей семьи. Он отправил меня и Филиппа в Безымянные Земли, чтобы мы отыскали его. О его поисках известно многим в Торговой Лиге, однако там, в Безымянных Землях, я сумела встретить своего деда. Точнее, то, что от него осталось. Его звали Рэймел де Мортикус, - Ровена сжала руки в кулаки, очевидно нервничая. - Сколько себя помню, всегда хранила его портрет при себе, смотрела на него. Я думала, что он такой, как я, а он оказался... в общем, не тем, за кого я его принимала. Он хотел заполучить мой разум ради своих личных целей, сделать из меня марионетку. Но каким-то чудом я смогла сопротивляться, и вернулась ни с чем, кроме разочарования. Эта встреча породила в моей голове больше вопросов, чем ответов. Я не гонюсь за иллюзиями... я всего лишь хочу распутать клубок лжи и неизвестности, который был создан моими предками, чтобы навсегда попрощаться с этим. Чтобы позволить чему-то новому начаться. Что же касается моих родителей, братьев или сестёр... не знаю, кто они, но знаю, что наверняка не захочу иметь с ними ничего общего. Я просто хочу освободиться, узнать, понять. Не могу жить в неизвестности, - этими словами некромантка закончила свой монолог, взглянув на Лию. Утомила ли она её своим рассказом, пусть и коротким, не раскрывающим определённые детали?
- Извини, что утомляю тебя своими проблемами. Наверное, обидно проделать такой путь, чтобы в конце концов оказаться в моём доме и выслушивать мои семейные истории, - она усмехнулась собственным словам. - Когда тебе понадобится возвращаться домой - скажи. У меня есть свиток телепортации, и ты можешь им воспользоваться, если нужно.

28

Ровена была знакома с Лией уже давно. Та ни разу не сказала никому, что в Мистерийской империи некромант, да и не бросила девушку в беде, потому можно было примерно предположить, что Лелетея как минимум не желает зла. И щелчок при словах о Министерстве Магии Лия проигнорировала, некромантка в этот момент напоминала непослушного ребёнка, который слушать ничего не хотел об овощах, несмотря на то, что те вкусные, а он их не пробовал. Слова же о то, что свет появился позднее, лишь убрала теорию, что родители из Шедима. Так что на это она пожала плечами, мол, я и не знала. Но всё же рассказ дослушала до конца.
Теперь история Ровены казалась чуть более простой, понятной. Не слишком, но всё же. Вместо понимания или сочувствия, на лице ведьмы появилась лёгкая улыбка, а сама она хлопнула в ладоши.
- Я ведь так и знала, что он нехороший человек! - она усмехнулась, добродушно поглаживая вои кудри, перекинутые через плечо. - Я боялась, что оскорблю тебя своими словами, но ведь как интересно получилось. Конечно, очень жаль, но ведь сейчас ты в порядке?
Кажется, ближе к концу шаманка поняла, что радоваться своим умозаключениям было ой как некрасиво в этой ситуации. Потому на последней фразе лицо было обеспокоенным, а сама она рассматривала Ровену. Правда, понять о том, что та не одержима, было не так сложно.
- Ложь, которую тебе наплели или которую ты выдумала сама себе? - уточнила Восточный Цветок, всё ещё рассматривая собеседницу. - Мне кажется, твои предки навсегда должны были попрощаться с тобой в тот момент, когда отвернулись. Стоило ли тебе открывать эту дверь? Мне просто кажется, что в итоге ты сама возвела эти воздушные замки, пытаешься убедить себя, что тебе нужно "лишь узнать". Но если всё  же правда будет у тебя на руках, что ты будешь делать? Отпустишь её и начнёшь жить дальше? - в её словах слышалось сомнение. В голове беглой рабыни было всё просто - нет семьи, нет привязки к прошлому, нет желания исправить ошибки предков, есть только настоящее и будущее. Хозяйкой этого будущего является сама Лия. У Ровены же как будто всё было иначе. У неё нет семьи, дома, но есть желание быть "родственником", хоть и нежеланным, есть желание носить фамилию тех, кто от неё отказался. Она как будто не может принять то, что больше не принадлежит этой семье. - Мне кажется, ты уже так долго хваталась за своё прошлое, что ты просто не захочешь принимать, что есть и будущее. Оглянись вокруг. Твоё будущее не зависит от каких-то мёртвых родственников, ты делаешь его сама, вот этими вот руками. И никакого прошлое не будет стучать к тебе, пока ты сама не начнёшь отворачиваться.
Разговор о свитках телепортации заставили Лию задуматься. Она никогда сама ими не пользовалась, ей вечно давала либо гильдия необходимые свитки, либо рядом всегда был Саймон.
- То есть там есть возможность написать "кибитка с конём где-то в каком-то лесу", чтобы он отправил меня прямо туда? - и тут некромантке может стать абсолютно точно понятно - она понятия не имеет об адресе обратного назначения. А ведьма между тем смущённо улыбалась из-за своего непонимания основ.

29

На восклицание Лии Ровена отреагировала удивительно безэмоционально: на лице не отразилось ни эмоции, не было сказано ни слова против этого умозаключения. В тот день, когда она встретила Рэймела, увидела его истинное лицо, в ней и самой умерло что-то. Полтора года назад, если бы кто-то посмел сказать о Рэймеле дурное слово, воскресительница бы поставила смельчака на место в далеко не самой дружелюбной форме, а сейчас же... она и сама всё это понимала. И ещё в одной вещи Лия была безусловно права: Ровена не могла смириться с потерей. С потерей образа, которого всю жизнь считала родным дедом, с потерей Хвади как части своей семьи. Это было очень непросто, несмотря на то, что теперь у неё был Филипп: он был и до этого, однако только с недавних пор их отношения изменились в желаемом Ровеной ключе.
- Ты права. Я не могу смириться. Но свой выбор я уже сделала в тот день, когда мой собственный дед едва не погубил всю мою жизнь. И я выбрала будущее, - небольшая пауза. - Я должна отпустить прошлое, однако нельзя отпустить то, о чём не знаешь. Я много лет жила в неведении, и теперь я хочу знать всё то, что мне было недоступно. Чтобы отпустить. Иначе я и понятия иметь не буду, что отпускаю.
Следующий визит в Безымянные Земли должен был раз и навсегда поставить точку во всём этом - во всяком случае, в персональной истории Рэймела де Мортикус, и шаманка была настроена безусловно решительно. Потом же речь зашла о предложенном Ровеной свитке телепортации, и некромантка невольно улыбнулась в ответ на слова Лии. Воскресительнице очень часто приходилось пользоваться подобными свитками, и, несмотря на то, что сама она магией Пустоты не владела, о принципе работы определённых заклинаний была хорошо осведомлена.
- Нет же. Необходимо только помнить и знать место, куда тебе нужно переместиться, в точности. Не подумай, я не тороплю тебя, но раз уж я тебя сюда вызвала, то помогу отправиться обратно без затрат. Можешь остаться дольше, если хочешь. Сегодня мне всё равно заняться нечем, - она тихо рассмеялась.

30

Логика Ровены была непонятна Лие, потому ведьма прищурилась, стараясь улавливать эмоции собеседницы. От них веяло фальшью, ложью. Только, казалось, либо некромантка свято верила в свои слова, либо никогда не уделяла дольше нескольких минут мыслям подобного рода - так девушке казалось.
- Ты всё же врёшь мне или себе? - уточнила Лелетея, не отводя взгляда голубых глаз. Из-за прищура и того, что ведьма смотрела исподлобья, можно было провести аналогию с лисьим размером глаз и выражением, словно она следила за добычей, которая отрезана от своей норы. - Если мне, то это пустое. Но всё же я хочу спросить у тебя. Ты жила во дворце, у тебя был угол, только он был не полноценно твоим. И тут тебе говорят: "У тебя всё это время был дом, но теперь его нет". Неприятно?
Тут шаманка подняла правую руку ладонью наверх, словно показывая, что будет и "с другой стороны" рассматривать этот же вопрос.
- А вот сейчас ты купила свой дом, появился личный угол, а вместе с ним и осознание, что это "твоё". Но тут приходит кто-то и говорит: "Вот пожила и будет, пора тебе и съезжать". - Лия сделала паузу. По выражению лица было ясно, что она задумалась о том, насколько прозрачна была метафора. Вроде бы сказала правильно, но не в лоб, хоть и довольно близко. - Что больнее потерять? То, что никогда не знала или то, что обрела?
Ведьма глянула в сторону коридора, где скрылся мужчина в очках. Кажется, он уходил готовить ужин, о чём хозяйка дома благополучно забыла, только настаивать на подобном Лия совсем не хотела. Но также, если не влезать в мысли Восточного Цветка, для Ровены воображение могло подкинуть ещё пищу для размышлений. После того, как та взглянула в сторону Филиппа, вопрос принял совсем другую форму: "Было бы тебе больно потерять его, когда вы не были вместе, или теперь, когда чувства взаимны?" Только в личные дела без разрешения голыми руками ведьма не лезла, ей о таких особенностях не рассказывали.
Фраза о перемещении была брошена интересно. Так что шаманка затихла, пытаясь припомнить каждый листочек в лесу, каждое деревце, каждый кустик. Было это, конечно, невозможно. В Мистерийской империи не было ни одного леса, где бы не проходила кибитка ведьмы. Но какой из этих лесов отличался более сильно и как в точности запомнить поляну, где ты проводишь не больше ночи?
- А в лес как переместиться-то? - уточнила она, смотря на полоски рисунка. - Я каждый дуб не смогу нарисовать в памяти.
И, кажется, после этого Ровена точно могла понять, что с свитками порталов Лия явно не только дел не имела, но и даже не слышала, как с ними работать. Она задумчиво почесала затылок, ещё больше взлохматив свои седые кудри.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №6: 10 июля 17089 года, Торговая Лига. Лия, Ровена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно