FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: 20 Июля 2022 года

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Произведена выдача аренных билетов! Арена все еще разыскивает вольных (и не очень) мастеров, готовых попробовать себя в сотворении захватывающих баталий! Всему научим! Пишите Падальщику.

Завершен ежегодный лотерейный эвент - Остров мельхиров.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Принятые анкеты » Анкета Ирелина Мэллил


Анкета Ирелина Мэллил

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если есть): Ирелин Мэллил, среди Вифин`Джау носит прозвища «Паук Тахэг'ру» и «Обсидиановый страж», также известен среди мечников Ману-Зуала как «Клинок горя», а среди кузнецов и оружейников - как «Кузнец боли».

2. Классификация игрока: Свободный персонаж

3. Деятельность: Вифин`Джау, получивший известность и признание за свои гениальные стратегии обороны и сокрушения обороны, стойкость и способность к руководству войсками, как мастер осадных и оборонительных фортификаций, засадных тактик и операций по сдерживанию. Немалую роль в этом сыграло качественное улучшение оборонительных укреплений на границах и внутри Ману-Зуала. Ирелин имеет в этих вопросах весомый авторитет. На данный момент он находится в довольно сильной позиции, пользуясь поддержкой Ведьм и пристальным вниманием Жриц, считающих его вполне перспективным мужчиной. Мастер-кузнец и мастер инженерного дела, изготавливающий уникальные образцы оружия и доспехов на заказ, довольно известные в стране своим качеством, и образцы големов, такие же эффективные и опасные, хотя и менее известные. Управитель оружейной гильдии «Упавшая звезда» и владелец Железной башни.

4. Раса и религия: Ману Астар, поклоняется Сейлен’Шиар.

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам: 16919, 170 лет. По человеческим меркам - молодой мужчина.

6. Характер: Характер Ирелина сформировался достаточно рано и с тех пор оставался практически неизменным. Он предстает перед сторонним наблюдателем, как спокойный и уравновешенный Ману, уверенный в своих силах и способностях, твёрдо знающий, в чем заключается его предназначение и каким образом лучше всего будет это самое предназначение исполнять. Мэллил обладает жестоким сердцем, холодной логикой и тягой к систематизации всего и вся, всестороннему анализу – у него почти отсутствует сострадание, его место заняла необходимость решать проблемы и избавляться от первопричин. В первую очередь, он - солдат, защищающий своё государство, его ремесло - это война, а на войне хороши все средства. Как говорит Ирелин своим воинам - «Планирование и стратегия это не война. Отравлять колодцы - это война. Вырезать всех младенцев во вражеском городе - это тоже война. Проникать в палатки спящих солдат и резать им глотки - это тоже война. Война - это когда убиваешь стольких, что забываешь, где ты и что вообще делаешь. Вот чем мы занимаемся ради своей страны - примите эту истину». Тем не менее, в любой ситуации он остается спокоен и собран, подмечая детали происходящего вокруг и постоянно добавляя их к уже составленной картине мира, даже тогда, когда вовлечен в яростный и кровавый бой, а его лицо искажено маской кровожадного демона - отчего противоестественное и пугающее ощущение его естества другими лишь усиливается. Эта другая его сторона, которую наблюдают враги Ирелина – жестокость без сомнений, без колебаний. Как только кто-то открыто объявляет его врагом или вступает с ним в поединок, Ирелин считает его мертвым – поскольку не дает пощады врагам. Встать на пути Мэллил и не подвинуться, когда придет время, означает быть растоптанным, хотя до этого момента Ирелин может демонстрировать достойное уважения терпение. Ирелина не разочаровывает даже предательство, поскольку для него это вполне ожидаемая вещь, как и для большинства Ману Астар, хотя сам он редко прибегает к подобной тактике, предпочитая больше ловушки и многоуровневое противостояние. В целом, Мэллил просто старается представлять из себя наиболее трудную цель, а к тем, кому все же хватает наглости пытаться противостоять ему, находить свой собственный подход, без универсальной стратегии, к которой можно было бы приспособиться, что делает его весьма опасным вариантом для конкурента.

7. Внешность:

Кратко

Рост: 167
Вес: 65
Тип телосложения: Нормостеник
Цвет глаз: Красный, с аметистовым переливом
Цвет волос: Серебристый
Цвет кожи: Атласно-черный
Особые приметы: Периодически используемая, особенно в сражениях, боевая раскраска, перенятая в качестве насмешки у орочьих племен
Наиболее частая одежда: Одеяния свободного кроя черных и алых цветов, халаты Востока и классические одеяния Ману, военное снаряжение собственного производства
Украшения (если имеются): Несколько платиновых колец с драгоценными камнями, браслеты, заколки для волос

Высокий, как по меркам Ману Астар, дроу, обладающий тем типом телосложения, в котором наиболее явно прослеживается физическая сила, лишь во вторую очередь – ловкость. Стройная талия, отлично развитая мускулатура верхнего пояса – груди и плеч, руки переплетены плотными ремнями мышц и сухожилий, прекрасно различимыми под кожей. Любой опытный воин с первого взгляда может сказать – сейчас Ирелин находится на пике силовых возможностей своей расы, а вот ловкости и координации ему по меркам дроу слегка недостает. Бесчисленные военные операции высекли на теле Мэллил свои отметины – особенно много шрамов находится на предплечьях, как у любого мечника, носящего свое оружие не для красоты. Исходящую от Ирелина уверенность и силу просто невозможно не почувствовать, как и угрозу, которую он излучает, будучи великолепным фехтовальщиком и Грандмастером своего оружия. У него красивое лицо, яркие глаза, в которых тлеет злобный гений полководца, одним движением руки способного послать вперёд сотни воинов, и если бы не почти постоянно хмурое выражение – Мэллил можно было бы назвать даже в каком-то роде женственным на лицо, хотя найдутся и те женщины, что оценят его резкую суровость. Большая часть волос носится свободно, но бывают и вплетенные косы или подвязанные хвостики в общей массе, в которых блестят украшения или мелкие отсылки к крупным трофеям – например, сделанные из клыков орочьего вождя заколки.

8. Биография:
• Место рождения: Ману-Зуал, Тахэг'ру

Родственники

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/599159.jpg
Отец - Крезин Мэллил, жив

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/829329.jpg
Мать - Кинрель Мэллил, жива

Семья Мэллил (Матери Клинка) не всегда занимала ту позицию, на которой так твёрдо стоит сейчас. Некогда это был слабый, почти павший в интригах род, существование которого, как ни странно это звучит для общества Ману Астар, продолжилось лишь благодаря мужчинам, хотя распространяться об этом за пределами Дома, по понятным причинам, не принято. Официально заслуга по сохранению Дома и росту его могущества принадлежит Матриарху Барзират, которая в то непростое время приняла в свои руки бразды правления. Но за её спиной, в её тени таились те, чьи клинки, собственно, и пролили ту кровь, что сделала почву этого Дома вновь плодородной. Вифин`Джау.

Всё верно, Мэллил – это род, который предоставляет Матриархату талантливых Жриц или сильных Ведьм хотя и стабильно, но реже, чем остальные семьи. Вместо этого Мэллил дает народу Ману-Зуала воинов, чьи таланты недостаточно просто назвать «выдающимися», поскольку это было бы оскорблением, неминуемо повлекшим за собой смерть неосторожного на язык глупца. Нет. Из этого дома появилось множество гениев войны, мастеров клинка и стратегов, выпестованных в жестоких схватках древних войн с архонами и эльфами Лэвиана. Этому также способствовала и территория – в стенах города Тахэг'ру, в котором постоянно кипит военная деятельность, связанная с необходимостью служить щитом для государства.

Будущее Ирелина было определенно в тот момент, когда жрицы, в процессе предсвадебных ритуалов, предсказали его матери и, по совместительству, действующему Матриарху дома, Кинрель, что у неё родится мальчик. «Что же, Богине, видимо, нужны воины в будущем» - без тени удивления отозвалась на предсказание Матриарх, точно так же, как без тени сомнения согласилась позже с решением конклава принять предложение о свадьбе с её избранником. Отец Ирелина, Крезин, был прославленным воином и Ви`Джау из числа наиболее успешных в военном деле на тот момент и, естественно, разделял взгляды будущей жены. Если их Богине угодно, чтобы их род подарил им нового воина, достойную замену ему самому – то так и будет. Поэтому Ирелину позволили появиться на свет. Поэтому его с самого детства бросили в горнило и подвергли жестокой ковке.

0 - 25 лет
Ковка

Каждый дроу с рождения находится в среде острой конкуренции… Кинрель тоже с молоком собственной матери впитала эту истину и осознала её в полной мере – если ты слаб, то не сможешь ничего добиться в этой жизни. То есть, просто «добиться», пожалуй, может каждый, но вот достичь определенной высоты, которой от тебя ожидают… Матриарх не знала, есть ли в её новорожденном сыне та трещина, что в конце концов приводит Ману Астар к поражению и провалу, но собиралась проверить. Именно поэтому у Ирелина появилось десять «братьев». Точнее говоря, так их ему представили – десять купленных у бедняков мальчиков, которые были старше и сильнее своего «родственника». Росли они вместе, учились вместе, вместе спали и ели – но «братья» втайне получали от родителей Ирелина и другие «наставления», кроме уроков, тоже. Испытывать его, задирать, мешать любыми способами, объединяться против него и отталкивать любые его проявления братских чувств – Кинрель проверяла сына на излом, наблюдая из теней глазами прислуги. Но Ирелин с малых лет имел жестокое сердце.

Он был не так ловок, как большинство его «родственников», но был сильнее. Он быстро это усвоил, как и то, что любая слабость, выставленная напоказ, лишит его свободного времени, пищи, ощущения целостности тела, но дарует ему боль, злобу или голод. Ирелин ненавидел своих «братьев» и с годами эта ненависть в нём лишь росла. Он не давал повода им вести себя таким образом с ним… Но раз они встали на его пути – он не позволит семейным узам, которых, к тому же, с другими мальчиками он не ощущал, застилать ему глаза. Постепенно, год за годом, Ирелин ожесточался все больше – и вскоре, постепенно, окружавшие его сверстники стали проигрывать ему в своеобразном перетягивании каната. Этому во многом способствовал отец – Крезин протягивал сыну невидимую руку помощи. Позволял тому стать случайным свидетелем разговоров прислуги, обсуждающих положение дел внутри Дома, тайно посылал его в тренировочные залы к мастерам оружия вместо более унизительных наказаний за проступки (хотя не сказать, что тело Ирелина болело потом меньше), в завуалированной форме делился с сыном собственным боевым опытом… Как противостоять многому числу малым? Как расколоть ряды противника и лишить его единства? Чего лишить врага, чтобы он утратил уверенность? Ирелин начал с воровства любимых вещей и подбрасыванием их новым «хозяевам», а закончил подкупом прислуги обещаниями дальнейшего благосостояния, которая в общем-то знала, чем скорее всего закончится своеобразный эксперимент Матриарха, и физическими расправами над теми, кому доставало глупости в прошлом поднять на него руку.

Несчастные случаи на тренировках. Сломанное в неудачном выполнении приема колено, вывихнутые пальцы… Кошмарные сны, навеянные слабыми сонными травами в пище и подушкой, почти полностью перекрывающей доступ воздуха. Прямые угрозы и жестокие, яростные схватки в полной темноте и полном молчании. Сын Крезина не дал слабины, в его сердце не было трещин, только жестокая и мрачная целеустремленность, питающая одно единственное желание – однажды встать перед матерью… Нет, перед его Матриархом и спросить – зачем она превратила его детство, и без того наверняка обещавшее быть сложным, в этот кошмар? Ирелин узнал правду в конце концов… И он должен был иметь достаточно силы, чтобы ей пришлось ответить.

Когда этот спектакль окончился, мальчику исполнилось пятнадцать. Кинрель решила, что с него достаточно и силу характера сын продемонстрировал – она приказала разделить ряженых рабов и её сына, наконец, и дозволить ему встать на уготованный ему путь. Пусть к тому моменту Ирелин закончил изучать грамоту и математику, постиг этикет высшего общества и законы государства в должной мере, а также прошел подготовительный воинский курс, его обучение только начиналось. Теперь он принадлежал Крезину, ему же было приказано избавиться от ненужных больше рабов. Крезин кивнул… Но у него были иные планы на «братьев», которые он позже обсудил со своей женой – и та нашла их удовлетворительными и способствующими её цели.

Под руководством своего отца юноша начал своё обучение по-настоящему. Теперь его распорядок дня напоминал расписание солдата на действительной службе. Подъем – еще раньше, чем прежде. Первая половина дня – тяжелые, изматывающие тренировки мастеров над оружием, ни на что не похожие для стороннего взгляда. Наставники долго изучали Ирелина, его тело и его способности, при помощи тестовых упражнений, магов-целителей и лекарей. Заключение мастеров было таковым – мальчик может обучиться любому боевому искусству, но одно подходит лучше прочих.

Клинок. Вердикт, который не мог оставить отца равнодушным, как, впрочем, в некоторой степени и мать тоже – подобная предрасположенность к искусству фехтования, которому в Доме Мэллил уделяли пристальное внимание, была подтверждением правильности ранее принятых решений. Ирелин был гораздо сильнее своих сверстников и, кроме прочего, родился со странной аномалией восприятия, которая в прошлом множество раз помогала ему – его скорость реакции была ненормальна для его возраста, да и в целом была ненормальна, он реагировал на вещи и события, на которые был в состоянии отреагировать только опытный воин. Но сейчас за его глазами поспевал лишь разум – тело слушалось плохо. Это был задаток таланта, который в будущем ляжет в основу гения, но сначала этот мутный и полный сколов алмаз требовалось огранить.

Тренировки были сложными, даже слишком – мастера заставляли тело Ирелина разрушаться и восстанавливали его раз за разом. Обессилевшие мышцы, растянутые сухожилия, поврежденные суставы, синяки и переломы компенсировались сном, пищей, алхимией и магией. Юношу обучали мечу так, чтобы его меч оставался в ножнах как можно дольше, но покинув – не возвращался в них без крови. Учитывая, что наставниками сына Матриарха были Ви`Джау, мастера различных техник и оружия, Ирелин получал опыт не просто реальных сражений, а буквально вынужден был поглощать концентрат противостояния на грани жизни и смерти, кровавых и яростных боев, в которых все решали доли секунды, а ошибка стоила жизни. Его буквально заставили отказаться от всяческих иллюзий относительно сражения или поединка, практически лишили возможности колебаться, создав в его сознании нерушимую уверенность в том, что любой, кого он посчитает врагом, должен быть уничтожен – без намека на жалость, при первой же возможности, любым доступным способом. Не имея иных примеров перед глазами, Ирелин вынужден был принять эту реальность… И жить ей.

Примерно так же обстояло всё и со второй частью дневного распорядка – только в этом случае обучение носило теоретический характер. Юноша изучал стратегию и тактику под руководством своего отца – при этом дело не ограничивалось только информацией, касающейся армии Ману-Зуала. Специфика ведения боя эльфами, орками, гномами и людьми изучалась Ирелином точно так же тщательно, потому что ключ к победе над противником заключался в его понимании. И речь шла не только о шаблонах комплектации войск, применяемых на поле боя приемах, трактатах по военному искусству тех рас, у которых они существовали, нет, Крезин приучал сына понимать вероятного противника всецело, его психологию. Понимание того, как противник думает, приводит к возможности увидеть его самое слабое место, а тот, кто обладает этим видением, держит чужую жизнь в руках. Таким образом, когда подошла пора отправляться в Академию, Ирелин уже представлял из себя достойного наследника своего отца – юноша был силен, в должной мере жесток и целеустремлен, обучен владению своим оружием на среднем, по меркам Мэллил, уровне и обладал знаниями военного дела на уровне младшего командира.

Но перед отправкой на учебу… Крезин вызвал сына на тренировочную арену, приказав ему явиться готовым к бою. До последнего момента Ирелин не знал, что его ждёт – еще одно испытание? На этот раз он должен продемонстрировать свои приобретенные умения отцу? Какой-то заключительный урок? Или тот просто желает попрощаться с ним таким образом?... Когда перед ним открылись массивные двери, Мэллил увидел в черном зеркале обсидианового круга арены десять своих «братьев», конечно же тоже вооруженных, увидел наблюдающих за ним мастеров над оружием Дома, собственных мать и отца. Матриарх приказала ему продемонстрировать то, чему он научился. Ирелин извлек меч из ножен... Спустя несколько минут все рабы были мертвы - наследник Дома убивал их безо всякой жалости, без колебаний. Обучали ли эти куски мяса владению оружием? Скорее всего нет. Во всяком случае, их уровень подготовки был попросту смешным. Некоторые, увидев гибель своих товарищей, пытались умолять - но Ирелин не прислушался.

25 - 40 лет
Закалка

Прибыв в Академию Воинов, Ирелин почти сразу привлек к себе внимание кураторов. Он выделялся среди прочих своих сокурсников… Много чем, на самом деле, не смотря на то, что в обществе дроу каждый стремится быть особенным и уникальным, иначе его существование довольно быстро оборвется. Во-первых, Дом – от отпрыска Мэллил сразу же ждали очень многого. Во-вторых, уровень базовой подготовки Ирелина был выше, чем у прочих – вступительные экзамены он сдал с лёгкостью, а на испытании поединком ему даже удалось незначительно ранить инструктора – конечно, это была лишь небольшая царапина, случайность… Но наблюдавшие за новыми кадетами кураторы из числа ассасинов знали, что случайностей не бывает, есть только воля их Богини и мастерство, которое Ей служит. Будь на клинке Ирелина яд, его противник уже был бы мёртв. Не меньшее внимание привлекла и техника владения мечом, характерная для Мэллил, скупая и жестокая, она буквально сочилась единственным желанием – убивать. Ирелин оказался под пристальным вниманием руководителей, как перспективный студент.

Юноша не стал разочаровывать своих невидимых наблюдателей. Он отдавал тренировкам всего себя, продвигаясь в искусстве владения мечом огромными рывками, проливая пот и кровь в поединках с наставниками – через пять лет Ирелин уже стал мастером меча, и всё равно его техника продолжала постоянно улучшаться. Аномальное восприятие окружающего пространства и скорость реакции, к которым его тело, наконец, приспособилось, лишь усилили боевые навыки Мэллил и очень скоро мало кто из студентов Академии мог составить Ирелину конкуренцию, когда речь заходила о поединке. Его выдающаяся сила сделала его адептом техники «Биение стальных сердец», которому юноша обучался у одного из лучших мастеров Академии, а аномальная способность воспринимать мир – открыла доступ к технике «Око мира». На обучение к ассасинам он попал довольно рано – и справлялся с ним точно так же, как и с тренировками ранее, благодаря самоотдаче и жуткой целеустремленности. Постигать «Око» для Ирелина было достаточно сложно, поскольку изначально он не обладал высокой одаренностью и его совместимость с этой сверхъестественной техникой оставалась весьма посредственной и вообще была возможна только благодаря его искаженному видению мира. Однако со временем, в процессе тренировок и длительных, зачастую изматывающих его ментально и физически, медитаций, Мэллил смог преодолеть этот барьер и начать расти. Для корректировки его пути развития использовали нестандартные упражнения и понадобились усилия нескольких уже действующих экспертов «Ока», чтобы наметить юноше путь, но это все же имело определенный успех. Медленно, но верно, Ирелин постигал суть и продвигался по ступеням просвещения, «Око мира» стала его основной техникой, вокруг которой выстроился весь его боевой стиль – аномальая скорость реакции и широта спектра восприятия, чудовищная точность атак. Усилить атакующие способности при этом была призвана вторая техника – «Биение стальных сердец». Таким образом, клинок Ирелина становился все опаснее в процессе его обучения, в том числе, много позже, уже самостоятельного совершенствования. Изучая, как наносить наибольший урон, Ирелин постигал самую главную науку после той, что объясняла суть меча - анатомию. Знай, куда ударить - и тебе хватит одного выпада. Эта наука останется с Мэллил на всю жизнь - и совершенствовать он будет её не переставая... Если у Ирелина и был какой-то явный изъян – то это неутолимый голод собственной силы, но вряд ли в обществе Ману Астар это было так уж плохо.

Впрочем, каким бы талантом мечника не обладал сын Крезина, истинное его предназначение было в другом. Имея начальные знания в военном деле, с теоретическими занятиями в Академии Ирелин справлялся лучше большинства прочих. Он также не стеснялся тратить время на то, чтобы изучать дополнительные материалы в библиотеке Академии, зная, что информация для хорошего командующего – это такое же оружие, как меч или лук. Ведь Ирелин намеревался стать не просто хорошим командиром, а таким, имя которого, как и имя его отца, будет известно Азол-Дипу, таким, к слову которого станут прислушиваться даже величественные Жрицы.

Он изучал материалы предыдущих кампаний Азол-Дипа и труды выдающихся военных деятелей, перенимая их опыт – Ирелин тратил часы, вырывая их из своего и без того малого свободного времени, восстанавливая минувшие сражения на тактических досках, разыгрывая их на модельных столах тактических классов. Он постигал тактику и стратегию иных – он был яростным вождем орков, ведущим свое племя в засаду Ви`Джау, он был архонским центурионом, штурмующим бесконечно усложненную оборону сети тоннелей, он был рейнджером Левиана, преследующим в лесных тенях рейдовые группы Ману, был… Множество лиц пришлось примерить Ирелину, как множество способов уничтожать противника осознать. Он изучал местность и даруемые ей преимущества и накладываемые ограничения, скорость движения по ней войск, возможную и теоретическую, узнавал эффективность лучников в разное время суток и разную погоду, спефицику рейдерских групп, методики работы разведки, важность шпионажа и захвата пленных, плюсы и минусы яростной атаки и хладнокровной обороны, а так же всех возможных комбинаций двух этих принципов. Ирелин корпел над картами и составлял их сам, он переделывал планы сражений, изменяя действия владык войны таким образом, чтобы победа, возможно, перешла к другой стороне – все эти труды Мэллил передавал руководству своей кафедры и многие его решения со временем нашли отражение даже в учебной программе.

Кроме прочего, Ирелин был лидером. Не просто обладал задатками лидера, нет – он им был полноправно. Он изучил в своей группе каждого студента – родословная, насколько это было возможно, привычки, сильные и слабые стороны, психологический аспект, цели и связи. Он же вызвал на поединок каждого – со временем не осталось тех, кого бы Ирелин не победил силой своего оружия, чьими тайнами бы не владел и о ком не знал бы того, что давало бы ему власть. Ему завидовали, его ненавидели, его неоднократно пытались убить теми или иными способами – но Ирелин жестоко мстил за эти попытки… В конце концов, опыт противостояния рабам, якобы «братьям», не прошел зря – власть, которую приобрел Мэллил над сокурсниками, сжимала их глотки железной хваткой. Немало времени было потрачено на то, чтобы правильно поставить голос и подобрать наиболее подходящую командиру манеру говорить, держаться соответствующим образом, демонстрируя свою позицию, принципиально её отстаивая. И, опять же, со временем, появились те, кто решил, что лучше служить сильному лидеру, чем исчезнуть в бесплодной попытке противостоять его огню. А Мэллил выделялся, ярко. Репутация одного из лучших мечников Академии, талант стратега, успехи в обучении, внимание со стороны старших преподавателей - всё, что для себя вырывал у жизни Ирелин, лишь увеличивало его авторитет. Нет, другие, конечно, тоже ничего не получали просто так - но почти фанатичное желание достигнуть большего все же ставила его на немного иной уровень. Так появились те, кто упрочил силу личности Ирелина, те, кто на время его обучения и много позже, станет основой его мощи.

У Ирелина был опыт множества вылазок в пещеры близ Тахэг'ру перед тем, как на него впервые легло бремя командования. Ману отлично себе представлял, насколько опасны могут быть эти бесконечные ходы, ведущие в глубины гор, у корней которых роятся чудовища, которым нет названия, как знал и об ужасах, свивших гнезда на останках умершей Империи, практически ни одна вылазка в качестве воинской практики не обходилась без боя с чудовищами. В этих вылазках Ирелин после определенного момента почти на постоянной основе занимал пост младшего заместителя командиров – его теоретический опыт признавали прочие Ви`Джау, руководящие походами учащихся Академии, и желали огранить их практикой - таким образом, юношу определили в группу наиболее перспективных студентов, которым, возможно, в будущем действительно удастся занять какое-то место в военной иерархии. С одной стороны это означало, что у Мэллил накапливался опыт командования - ему зачастую специально позволяли руководить действиями своего отряда во время тренировочных походов в тоннели, наблюдая за его действиями и корректируя. С другой - это было большой ответственностью, а за любую ошибку, даже мелкую, полагалось наказание... Не сказать, что Ирелин был однозначно счастлив своему положению, но четко понимал - нужно продолжать двигаться. Иначе...

«Иначе я умру, как они» - мысль, которая укоренилась в сознании Мэллил, стоило ему увидеть тела. Его отряд был поднят по тревоге и приписан к поисковой партии – одна из групп не вернулась из тренировочного выхода, связи с ведущим их наставником установить не удалось. Были лишь обрывочные сведения с застав, через которые эти группа прошла. Спустя несколько часов отряд Ирелина наткнулся на то, что осталось от группы кадетов и их наставника. Оторванные конечности, обрывки одежды и обломки снаряжения, кровь и плоть. Кажется, отряд стал здесь небольшим лагерем, их застали врасплох на привале. Только так можно было объяснить такую концентрацию трупов в одном месте, будь здесь бой – картина была бы совершенной иной.

Мэллил убивал и раньше, сражался с монстрами из пещер тоже, но почему-то задумался о том, что сам он смертен, именно сейчас… Точнее, о том, что смертен он внезапно. И особенно внезапно – будучи подневольным кому-то. Кому-то, кто точно так же пошлет его в черную пустоту тоннелей, из которой он не вернется. Против этого разум Ирелина взбунтовался. Точно так же его огорчила трата материала… Пусть еще неопытных, но все же воинов – только что военный потенциал страны снизился. А сколько таких потерь будет на дистанции? Как стратег, он не мог об этом не думать. Быть может, поручи Ви`Джау патрулирование и борьбу с монстрами бездушным автоматам… Развивать эту мысль стало некогда, когда из переходов показались те, кто пустил предыдущую группу кадетов на мясо – но в этот раз всё было совершенно иначе.

40 - 60 лет
Оборона Обсидиановой Пасти

Окончив Академию с отличием, Ирелин поступил на службу в армию Ману-Зуала и был приписан к одному из отрядов Ви`Джау как младший тактик, также в обязанности Ирелину вменялось служить заместителем своему командиру. Кхетлир из дома Рикирин не проявил к своему новому адъютанту неприязни, наоборот – в дальнейшем он всячески способствовал продвижению Мэллил по службе, хотя и делал это весьма своеобразно, в основном, поручая Ирелину такие задания, с которыми большинство других подопечных Кхетлира попросту не справились бы. Почему тот поступил таким образом? Ирелин подозревал, что все дело, конечно же, в том, чтобы в будущем стребовать с него плату за этот патронаж, что было бы обычным делом с точки зрения Ману, но пока что его подобное вполне устраивало.

Ирелин нёс свою службу в самых разных уголках Империи. Он патрулировал тоннели на границах государства, совершал вылазки на поверхность в составе рейдовых групп, сражался с разведывательными партиями эльфов и архонов, пытающихся проникнуть на территорию Азол-Дипа, охотился на чудовищ в глубинах гор вместе с охотниками на монстров ради реагентов по заказу Жриц, совершал дерзкие налеты на орочьи племена – все это, конечно, под предводительством Кхетлира, подразделение которого постоянно перебрасывали из одного конца страны в другой, но благодаря этому Мэллил получил опыт военных действий, а его репутация, как воина, постоянно росла – за двадцать лет службы Ирелин собрал коллекцию трофеев с весьма опасных противников всех рас и видов, казалось, не было такого врага, которому он уже не противостоял…

На шестидесятом году жизни Ирелин представлял из себя практически полностью сформировавшегося как воина молодого мужчину, чьи таланты командующего становились все более и более очевидны для окружающих, способностью командовать солдатами эффективно он обладал практически феноменальной, но вот возможности проявить себя достаточно, чтобы преодолеть узкое горлышко признания, все никак не предоставлялось – в государстве всё было относительно спокойно, а заслуг на чужих полях боя было почему-то недостаточно. Но Ирелин чувствовал – за ним пристально наблюдают как некоторые Жрицы, так и Ведьмы, с многими из последних ему уже доводилось не только сталкиваться по своей службе, но и выполнять некоторые их поручения. Кое-кто даже демонстрировал к Ирелину благосклонные намерения, но далее туманных намеков о возможной поддержке, если он достигнет чего-то большего, дело не шло, хотя и понятно, почему… Но всё изменилось закономерным образом.

Подразделение Кхетлира было прикомандировано к исследовательской партии, обнаружившей в древней системе тоннелей близ Тахэг'ру, сеть неизвестных до этого момента проходов, появившихся, казалось, из ниоткуда и ведущих неизвестно куда. Ирелин, много время потративший на изучение военной истории Азол-Дипа, прекрасно себе представлял, что может произойти, если в этих тоннелях разведчики потревожат что-то опасное, а потому предложил своему командиру организовать рубеж обороны, который бы одновременно служил аванпостом и пунктом снабжения для этой экспедиции. Кхетлир согласился, приказав Мэллил начинать обустройство крупного лагеря, а сам, взяв элитный отряд, отправился на разведку в систему пещер вместе с учеными из числа Колдунов и Ведьм. До сих пор достоверно неизвестно, что именно там произошло, но факт остается фактом – спустя три дня из тоннелей, ведущих к неисследованной территории, хлынул поток невиданных доселе тварей, устремившихся к обитаемым горизонтам.

Ирелин понятия не имел об опасности, которая настигнет его спустя три дня, но подошел к делу организации позиции со всей присущей ему серьезностью. При помощи нескольких прикомандированных к отряду магов Земли и труда временно подчиненных ему солдат, он начал превращать тоннель и пещеру, в которых расположилась экспедиция, в укрепленный район, который смог бы предоставить солдатам укрытие от большинства угроз, которые был способен вообразить себе на данный момент Ирелин - от обстрела физическими или магическими снарядами, от прямого столкновения в ближнем бою. Работа шла согласно плану, кое-где даже с опережением графика, так что когда к середине третьего дня пол под ногами сотрясся, а с потолка посыпалась каменная пыль, когда зазвучала тревога и прибывшие дозорные, посланные Мэллил к тоннелю, в который ушел Кхетлир, доложили о приближении орды чудовищ, их встретила организованная оборона, а не горстка палаток. Это было слабое утешение, принимая во внимание тот факт, что Ирелин попросту не мог отступить со своей позиции просто так - исследовательская группа не вернулась, как и командир, а ведь в её составе имелась Жрица! Таким образом, Мэллил был вынужден отдать приказ об удержании позиции - он будет защищаться здесь до тех пор, пока подошедшие подкрепления не смогут пробиться к, возможно, еще остающейся в живых Жрице, либо пока не отобьет её труп.

Почти весь тоннель вглубь был изрезан траншеями, в которых прятались каменные колья, и заполнен временными укрытиями, в сводах стен и под потолком были организованны ячейки для стрелков, из пола – подняты барьерные валы для действия пехоты, созданы новые боковые тоннели, ведущие за пределы оборонительного периметра и даже собрана наспех четверть сторожевой башни. Твари столкнулись не с ничего не ожидающими воинами, а с солдатами, занявшими свои позиции согласно расписанию и выверенным до последнего метра секторам обстрела. У Ирелина было около полусотни обученных солдат, вооруженных и готовых к сражению, а так же развитая сеть укреплений и даже несколько магов для поддержки, небольшой контингент кавалерии на асджанахах, но… Этого было крайне недостаточно, чтобы хотя бы надеяться на успех – Мэллил был вынужден послать в собственный тыл гонцов, скрепляя приказы любым встреченным командирам патрулей немедленно прекратить их текущее задание и присоединиться к обороне рубежа печатями Кхетлира, попросту взломав шкатулку, в которой те хранились, что было само по себе отчаянной мерой. Естественно, это дало результат - несколько встреченных связными Мэллил командиров немедленно отправили на помощь Ирелину воинов.

Спустя несколько часов Мэллил получил первые подкрепления в виде немногочисленных осколков других отрядов. Несколько десятков рядовых Ману, отряд застрельщиков, нескольких разведчиков из группы, возвращавшейся с поверхности, а также гарнизон одной из располагающихся рядом застав – теперь у Ирелина насчитывалось около двух сотен солдат, из которых он смог сформировать активный боевой состав и группы резерва, чтобы хоть как-то распределить нагрузку на свой рубеж. Но… Силы неизвестного врага были представлены крупными стаями, численность которых превышала численность находящихся под временным командованием Ирелина воинов. К тому же, сохраняющаяся тектоническая активность, проще говоря обвалы, подсказывали Ирелину, что теперь до него не скоро доберутся свежие силы - и это предположение подтвердили отосланные в тыл разведчики. Тоннель, ведущий к обитаемому горизонту, был частично завален, а, быть может, дальше вглубь - и полностью перекрыт. Мэллил выделил небольшой отряд для сопровождения пары магов, дабы попытаться расчистить тоннель. А пока что он вынужден был удерживать рубеж - если тот падет, ничто уже не спасет запертых здесь, как в ловушке, Ману.

За каждый метр продвижения к своим позициям Ману Астар брали с тварей, которые своей внешностью напоминали какой-то неизвестный вид гигантских пауков, кровавую дань – во время атак поток существ был таким плотным, что ни одна стрела не прошла мимо цели, ни одна дистанционная техника не была применена впустую. Наконечники стрел пробивали хитин, магические заряды крошили корпуса, ловушки замедляли тварей, но ничто не могло их остановить полностью, даже опустошение рядов ливнем духовных снарядов – среди солдат из отряда Кхетлира было множество выдающихся лучников, овладевших техниками, пусть и на базовом уровне. Каждая стая, что выбиралась из тоннеля, уничтожалась, но рано или поздно – твари должны были добраться до позиций дроу, поскольку стрелы не были бесконечными, как и энергия у оставшихся магов. Рано или поздно, должен был начаться ближний бой... И, когда это случилось, когда твари наконец смогли преодолеть заслон из снарядов и магии, достичь укреплений Ману, там, в самом центре позиций, с клинком наперевес, ждал их Ирелин. Он не собирался прятаться за спинами солдат и находился на переднем крае обороны - он же первым вступил в бой, когда орда захлестнула позиции… И он находился там не просто так - его фигура воодушевляла солдат своей непреклонностью перед лицом врага, а сам опорный пункт хорошо подходил для прямого руководства остальными силами.

Оборона, которую возвел Мэллил, не была монолитной. Она была расслабленна и разрозненна, но ожесточенна, а оставленные прорехи в ней служили, чтобы позволять врагу продвигаться по ним – прямо под огонь находящихся за пределами досягаемости противника лучников и магов. Её центром служила его позиция – отсюда, ведя ближний бой вместе со своими, теперь уже, солдатами, Ирелин координировал действия всех других узлов сопротивления, сообщающихся по подготовленным заранее коротким подземным переходам. Здесь, в схеме сопротивления этой оборонительной линии, Мэллил применил тактики всех известных ему мастеров войны – гномов, эльфов, людей, не важно, кому принадлежат идеи, главное, чтобы они работали против противника, который не был Ирелину известен.

Ожесточенные ближние бои, превращающиеся в мясорубку, стремительные контратаки в целях замуровать проходы, из которых появляются чудовища, тактические отходы, отвлечения и парирование прорывов – Ирелин сражался с роем без остановки, без сна, лишь при помощи алхимических составов и поддержки магией, как и остальные его воины. У него не было подкреплений или возможности отойти, как сделал бы любой другой командир дроу на его месте -  за спинами отряда Ирелина находился прямой путь, ведущий прямо к территориям города несколькими горизонтами выше, пусть и сейчас замурованный обвалом. Отходить, собственно, было некуда - да и любая попытка отступить, оставив укрепленную точку, привела бы к тому, что воинов просто бы смяли. Все, что мог Мэллил – это продолжать пустотное сражение против врага, который нес чудовищные потери, не считаясь с ними, с каждым часом теряя все больше воинов и надеясь, что отправленные за помощью солдаты приведут сюда дежурные подразделения с других горизонтов, и что будет проведена экстренная переброска войск, достаточных, дабы остановить этот прорыв.

Оборона Обсидиановой Пасти, которая в будущем станет известна, как «Обсидиановый ксеноцид», стала самым напряженным сражением за последние сто лет. Когда деблокирующая группа достигла позиций Ирелина, они практически полностью были разрушены и погребены под телами чудовищ, а сам Ирелин предпринимал очередную самоубийственную атаку, парируя прорыв с горсткой выживших. Ви`Джау, ведущие солдат, считали, что тот уже должен был быть мёртв… Четыре дня, Мэллил продержался четыре дня – без подкреплений, без припасов, без надежды на выживание. Когда иссякли стрелы, когда оказался переполнен наспех организованный полевой лазарет, когда не осталось в наличии алхимии, а воины Ирелина могли надеяться лишь на свои мечи, тот все равно сумел не просто выжить, а удержать рубеж. Больше того – воинам Мэллила оказалось по силам уничтожить один из тоннелей, ведущих на неизведанную, зараженную этими тварями, территорию, а так же в отчаянной атаке спасти одну из Жриц и Ведьму из её свиты, единственных выжившую из экспедиционной группы – женщины волей случая телепортировались практически в гущу битвы на позициях Мэллил и сохранение их жизни стоило Ирелину правой руки и глаза. Четыре дня… Так долго, потому что один из секторов тоннеля был обрушен той же тектонической активностью, которая, как позже выяснилось, выпустила наружу паукообразных тварей. Четыре дня, наполненных смертью, благодаря которым Ирелин наконец и стал Вифин`Джау.

60 - 100 лет
Обсидиановый страж

Талант Ирелина был по достоинству оценен Матриархатом. «Обсидиановый ксеноцид» выставил его в выгодном свете, как способного к разрешению самых сложных задач по защите вверенного рубежа командира, тем более – когда речь шла об ограниченных ресурсах. Выполняя приказы младших Жриц, Мэллил раз за разом руководил охраной экспедиций в сектора потерянных территорий Империи. Осторожный и последовательный подход, который он практиковал, а также способности оборонительного стратега, наделили Ирелина соответствующей репутацией. Когда Ведьмам или Жрицам требовалось провести какой-либо опасный эксперимент, особенно если в этом могли быть замешаны внезапные появления чудищ из глубин подземелий, для организации оборонительной линии и охраны вызывалось подразделение Ирелина. Поначалу небольшое, насчитывающее всего сотню воинов, оно начало разрастаться тем больше, чем больше подобных приказов Мэллил исполнил, чем больше хаотичных атак отразил, и постепенно превратилось в полноценное соединение из трёх сотен Ману.

Ирелин учился и накапливал опыт быстро, и чем больше опытнее он становился, тем больше влиятельных фигур среди Ведьм и даже Жриц подмечали, что в его глазах тлеет гений стратегии, едва ли принадлежащий этому миру полностью, а острота ума и холод логики не уступают клинку, который Ви`Джау носил за своим поясом. И этот меч... Свое другое прозвище, «Клинок горя», Мэллил получил не в насмешку - Ману Астар вообще редко давали подобные имена воинам, слишком уж звучные они были. Но Ирелин ему полностью соответствовал - со временем и тренировками его манера фехтования изменилась, все больше иллюстрируя жестокую сущность Ману Астар. Пируэты, выпады и удары  - всё это вело не просто к смерти противника, а к мучительной смерти, смерти в агонии, к хлещущей фонтаном крови, отрубленным конечностям и вырванным внутренностям. Отвратительное и пугающее зрелище - для врагов, воодушевляющее и будоражащее жестокую натуру - для воинов-Ману. На поле боя Ирелин превращался в жуткий вихрь стали, казалось бы, хаотичный и безудержный в своей бессистемности - но на самом деле каждый его удар был выверен и рассчитан, чтобы быть нанесенным с пугающей точностью, максимальным уроном и запредельной жестокостью. Этому способствовали часы, посвященные изучению, вновь, анатомии живых существ, а также техник дознания - кто сказал, что навыки палачей не применимы в бою? Для устрашения - вполне. Кроме прочего, они часто пригождались Ирелину в добыче информации из пленников - пачкать руки командующий не считал зазорным никогда.

Доверие, которое оказывали Ирелину представительницы Матриархата, росло медленно, но все же росло – постепенно ему доверяли куда менее тривиальные задачи, иногда – даже требующие большой ответственности. Например, однажды, под строгим надзором более опытных Ви`Джау и Жрицы из среднего круга, Мэллил участвовал в инспекции оборонительных укреплений на границе Ману-Зуала и перестройке нескольких укрепленных районов, внося предложения о добавлении новых узлов сопротивления и опорных точек, путей снабжения и позиций для сторожевых отрядов. Некоторые из этих предложений даже были приняты военным советом, занятым этим вопросом на тот момент. Это было своеобразным тестом для его способностей, как оборонительного стратега, и Ирелин с ним справился – во всяком случае, немного позже, когда чертежи улучшенных им оборонительных схем были тщательно изучены инспекцией, ему пришло полное сухого официоза письмо с благодарностью за проделанную работу и небольшое количество ценных наград. Как станет видно позже, подобная проверка была не просто так – в будущем с подобными приказами к Мэллил гонцы будут прибывать все чаще, а объекты, которые Ирелину будет поручено инспектировать, станут более важными, его авторитет в вопросах обороны и оборонительных сооружений, а так же военной политики, начнет медленно расти, пусть и при патронаже куда более опытных в этом Ви`Джау из таких семей, как Кладдсэк и Эверх'афин, с которыми Ирелину удалось наладить какой-никакой контакт во время подобных мероприятий.

Мэллил занял довольно высокое положение в армейской структуре, карабкаясь по скользкой стенке признания, ревностно исполняя приказы, продавая свой талант и плетя интриги, как, впрочем, и большинство Ману, которые уже прошли по этой кривой дорожке до него. Вокруг Ирелина, будучи плодом долгой и кропотливой работы, сформировался в конце концов его собственный штаб из обязанных ему так или иначе офицеров помладше, которому под силу была обработка даже сложных армейских маневров и процедур реорганизации. Фактически - за последние десятилетия несколько крупных операций с армией, так или иначе, с содействием или без, проводил именно Ирелин, будь то плановое перевооружение, смотры или учения, что постепенно улучшало его положение, хотя урвать для себя эти приказы было достаточно сложно. Но Мэллил работал не покладая рук, чтобы доказать не просто свою полезность, а собственную необходимость - десятки крупных кампаний и сотни мелких, бесчисленное количество вылазок, статус великолепного фехтовальщика, ревностно поддерживаемый в дуэлях, хотя тех становилось постепенно меньше. Благодаря всему этому Ирелин был уважаем. Более того, в какой-то момент его статус, видимо, достиг как раз того уровня, когда с ним стало не зазорно показаться в обществе - Мэллил заручился поддержкой сразу двух Ведьм, которые, хоть и в некоторой степени конкурировали друг с другом, обычно были нацелены на то, чтобы их объект внимания достигал еще большего, хоть их мотивы и были не до конца ясны.

Главные связи

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/250757.jpg
С`Шейн Ширай

«Тень паука», Ширай, первой начала поддерживать Ирелина открыто, когда тот удостоился звания Вифин`Джау. Собственно, у неё не было сомнений в правильности выбора кандидатуры – ведь ему женщина уже была обязана жизнью. Не то чтобы это была такая уж большая заслуга в обществе Ману-Зуала, просто Ширай видела, чего это Мэллил стоило – именно её отбил у чудовищ во время обороны Обсидиановой пасти Ирелин. Будучи талантливым Заклинателем, она часто сопровождает своего протеже, оказывая ему всестороннюю поддержку при помощи своих стихий Разума и Пустоты, хотя вряд ли это все её способности...

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/280491.jpg
Каниа Л`лотх

«Ядовитый коготь», Каниа, присоединилась к Ирелину во многом из-за Ширай, теплых отношений с которой у них не сложилось с раннего детства – две их семьи постоянно конкурировали между собой. Первоначальным её планом было извести Мэллил и уничтожить его статус назло «лучшей подруге», но со временем её цели и приоритеты изменились. Во всяком случае, сейчас она больше поддерживает Мэллил, чем ему вредит, особенно ценна её осведомленность и опыт относительно политики и интриг. Впрочем, это не самая сильная её сторона – противники Кании гораздо больше опасаются её магии Огня и Тьмы. Вместе эти две жрицы составляют Паучий совет при своем Ви`Джау - они тень и когти, оставившие остальные функции Ирелину.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/42893.jpg
Кастиль Таулен

«Низкая, некрасивая, без воли к жизни, ничего особенного. Никто её не купил, потому отдам за половину цены» - примерно так описал Кастиль работорговец, у которого Ирелин её в свое время приобрел. Она и правда представляла из себя жалкое зрелище на момент продажи, но куда более опытный в воинском деле Мэллил видел то, что не видел, казалось бы, профессиональный работорговец. А может, дело было в другом – как раз в отсутствии воли к жизни… Кастиль была сломанным мечом и его предстояло перековать, что Ирелин и сделал, поскольку Таулен оказалась мастером клинка, которого редко встретишь среди людей, а талант оружия Мэллил ценил выше многих вещей. У неё с её новым хозяином даже духовные техники совпадали. По прошествии двух десятков лет, Кастиль все еще низкая и некрасивая, по меркам Ману, но именно она командует личными телохранителями Ирелина и обладает даже какой-никакой властью в его башне.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/894166.jpg
Бенита Молам

Бенита Молам – деловой партнер Ирелина, при помощи которой он контролирует деятельность филиала своей гильдии в Торговой Лиге. Довольно трудно основать там приличное заведение, если ты дроу – даже в таком свободном городе могут возникнуть проблемы. Поэтому Мэллил нашел себе партнера… Из обедневших купцов, конечно же, дабы выковать крепкую цепь привязанности и долга, помимо условий контракта. Молам это понимает четко, как и то, что пока она исполняет свои обязанности хорошо – ей не придется больше торговать водой.

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/822175.jpg
Азриэль

«Азриэль… Особый случай» - примерно так, не без усмешки, отзывается об этой женщине Ирелин. Азриэль, фамилии у которой нет, была подобрана им в разоренной набегом эльфийской деревеньке примерно сто десять лет назад. Когда девочка немного подросла, ей предоставили выбор – либо она становится хорошим инструментом, которым не стыдно пользоваться, либо доживает последние свои спокойные годы, прежде чем её начнут использовать для увеличения числа рабов. Азриэль выбрала первый вариант и пока справляется удовлетворительно – её руки оказались пригодны для ювелирного дела и рунического ремесла, так что, со временем став специалистом в этих вопросах, она и по сей день участвует в процессе производства «Упавшей звезды».

http://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2740/748591.jpg
Мерит Мэл

Из всех противников, с которыми сражался за свою жизнь Ирелин в бесчисленном множестве смертельных поединков, нашелся лишь один враг, что смог по-настоящему его заинтересовать. Мэллил никогда не испытывал ни жалости, ни сострадания к своим жертвам и не испытал ничего подобного вновь, походя рубанув мечом какое-то невнятное человеческое существо, бывшее в плену у только что уничтоженной орочьей ватаги – но буквально спустя мгновение вынужден был испытывать неподдельный интерес. Девочке удалось поймать его меч ладонями – и смертельный удар, лишив ребенка обеих рук, не достиг цели… Позже Ирелин будет искать оправдания своему решению в том, что так ему подсказали его инстинкты воина – «Если вылечить и обучить её…», но факт останется фактом, человеческое дитя, которому Ирелин пожаловал имя, приобрело статус привилегированного раба. Сейчас  Мерит пятнадцать лет и она является учеником Ирелина, при чем в последние годы её талант мечника стал для того очевиден.

100 - 170 лет
Мастер клинков

С ростом своего статуса, Ирелин обнаружил у себя и рост количества свободного времени по вполне понятным причинам. Ранее он был занят своей военной карьерой и борьбой со смертью, теперь же у Ви`Джау появилась возможность развивать и иные собственные составляющие. Естественно, как мечник и воин в целом, более всего Ирелин был увлечен мечами и доспехами… Но в каждом клинке, который попадал ему в руки, он находил некий незначительный для других, но практически фатальный для него самого изъян, равно как и в броне, которую ему доводилось носить. Это значило только одно – нечто идеальное для него самого способен создать лишь он сам. С момента осознания этой простой истины Мэллил приступил к освоению кузнечного и оружейного ремесла. Используя свои связи, приобретенные за годы службы и наработанные в кулуарах воинской касты, внутри которой обмен информацией о тех или иных ремесленниках был по понятным причинам отлично налажен, он выторговывал для себя информацию о наиболее выдающихся мастерах своего дела и позднее предлагал им ограниченные контракты на снаряжение для собственных войск при следующем же обновлении снаряжения, если они согласятся обучать его самого, или же… Убеждал в необходимости этого иными способами, как и любой другой Ману Астар усвоив простую истину – привлекай выгодой, сдерживай вредом.

Год за годом, в свободное время постигая науку обращения с металлом, в том числе тонкости ювелирного дела, Ирелин вырабатывал собственный стиль, будь то гравировка, украшающая его творения, или сам процесс ковки, внешний вид конечного изделия, который с каждым десятилетием все более явно угадывался в предметах, прошедших через горн в его собственной башне в Азол-Дипе. Некогда эта башня принадлежала его бывшему наставнику, погибшему в ходе обороны Обсидиановой пасти, ныне же у неё был новый владелец, перестроивший её по своему вкусу за последние десятилетия, изменив её функционал - во-первых, Железная башня была превращена сама по себе в укрепленный объект, а во-вторых - скорее напоминала теперь производственный центр, чем простое жилье. В коллекции Ирелина, занявшей целых три этажа башни из шести, находятся самые провальные его попытки выковать что-либо в первые месяцы обучения и, конечно же, лучшие его произведения, которыми не пользовался он сам, или записи о тех предметах, что были сделаны им, но сейчас использовались другими видными членами общества.

Продавать результаты своего мастерства Мэллил стал не сразу. Лишь после того, как некоторые воины, хорошо разбиравшиеся в таком предмете, как мастерство кузнеца-оружейника, начали подмечать оружие, которым Ирелин пользовался, и его доспехи. Некоторые желали знать, где он купил их, иные – кто их сделал. Вот тогда-то Ви`Джау и позволил просочиться слухам о том, что его рукам принадлежат некоторые предметы, выставленные напоказ… Например, он создал посох одной из довольно известных в магической среде Ману Ведьм, предложив той своё подношение, в каком-то роде, не без помощи тех женщин, что уже ему покровительствовали. Ирелин экспериментировал со сплавами и соотношениями металлов в них, способами обработки и контроля конечного качества, он пробовал геометрические формы оружия, использовавшиеся в древней Империи, даже такие, что сейчас могли бы показаться порождением безумия. Пройдя путь от кривого железного гвоздя до вменяемых творений, Мэллил приобрел известность, как мастер оружия и доспехов, к которому не так уж просто обратиться за заказом, и не менее сложно за этот заказ расплатиться, но ради которого не будет жаль затратить подобные усилия - пусть и заняло это почти век. Но что для дроу - время, коль он занят чем-то, в чем заинтересован?

Опираясь на подобную репутацию, и, что сыграло куда более значимую роль в условиях матриархата, на поддержку собственной матери, для которой доля от прибыли и новый источник дохода оказались достаточно мотивирующими, Ирелин смог создать сначала небольшую гильдию, а затем увеличить её до размеров серьезного предприятия, чьи филиалы располагаются в некоторых крупных городах Ману-Зуала, и даже Торговой Лиге - в том числе Ирелину удалось привлечь к сотрудничеству некоторых местеров из тех, у кого он, собственно, обучался, покровительствуя им в той или иной мере. Естественно, приходилось бороться с конкурентами... Но здесь свою выгоду предоставлял статус, не говоря уже об уже наличествующих ниточках, за которые имелась возможность подергать. Род Мэллил был сам по себе весьма богат, но Ирелин осознавал необходимость преумножать богатство Дома, во-первых, а во-вторых – иметь собственный источник дохода, во многом потому, что сам он, во-первых, не привык к аскетизму, а во-вторых - из необходимости для Ви`Джау во многом самостоятельно обеспечивать свои военные предприятия. Естественно, в статьи благосостояния Мэллил входили и многочисленные рабы, добытые в бесчисленных вылазках или выкупленные позднее на сторонних аукционах, многие из которых были обучены и перевоспитаны, чтобы наилучшим образом поддерживать своего господина – алхимики, ювелиры, маги и рунические мастера, привлекаемые к производству оружия. Ирелин ценил талант своих рабов в достаточной мере, чтобы позволять им жить относительно спокойной жизнью, пока они исправно исполняют свои обязанности. Более того – он спонсировал их развитие, защищал их, обеспечивая им безопасность – в том числе от глупых мыслей о побеге.

С ростом производственной мощности «Упавшей звезды» и накопления в Железной башне средств, Ирелин вновь вспомнил о своей старой идее – чем бы заменить смертных солдат? Кто не предаст его, патрулируя территорию его дома? Кто сможет охранять его, не выказывая усталости? Как молодой Ви`Джау, у которого достаточно недоброжелателей, Ирелин, естественно, опасался за свою жизнь и, как любой Ману, не особенно доверял даже личным телохранителям. Даже если те верны – они все еще смертны. А вот металл… К тому моменту, как пришла эта мысль, Мэллил уже превосходно понимал металл. Как кузнец, оружейник, как воин… Металл не подводит, если хорошо за ним следить. И, точно так же, как когда-то он поступил с кузнечным ремеслом, Ирелин начал изучать големостроение.

В этот раз начинание было более удачным – все же, теперь это была не просто просьба какого-то отпрыска богатого Дома, пусть и получившего какую-никакую  военную славу. В этот раз, обращаясь к мастерам своего дела, Мэллил представлял весомую фигуру – все же, его изделия, как кузнеца, уже вызывали уважение. Поэтому в этот раз найти помощь было куда легче – тем более, что Ирелин согласился предоставлять тем мастерам, что готовы его обучать, мощности Железной башни. Для тестов, для постройки экспериментальных образцов, для проверок гипотез, на которые никто бы другой не выделил столько средств – взамен Ви`Джау требовал лишь знаний, но не только общих, специфических тоже. Начав с изготовления корпусов, применяя к этому свои познания мастера-кузнеца, Мэллил медленно двигался к двигательным системам. Рунические цепочки, программирование големов, создание ядер для металлических солдат - вот где ждали его настоящие трудности… Хорошо еще, что к тому моменту тренировки с клинками и навыки в оружейном деле достаточно натренировали мелкую моторику, чтобы Мэллил был способен работать с тонким искусством рунических цепочек и сложными механизмами инженерии. Впрочем, у Ирелина были ресурсы и время и он не стеснялся их тратить, тем более, что его талант к работе с металлом заиграл новыми красками в свете воплощения из этого самого металла новых форм смерти, двигающихся самостоятельно.

Это тоже было оружие – и это свое оружие Ирелин так же полюбил, как и процесс его создания. Набрав небольшой штат подающих надежды Ману, которым, тем не менее, не удалось твердо устроиться в жизни, Мэллил привлек их к обучению тоже, а затем и к производству – таким образом ему удалось в конце концов наладить выпуск небольших партий големов. Здесь сказался военный опыт – в плодах своего инженерного искусства Ирелин воплощал то, что меньше всего желал бы встретить на поле боя в качестве противника. Его големы были… Несколько необычны. Их программы ведения боя, защита, оснащение оружием – все это несколько отличалось от принятых стандартов. Там, где другие производители предпочитали менее затратные и сложные способы, Мэллил принимал за основу качество и эффективность, даже если его голем мог стоить как три-четыре более простых модели. Вышедшие из кузниц Железной башни машины были по-настоящему опасны и привлекали внимание своим внешним видом – зачастую это были гибриды форм самых отвратительных чудовищ из пещер… Но зато они были удивительно эффективны в том, для чего создавались. В умерщвлении целей.

Показательным стал случай одном из клубов Азол-Дипа, где произошла схватка между выведенным одним из алхимиков боевым гибридом и големом Ирелина. Пусть поврежденное, но его создание из металла осталось стоять, а вот конструкт алхимика потерпел поражение. Свидетели этого действа были несколько удивлены совсем не машинной жестокостью, которую демонстрировало детище Мэллил, хоть и нашли подобное программирование тратой потенциала… Но именно после этого публичного выступления Железная башня начала получать несколько специфические заказы на не совсем обычных големов – в основном, от Ведьм, но иногда и от Колдунов - Ирелин выполнял их исправно. То, что ему заказывали, большей частью, или големов, предназначенных явно для пыточного дела, судя по запрашиваемому функционалу, или такие машины, которым сложно было бы найти иное применение кроме истребления всего живого, Мэллил не особенно волновало, но еще одно прозвище к нему прицепилось - «Кузнец боли». Довольно иронично, как сам он находит. Естественно, как только Ирелин достиг определенного уровня мастерства, некоторую часть охраны в его башне заменили собой боевые големы.

Также именно на этот период жизни Мэллил приходятся наиболее интенсивные тренировки. Продолжая следовать намеченному еще наставниками в Академии курсу, Ирелин, прикладывая огромные усилия, дабы преодолеть отсутствие врожденной склонности, медленно продвигался по ступеням просвещения техники «Око мира», параллельно совершенствуя свой уровень владения клинком. В конце концов, примерно на сто тридцатом году своей жизни, ему удалось достигнуть уровня, который большинству рядовых мечников кажется недостижимым - уровня Грандмастера. С этого момента практика техник пошла немного легче, а, может быть, сказалась помощь Ведьм, покровительствовавших Ирелину, которые, так или иначе, оказывали ему поддержку в развитии уровня одаренности, все же техника, которая так тяжело давалась Ви`Джау, была из числа сверхъестественных, то есть из мира, который разум воина понимал с определенными затруднениями. Так или иначе, Мэллил все же смог преодолеть сковывающие его ограничения - намеченный рубеж был взят, высокий уровень синхронизации с техникой выполнен. А ведь некоторым эта техника давалась так же легко, как навык ходить...

От своего рождения и до настоящего времени Ирелин прошел трудный и долгий путь, который превратил его в хладнокровного хищника, способного взирать за агонией жертвы, путающейся в его паутине, равно как и пускать в ход свои чудовищные когти. И сейчас, наблюдая за тем, как развиваются события на поверхности, этот хищник ощущает, как по его паутине проносится неясная рябь – нечто очень беспокоит Ирелина, неосязаемая угроза, куда хуже игр, которые ведет человеческая императрица, движущаяся из тьмы, медленно и неотвратимо. Все более тревожные вести приносят Мэллил разведчики – а значит пришла пора готовиться защищать своё государство и свою Королеву вновь. Или, быть может, пора, наконец, расширить территории Ману-Зуала... Он еще молод и впереди его ожидает множество, несомненно, великих свершений. Возможно, Ирелин родился достаточно рано, чтобы увидеть, как меняется эпоха? Но пока что будущее сокрыто мраком, сквозь который не видят даже привычные к тьме глаза Ману.

9. Мирные умения:

Навыки

Кузнец
Оружейник
Руническое дело
Инженер
Концентрация внимания
Лидерство
Тактика

Анатомия
Палач
Ману - Превосходный уровень
Ораторство
Ювелир
Чтение следов
Ловкость рук
Лёгкая атлетика
Знание пещер
Картография
Психология
Запугивание
Дипломатия
Законы
Математика
Грамотность
Управляющий
Блеф

10. Боевые способности персонажа: Класс: Убийца, Разитель
Мечник высочайшего класса, тренированный лучшими мастерами над оружием дома Мэллил и Ассасинами в Академии Воинов, Грандмастер клинка. Владеет техникой «Биение стальных сердец» на высоком уровне, является адептом техники «Око мира» благодаря своему аномальному восприятию мира и неестественно высокой скорости реакции.

11. Тип распределения опыта: Вручную

12. Ваше состояние: Башня в Азол-Дипе и прилегающая территория, переоборудованная в крупную оружейную мастерскую и одновременно с этим филиал гильдии, оружейная гильдия «Упавшая звезда», с филиалами в крупных городах дроу и Торговой Лиге. Достаточное количество наложниц и рабов, в том числе с высокими производственными навыками, и охраны башни, личный боевой отряд, периодически придаваемые для решения тех или иных задач Королевского Матриархата силы, от малых отрядов и вплоть до крупных соединений и группировок. Боевое снаряжение элитного класса, пара ездовых асджанахов.

Анкета игрока

1. Имя: Станислав
2. Возраст: 25
3. Пол: М
4. Связь с вами: L`#7338
5. Как часто будете приходить? Раз в сутки
6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах 9/10
7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с ними? С правилами ознакомлен, исполнять не обязуюсь (с)
8. Каким образом вы вышли на форум? Я и не уходил [2]
9. Ссылка на Ваш основной профиль, если это твинк. Leks Delevry
10. Если Вы уходите с форума (с оповещением в специальной теме отсутствий), даете ли свое согласие на перевод этого персонажа в НПС или акционные персонажи? Нет

Отредактировано Ирелин Мэллил (2021-06-22 14:52:31)

2

Раса: Ману'Астар
Пол: Мужской
Организация: Свободный персонаж
Состояние: Богатство

Характеристики
Сила: 6 +1
Ловкость: 5 +1
Выносливость: 3 +1
Одаренность: 5 +1

Мирные умения
Знание пещер - Превосходный уровень - 1
Концентрация внимания - Высокий уровень - 1
Кузнец - Профессионал - 3
Лидерство - Высокий уровень - 4
Оружейник - Профессионал - 3
Управляющий - Профессионал - 4
Тактика - Высокий уровень - 4

Инженер - Любитель
Руническое дело - Любитель
Ювелир - Любитель

Анатомия  - Ученый
Грамотность - Знаток
Дипломатия - Знаток
Законы - Знаток
Картография - Ученый
Математика - Знаток
Психология - Ученый

Палач - Любитель

Легкая атлетика - Любитель

Блеф - Высокий уровень
Запугивание - Высокий уровень
Ловкость рук - Высокий уровень
Ораторство - Высокий уровень
Чтение следов - Средний уровень

Ману - Превосходный уровень

Боевые умения
Дополнительный класс: Разитель - 3 уровень

Боевое мастерство - 160 - уровень 4
Оружейный стиль: Два оружия

Техника «Око мира» - 6 уровень просвещения
Техника «Биение стальных сердец» - 5 уровень просвещения
Владение катаной - Грандмастер

Солдат
Боевой дух - уровень 3
Боевая реакция - уровень 4

Разведчик
Быстрый боевой стиль - уровень 4
Бдительность - уровень 1

Убийца
Разитель - уровень 2

Уникальные способности

Единство техники и клинка
Приобретено
Требуемый навык: Владение катаной - Новичок
8 баллов опыта
Пассивно
Владение катаной позволяет использовать технику «Око мира» (катаны и её разновидности теперь являются совместимым оружием).

3

Аренные билеты:
http://s2.uploads.ru/VgYDv.png http://s2.uploads.ru/VgYDv.png


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Принятые анкеты » Анкета Ирелина Мэллил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно