FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Приветствуем Вас, Путник! Мы рады каждому желающему присоединиться к миру Мистериума. Однако, просим учесть, что форум находится на Перезагрузке - ведутся работы по обновлению игровой системы и LORа. Конечный срок завершения пока не установлен. У нас все еще можно играть, но внесенные изменения касаются боевой механики и истории мира, что, в свою очередь, может затронуть вашего персонажа. Пожалуйста, примите это во внимание при регистрации.
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Восточный Роковой Хребет. Заброшенная шахта


Восточный Роковой Хребет. Заброшенная шахта

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/227962.jpg

В центральной части Восточного Рокового Хребта расположена одна из многочисленных шахт, что пронизывают богатую металлами и серым эфиром горную гряду, как нити ходов - муравейник. Ныне заброшенная и забытая почти всеми, она не привлекает внимания, слабо отличаясь от подобных мест по всему миру: укреплённый вход, тихо ржавеющие пути для вагонеток, фонари, когда-то заправляемые маслом, а ныне походящие на диковинные плоды, свисающие с полотка, запах камня и старого металла. Точные размеры шахты никому не известны, как и причина, по которой она оказалась заброшена. Никаких признаков обрушений на первый взгляд не видно, как и останков - человеческих или иных, что делает это место скучным в своей обыденности. На широкой площадке за углом от входа в шахту расположился брошенный лагерь, небольшой, но добротно поставленный. Тропинка, ведущая ко входу, давно заросла колючей травой, не знающего ноги разумного живого существа.

Внутренние локации:
1. Брошенный лагерь
2. Территория у входа
3. Тоннели, переходы и выработки
4. Расчищенный проход, ведущий за пределы шахты
5. Неисследованная сеть пещер

2

Лекс.
17089 год. 16 Августа. Вторая половина дня.

Барон фон Дермент стоял в небольшом палаточном лагере на склонах Восточного Рокового Хребта, и ветер, такой приятно-тёплый после Пустошей, настойчиво трепал белоснежные пряди, пока Лекс осматривался, сопоставляя увиденное с услышанным в Министерстве. Мир бурлил вокруг Саманты, Союза Бесконечных Звёзд и оппозиции, но Министерству было известно намного больше, нежели обывателям из "обычных" гильдий, хотя, даже несмотря на это, предоставленная информация была довольно - слишком - скудна. В этот район неделю назад была отправлена исследовательская экспедиция на поиски одного из Зеркал Эдгарда, которое, по непроверенным сведениям, должно было находиться где-то в глубине одной из шахт по добыче титана. Накануне экспедиция пропустила сеанс связи, что, вкупе с тревожной информацией из более ранних отчётов привело к переброске новых сил, отправленных по следам группы из восьми человек.

Сил, состоящих из одного барона.

Больше людей Министерство выделить просто не могло из-за круговерти событий в мире, да и Лекс один стоил многих, потому ему вручили копию задокументированных отчётов и разве что не пинком отправили разбираться. Информации в бумажках было до обидного мало: девятого августа группа порталом добралась до места, где сейчас стоял чародей, разбила лагерь, провела разведку поверхности (ничего необычного обнаружено не было) и совершила первую вылазку вглубь. Десятого исследовала часть ходов, начала составлять карту шахты(карта к отчётам не прилагалась). С каждым днём они уходили всё глубже в своих поисках, находя лишь рабочие помещения старателей и ничего, что могло было быть хоть как-то связано с зеркалом - да что там, не было обнаружено хотя бы что-либо не связанное с добычей металла. Четырнадцатого поступил отчёт об обнаруженном проходе в "систему пещер невыясненного происхождения", который группа раскопала, сделав предположение, что завал был вызван намеренно - слишком он был локализован. В тот же день поступил первый отчёт об "аномалиях". Характер этих аномалий внятно объяснить не смог даже квалифицированный маг Министерства, ограничившийся туманными словами о предполагаемом психофизическом воздействии, звуках невыясненной природы, нехарактерных для местности и предчувствии, говорящем об опасности. В отчётах говорилось о том, что на следующий день планируется отправить в обнаруженную сеть пещер усиленную группу из шести человек, оставив на поверхности лишь двоих. Более сообщений не поступало.

С виду лагерь выглядел пустым, но не разрушенным - все пять палаток на месте, утварь убрана, ничего не валяется. Даже ничем особым не пахло, по крайней мере, при текущем направлении ветра – ни разлагающейся плотью, ни кровью, ни дымом. Будто все люди просто исчезли. Вход в шахту должен был располагаться чуть дальше, метрах в тридцати за скальным выступом.

Лекс, получен вызов: Дыхание глубин
Сложность: Сложная

3

Южное поселение Воргонов «Бушующего пламени» >>>

Всё это напоминало горячечный бред. Кошмарный сон, преследующий его уже долгие годы. Вот он выбирается из своей постели в академии, влезает в сапоги и несётся по объятым пламенем улицам Иридиума. Нет времени подумать, взвесить решение, убедить себя, что именно оно – единственно верное…

Вот он несётся в небесах, заставляя Гетиду выбиться из сил, дабы успеть вовремя, вот пикирует из облаков огненной звездой, нарушая несколько законов Империи одновременно, вот наспех переодевается в кабинете в своё полевое снаряжение. Папка с документами, которые он едва успевает прочитать. Инструктаж прямо на бегу. Голодный зев портала.

Другой конец материка.

Александр стоял посреди лагеря, прислушиваясь к своим ощущениям. Внутренне напряженный, хоть и больше от темпа, в котором был вынужден прибыть сюда, он не ожидал явной опасности, но был к ней готов. Ветер, сухой и жаркий, к которому он привык за время пребывания в Торговой Лиге, трепал длинный хвост волос. Алые глаза щурились, осматривая палатки.

Ни звуков. Ни запахов. Ни людей.

Четырнадцатого числа исследовательская группа нашла завал и разобрала его. Вчера экспедиция должна была отправить вниз усиленную партию, оставив в резерве двух человек... Сегодня, наверное, должен был состояться сеанс связи. В таком случае – где двое оставшихся?

Александр иногда участвовал в экспедиционных вылазках Министерства и знал, что члены группы должны строго следовать протоколам – а значит без веской причины те, кого оставили на поверхности, не должны были покинуть лагерь. Они должны были, как минимум, выйти на связь. Как максимум – сейчас его встретить, зная, что в случае чрезвычайной ситуации Министерство обязательно вышлет группу реагирования. Или, хотя бы, её подобие…

Лагерь выглядел нетронутым, так что фон Дермент решил обследовать его в первую очередь. Заглянуть в палатки, поискать среди личных вещей дневники или полевые заметки, которые, как он надеялся, смогут дать больше информации, нежели сухие полевые отчеты. Ему ли не знать, что для себя пишется куда больше, чем для начальства? Уложив левую руку запястьем  через рукоятку меча, чародей двинулся к ближайшей палатке, оставаясь, тем не менее, бдительным к окружающему пространству.

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-06 15:09:41)

4

Срочность и сумбурность, едва-едва влезающая в стандартные протоколы, как растолстевший пьяница в старые штаны, лучше прочего говорила о суматохе в мире. Куда делись чёткие инструкции, подробный сбор информации, обсуждение состава группы? Неужели в Министерстве просто выхватили первого, кто не был задействован в чём-то более важном, но обладал достаточной силой, чтобы, в случае необходимости, иметь возможность эту силу применить? Да уж. Организация на высоте. Увы, оставалось лишь двигаться вперёд, самостоятельно находя ответы на все вопросы. Впрочем, барону было не привыкать.

Тишина в лагере была неприятной - знакомый, разумеется, с протоколами Министерства Лекс прекрасно знал, что оставшиеся в лагере не должны были его покидать. Что значило одно из двух - либо они мертвы, либо позорно дрыхнут, наплевав на все свои обязанности, и тогда им сейчас ох как не поздоровится... Отсутствие разрушений говорило в пользу второго варианта, ведь здесь, скорей всего, если и могли быть сложности, то из-за диких зверей или монстров, но те не должны были быть проблемой даже для исследовательской группы Министерства Магии, которая в обязательном порядке содержала боевых магов. Так что же? Собранный и готовый к неожиданностям, Лекс отправился исследовать лагерь, резонно решив, что сразу лезть в шахту нецелесообразно.

Первая палатка. Два спальных места, два небольших вещевых мешка, миски с ложками рядом - и всё. Строгий полевой порядок во всей своей скупости. Чародей бесцеремонно распотрошил вещи в поисках заметок - пусто, лишь сменная одежда. Должно быть, рядовые члены группы, которым нет нужды вести записи, и не желающие делать это по собственной инициативе. Вторая палатка. То же самое. Третья. Здесь Лексу повезло больше - на одеяле лежал раскрытый дневник. Правда, пролистав исписанные не слишком лёгким для чтения почерком страницы, оказалось, что это, похоже, послания к своей девушке, или невесте, или жене, в общем, "свету его жизни". Мельком брошенный взгляд выхватил излишне пространные описания собственных мыслей, довольно невнятные,

как на последней странице.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/894052.png

Возможно, здесь можно было найти что-то полезное, но придётся уделить тексту больше внимания. Видимо, автор слишком сильно скучал по этому "свету" - настолько, что писал ей каждый свободный момент, судя по обилию исписанных страниц. Никакой подписи в книжонке не было, хотя в тексте мелькали имена - Торн, например, согласно бумагам барона, был действительно одним из членов группы. Но - всё ещё никаких следов, будто человек просто отложил дневник и вышел.

5

Барон действовал быстро и решительно. Переворачивал постели, расшвыривал миски и ложки, потрошил вещмешки – ему было совершенно не до аккуратности и никакого желания оставить после себя «всё как было» он не имел. Важен был лишь результат. И результат пока что получался плачевный.

Снаряжения нет. Они взяли с собой всё, кроме сменной одежды? Зелья, свитки, запасное оружие, магические атрибуты. Пусто. Значит ли это, что группа, отправившаяся вниз, не понимала, с чем может столкнуться, и решила забрать даже ресурсы, предназначающиеся для тех, кто остался на поверхности? Нонсенс. Если в оставшихся двух палатках я ничего тоже не обнаружу – это будет повод крепко задуматься над тем, почему этот лагерь буквально пуст.

Но сейчас в его руки попало хоть что-то. Дневник… Александр взял его в руки, вышел из палатки и прочел последнюю страницу. Торн… Имя одного из участников группы. «Должны вернуться к вечеру»… Это он о группе, ушедшей вниз, видимо? Значит, эту страницу заполнили вчера, примерно около полудня – готовился обед. Запись оборвалась на полуслове. Перо оставило росчерк на бумаге – он дернулся во время письма? Писал в палатке. Что-то услышал? Явно не призыв к обеду – тогда бы точно продолжил писать. Тот, кто так относится к своей возлюбленной, не оставит, фактически, письмо для неё так просто.

Дермент нахмурился и перевернул страницу обратно. Еще одну. Ему нужно было просмотреть несколько последних – как минимум до момента, как прибыла сюда эта группа и хозяин дневника наверняка отметил этот факт в своих заметках. Что-нибудь вроде «о, свет мой, это был очень трудный день, мы ставили палатки пять часов кряду…».

– Гляди, «свет жизни моей»… Что думаешь об этом? – Барон усмехнулся, подняв от дневника глаза… В пустоту. Эрилимии здесь не было. Не могло быть. Да и мысли о нур, вызванные возникшей нелепой ситуацией, вызвали вдруг в мужчине отклик чего-то тёмного и тошнотворного. Предчувствие… Беды. Смертельной опасности. Инстинкт еще ни разу не подводил барона – так что Пламя Бури заставил себя заткнуться. Перестать думать. Силой восстановил в голове порядок. Сосредоточился. Дневник… Затем нужно будет бегло осмотреть оставшиеся две палатки. Попытаться поискать на земле следы – в лагере, как минимум. Затем можно будет осмотреть вход в шахту.

Клянусь Первым Огнём, тлеющим в моей душе, я буквально уверен, что пожалею о своем назначении на эту миссию. Это то же самое ощущение, что я испытал, соглашаясь на работу с Соулом в прошлый раз, будь он проклят! Эх… Да поможет мне Иннос со всем дерьмом, в котором мне придётся барахтаться в ближайшее время.

6

Вопрос, брошенный в пустоту, разумеется, остался без ответа. Тёмной эльфийки здесь было - Эрилимия осталась по ту сторону Северного Рокового Хребта, среди снегов и воргонов. Хотя, быть может, она уже покинула этот суровый край, отправившись по своим делам, о которых барон ничего не знал? Возможно, при следующей встрече она расскажет, чем занималась - а быть может, придётся вытаскивать из заклинательницы информацию клещами, как уже бывало. Слишком сильно это зависело от её настроения. Но сосредоточиться стоило на происходящем, несмотря на дурное предчувствие - прямо как в тот день, начавшийся со встречи в "Золотой бочке". "Есть предложение" говорил Соул... "Поживёшь пару дней в Аклории" говорил Соул... И чем всё закончилось?! Культисты, ведьмы, монстры, бесконечная беготня за собственным двойником и, как финал, полёт на фениксе по Иридиуму вкупе с новообретённым проклятьем. Да уж. Ну, что там в этих дневниках?

Пролистав страницы назад, беглым взглядом ища, за что зацепиться, Лекс гадал, почему автор мог так явно прерваться. Что-то точно произошло, из-за чего он бросил свои записи - так куда, во имя Инноса, они оба подевались? В дневнике было сложно быстро что-то найти из-за того, что автор, будь он неладен, больше времени уделял воспоминаниям и своим абстрактным мыслям, нежели конкретным фактам. Приходилось проглядывать проклятые излияния намного внимательней, чем хотелось бы, выхватывая всё новые и новые мгновения чужого прошлого. Видимо, ожидание в лагере было невероятно скучным, потому что совершенно бесполезной для Лекса информацией было исписано страниц двадцать - неужели ему совершенно нечем было заняться? И зачем вообще настолько объёмно писать своей возлюбленной, если она состарится раньше, чем всё это прочтёт? Тоска по ней.... детальнейшие описания пикника... рассказы о буднях в Министерстве... между прочим, в них было нарушено несколько протоколов безопасности из класса "о неразглашении", и, если об этом доложить, автору неплохо так влетит от руководства - если он, конечно, до сих пор жив. Та-ак. А вот это уже было хоть как-то похоже на то,

что интересовало чародея.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/996789.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/680818.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/846708.png

Следующие страницы пришлось пролистать - если только барон не желал детально ознакомиться с довольно-таки смехотворными описаниями того, как сильно этот фрукт любит свою, кхм, фруктессу, во всевозможных метафорах. Это было, конечно, мило, но, так как Лекс решил использовать этот дневник в качестве источника информации, крайне неудобно. Метафоры... воспоминания... снова метафоры...

Фрагмент чего-то полезного...

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/545950.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/126266.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/298219.png

Снова метафоры и воспоминания, щедро приправленные тем, как члены группы не понимают его стремления пропадать с книжонкой при любой возможности. Может быть, стоило развести костёр, заварить себе чаю да неспешно погрузиться в чтиво? Или, что было, наверное, решением поудачнее - приложиться к фляжке, что всегда была у барона с собой. Ибо случай тут воистину "без пол-литра не разберёшься", слишком сильно были нужные факты разбавлены водой, будто в море капнули чернил. В том, что место это было угнетающее, хозяин дневника, кажется, приврал - по крайней мере, Лекс ничего такого не чувствовал. Горы и горы, он бывал в местах похуже, помрачнее и поугнетательнее, здесь же просто пусто. И тихо. Слишком тихо... не шуршали мелкие зверьки, не стрекотали насекомые, даже трава не шуршала на ветру. Будто мир замер на бесконечно долгие мгновения, копя силы, чтобы сорваться вперёд, как падающее в пятки сердце в момент, когда тьма в конце коридора оживает.

Оторвавшись от дневника, чародей собирался заглянуть в оставшиеся две палатки, но, подойдя к той, что располагалась дальше всего от места открытия портала, заметил у её дальнего края что-то необычное. Он не был следопытом и совершенно не разбирался в следах, но эти выемки в земле смотрелись странно. Будто в неё зачем-то тыкали острой палкой. Несколько десятков раз. Лагерь стоял на площадке, поросшей клочками жухлой травы, и никаких особых следов на сухой почве не было видно, по крайней мере, на первый взгляд - кроме этих выемок.

7

Хозяин дневника и Торн – тыловое обеспечение. Их оставили в резерве лагеря. Траубон, Нимраэль, Каптон – члены оперативной группы? Выполняли разведку поверхности и они же ушли вниз. Также есть еще двое, чьи имена автор не упомянул. Гейер. Видимо, командир? Боги… Ну и почерк.

Дермент перебросил дневник в правую руку, после чего тот исчез, а вместо него возникла серебряная фляжка. Чародей свинтил крышку, сделал пару глотков, задумчиво покачиваясь с пятки на носок, обдумывая прочитанное. Фляжка исчезла, как только он с ней закончил – из открывшегося провала в никуда Александр выудил предоставленные Министерством документы, бегло пролистав тощую пачку, дабы сравнить имена, указанные в документах с теми, кого назвал автор этих розовых соплей.

Во-первых, нужно было соотнести списки имен и определиться с теми двумя, кто был в составе группы, ушедшей вниз. И выяснить имя воздыхателя «света его жизни». Во-вторых, министр решил уделить чуть больше времени (всяко больше, чем во время бега к порталу по коридорам столичного отделения) изучению списка группы. Состав. Способности. Краткая характеристика.

Тишина.

Закончив с документами, первым делом Александр прикрыл ненадолго глаза.

Он сосредоточился. Отделил от своего сознания собственный опыт – опыт многолетних боев, войн, битв, схваток. Он извлек из себя эпизоды бесконечного сражения во мраке катакомб под Иридумом. Он забыл ненадолго ту секунду, в течение которой был мёртв – когда тварь Хаоса вырвала его сердце, за мгновение до того, как его тело обернулось истинным пламенем. Он принудил своё сознание отказаться от взгляда на мир через призму пережитого испепеления себя заживо, прежде чем драконий огонь вспыхнул в его крови.

Нет ничего сложнее для мага его уровня, чем попытаться остановить циркуляцию маны – подавить защитные пассивные заклятия. Всего на секунду или две фон Дермент воспринимал окружающее пространство, как обычный смертный. В этот краткий миг его не поддерживала его сила.

Тишина.

Неестественная. Эти горы… Мертвы? Так не бывает. Птицы. Насекомые. Мелкие звери. Ничего нет. Ничего не слышу. Ничего не чувствую. Только бесконечную пустоту. Голодная тьма внизу – прямо под моими ногами? Такое же чувство… Как перед спуском в проклятые катакомбы в столице!

Александр открыл глаза. Всё мгновенно вернулось на круги своя – его сила отсекла угнетающее давление местности. Чародей поднял руку, из которой только что пропали документы, на уровень глаз – обтянутые тонкой кожей перчатки пальцы мелко подрагивали. Дрожь тут же исчезла, стоило ему сосредоточить на пальцах взгляд, но…

Забавно. Делеври оскалился, сжав кулак до скрипа перчатки, после чего сунулся осмотреть две оставшихся палатки. Мельком кинул взгляд на несколько десятков «лунок» в сухой почве – это что, следы от копья или, может быть, посоха? Кто-то очень нервный стоял здесь часовым? Жаль, что навыки чтения следов барон все еще развил в себе недостаточно хорошо… Что же, это задание было очередным тестом – оно покажет, как именно ему следует совершенствоваться в будущем. Если, конечно, он справится… Осмотреть оставшиеся палатки. Затем можно направляться ко входу в шахту. В процессе можно было подумать насчет наличия в оной упомянутых в дневнике рунических систем освещения – магические светильники, кажется… Это фон Дермента тревожило. Поскольку означало, что шахта была уже как минимум необычной – на обычной выработке не будут вестись работы по прокладыванию манапровода, установке освещения, это попросту слишком дорого. Во что он, Белиар побери, ввязался?...

8

Да уж, вольное сочинительство - совсем не то же самое, что сухие, строгие отчёты, с которыми чародей обычно имел дело в Министерстве. Безусловно, качественно написанный отчёт встретишь не так часто, как хотелось бы, но любая рабочая бумага с нехваткой конкретики и излишками воды была лучше этого. Ставший уже привычным глоток алкоголя не смог до конца смыть ощущение чего-то розового и склизкого, но, по крайней мере, отодвинул на какое-то время чёртово проклятье. На смену личному дневнику пришли приятно хрустящие сухостью речи материалы Министерства. Задокументированные "вестники" отчётов... скудное описание местности...

список членов группы.

Бруно Гейер. Человек. Трибунал. Свет и Огонь высоких порядков, Разум низких. Мистик, боевой маг. Руководство группой и принятие оперативных решений.
Арамиль Нимраэль. Светлая полуэльфийка. Трибунал. Разум, Пустота средних порядков, Жизнь низких. Чародейка, менталист. Обеспечение связи и перемещений.
Марк Шелдар. Человек. Тенелов. Тьма, Металл средних порядков, Воздух низких. Чародей. Обеспечение защиты группы Lex Prioria.
Уолфорт Каптон. Человек. Тенелов. Кровь, Вода, Тьма средних порядков. Мистик. Обеспечение защиты группы Lex Prioria.
Миранда Вэйл. Человек. Lex Prioria. Свет, Жизнь, Природа средних порядков. Волшебница, целитель. Направление артефакторики.
Кристоф Торн. Человек. Lex Prioria. Металл, Огонь средних порядков, Земля, Разум низких. Заклинатель. Направление магических аномалий.
Рогар Траубон. Гном. Lex Prioria. Земля высоких порядков, металл низких. Чародей, изваятель. Направление археологии.
Сет Амелин. Человек. Lex Prioria. Вода, Металл средних порядков. Рыцарь, боевой маг. Направление монстрологии.

Не густо, но вряд ли бы ему вручили подробные личные дела, да и были ли они необходимы? К сожалению, Министерство - достаточно большая организация, чтобы члены даже одного отделения могли быть не знакомы между собой, потому из четырёх имён, приписанных к Lex, Александр краем уха слышал лишь два: Миранды Вэйл и Сета Амелина. Какой-то особой информации по ним у барона не было - кажется, рядовые сотрудники, ничем особым не выделяющиеся, но, видимо, достаточно квалифицированные в своих областях, чтобы попасть в состав пропавшей группы.

Сунувшись осмотреть оставшиеся палатки, Лекс, наконец-то, поймал за хвост хоть какое-то подобие удачи, потому что после палатки с припасами (провизия, походный инвентарь и тому подобные вещи) он заглянул в, видимо, палатку начальства. В общем-то, она была копией всех предыдущих, с той же полевой скудностью и аккуратностью,  за исключением одного небольшого, но важного предмета - сундучка. Разумеется, запертого.

Лекс, получено: Личный дневник сотрудника ММ

9

Состав группы вызвал у Александра некоторое замешательство и тревогу. На исследовательскую партию это было похоже мало… Скорее на подразделение для особых задач. Притом задач, связанных с высоким риском, требующих навыков по обращению с древними реликвиями и особых познаний в сфере магических аномалий. Почему в группу был включен монстролог? Хм…

Дермент ожидал увидеть что-то более обычное – пару ученых и группу «Своры». Но здесь были лишь специалисты с боевым опытом, очевидно… Плюс с запрещенными стихиями. Навскидку, боевые возможности группы были весьма высокими. И тем сложнее должны были быть обстоятельства, при которых оказалось бы возможным исчезновение всех этих служащих Министерства.

А командует всем этим парочка Тенеловов. В какие игры здесь вздумал играть Магистрат? Неужели слухи об одном из Зеркал могут оказаться правдой? Тогда есть шанс напороться на псов имперского двора…

Найдя, наконец, хоть что-то интересное, а именно, судя по всему, палатку командира экспедиции, а в ней – запертый сундук, фон Дермент наконец убедился, что хоть здесь всё пока еще в пределах относительной нормали. Хотя бы в плане наполнения палаток проклятых – отсутствие следов исчезнувших людей его всё еще заставляло чувствовать себя довольно неуютно. Но сундучок… Чародей протянул к тому руку, на которой вспыхнул грязно-багровым лезвием Плазменный клинок. Министр вознамерился вскрыть хранилище и изучить его содержимое. Быть может, там найдётся копия карты разведанных подземных горизонтов? Или хотя бы больше информации о произошедшем… Планах.

10

Неисповедимы пути Министерства... по крайней мере - для рядовых сотрудников, не входящих в Магистрат и Совет Звёзд. Они, наверняка, видели всю партию целиком, знали скрытые особенности всех фигур, понимали принцип их расстановки и далеко идущие последствия ходов - или нет? Ведь иначе Александр не оказался бы здесь, посланный по следу пропавшей группы. Группы, чей состав явно говорил о том, что они не могли просто пропустить сеанс связи по забывчивости или дружно умереть где-то под банальным завалом - нет, чтобы пропала такая компания опытных боевых магов это должно было случиться что-то очень серьёзное. Да и вероятность встретить кого-то из Клыков тоже не была нулевой - проклятые ищейки Императрицы любили совать свои носы во все щели, нагло пользуясь вседозволенностью, о чём барон знал не понаслышке. Интересно, существовала ли хоть одна живая душа, у которой Клыки не вызывали тайной (или явной) неприязни? Они ведь делали всё, чтобы сформировать такое к себе отношение, будто получали от него удовольствие.

С находкой чародей решил не церемониться - плазменный клинок без труда испарил замок, правда, он ещё поджёг содержимое, но язычки Лекс задавил в зародыше раньше, чем что-либо непоправимо пострадало. К счастью, внутри не оказалось ничего, на чём неосторожность могла сказаться губительно - например, никаких взрывных составов, иначе мог барон остаться ни с чем. Только бумаги. На самом верху лежала

карта.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/646869.png

Что ж, теперь, по крайней мере, не придётся бродить по шахте вслепую, что было весьма кстати, потому что разветвлённость ходов и масса пометок почти что кричала "ты здесь очень надолго, наземная крыса". Потом - кипа бумаг. Отчёты. Переполненные нудными деталями так же, как ранее найденный дневник - соплями. Задокументированные передвижения, описание наблюдений, действий... К сожалению, в бегло просмотренных записях не было ничего интересного - всё шло согласно плану, ни разведка местности, ни продвижение вглубь шахты не предвещали ничего необычного. Обычная поляна на склоне Хребта, со скудной, но обычной дикой жизнью. Обычная заброшенная шахта с давно не работающей системой рунического освещения, густо разветвлённая, как кустящееся дерево, в которой было совершенно не сложно заблудиться человеку, несведущему в горном деле. В общем - до отвращения нормальные хождения по совершенно непримечательным подземным туннелям.

До четырнадцатого числа.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/850575.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/111440.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/226268.pnghttps://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/275503.png

11

Красные глаза барона бегали по исписанным листам бумаги. «Локальное обрушение». «Никаких следов механически...». Постоянное ощущение опасности, судя по всему, подкреплённые заклинаниями магии Разума - те считывали угрозу, но не могли определить источник. Значит, это не могли быть возможность повторного обрушения тоннеля или рядовые враги из числа обычных для шахт монстров - их бы «Предчувствие» смогло определить, скорее всего. Рано или поздно.

Каждый из них что-то видел  ли что-то слышал. Галлюцинации... Носят индивидуальный характер? Видимо, каждый видел или слышал своё. Поэтому не было подтверждений от сопартийцев. Но почему некоторые отказались рассказывать, что именно видели... М-м... Не похоже на проявление профессиональной непригодности - члены группы здесь всё ещё контролируют себя. Значит... Что-то личное? Некая аномалия, показывающая то, что может надавить на тебя сильнее всего? Это могло стать проблемой даже для таких подготовленных сотрудников. И... Для меня тоже может стать проблемой. Если этот правда Зеркало...

Александр вздохнул, потёр переносицу - заклинание он давно развеял, но в воздухе ещё висело голодное гудение плазменного лезвия и запах расплавленного металла и горящей бумаги. Чем больше деталей он выяснял, тем хуже вырисовывалась ситуация. Миссия уже перешла в категорию опасных - по-хорошему, фон Дерменту было бы необходимо вызвать подкрепление. Как минимум, без партии риска - отряда «Своры» - он как-то не ощущал желания лезть в эти тоннели. Но возможности позвать на помощь не было. Не потому, что он не хотел, а потому, что не мог - один из карманов на поясе, как раз тот, что предназначался для свитков, не содержал нужного. Неосмотрительно... Можно было вернуться, воспользовавшись кольцом.

Лекс покосился на тусклый ободок кольца, подаренного ему Эрилимией - и зло скрипнул зубами, резко поднимаясь на ноги с остатков сундука, на котором до этого момента сидел, и направляясь вон из палатки. Карта и записки исчезли в хранилище «Длани», вместо них на ладони появилась склянка с ядом Укуса кобры. Чародей потянул из ножен клинок, неспешно двигаясь по направлению ко входу в шахту и обрабатывая оружие - глупо соваться в неизвестность, не имея ядовитого преимущества. Пусть оно   совсем небольшое.

Есть ещё кое-что, что мне не нравится... Здесь находится шахта, о которой Министерство сумело раскопать какие-то сведения. Шахта гномья... Но под выработкой находится неизвестный подземный комплекс, технологии постройки которого этому гному, Траубону, оказались чужды. Если бы гномы решили создать под своей шахтой что-то ещё - они бы вырубили комплекс тем же самым образом, что и шахты. Такой резкий переход в геометрии переходов им чужд - гномы стремятся к систематизации и стандартизации. Значит... То, что находится под шахтами - вырыто не руками гномов? На постройке не скупились, манапровод и рунические освещение тому, скорее всего, доказательство. Сведений о «комплексе» нет... Шахта, под которой находится неизвестный никому подземный комплекс, узнать который оказался не в силах даже археолог-гном. Великолепно.

Выбора у барона особого не было. Настало время спускаться под землю, чего фон Дермент очень не любил. Каждый раз, когда судьба заводила его туда - происходило какое-то дерьмо. И, тем не менее, чародей решение уже принял - бегло осмотреть территорию близ входа в шахты, сам вход, а затем - отправляться вниз, руководствуясь картой и светом Факела, дабы добраться, как минимум, до места, отмеченного на карте как завал, который группа разобрала. Это была первая запланированная точка для привала.

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-24 11:39:32)

12

Глухой шорох перебираемых страниц тускло вздрагивал в тесной, аскетичной палатке, замкнутый среди мягких стен без надежды вырваться наружу. Слова, безмолвные, равнодушные свидетели чьей-то жизни, беззастенчиво являли барону скупые картины, фрагменты дней, обрывки мыслей, выплеснутые на бумагу мутной жижей, оставшейся на дне стакана. Чаинками, по которым нужно было составить всю историю, но слишком многих из них не хватало, пробелы были слишком широки и бездонны. А их человеческому сознанию, как известно, свойственно заполнять самыми мрачными предположениями. Нельзя сказать, чтобы фон Дермент был излишне параноидален, нет, он просто видел достаточно дерьма в жизни, предпочитая предположить худшее, чем недооценить уровень проблем, но сейчас... может быть, всё-таки всё было проще? Проблемы со связью внизу - если было руническое освещение, мало ли что ещё могло там быть? Группа наткнулась на что-то важное и решила пропустить сеанс связи ради этого? Но двое на поверхности? Нет, гадать было бессмысленно.

Александр вышел на воздух, бросив в палатке распотрошённый, изувеченный сундук под едкий запах следов своего присутствия. Разрушений, что следовали за чародеем по пятам. Или в ногу? Сложно было сказать, слишком давно они были вместе, слишком сильно и слишком ярко Пламя Бури вторгался в этот мир. С едва различимым шелестом клинок покинул ножны, лениво блеснув на солнце лишь за тем, чтобы ядовитая жижа укуса кобры растеклась по его поверхности, суля мучительные неприятности при соприкосновении с мифриловым лезвием.

Оставив позади безмолвный лагерь, министр направился ко входу в шахту, тёмный зияющий зев, голодный и одинокий, ждущий, пока кто-нибудь нарушит его тоскливый покой. Белый осмотр ещё на подходе выявил лишь новые россыпи лунок, таких же, как ранее у палатки, они были тут повсюду. Деревянный каркас, оплетающий ход изнутри подобно остовам рёбер, был ещё вполне цел и, кажется, достаточно надёжно поддерживал туннель, что трудолюбивые горняки выгрызли в теле скалы. Десяток шагов - и пришлось зажечь факел, чтобы видеть дорогу. Ещё несколько шагов, и Лекса поглотила тьма.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2144/811117.jpg

Шаги разносились мучительно-далеко - любой скрип камня под каблуком, любой шорох метался по окутанным мраком ходам будто испуганная птица, панически ищущая выход к солнцу. Едва ощутимые кожей воздушные потоки несли лишь запах камня, земли и влаги - ожидаемо и предсказуемо. Тусклые линии рельсов для вагонеток, неровные, грубые стены, деревянные брусья, перечёркивающие их через каждый десяток шагов, будто отмеряющие расстояние, что отделяло барона от поверхности. Свободы. Солнца. Как беззвучные капли клепсидры, с которыми утекает сама жизнь. А какого были они цвета - неясно, в дрожащем огоньке факела даже слёзы походят на кровь...

Лекс шёл долго - ровный ход, монотонный, растянутый, был однообразен настолько, что могло показаться, будто стоишь на месте, не двигаясь ни вперёд, ни назад, даже едва заметный уклон был угнетающе-равномерен. Прошло, должно быть, минут двадцать, пока стены, наконец-то, не разошлись, выпуская Лекса в первый из указанных на карте залов. Низкий потолок, лежащий вдоль стен горняцкий инвентарь, ветки металлических вен, разбегающиеся в стороны. Судя по времени, которое ушло на дорогу, шахта была очень большой, и множественные отростки боковых ветвей были не пару метров в длину, а, как минимум, десяток, может больше. Нужно было решить, куда идти дальше.

Лекс, получено: разведанная карта шахты, страницы отчётов
Лекс, потеряно: укус кобры

13

Тьма подступала со всех сторон. Она тянула к его силуэту свои щупальца, она билась на границе круга света, который давал Факел – но даже этот свет, если приглядеться, не внушал доверия. Огонь в ладони чародея имел неправильный цвет – он был багровый, грязный, он окрашивал всё вокруг в цвет истлевшей, разлагающейся крови, пролитой на гранитные ступени. Цвет пламени фон Дермента как нельзя лучше иллюстрировал состояние, в котором находились его разум и душа. Раскол. Смятение. Борьба с самим собой. И всё это – при необходимости держать лицо. Делать своё дело.

Тишина ждала его все эти годы и, наконец, заполучила.
Кошмарные воспоминания жесточайших схваток во мраке подземных ходов обнажили свои когти.
Феникс снова ушел во тьму и вот-вот должен был в ней исчезнуть.
Как долго он будет блуждать в этот раз?

Александр остановился, обнаружив, что, судя по всему, достиг первой точки в намеченном маршруте. Здесь царил безликий хаос, скалящийся брошенным инвентарём проходчиков – кирки и лопаты, что-то еще… Чародей сверился с картой, попутно приступив к призыву Ифрита – дальнейший спуск представлялся ему значительно более рискованным.

В самом начале своего пути, Лекс был гораздо ближе к пути Пироманта, и лишь со временем, умноженным на усилия и тренировки, он смог совладать со своим Даром в достаточной степени, чтобы стать Лордом Огня. Таким образом, он стал к своей стихии куда ближе, чем большинство огненных магов… Стал для существ с огненных планов чем-то вроде маяка. Чем-то вроде существа, которое виделось им мудрым в своем величии, полном клокочущей огненной ярости. И сейчас, вырвав в этот холодный, по меркам элементалей, мир Ифрита, Александр, естественно, призвал значительно более сильную версию этого и без того могучего существа. Наказал тому охранять себя. Теперь света стало значительно больше – и Факел был погашен. Достаточно пылающего тела элементаля.

Александр сверился с картой. В первую очередь, он желал начать спуск по разведанному группой маршруту – повторить их путь. Попытаться найти какие-то их следы… Именно это министр и сделал, снова начав двигаться. Вниз. Всё время вниз… Не слишком ли глубоко?  Был выбран центральный проход, ведущий, если верить карте, в следующий зал. Ифрита мужчина послал вперёд – тот должен был держаться на удалении в несколько метров, освещая путь собой. Александр шел позади, на самой границе света и тьмы, там, где его тяжелее всего теперь было заметить, там, где глаза не успевали полностью отвыкнуть от темноты и всё еще видели. Размытая, колеблющаяся фигура в плаще, что уже изменил свой цвет, дабы скрыть владельца, приняв оттенок глубокого мрака.

Александр шел позади, зная, как легко пропустить во мраке подземелья, полного боковых ответвлений, какую-нибудь чертову нору, которую ты не увидишь боковым зрением, поскольку эту нору или ход сожрут тени от твоего собственного факела. Он прекрасно знал, как можно попасть в засаду в таких условиях – шрамы высекли это знание на его теле уродливой сетью. Он шел. И слушал. И смотрел. Настороженный, собранный, готовый к чему угодно… Маленький человечек во тьме, придавленный к гранитному полу грузом собственных амбиций.

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-27 07:06:20)

14

Свет огонька факела был подобен щиту, оберегающему от всепоглощающей тьмы, крохотному островку, на который не рисковали забраться тени, беззвучно клубясь на его дрожащей границе. Будто устав от их настырности, чародей призвал ифрита, чей пылающий образ давал намного больше света и тепла, вынуждая тени испуганно отшатнуться прочь отливной волной. Жалкий, в сравнении с ифритом, факел был безжалостно раздавлен в ладони за собственной ненужностью - фокус, которого сам огненный чародей даже не заметил, хотя для простых смертных подобные вещи были за гранью человеческих возможностей. Взглянув на карту, Александр хотел продолжить путь пропавшей группы, но тут была небольшая проблема - он не знал, как именно они прошли. Он даже не знал, рисовали ли они карту сами, включая обилие разноцветных пометок, или то были материалы Министерства. Что ж, стоять на месте точно не имело смысла, потому Александр решил двинуться вперёд, на пару метров отставая от беззвучно плывущего ифрита.

Продолжение каменной кишки было таким же, как уже проделанный путь. Почти. Сначала отсвет ифрита выхватил провал направо, потом, через какое-то количество времени - налево. Лекс был собран и готов реагировать, но ничего не выпрыгнуло из вязкой тьмы и не попыталось сожрать барона, или, хотя бы откусить от него кусочек. Ни единого звука, кроме его собственных шагов, ни нотки нового запаха, кроме камня, земли и влаги. Впрочем, как раз последний усиливался - и вот уже впереди вспыхнул и растёкся тускло-багряным жидкий огонь в глубокой пустоте... нет, это отсветы пламени отразились от гладкой поверхности воды, заполняющей следующий зал. Ифрит замер на границе, не горя желанием двигаться вперёд. У его "хвоста" вода была лишь тонкой плёнкой, лениво наползшей на камень, даже рельсы были отлично видны, но дальше было слишком темно, чтобы что-то разобрать.

15

Запах сырости… Странно. Учуяв влагу, барон насторожился – всё-таки эти подземелья находились вовсе не в какой-нибудь средней климатической полосе, а в черте Восточного Рокового. Учитывая всё еще, по примерным прикидкам, небольшую глубину, такая влажность в воздухе казалась чем-то необычным. До уровня грунтовых вод, Александр был уверен, он еще не успел спуститься, ожидать их прорыва не приходилось. Тем более, что ни в отчетах, ни в дневнике ничего подобного, кажется, не упоминалось, хотя отметка на карте была… Теперь, наконец, было ясно, что именно обозначили синим цветом. Логично, конечно, но фон Дермент надеялся до последнего, что это нечто… менее проблемное.

Придётся двигаться в обход. Барон извлек из хранилища кольца карту и карандаш, отметив на многострадальном листе бумаги свой путь до этого места, поставил крестик у входа в залу – «Нет прохода». Покосился на красные отметки, сделанные чужой рукой. Что они означают? Скорее всего – тоже отсутствие возможности пройти. Но это мы скоро выясним. Министр наметил пунктиром дальнейший маршрут – разворот назад, поворот. Поставил знак вопроса рядом с красной отметкой – там он свернет, чтобы проверить, что именно отмечено чужим красным цветом. И затем продолжит движение по тоннелю мимо всех остальных боковых штреков, пока снова не получит возможность повернуть вправо…

Но сначала фон Дермент решил всё же попытаться изучить залу, заодно проверив своё предположение по поводу красных меток уже сейчас (проставив знак вопроса карандашом и там), чтобы впоследствии только подкрепить полученные данные. Приказав Ифриту оставаться у входа в зал, наложив на себя Парение и призвав Светоч, чародей двинулся вперёд, разведать залитое водой пространство. Его интересовало сейчас две вещи – попытаться определить, откуда взялась вода (хоть информация и была почти бесполезной, привычки исследователя никуда не делись), и разведать обозначенное ответвление. Только после этого можно было вернуться и начать движение по намеченному маршруту тем же образом, что и раньше.

Путевые заметки~

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/646869.png

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-27 11:38:10)

16

Едва ли не главная неприятность для Огненного мага - вода. Дождь ли, океан ли, снег - всё это мешает и раздражает, спутывает карты и ломает планы. Впрочем, на их обломках можно построить что-то более удачное - если повезёт. Прикинув дальнейший путь, Лекс решил потратить немного времени, чтобы разъяснить значения пометок, которые автор карты не удосужился на неё нанести. Парение в этом помогло - право, не собирался же барон Александр фон Дермент, последний истинный из фон Дерментов, младший министр Министерства Магии мочить ноги! Нет уж, не для того у него проводился дар Воздуха вопреки всем семейным традициям, правилам и нормам. Вопреки его крови. Вознесясь над землёй, Лекс двинулся вперёд, оставив ифрита на месте, освещая себе путь светочем. Света огонька едва хватало, чтобы осветить весь зал, но он полностью повторял предыдущий. Вода под ногами же... этот зал был немного ниже пройденного пути, и казалось, будто кто-то вылил сюда чан расплавленного стекла, которое застыло идеально прозрачной массой. Видно было абсолютно всё - тянущиеся рельсы, россыпи мелких камушков, выбоины в породе. Ни единый даже намёк на рябь не касался поверхности, так что было сложно понять, где именно находится граница водной глади - дальше или ближе, чем казалось разуму.

Добравшись до интересовавшего его прохода, Лекс увидел завал. Огромные камни перегораживали коридор, не оставляя ни единой щёлочки, ни шанса протиснуться даже ужу, что уж говорить о взрослом мужчине в самом расцвете сил. Разве что вода, должно быть, находила, где протиснуться, но чародей водой не был.

Пришлось вернуться и свернуть в боковое ответвление, по которому, согласно карте, можно было пройти к нужному Лексу месту, чтобы продолжить путь. Никакой причины затопления ему найти не удалось - ничего очевидного, что объяснило бы наличие здесь воды. Снова узкие стены, снова вены деревянных балок, разве что двигался парящий чародей теперь бесшумно. Плыл во мраке и безмолвии, не встречая ни единого намёка на жизнь. Монотонно. Угнетающе-нудно. Через каждые полсотни метров стены проваливались чернотой вникуда - сил светоча не хватало, чтобы осветить их до конца, потому проверить следующую отметку Лекс не смог - он просто не знал, куда свернуть, внезапно поняв, что коридор закончился, когда тот упёрся в новый завал. Теперь можно было двигаться дальше, если только барон не хотел таки разыскать от ответвление.

17

Хорошо. Значит, я был прав – красные пометки обозначают отсутствие возможности пройти. Хотя ничего хорошего в этом не было, честно сказать. Но теперь, хотя бы, мужчина был уверен, что понимает карту именно так, как должен был. Отсутствие легенды обозначений его раздражало, теперь хотя бы с этим он разобрался.

Черное зеркало воды. Завал, перегородивший путь… Не совсем ясно, как он здесь образовался. Быть может, время подточило балки, и те перестали держать свод? Или не обошлось без воды? Может и так… А может и нет. Барон принял решение двигаться дальше, попутно задумавшись над тем, сколько времени ушло у группы, ушедшей в эти подземелья вперёд него, чтобы разведать паутину этих ходов. Тоннели. Штреки. Штреки. Штреки… Александр незаметно для самого себя ушел в мысли настолько глубоко, что вернулся в полное сознание только тогда, когда перед ним обнаружился тот самый завал, очевидно, который служил согласно карте ориентиром – здесь уже требовалось поворачивать вправо, дабы обойти залитый зал с обрушившимися проходами.

Нехорошо. Дермент нахмурился, остановившись и оглянувшись через плечо. Ифрит исполнял отданный ему приказ исправно – остался охранять вход в зал, не последовал за магом, когда тот двинулся дальше. Видимо, сказывалась накопленная за последние несколько дней усталость – ведь, фактически, Александр и не отдыхал. Начиная с момента, как направился за Северный Роковой, предприняв сложный перелёт на Гетиде, и заканчивая не самым легким боем в кристаллических пещерах под Полями Славы. Чародей раздраженно цокнул языком, отдал элементалю мысленный приказ двигаться к себе, проинструктировав Ифрита подробными мысленными образами по поводу того, где именно ему надо повернуть – а там уже элементаль сориентируется, благо Светоч еще горел.

А пока что Лекс уселся на один из камней, составляющих завал, перекрывший проход, и вытянул ноги, намереваясь немного отдохнуть, пока будет дожидаться Ифрита. Сделать глоток из фляжки с ромом,  вытащить трубку, забить маленькую чашку и погрызть задумчиво длинный мундштук, пока будет курить. Нужно было остановиться. Перевести дух. Сосредоточиться, наконец. Почему-то он не мог настроиться, не мог собраться – провал в собственные мысли был тому прямым доказательством. Пока что слепая Судьба его пощадила… Не увидела. Но в следующий раз подобная расслабленность может стоить ему жизни.

Зажав трубку зубами, чародей снова извлек карту и нанёс на неё следующую часть запланированного маршрута. Нужно будет обойти затопленный сектор шахты и добраться до вот этой вот овальной залы… Хотелось верить, что пара красных пометок в следующем коридоре должна была обозначать разобранный завал, за которым начинаются уже тоннели некоего «комплекса». А может и не должны. Но пока что придётся работать с тем, что есть… Итак, дождавшись Ифрита, Александр должен был выдвинуться дальше. Развеять Светоч, прекратить действие Парения, дабы заклинание успело восстановиться, используя элементаля как осветитель и скрываясь в тенях на границе видимости за спиной своего призыва, используя того в качестве авангарда. Стандартная тактика. Хорошо отработанная.

Путевые заметки~

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/402959.png

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-27 15:51:17)

18

Путешествие во мраке и полном спокойствии (если так можно было назвать состояние барона) было... странным. Пустой лагерь, окутанный мертвецкой тишиной, пустые туннели шахты, в которых Лекс не встретил даже самой завалящей крысы, даже из воды ничто не выпустило какие-нибудь щупальца и не попыталось его поймать да сожрать. Променад, а не задание. Куда же все подевались? Что могло произойти с группой? Что может произойти с самим Лексом? Справится ли он с этой гнетущей тишиной, от которой мрак в собственной душе лишь разрастался, чувствуя себя вольготнее с каждым метром вглубь этого белиарового подземелья? Казалось бы причин сомневаться в себе нет, Александр был достаточно опытным магом, чтобы суметь справиться с собственными демонами, что неоднократно доказывал в первую очередь себе самому. Вот только... наверняка члены опергруппы Министерства тоже могли. Маги Разума, Жизни, Света, Природы - все эти силы накладывали отпечаток на носителей, помогая им справляться со всем этим. И они исчезли. Как морок. Как дым. Где-то в глубине, куда направлялся одинокий министр и... почему он вообще был здесь один? Был ли? Один ли? Вспыхивающий огонёк походил на очень медленное биение сердца, сердца, что сгорало с каждым ударом, превращаясь в пыль, пепел, исчезая, проклятье, тоже исчезая в этом подземелье...

В ожидании ифрита Лекс бросал взгляд во мрак туннеля, по которому он прошёл, ожидая, когда темнота расцветёт красками зарождающегося пожара. В какой-то миг ему показалось, что он увидел что-то светлое... но нет, миг спустя стало ясно, что это отсветы ифрита, спешно возвращающегося к хозяину - а будь что-то у него на пути, элементаль бы заметил и атаковал. Да, лишь отсвет, немудрено в такой темнотище стать намного чувствительнее к любому источнику света. Нанесённые на карту пометки обозначили дальнейший путь, заклинания были отменены и отправились на перезарядку, а чародей двинулся дальше. На границе дрожащего пятна света, будто он был той тенью, что следует за каждым из нас - тенью прошлого, ошибок, потерь, сожалений. Того, что сам Александр выжег в себе давным-давно... или нет? Существовали ли ещё они - его демоны? Какое было у них лицо? Были ли у них вообще лица, или лишь исковерканное подобие его зеркальной маски, в которой видишь лишь...

себя?

Или нечто иное?

Впрочем, не важно, сейчас Лекс был сосредоточен на происходящем, вглядываясь, вслушиваясь и внюхиваясь в окружение, следуя за ифритом по пятам, ожидая удара с любой из сторон. К счастью, ведь дальнейший путь был прост - налево до развилки, направо до первого поворота, налево до развилки, вперёд до упора - справа высился завал, - налево, в последний зал. И... снова ничего. Простая искусственная пещера, горняцкий инвентарь, полная породы вагонетка, стоящая посреди рельс. Брошенная фляга - очень старая, явно не министерской группы. Тишина. Настырная, вынуждающая разум искать хоть что-то, хоть какой-то звук, за который можно зацепиться. Отряду было проще, их было шестеро, такая толпа точно шумит, хоть как-то заполняя секунды. А всё, что слышал Лекс - размеренный стук собственного сердца.

19

Над чашкой трубки вился тонкий сизый дымок - барон не затягивался практически, отстранённо думая... Не думая, практически. Часть его сознания воспринимала окружающую действительность, настороженно отслеживая всё вокруг. Наблюдая. Другая часть... Созерцала воспоминания. Разлитая в его душе тьма шевелилась, чувствуя ослабление контроля, чернильным пятном разрастаясь с пугающей скоростью. Он... Я...

Мы атаковали их без колебаний. Ударили, как бьёт птицу сокол - боевая партия Министерства Магии против пустынных разбойников. Первый же выстрел отрывает возникшему передо мной человеку руку... Или ногу? Не помню. Я отмахиваюсь от него мечом - лезвие цепляется за кости, рассекая одежду и плоть. Вибрация больно бьёт в руку, оружие застревает. Я бросаю меч... Разворачиваюсь. Плазменная вспышка - в упор, одним лишь желанием. Двое сгорают в ослепительном сиянии - рёв огня сметает их крики. В воздухе повисает пепел, в который превратились тела. Я прохожу сквозь облако - пепел прикипает к моему доспеху, он ещё горяч. Я вдыхаю чужую исчезнувшую жизнь. Я стираю с лица взвесь, чувствуя на губах сухость расколотых костей. Воняет паленым мясом. Я двигаюсь дальше... Этот звук. Звук, с которым на сочленениях доспеха лопается и крошится пепел, которым стали убитые разбойники. Он заполняет всё. Я убиваю автоматически. Мои снаряды разрывают плоть. Мой огонь пожирает жизнь. Я...

Воспоминания о сражении с пустынниками, атаковавшими караван Фархата, спасение которого обеспечило Александру возможность обосноваться в Торговой Лиге в качестве инструктора для боевой гильдии, оборвалось. Он что-то заметил, там, в реальном мире. Отсвет. Как блик на зеркальной маске? Маска, что теперь покоилась на витрине в его столичном доме. Расколотая, с неактивной рунической вязью. Источник воспоминаний ещё более неприятных...

Он снова парализован в кресле, что в его комнате на втором этаже таверны в Нальдерме. Раздавлен ужасом и неспособностью двигаться, он даже взгляда не может отвести от существа, что стоит перед ним. Дорогие одежды не в силах спрятать уродства искажённого мутациями тела, глаза напротив - такие же, как у него тогда, разве что блёклые, мёртвые, безжизненные, даже шрам на лице точно такой же, разве что лицо это искажено точно так же. Уродливая рука поднимается в издевательской вариации аристократического приветствия... Булькающий голос требует от него одного и единственного. Выпустить свою тьму. Поддаться тлетворному желанию силы. Безумию... «Выпусти... Меня...» - Хрипит существо, явившееся ему в кошмаре той ледяной ночью. Снова слышится стук копыт - мёртвый, разорванный Ясш кошмарным кадавром стремится к хозяину, что не смог его защитить. Это - он. Он в своём худшем виде. Его собственные грехи явились, чтобы поглотить его...

Красные глаза фон Дермента вспыхнули ненавистью, нагретое  Жаром одно из колец на пальце обожгло плоть, вонзилось в сознание отрезвляющей болью. Не-ет... Сколь бы не была крепка сила воли магов, что сгинули в этих подземельях, Лекс - дело совершенно иное. Его воля ковалась годами в горниле родового безумия, войн и схваток насмерть. В душе чародея тлел слабый, блеклый, но всё же - осколок первого, истинного Огня, который сейчас вновь проявил себя, отзываясь на воспоминания об Искажении. В этой тьме определённо было нечто - и оно уже пыталось найти дорогу в душу Феникса, заразить её чем-то гораздо худшим, чем просто сомнения.

Но на этот раз ничего не вышло. С этой стороны тьме не подступиться к нему - у барона не было сожалений или сомнений, его воля всё ещё на этот момент представляла собой монолит, способный составить конкуренцию даже усилиям такого сильного месмера, как нури. На губах чародея появилась презрительная усмешка - что ж, будет интересно... Будет интересно выяснить, кто выйдет победителем из этой битвы на выносливость, он - или бесконечный мрак.

Александр кинул взгляд на забытую кем-то флягу и направился в левый выход из залы, как и прежде, послав Ифрита вперёд. Здесь карта заканчивалась - но Пламя Бури намеревался продолжать спуск. Иначе и не могло быть.

Отредактировано Leks Delevry (2022-03-29 14:52:56)

20

Тихо шуршащие, сухие страницы воспоминаний. Бессчётные прожитые дни, наполненные борьбой и пеплом. Прошлое, всего лишь прошлое, те ступени, что привели Александра сюда, в этот момент жизни, в этот момент развития, сделав его тем, кем он был. Существом, способным преодолевать - себя, чужих, своих, всех. Тьме снаружи было не найти путь в глубину его души, в Осколке Первородного Пламени сгорало всё. По крайней мере, пока.

Зал, сворот в первый коридор налево и путь до упора - он был намного короче, чем уже пройденный, хотя провалы штреков всё так же молчаливо скалились беззубыми ртами, будто приглашая подойти ближе, исследовать, что же там, в темноте, ступить глубже в каменную кишку, оставляя нахоженный коридор. Быть может, если бы чародей решил оступиться, он мог бы потратить немного времени, но Лекс не сворачивал, когда шёл к своей цели. Наконец, после очередного отрезка нуднейшего пути, отблески пламени ифрита выхватили из мрака проём. Завал действительно был разобран, причём явно магией, потому что камни, перегораживающие вход, просто исчезли, лишь груды по бокам продолжали лежать беспорядочным нагромождением. Наверное, горняки рыли очередную ветку шахты, углубляясь в Хребет, и случайно вышли в этот ход, столь разительно отличавшийся от грубых туннелей, по которым Лекс сюда пришёл. Перед его взглядом открылся ровный, как по линейке, коридор, с выложенными плитами стенами, намного более часто встречающимися светильниками, даже потолок был повыше. Ход тянулся поперёк ветки шахты, уходя налево и направо, насколько хватало света, а согласно карте - довольно далеко в обе стороны. Барон выбрал левое направление, снова отправляя вперёд ифрита.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/248276.jpg

Равномерный звук шагов метался между узких стен - слишком узких, чтобы идти вдвоём и иметь возможность свободно действовать, потому наверняка, отряду пришлось вытянуться в длинную цепочку. С другой стороны, нападать тоже можно было только по одному, а задние ряды министерских могли оказывать магическую поддержку. Не то, чтобы этому были какие-то следы... Местами в углах висели мягкие сети старой, давно пустой паутины, годной только, чтобы ловить частички пыли. Пламя билось, запертое меж каменных плит, неотвратимо продвигаясь вперёд, выжигая мрак, вынуждая его бежать прочь, не оставляя ни единой щёлочки, чтобы спрятаться. Будто в отместку тьма наступала Лексу на пятки, кралась на мягких лапах, норовя ухватить за край одежды, за локон, за руку. Дёрнуть назад, вынудить оступиться, упасть прямо на тусклые кинжалы зубов, перекусывающих плоть вместе с костями. Подхватывала эхо шагов, играла с ним, как с долгожданной игрушкой, и будто... будто слишком увлеклась. Потому что что-то неправильное было в этом звуке. Ритмичный стук подошв по камню: шаг, шаг, шаг. Остановка, чтобы прислушаться - шаг. Или показалось? Взгляд назад не показал ничего, там точно никого не было, лишь пустой коридор. Путь дальше - и снова всё правильно, верно, как должно быть. Через какое-то время звуки шагов снова будто смещаются, но потом всё исчезает. Должно быть, игры разума, сбивающегося от этой монотонности.

Поворот, и снова прямо. Дальше. Глубже. В тишине, мраке и одиночестве. Да когда.... Да когда уже что-нибудь произойдёт?!! И будто сжалившись на бароном, в давящий воздух ввинтился какой-то новый звук. Далеко не сразу удалось хоть как-то его разобрать, пришлось подойти ближе, и... кажется, это было бормотание. Неровное, рваное, со скачущей громкостью, из-за которой не сразу удалось вообще его заметить. Где-то впереди. Не разобрать, что там, слишком мало света, слишком мешает эхо, путая слух и ощущение пространства. Никаких развилок, никаких ниш, только каменная узкая кишка, по которой было два пути - вперёд или назад. Стал бы последний наследник рода фон Дерментов отступать? Вряд ли. И лишь спустя какое-то время самая граница света ифрита выхватила провал стены справа, уходящую дальше стену слева, у которой угадывался силуэт, сидящий на полу. Кажется, человеческий. Тусклым солнцем светлели длинные волосы, и по этому пятну можно было понять, что фигура рвано раскачивается. Это явно был источник бормотания. В целом, можно было попытаться прокрасться по стенке дальше - если Лекс не хотел связываться.

21

Увиденное за завалом Александру не понравилось. Совсем. Этот ход... Этот коридор, он был слишком... Нелогичным. Выбивался из общей архитектуры помещений и переходов шахты. Похоже, гномы копали слишком жадно и слишком глубоко. Что они могли разбудить в этой тьме? У корней гор живут твари, что намного старше даже первых Старших рас в этом мире. Белиар побери тебя, Соул! Даю руку на отсечение - именно ты порекомендовал мою кандидатуру псам из Магистрата. Дермент скрипнул зубами, коснулся ладонью стены.

Тяжёлые каменные блоки образовали стены и потолок. Магические светильники здесь были в куда большем количестве - на обустройство даже такого малозначительного участка, как некий коридор, ход, потратили внушительное количество ресурсов. Зачем? Может быть, потому, что важно было... Не позволять свету угаснуть? Мысль была неприятной. Догадка была из разряда тех, о которых обычно говорят «лучше бы я об этом не думал». Александр, за время работы в закрытых секциях библиотеки, встречал смутные упоминания о злой чёрной магии, о живой тьме. Живой... И плотоядной. Коридор уходил во мрак, клубящийся на границе света от Ифрита. Чародей посмотрел вдаль от угла - неестественно ровный. Редкость для подземных сооружений - даже почти не имея опыта в горном деле, Лекс понимал, насколько сложно построить такое.

Послав Ифрита вперёд, как обычно, Александр, для начала, вытащил клинок из ножен. Меч немедленно звякнул о стену - нет, слишком длинный для такого узкого пространства. Делеври живо представил, как в критический момент цепляется ножнами за стены, застревает и.... В общем, клинок пришлось вернуть в ножны и, вытянув их из-за пояса, погрузить в хранилище «Длани». Вместо этого в руке фон Дермента возник «Дознаватель». Министр двинулся вслед за элементалем - схема движения была та же. Держаться на границе света. Ступать тихо.

Смутное подозрение по поводу того, что эхо его шагов не совсем нормальное, стало уверенностью, когда фон Дермент остановился - резко, обернувшись, вслушавшись. Эхо запоздало на лишний шаг. Пламя Бури нахмурился - ещё сильнее, чем до этого, фактически, лицо его сейчас выражало напряжённое  и настороженное внимание. Он пропустил какой-то боковой ход? Нет, у него достаточно опыта, в том числе подземной войны, чтобы пропустить такую банальность. Если только проход не был скрыт. Или не располагался нестандартно. Или...

Ладно, ублюдское эхо, можешь шлёпать там и дальше. Но только что-нибудь сделай... Гадать можно было сколько угодно. Сомневаться - до момента, пока не потухнет солнце. Александр решил просто принять как факт - это не игры разума, такое объяснение его не устраивало. За его спиной, возможно, что-то или кто-то был. Гонять в голове параноидальные мысли барон не желал, а потому снова двинулся вперёд. Шаг. Шаг. Ещё шаг... Тусклое свечение камней, создающих тени под сапогами, колеблется. К давящей тишине и эху присоединяется новый звук. Звук, которого здесь, по идее, не должно было быть.

Лекс двигался навстречу источнику, замедлив шаг. Силуэт, сидящей у стены, был им замечен почти сразу, едва его коснулся лишь малый отблеск света - в монотонной протяжённости тоннеля он выделялся резко, разительно. Чародей заставил Ифрита застыть на месте и остановился сам, укрывшись во тьме. Попытался прислушаться к бормотанию. Попытался рассмотреть что-то ещё, кроме того, что у неизвестного длинные волосы и что он раскачивается. Такое фон Дермент уже видел, много раз - так выглядит шок... Или безумие. Кто бы это ни был, он был не в себе.

Или ты всего лишь начал видеть галлюцинации, как и те, до тебя.

Мысль эта барону не понравилась. Совсем. Как минимум потому, что могла оказаться ближе к правде, чем всё остальные догадки о происходящем. Но он, естественно, не был наивен - и одним лишь желанием укутался в Молекулярный щит. Раскачивающаяся голова оказалась поймана в прицельную прорезь «Дознавателя» – с такого расстояния Александру не промахнуться... Копьё из лавы было призвано - веретено из сжатой, уплотненной магмы, способное располовинить человека, попав повдоль. Но вместо выстрела, немного опустив своё оружие, тем не менее, оставаясь готовым атаковать в любой момент, лорд дома Феникса двинулся вперёд, к бормочущей фигуре, наказав Ифриту следовать за собой на удалении трёх шагов. Ему нужен был свет.

– Эй. – Лекс окликнул неизвестного. Усилием из голоса удалось убрать лишнее напряжение. Против собственной воли барон ощутил, как на висках выступили крохотные капли пота. «Дознаватель» показался слишком тяжёлым, чтобы вскинуть его достаточно быстро. Копьё оставалось материализованным. Удержанным. Нацеленным. Александр был готов пришпилить длинноволосое существо к стене при малейшем признаке агрессии. При необходимости вылечит... Если болевой шок не прикончит несчастного моментально.

Отредактировано Leks Delevry (2022-04-01 23:05:27)

22

То тихий, то вполне различимый звук бормотания стал первой почти осязаемой целью с момента спуска в шахту, чем-то более ясным, чем "выяснить причины пропуска сеанса связи полевой группой". А когда в дрожащее пятно света попала фигура... что ж. Мало кто умудрялся выжить после нападения на Пламя Бури, но находка не спешила атаковать. Когда Лекс остановился, щуря глаза и жадно вглядываясь в полумрак, стало ясно, что неизвестный - женщина. Простая полевая одежда в пыли и тёмных пятнах да узкие плечи не привыкшего к физическим нагрузкам человека. Неужели, наконец-то, он кого-то из них нашёл? Ведь кто ещё мог оказаться в этих богами забытых катакомбах? Ведь на галлюцинацию это совершенно не было похоже, а Александр знал, как они могут выглядеть. Правда?

Чтобы рассмотреть больше нужно было приблизить источник света, так что чародей укрылся за незримым молекулярным щитом и был готов при малейшем, единственном знаке угрозы спустить готовое копьё из лавы. Отливавшее голодным багрянцем, почти что умолявшее дать ему волю, спустить в полёт навстречу чужой жизни, никчёмной и не нужной никому в этой тьме. Медленно и по возможности тихо приближаясь цели, Александр различал новые детали по мере того, как ифрит где-то сзади сдвигал пятно света. Дальше, глубже в зале - тела в лужах крови. Человек в доспехах и... нечто. Непонятно. Тёмная неподвижная куча. Подойдя ближе, чародей различил запахи крови, дерьма и ещё какой-то мерзости. Женщина не реагировала, продолжая бормотание, в котором не было ни единого внятного слова, просто хныканье и бессмысленный набор букв и звуков. Иногда она касалась стены окровавленными пальцами, судорожно дёргающимися, как лапки агонизирующего паука. Казалось, неизвестная пыталась вжаться в стену, не обращая внимания ни что вокруг, но когда Лекс окликнул её, разорвав тишину столь неестественным звуком человеческого голоса, женщина дёрнулась, как от удара, замолчала, сжавшись в комок...

И медленно обернулась.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/105973.jpg

Не совсем в направлении Александра, а куда-то в сторону, что было, в общем-то, понятно - её глаза... были выцапаны. Совсем молодая ещё человеческая девушка, лишь мгновение назад настолько дёрганная сейчас полностью замерла, лишь едва заметно поводя головой из стороны в сторону, и одно Лекс мог сказать точно - Миранду он видел мельком раз или два. И она была брюнетка.

23

Ах ты мать твою… Александр на мгновение замер. Не потому, что на него оказал какое-то влияние открывшийся ему вид – нет, он не впечатлил даже, не говоря уже о том, чтобы испугать. Слишком уж зачерствел фон Дермент, слишком уж много видел подобного. Нет… Запах. Это был запах, который въелся ему в подкорку мозга, запах поля битвы, нет, мясорубки, в которую были брошены чужие жизни, брошены и перемолоты. На секунду мужчина снова был юношей, загнанным в тупик ордой безмозглой нежити на нижних уровнях подземных переходов под Академией.

Барон махнул рукой, посылая Ифрита вперёд, сопроводив жест ментальным приказом – продвинуться немного дальше, встать на страже. То, что, возможно, находилось позади, в перспективе представляло меньшую угрозу, чем то, что, возможно, находилось сейчас перед ним – во всяком случае, кто-то должен был убить всех этих людей, чьи личности еще только предстояло установить. Но сначала… Эта женщина. Нет, молодая слишком. Девушка. Весь её внешний вид буквально вопил о том, что здесь ей не место. Ни брони, ни оружия, ни снаряжения, слишком холёная, слишком… Александр отозвал боевое заклинание, уронив «Дознаватель» в пустоту хранилища, освободив руку.

– Не дёргайся, сейчас помогу. – В голосе министра звякнул металл прямого приказа, пока тот сосредотачивался на Лечении. Выцарапала себе глаза… Что нужно испытать, через что пройти, чтобы на такое решиться? Что увидеть? Бесполезно гадать. Сначала стабилизирую. Нужно было, как минимум, подстегнуть восстановительные способности организма неизвестной воздействием светлой магии. Силы заклятия будет недостаточно, чтобы так сразу вернуть девушке зрение – возможно, придётся использовать его несколько раз подряд. – Я тебе не враг.

Это всё, что мог позволить себе сказать Александр. Быть может, парой лет ранее, он бы начал с банального «ты в безопасности», но сейчас он точно чувствовал, что это было бы ложью. Ни он, ни, тем более, она, не были сейчас «в безопасности». Обещание помочь и заверение в том, что он не собирается выпустить ей кишки – простые, понятные даже большинству умалишенных вещи – всё, что сейчас имело смысл произнести. Затем… Удастся ли ему хоть что-то узнать у этой девки? Вряд ли… Скорее всего, рассудок её оставил. Да и что с ней делать, даже если и нет? Откуда она вообще здесь взялась и кто такая? Слишком много вопросов… Вопросы без ответа фон Дермента раздражали.

Не доверяй ей.

Бесформенная тень отделилась от мрака за спиной Александра, замерла позади, глядя через плечо барону. Одна из граней его личности, сохранившая подобие отдельного сознания, как, впрочем, и другая. Даже после того, как все они стали единым целым, случались моменты, когда кто-то из них… Отделялся, дабы выразить своё ничем не подкреплённое мнение. Это было то, с чем невозможно было бороться – всё же, если ты столь долгие годы носил в себе безумие, родовую болезнь, это не пройдёт без следа для твоей психики. Даже излечившись, прежним тебе не быть. Сессил. Безудержная тень жестокости. Личность для неприглядных дел. Глаза этого его «Я» так и остались голубыми – и сейчас следили за девушкой. Секунду… Прежде чем фантом, прячущийся в отдалённых закоулках сознания фон Дермента исчез.

Не доверяй ничему здесь.

Отредактировано Leks Delevry (2022-04-03 15:13:38)

24

Голос живого человека птицей выпорхнул в тишину, разорвал её, заметался меж каменных стен, цепляясь крыльями за камень. Ища и не находя выхода, лишь через удар сердца осознав отсутствие пути наружу и позволив себе умереть. Раствориться. Исчезнуть. Но этот звук стал началом конца залепляющей уши тишине - девушка, дёрнув головой на звук слов барона, оторвала от пола окровавленные пальцы и сложила их в магический жест, снова забормотав вполголоса, но... это всё ещё была бессмыслица, в этом Лекс был уверен. Тело двигалось рефлекторно, но разум был бессилен поддержать его, бессилен сконцентрироваться или вспомнить нужные слова. Лишь пустая оболочка... Что она увидела в этих туннелях? Что смогло сломать её рассудок, как фарфоровую плошку в слишком сильно сжатой руке? Как всегда, Судьба не спешила давать ответы на вопросы - капризная тварь. Лицо её скривилось от эмоций - то ли страх, то ли ярость, - бесполезно, щит защитил бы даже если бы у неё что-то получилось, потому чародей мог себе позволить концентрацию на лечении. Мог позволить себе проявить немного милосердия и сделать хотя бы попытку помочь этому ничтожному осколку чего-то, что раньше было человеком. Правда... было ли это милосердие? Спасти ей жизнь, оставив с тем, что она видела и хотела забыть настолько сильно, что сошла с ума? Или милосердие - сжечь её в очищающем пламени, что сожрёт плоть, а затем и кости, не оставляя и следа от столь жалкого существа? Что было правильным? Ответа, как всегда не было. Чёрного и белого не существует. Быть может, стоило выбрать Меньшее Зло? Верил ли Александр в него? Или верил лишь в себя и свои решения? Принимал ли он их сам, или те, другие, влияли на них сильнее, чем он мог предположить?

Взгляд неестественных для человека глаз не отпускал сгорбленную фигуру, предоставив ифриту нести стражу, потому барон точно уловил момент, когда девушка кинулась на него - бездумно, резко, как умирающий дикий зверь кидается на человека с вилами в безумной попытке добраться до горла даже сквозь эти деревянные клыки, пронзающие плоть. Бесполезно. Она промахнулась, неверно определив направление, взвыла - отчаянно, гортанно, обречённо, развернулась... Магия Света засияла, направляясь к цели, окутывая ту мягким коконом, способным отсечь мрак и ужас хотя бы частично, хотя бы немного, и, пусть силы у заклинания было немного, всё же действие оно возымело. Не исцеление жутких ран, для этого порядок был слишком слаб, но общее оздоравливающее воздействие - не только на тело, но и частично на разум. По крайней мере, бешеный зверёк перестал слепо метаться, размахивая руками, а с тихим стоном опустился на пол, обхватил себя руками и забормотал что-то жалобное. Увы, Лекс понимал, что не сможет восстановить неизвестной глаза, здесь требовались силы намного более сильные, чем его собственные, нужно было доставить девушку к целителям как можно скорее - где-то с полсуток времени в запасе должно было быть, но после этого, скорей всего, будет поздно. Получить же от неё ответы явно не получится. Быть может, маги Разума сумеют что-то сделать, но максимум, которого смог добиться чародей - покорность и отсутствие агрессии.

25

Так ты маг... Александр увидел, как окровавленные пальцы двинулись, складываясь в жест. Самый обычный магический жест, казалось бы, что здесь такого? Рефлекторный, невыраженный, бесполезный - большинство чванливых волшебников не придали бы этому никакого значения. Но фон Дермент знал, что за этим бесполезным движением скрываются годы упорной работы - чтобы попытка сотворить чудо магии стала рефлексом нужна долгая практика. Чтобы этот рефлекс уцелел, когда тебя поражает безумие, приказывающее выцарапать себе глаза... Лекс видел множество раз, как любые навыки оставляют людей перед лицом смерти и те становятся неспособны сделать хоть что-то. Это явно был не тот случай. И если до этого момента барон всё еще сомневался в том, что стоит возиться со слепой - воля к жизни и готовность бороться за неё до конца склонили чашу весов в её пользу.

Убить её было бы легче всего... Я могу исцелить её тело, но разум - нет. А значит мне придётся всё время находиться рядом с безумцем, который способен на всё, что угодно. Наброситься на меня, прыгнуть в бездну, выдать нас обоих в критической момент... И защищать. Строить вокруг неё стратегию боя. Как же раздражает... Александр вздохнул, запуская руку в поясной подсумок, в котором хранился минимальный набор из зелий, и извлёк наружу склянку с Исцеляющим отваром. Он не стал использовать его сразу, потому что не был уверен, что организм девушки справится с алхимией, но сейчас, когда заклинание оказало первую помощь, можно было попытаться.

Это выйдет тебе боком. Мысль была чужая. Раздражающая. Уже только тем, что с ней было сложно не согласиться. Ты уменьшаешь свои шансы. Нет никаких гарантий, что она выживет...

– Сейчас я дам тебе выпить зелье. – Предупредил женщину Александр, будучи готовым к тому, что неизвестная, скорее всего, будет сопротивляться, даже если воздействие светлой маны немного успокоило её агонизирующий ум. Но каждый из дома Феникса знал, как следует поступать с безумцами - во всяком случае, поведение, демонстрируемое девушкой, не шло ни в какое сравнение с огненным буйством магов из числа Дерментов. Нужно сделать всё быстро и с минимальным вредом - приблизиться, поймать окровавленную светловолосую голову, разжать челюсти и влить зелье, заставить проглотить. Этого должно было быть достаточно. Во всяком случае, министр надеялся, что будет достаточно. Тот, кто до конца пытается бороться, по мнению мужчины заслуживал помощи, даже если она связана с риском... Новый, неучтенный элемент, добавился в картину происходящего. Элемент, просчитать который не мог даже столь острый аналитический ум, каким обладал Лекс, когда его удавалось оградить от приступов злобы и раздражительности. Теперь ему придётся выковывать свою победу из абсолютного хаоса.

Оставалось дождаться, пока целительная алхимия сделает своё дело. А пока что следовало бы повнимательнее осмотреть свою визави - её внешний вид мог содержать какие-то подсказки. Одежда, обувь, украшения. К безумному бормотанию, как бы этого не хотелось, придётся прислушаться тоже.

Отредактировано Leks Delevry (2022-04-05 22:06:09)

26

Пламя Бури очень давно привык убивать безжалостно и без колебаний, не щадя ни врагов, ни предателей, не колеблясь и не сомневаясь. Отнять жизнь было легко, а вот спасти её, не дать голодному огню вырваться и пожрать плоть - это было уже сложнее. Возможно, ещё несколько лет назад он бы не справился, не стал возиться с бесполезным довеском, беспощадный ко всем, начиная с себя, но сейчас Александр изменился. Именно он, а не кто-то иной, смотрел на неизвестную, скорчившуюся на полу, именно он принимал решения касательно её дальнейшей судьбы. Александр. Не Сессил. Потому она осталась жива.

Затянутые в перчатки пальцы коснулись склянки с зельем - и замерли. Силы стандартной алхимии не хватит, чтобы вернуть ей глаза - даже имея лишь базовые познания в алхимии, барон это знал, так может не стоило тратить драгоценный состав? Возможную боль должна была приглушить магия, да и вряд ли девушка вообще была способна её чувствовать в своём текущем состоянии, хотя точной уверенности в этом и не было. Чувствуют ли потерявшие рассудок хоть что-то кроме своего безумия? О последнем Лекс знал не понаслышке, но вряд ли Красное Безумие было сравнимо с тем, что он видел сейчас - полной потерей себя в бесконечных лабиринтах разума, из которых не найти выход самостоятельно, если уж туда провалился. То, что девушка была магом, пусть неизвестно, какой стихии, лишь сильнее наталкивало на мысль, что в этих катакомбах он может встретить нечто невероятное в самом плохом смысле. Нечто, что ждало его. Нечто, что, должно быть, было очень голодным...

27

Пальцы замерли на склянке – барон сомневался всего секунду. Он видел, как сначала дают надежду, а затем забирают её, он слышал, как лгали целители умирающим на Ипподроме раненым, доставленным из мясорубки сражения за столицу, обещая им помощь, которую не оказывали. Нет. Так он не поступит. Если он не собирался тратить на слепую зелье – не стоило обещать ей его дать. Если что и могло справиться с холодным, жестоким прагматизмом Феникса – так это верность своему слову. Зачастую в ущерб себе, но он всегда держал его… Александр сунул склянку в зубы девушке и заставил выпить. Даже если это почти бесполезно – у неё всё еще могли быть внутренние повреждения, которые не смогло скомпенсировать применённое заклинание.

– Сиди здесь. Тебя будут охранять. – Дермент отступился от выжившей, приказав Ифриту занять место рядом с ней и охранять уже её. Сам он направился к замеченным ранее телам, намереваясь их осмотреть. Света от элементаля должно было быть достаточно, но в случае необходимости чародей готов был создать дополнительный источник освещения. Факел – осмотреть что-то вблизи… Огненный шар – если понадобится покрыть большую площадь, достаточно удерживать снаряд в ладони, внеся небольшие коррективы в плетение простейшей магии. Направить большую часть энергии в возможность излучать свет… Учитывая неестественные размеры из-за роста эффективности, из-за которых этот самый шар мог иметь размеры до пары метров в диаметре, его должно было быть более чем достаточно…

Тела… Первые убитые? Или… Последние?

Александр снова оказался вынужден был практиковаться в навыке, которым почти не владел – сейчас ему предстоит осмотреть тела. Попытаться понять, кто и как был убит… Изучить положение этих тел в пространстве, осмотреть раны, стремясь выстроить картину произошедшего. И всё это – попутно пытаясь вычленить из безумного бормотания калеки хоть что-то, хоть какие-то слова, целостные, понятные. Быть может, тогда получится сделать хотя бы предположения о том, что стало причиной шока, повергшего её разум в то состояние, в котором он теперь пребывал.

Кто же ты? В мыслях фон Дермент постоянно возвращался к слепой. Она не должна была быть здесь. Но не должно было быть здесь и этих тоннелей и залов. Их архитектура настораживала барона, его настораживал тот факт, что гномы вломились в эти тоннели случайно. Факт, заключающийся в том, что шахта была заброшена примерно тогда же, когда рудокопы пробились в эти коридоры, тоже не сулил ничего хорошего. На ум приходила жадность гномов – и брошенный инструментарий. Разве гномы, будь у них шанс, оставили бы свои рабочие инструменты? Черта с два. Они бы разобрали рельсы, вывезли вагонетки, сгребли свои сраные кирки и лопаты. Но всё это осталось здесь. Потому что некому было собрать их? Потому что они нашли здесь… Нечто, что не позволило им здесь оставаться? В библиотеках Министерства Магии можно разыскать туманные намеки на эпоху, когда на планете гремела война чудовищных масштабов, в ходе которой применялась такая магия, о которой сейчас полагалось говорить только шепотом. Были там намеки и на жестокие, бесчеловечные эксперименты. И на то, что во Вселенной существуют места…

В которых глаза не нужны.

Пришло ли то, что здесь теперь обитало, из-за пределов холодной черной пустоты иных миров? Или быть может, глупые кто угодно из старых рас, уничтоженных в старых войнах, занимались здесь попытками создать оружие, способное принести победу в почти проигранной войне? Заигрывали ли они здесь с запретной магией или быть может, открывали проходы в измерения, в которых обитал межпространственный ужас? И знал ли тот, кто послал сюда Лекса, тот, кто стоял за приказом Магистрата послать именно его, о том, что барон может здесь обнаружить? Нечто, с чем он не должен был справиться… Сгинуть? Министр недовольно тряхнул головой. Нужно было сосредоточиться и осмотреть здесь всё. И начать с замеченных ранее тел.

28

На самом деле, вряд ли неизвестная понимала хоть слово и вряд ли она бы расстроилась, не получив обещанного, в этом насквозь прогнившем мире слово - едва ли ни единственное, на что можно положиться, и выбором Лекса было держать его несмотря ни на что. Несмотря на расходы, потери, даже несмотря на ущерб себе - если уж барон дал слово, он собирался его сдержать. Всегда. Потому и сейчас он решил потратить весьма ценное зелье, даже понимая, что эффекта от него будет не так уж и много - правда, девушка отбивалась, но не очень-то активно, всё ещё успокоенная светлой магией. Несложно было зажать в кулак волосы, запрокинуть ей голову и насильно влить в зубы исцеляющий отвар, осторожно, чтобы неизвестная не подавилась и не выплюнула его. Испуг и отчаяние на лице читались легко, как буквы знакомого с детства языка, но Александру, разумеется, с лихвой хватало решимости, чтобы сделать то, что было нужно. Никакого эффекта он не увидел - действительно, он не ошибся и зелью не хватило силы восстановить девушка глаза, но, когда он отпустил её, та не стала вскакивать и пытаться убежать, не стала снова пытаться кинуть на чародея или кричать. Она просто тихо осела, обмякла, и лишь иногда бормоча что-то бессвязное. Что ж, по крайней мере, можно было быть уверенным, что неизвестная останется сидеть ровно там и никуда не денется. Не хватало ещё ловить её по этим белиаровым туннелям... Ифрит послушно занял свой пост рядом, пристально следя за окружением.

Лекс же приблизился к телам, чтобы с помощью факела попытаться понять, что же здесь произошло. Чуть подрагивающее пятно света легко выхватило из мрака зловещую, безмолвную композицию, которой позавидовал бы любой театральный постановщик Нур или Ману Астар. Лекс видел очень много битв, схваток и побоищ, много трупов - целых или расчленённых, обгорелых до костей и разрубленных напополам, он был привычен к запахам гниющей плоти, содержимому кишечника и рвоты. Смерь - не красива. Смерть отвратительна и мерзостна, она выворачивает наизнанку самые нелицеприятные части человеческого тела, напоминая обо всём, что многие пытаются скрыть. Она, смеясь, тычет в лицо всем тем, что так не хочется видеть и те, кто не подготовлен к такому, обычно быстро обнаруживают себя на земле, выворачивая желудок без малейшего шанса справиться с отвращением. Александру было не привыкать. Но это не значило, что ему не было противно. Хорошо, что тела не успели начать гнить - иначе здесь и вовсе можно было бы задохнуться, а так досаждал лишь тяжёлый запах большого количества пролитой крови и да испражнений. Света факела с лихвой хватало, чтобы осветить всю сцену целиком и она была... она была неправильной.

Первой в глаза бросилась тварь - человек на её фоне был неважен. Лекс достаточно неплохо разбирался в монстрологии, но то, что он увидел, не встречалось барону ни в книгах, ни на полях боя, ни в отчётах Министерства. Тёмная туша была отдалённо похожа на что-то вроде гончей сердца, но слишком отдалённо. Тело покрыто тёмно-серой шерстью, на спине переходящей в длинные иглы, голова продырявлена насквозь, пасть с грязно-серыми зубами, способными перекусить человеку бедро, лапы с мощными когтями, а по всему телу какие-то щупальца. Алые, склизкие, воняющие, похожие сейчас на дохлых змей. Тело было покрыто ранами, в которых опытный глаз барона узнавал следы знакомых стихий и, скорей всего, духовных техник, а судя по количеству этих ран - тварь была невероятно вынослива. След чёрной крови уходил дальше по коридору - лужи на расстоянии в пару метров друг от друга. Человек же... тварь достала его, вспоров тяжёлый доспех, как бумажную занавеску, выпустив кишки, что скользкими нитями тянулись из тела на добрых полметра. Двуручный меч лежал рядом. Само же положение тел... человек лежал между тварью и девушкой.

Лекс, потеряно: исцеляющий отвар

29

За плечами фон Дермента было множество схваток – от мелких стычек с пьяницами и бандитами в подворотнях и кабаках столицы до сражений, гремевших под небом в последнюю войну. Он сражался на передовой, вёл за собой отчаявшихся солдат и горожан, он выходил победителем из схваток, в которых численность врага подавляла его, а удары сыпались отовсюду. Барон видел многое – отвратительное и ужасное, омерзительное и пугающее. Видел, как его заклятия разрывают людей на части. Видел, как люди разрывают на части друг друга. Запах крови впитался в его кожу… И если что фон Дермент и понял твёрдо за все эти годы, так то, что утверждение «ко всему привыкаешь» - ложь.

К этому было невозможно привыкнуть. Пока у тебя была хоть капля человечности…

Александр присёл перед мёртвым чудовищем на корточки, стараясь дышать не слишком глубоко, стремясь осмотреть его внимательнее. В том, что тварь мертва, он не сомневался – столь свирепое существо, преследовавшее убитого им человека даже будучи раненым столько раз, не смогло бы попросту так долго прикидываться дохлым. Внешний вид монстра тревожил фон Дермента – существо было… Неестественным. Неправильным. Крупные зубы, предназначенные для того, чтобы рвать плоть и дробить кости, когти, способные распороть рыцарский доспех, иглы, торчащие во все стороны… Министр попробовал выдернуть парочку – осторожно, чтобы не уколоться, и с краю. Могла ли тварь использовать их как метательные снаряды? Может быть. Тогда иглы должны легко отделяться. А значит нужно браться за те, что с краю, дабы не нашпиговать себе руку соседними, если вдруг какой-нибудь мышечный спазм спровоцирует ненужный результат.

Следующее, что планировал сделать барон – это изучить полученные тварью раны. Это было нужно, чтобы понять – что причинило ей набольший урон. А самое важное – что окончательно её убило. Удар в голову?

Так же Александр хотел проверить, уязвим ли монстр к его огненной магии – для этого можно было использовать и горящий Факел. Выдернув из хранилища кольца свой меч, мужчина также планировал узнать, уязвима ли тварь к серебру на лезвии «Неба» и электричеству. Также следовало изучить глаза монстра – осмотрев их внешне, можно было предположить, насколько тварь хорошо видит в темноте и чувствительна ли к свету. И щупальца… Отсечь несколько, осмотреть – являются ли они действительно частью тела твари?

Странно. Александр сосредоточенно собирал информацию о монстре, намереваясь изучить его как можно лучше, но и возможность подумать у него тоже была. И увиденное никаких положительных мыслей не порождало в его голове - наоборот. Чудовище было похоже… На живое оружие. В его облике абсолютно всё было предназначено для убийства. В его физиологии, скорее всего, тоже – то, что хрень с щуплами смогла добраться до вооруженного рыцаря даже с такими ранами означало, что боли оно, скорее всего, не чувствует. А это редкая особенность… Она выведена искусственно? Дермент сощурился, потому что предположение ему не понравилось. Химера? Или же это могло быть порождение запретной магии. Но вонь элементаля Хаоса барон запомнил – запах разлагающегося искаженного тела мутанта. Может быть и так… Какой вариант из этих двух хуже – Александр не знал. Его серьезно настораживала живучесть «гончей».

Когда он закончит с тварью – можно будет осмотреть человека в доспехах. Обыскать. Было понятно, что рыцарь пытался защитить эту вот слепую и было ясно, что ослепла она вряд ли от вида этого существа. Было что-то еще… Куда хуже.

30

Тварь действительно была мертвее мёртвого и, можно было не сомневаться, через пару дней начнёт вонять так, что вряд ли кто либо ещё сможет зайти в эти коридоры ближайшие годы. Присев рядом с тушей - так, чтобы не запачкаться в крови, - барон приступил к изучению столь любезно оставленного ему объекта. Нужно было попытаться понять, что же это такое и чем с ним нужно сражаться - если вдруг где-то здесь остались ещё такие твари. Иглы - не выдёргивались. Нет, не метание, иная функция. Раны - их было много. Дыры от заклинаний-выстрелов, порезы от оружия по всему телу, достаточно глубокие, но ни в одной ране не было видно внутренних органов, слишком плотный мышечный слой, а некоторые атаки вообще не смогли пробить шкуру. Череп толстый, прочный, в него били неоднократно, и только последний удар смог добраться до мозга. Огонь - факел послушно лизнул тушу и... ничего. Абсолютно. Вот почему на туше не было ожогов. Реакции на серебро - никакой. А вот с электричеством получилось уже лучше и привычнее - ну хоть что-то. Глаза - их просто не было, вся морда представляла из себя одно сплошное месиво. Щупальца - действительно были частью существа. Мышечные выросты, растущие сквозь шкуру, тонкие, гибкие, оканчивающиеся острым когтем - возможно, даже ядовитым.

Всё это Александру очень и очень не нравилось. Предположения на счёт химеры имели свои основания, как и таковое на счёт порождения запретной магии. Существо не было естественным это было однозначно, но вот точные выводы касательно его природы сделать было невозможно. По крайней мере, пока. Осмотр человека дал больше понятной информации. Перекошенное лицо и распахнутые глаза, окровавленные руки в мешанине собственных кишок, приоткрытый в последнем, навеки застывшем на губах стоне рот. Немая картина чужой смерти, напоминающая о том, что невозможно знать, когда коса Жнеца коснётся тебя самого, когда играючи оборвёт ещё одну нить жизни, лишая возможности двигаться, будто марионетку, отсечённую от крестовины. Напоминание, что может произойти с самим бароном, если он оступится здесь. Тем более сейчас, наклонившись ближе, чтобы отстегнуть поясную сумку, которую нужно было обыскать, Лекс увидел кусок эмблемы на залитом кровью поддоспешнике, выглядывающем из-под полусорванного панциря.

Слишком хорошо знакомой эмблемы.

http://s8.uploads.ru/Lz9f1.jpg

У него самого была такая же даже на исподнем. Мысль, кольнувшая разум, была неприятной. Именно так может он выглядеть, если не справится... Если то, что сломало эту девочку, сумеет не сгореть дотла в чарах Пламени Бури, а нанести ему ответный удар, дотягиваясь когтями до плоти, прорывая щиты и защиту, жадно погружаясь в живот с влажным чавкающим звуком, чтобы вытащить наружу блестящие в свете факела кишки, как новогоднюю гирлянду... Если он не справится, как тогда, в особняке... перед глазами мелькнула картина коридора с образом, который безуспешно пыталось пожрать Пламя.

Мелькнула лишь на миг и исчезла.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/736142.jpg

Нет, всего лишь усталость и проклятая атмосфера! Лекс убил двойника, сжёг его и растоптал его обгорелый череп, навсегда стерев бастарда с лица земли! Это был пройденный этап жизни о котором можно было даже не задумываться! А сосредоточиться на перетряхивании небольшой сумки. Да. Что у нас здесь? Кремень, небольшой нож, удостоверение. Сет Амелин, Lex Prioria, Направление монстрологии. Иронично...

Небольшая записная книжка всего с парой записей.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/957389.png


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Восточный Роковой Хребет. Заброшенная шахта


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно