FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Приветствуем Вас, Путник! Мы рады каждому желающему присоединиться к миру Мистериума. Однако, просим учесть, что форум находится на Перезагрузке - ведутся работы по обновлению игровой системы и LORа. Конечный срок завершения пока не установлен. У нас все еще можно играть, но внесенные изменения касаются боевой механики и истории мира, что, в свою очередь, может затронуть вашего персонажа. Пожалуйста, примите это во внимание при регистрации.
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 17 декабря 17086 года. Иридиум. Регрет, Артемисия.


№4: 17 декабря 17086 года. Иридиум. Регрет, Артемисия.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Ранее утро. Регрет успел привести себя в порядок, позавтракать остатками вяленного мяса со вчерашнего дня и и теперь сидел за круглым столом, меланхолично поглядывая в сторону заколоченного окна. Ровно месяц прошел с того момента, как он выписался из Ордена Белого Креста и сразу же с размахом вляпался в дела собственного Торгового Общества и, конечно же, поручений от Ее Величества. Тридцать дней без передышки и отдыха он путешествовал по землям Мистерийской Империи, сражался, раскрывал интриги, отправлял мысли-вестники и спал по несколько часов в день, чтобы успеть везде и все закрыть с максимальной для себя выгодой. Да что там, он даже сумел посетить несколько торговцев и договориться с ними лично о продолжении работы. И вот наступил тот день, когда ему просто некуда спешить и бежать. Новое задание для Клыков будет только завтра, а Торговое Общество спокойно работает без его прямого участия. Можно было бы провести утро, день и вечер читая магическую литературу или в попытках сварить зелье, однако это не так, как он хочет провести выходной. Ему нужна ментальная разгрузка, ведь он обещал Мисии что с ним все будет в порядке. Доводить себя снова до хромоты не хотелось от слова совсем.
И у него был вариант на такой случай.

Артемисия. После той ночи в таверне их отношения двинулись с застывшей в пространстве точки вверх. После всех событий он мог смело назвать ее своим другом – трудно не назвать ее так, ведь она с ним была на протяжении чуть более двух месяцев и помогала практически во всем. Чем ближе был срок его выписки, тем сильнее он понимал, что она для него не просто целитель, а нечто большее. Так что в тот последний вечер они расстались на хорошей ноте: он отдал ей подробную карту города в качестве подарка и пообещал обязательно заглянуть к ней на огонек уже не как пациент. Так почему бы не попробовать ее сегодня вытащить? Терять-то ему все равно нечего. Время, конечно, важный ресурс, но не настолько, чтобы беспокоиться об этом в свой единственный выходной. Если что-то пойдет не так, то просто погуляет один по улочкам Иридиума.

Регрет хотел сперва отправить мысль-вестник и предупредить Мисию заранее, но смысла в этом было мало – обратный ответ она ему все равно не сможет дать. Значит, нужно было найти ее самостоятельно и лично спросить, свободна ли она сегодня. Хороший план, главное не напортачить. Клык начал быстро одеваться: его костюм не сильно отличался от обычного, хотя некоторые изменения все-таки были. Латные детали он оставил дома, даже оружие с жетоном он на всякий случай оставил; дублет пришлось заменить теплым полупальто с капюшоном, а полуботинки на аналогичные, только с мехом, чтобы ноги не успели окоченеть. Не то чтобы как магу жизни ему была страшна какая-то простуда, просто так будет банально комфортнее, да и Артемисия будет меньше переживать.

Регрет вышел из своего дома и крепко закрыл дверь, предварительно активировав ловушки. На улице только-только наступил рассвет, а снег мягкими хлопьями падал вниз. Кое-где уже вздымались сугробы, а смех ребятишек эхом отражался от пока еще полупустых улиц. В текущей зимней одежке было достаточно тепло, так что наряд он подобрал в самый раз. Идти отсюда до дома Артемисии было не очень долго, где-то в районе часа, однако в такую снежную погоду это было несподручно. Недолго думая, маг вытащил из наплечной сумки свиток телепортации и прочитал его, перемещая себя к дому со знакомой крышей.

Окна были крепко закрыты занавеской, так что было сложно понять, есть кто сегодня живой внутри или нет. Пожав плечами, Регрет подошел к двери и настойчиво постучался. Два коротких и один длинный удар, после чего Карминоу сделал шаг назад и начал ждать. Он помнил ее слова о браке, но это же всего лишь шутка, верно?
Конечно, если за пару минут никто не выйдет, то ему останется лишь развернуться и пойти… Нет, не домой, а в Орден Белого Креста. Вытащить оттуда ее будет сложнее, но все-таки возможно. В теории. Со скандалом и недовольными целителями. Да уж, это может стать той еще проблемой.

2

Завтрак, состоявший из остатков приготовленного вчера ужина, Мисия съела больше из уважения к сестре, накануне простоявшей у печи весь вечер, прежде чем собраться и отправиться в путь, чем по зову аппетита. Просто это сделала Лити, а всё, что делала Лити, Мисия ценила по умолчанию.
Теперь — несколько дней разлуки, когда между дежурствами проще повалиться спать в казарме, чем возвращаться домой и спать урывками. А у Мисии — один-два дня отдыха, потому что Горион взял с собой Ковераса и отправился в одну из окрестных деревень без неё. Хотя что-то ей подсказывало, что она выдержит едва ли больше одного дня, прежде чем напросится помогать кому-то ещё или копаться в библиотечных записях, лишь бы быть поближе к людям.

Ей нравилось сидеть у окна, залепленного снегом и прикрытого от посторонних взглядов занавесью, и заплетать, а потом снова расплетать волосы, на ходу придумывая самые замысловатые способы плетения кос (почти все из них никуда не годились и превращали будущую косу в спутанный узел, но Мисия распутывала их и запутывала снова и снова). Пальцы действовали сами по себе, потому что думать не хотелось ни о чём: просто бесцельно разглядывать смутные силуэты за снежной коркой, налипшей на мутное стекло, в узкую щель между полосами ткани.
В конце концов, когда от бесконечных экспериментов пряди стали пушиться и лезть во все стороны, Мисия заплела косу привычным способом, но всё равно получилось как-то пушисто и расхлябано. Неважно, впрочем — наружу она не собиралась, потому что не могла придумать хорошего повода.
Хотя отличный помощник по придумыванию повода находился где-то рядом на письменном столе — на том самом, в который Мисия упиралась локтями и по которому возила пушистой косой, как кисточкой. Стыдно признаваться, но полученную — "это подарок, не отпирайся!" — карту она так и не использовала по прямому назначению.

Нет, карта не оказалась ненужной: когда выдавался свободный вечер, Мисия разворачивала её на столе, прижимала уголки чем придётся, и водила пальцами по шершавой поверхности, как будто заново училась читать. Почерк картографа был ровным и аккуратным, в меру красивым, в меру понятным. Но, помимо пометок картографа, старательно перенёсшего на свиток Иридиум, на карте тут и там встречались пометки, нанесённые рукой человека, привыкшего писать быстро и понятно.
Регрет не просто купил карту и вручил её, когда покидал Орден, нет. Он явно потратил вечер или два на то, чтоб поверх стараний неизвестного картографа написать, где бывал, и чего нужно опасаться. Где-то он вписывал совсем странные вещи — "а вот здесь кошка украла мой кошелёк, берегись кошек", но в основном это были более практичные советы. Где подают хорошую еду. В какой район лучше не соваться.
Их с сестрой дом был обведён отдельно и снабжён припиской "вот здесь ты живёшь, не забывай". Каждый раз, натолкаясь на эту отметку, Мисия улыбалась — голос Рега, говорящий эту глупую, но значительную вещь, она могла представить себе во всех подробностях.
И от этого карту хотелось рассматривать дальше, а вот ходить по отмеченным местам уже не очень. Потому что, когда Регрет покидал Орден, Артемисия попрощалась с ним с твёрдым решением не придавать двум месяцам странного лечения никакого значения и учиться дальше. Но карту рассматривала, потому что воображаемые прогулки по любимым местам Клыка не несли в себе риска случайно с ним столкнуться или, ещё чего хуже, узнать о нём какие-нибудь новости. Потому что это означало, что грош цена её практике — если в итоге она просто хочет дружбы.

За окном мелькнула тень — на этот раз особенно близко. Мисия вскинула голову, но тень уже исчезла — может, большая птица? Нет, здесь таких не было, и...
Что именно "и", додумать она уже не успела: в дверь постучали. Не так, как скреблись редкие жители, узнавшие, что здесь есть будущий целитель, не так, как стучали те, у кого было к сёстрам дело.
Два коротких удара, пауза, потом один более сильный. Очень похоже на то, как она сама стучалась в каморку Клыка, только её третий удар всегда выходил слабым и неуверенным. Мисия, в спешке накидывающая голубой плащ прямо поверх домашнего платья — не бежать же к двери прямо так, в единственном сохранившемся образчике архонской моды, который совершенно не прошёл проверку её работой и был оставлен лишь в качестве домашней одежды, — была почти уверена, что у двери её ждёт отнюдь не простывший ребёнок.

Зимний ветер ударил ей в лицо, стоило открыть дверь, подхватил плащ и попытался содрать его с плеч — Мисия вовремя подхватила его, закутавшись как в кокон, и виновато улыбнулась Клыку, ёжась от холода, гулявшего по ногам. Да, стук её не обманул, и Рег действительно сдержал слово однажды объявиться — вот только то, что объявился он у неё на пороге зимой без предупреждения, было, как всегда, внезапно.
И слишком хорошо соответствовало его привычкам.

— Здравствуй, — Мисия переступила с ноги на ногу (домашняя обувь совсем не способствовала сохранению тепла), наклонила голову набок и задала первый вопрос, который пришёл ей в голову, — Всё в порядке?

Спрашивать, зачем он пришёл, было грубостью, но всё-таки это был второй вопрос, вертевшийся у неё на языке.
Зачем?

Отредактировано Artemisia (2022-04-22 18:11:44)

3

Регрет ждал – и мог ждать долго. По человеческим меркам уж точно. Он частенько применял на себя как роль жертвы, так и роль охотника. И последняя стала все чаще доминировать в количестве и качестве, хорошо въедаясь в обыденные привычки. Вот и сейчас он словно застыл. Не спешить, действовать аккуратно и тихо. Рег затих и перестал двигаться, перестал даже думать и стал подобен застывшей статуе. В таком состоянии отчетливо обостряются чувства и начинаешь все ощущать на ином уровне – как ветер меняет свое направление, как детишки что-то спокойно рассказывают за углом соседнего здания, как скрипит дверь в нескольких домах отсюда. А еще, что важно, он услышал слабый звук по ту сторону двери. Она здесь – или, как минимум, ее сестра. Регрет качнул головой, словно снимая с себя сосредоточенность. Ожидание превратилось в легкое волнение. Было бы забавно натолкнуться на сестру Мисии, но Рег понимал, что объяснять другому архону причину своего появления здесь было бы несколько трудно. Еще и понять не так может, а там и до драки недалеко. Сражения для него сущий пустяк, да что там, для него даже смертельный поединок частенько становится не смертельным, но в таком случае он затронет материи и струны столь тонкие, сколь и хрупкие. Имя этим двум демонам: чувства и отношение. Так он мог расстроить Артемисию – своим поведением или несдержанностью, не суть важно. Даже если по факту виноватым будет не он, катализатором таких событий станет его дурная головушка. Карминоу же никто сюда силком не тащил, верно? Он тут по своей воле и личного приглашения при себе не имел.

К счастью, как только дверь открылась, все пространные мысли ушли на второй план. На пороге была Артемисия и ему резко стало легче, словно тяжелый груз упал с плеч. Знакомый голубой плащ, тапочки и легкая обувь – в последнем Регрет не был уверен – немного непривычно было ее видеть без своего «целительского» наряда. Она слегка ежилась, видимо, от холода. И у нее был слегка растерянный вид. По всей видимости, Мисия не ожидала Клыка. И скорее всего не ожидала совсем, а не конкретно сегодня.

Это не печально, как могло показаться изначально, а вполне логично. Да, он обещал что их встреча не будет последней. Но много ли люди выполняют свои обещания? И то, что он считает ее своим другом не означает, что она испытывает что-то подобное в ответ. Она же архон. Они мыслят иначе, думают немного иначе. И все же они люди, как показали события в таверне. А значит, к ним тоже есть подход и у них есть друзья. Возможно, он пока не растопил тот лед целителя и жертвы, который между ними все еще мог остоваться даже спустя месяц.

Но если так – пускай. Сложности и трудности его не пугают. Раз лед есть, значит он его расколет сегодня, в этот неиронично зимний и полный снега день. Когда он сделает брешь в этой стене, то с легкостью покажет, что ему можно доверять и что он держит свое слово. Едва ли дело было только в этом, но нужно начинать же хоть с чего-то, верно? В конце концов, в таверне же все прошло хорошо, значит и тут так будет. Главное следить за своим языком. И действиями. И руками. И, возможно, в этот раз стоит остановиться в месте немного более приличным, если им надоест бегать кругами по снежным улочкам.

Аккуратные действия – залог успеха. Именно по этой причине он не спешил приближаться, чтобы не нервировать Мисию лишний раз. Она не приглашала его к себе домой, а навязываться было плохой идеей. К тому же, дома все еще могла быть сестра Артемисии.

Привет, – Рег махнул рукой и легонько улыбнулся, – Да, все хорошо. Работаю за троих, но вот выдался впервые свободный день. Да и вообще я сюда не по здоровью, в общем-то, зашел… Я думал, ну, может ты хочешь прогуляться? Сейчас хорошая погода, людей немного. Если ты изучала карту, то могу показать как раз таки пару интересных мест на ней вживую.

Вышло, честно говоря, куда более неловко и глупо, чем он представлял у себя в голове. Не привык он кого-то куда-то звать, да еще и лично, да еще и девушку. Ему с трудом давались речи такого характера, обычно получалось куда красноречивее... и жестче.

Если не можешь, то я все понимаю. Я пришел без приглашения и внезапен, словно снег на голову в конце июля. – Поспешно добавил он. Артемисии явно было некомфортно стоять на зимнем ветру и это было заметно. – Если сильно занята, но скоро освободишься, то могу тут подождать тебя часик-два. – Да хоть все три, ведь ему: а) все равно нечего было делать; б) принципиально с ней прогуляться, раз уж все равно поймал ее дома. Ну, если она совсем против, то настаивать он не будет. Дела есть дела.

Отредактировано Regret (2022-04-24 00:58:05)

4

— Вот как, — Мисия заправила выбившуюся из косы прядь за ухо и растерянно улыбнулась в ответ. Получалось, что о Клыке она думала чуть хуже, чем следовало бы — и если это говорило хорошо о нём, то её собственная оценка в её же глазах становилась печальнее.
А, самое главное, было решительно непонятно, что с этим делать. Сослаться на дела было просто невозможно — ведь никаких дел у Мисии не было, и неважно, что Регу было просто неоткуда это узнать. Просто отказаться и наблюдать, как смесь радости и неловкости на чужом лице превратится... хорошо, если в печаль? Нет, нет, и это тоже никуда не годилось.
Регрет, видимо, истолковав её молчание по-своему, поспешил пообещать, что он её обязательно дождётся, и, когда речь зашла о времени, которое он был готов этому ожиданию уделить, Мисия удивилась во второй раз и поняла, что дела куда сложнее, чем она может понять.

— Не надо ждать, — Артемисия поёжилась и попыталась замотаться в плащ ещё сильнее, хотя он и так уже походил на натянутые путы, а пальцам удерживать его в таком положении было почти что больно. Потом, поняв, как именно можно истолковать её "не надо", поспешила прибавить, — Два часа ждать не надо. Я сейчас, оденусь только.
Ещё одна виноватая улыбка, с которой Мисия закрывала разделяющую их дверь, красноречиво говорила, что чая и возможности посидеть в тепле, пока она готовится к выходу, можно не ждать. За это, конечно, было тоже стыдно — все законы гостеприимства были жестоко нарушены, — но пускать кого-то в дом сестры — неважно, что он был их общим, старшей была Лити и ответственность лежала на ней — без её разрешения было если не нельзя, то уж точно грубо.
Единственным способом хоть как-то скрасить собственную невежливость было поторопиться. Как назло, вся одежда, начиная с тёплых чулок — да что там, даже домашнее платье ополчилось против неё — никак не хотела слушаться. Каждая застёжка и подвязка отказывалась повиноваться с первого раза, а зимние штаны, пошитые по мужскому образцу, и вовсе оказались настоящими силками. Если бы архоны верили в приметы, это была бы одна из них, но Артемисия прекрасно понимала, что спешка сделает плохой приметой даже приготовление яичницы.

Когда дверь открылась снова, она уже не куталась в плащ — он покрывал её плечи по всем правилам, — ноги больше не мёрзли в домашней обуви, а надёжно прикрывались сапожками, подбитыми овчиной, и вся прочая одежда, включая митенки, больше подходила для зимнего ветра, щедро швырявшегося позёмкой.
Мисия с сомнением глянула на Клыка, пытаясь понять, успел ли он заскучать и усомниться в своём решении ждать — от заявленных двух часов должно было пройти едва ли больше пары десятков минут, — но ни недовольства, ни скуки не уловила.
— Я сегодня не думала куда-то выходить, — признание было честным, но, если подумать, запоздалым. В её случае это было ещё и извинением: видишь, многоуважаемый Клык, никуда я не собиралась, поэтому тебе пришлось ждать.
Впрочем, если бы она это сказала раньше — сошло бы это за отказ? Что-то ей подсказывало, что нет.

Ключом, больше подходившим для амбарного замка, за которым скряга прячет свой урожай, Мисия закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, снова впав в растерянность. Куда теперь? По указаниям карты?..
Но вместо разумных отметок с перечислением всех хороших мест, в голову приходила совсем другая. Совершенно непонятная.
— Послушай, — спрашивать о таком было как-то неудобно, но с другой стороны это означало, что карту она изучила вдоль и поперёк, — что значит "кошка украла кошелёк"?

5

Регрет, услышав звонкий и четкий ответ, был морально готов тяжело вздохнуть и понимающе кивнуть. Худшее из опасений подтвердилось – у Мисии на сегодня уже были свои дела, которые его не касались, и навязывать ей свою компанию лишний раз он не собирался. Однако Рег не успел и рта открыть, как услышал от нее полный ответ – она была согласна на прогулку! Клык в душе ликовал, ведь все вышло как надо! Они смогут вместе провести время в его единственный выходной. Шутка ли, шансы на это были столь малы, что практически равнялись нулю! Регрет с облегчением выдохнул и мягко улыбнулся Артемисии. Однако заметив ее движение рук, как она все сильнее пытается кутаться в плащ, сделал шаг назад, даже не думая о том, чтобы заходить в дом. Зачем? Да и для чего вообще? Не сидеть же ему там просто так ее и ждать. Он спокойно постоит на улице, как и планировал изначально.

Отлично, я тогда тут постою. Можешь не спешить.– После этих слов Регрет отошел чуть в сторону, чтобы не стоять прямо у двери, да скрестил руки на груди. Так он и принялся спокойно ждать Мисию.

Ну как спокойно… Да, внешне он вдруг резко стал похож на застывшую статую, но внутри его головы шел во всю процесс мозгового штурма. Вариантов было много, но выбрать из них конкретный тяжело. Можно было пройтись в сторону местных достопримечательностей, однако это просто скучная от точки «А» до точки «Б». Можно провести ее по тихим улочкам города, где было безопасно – посмотреть на людей, их быт, может с кем-то даже поговорить. Но тогда, правда, терялся смысл прогулки вдвоем. Другой вариант – проводить ее в верхнее кольцо и показать разницу между кольцами города. Хотя нет, вот это как раз плохая идея. Не стоит забывать, что она сама жила в нижнем кольце и могла увидеть, какая большая пропасть между богатыми и бедными. Стоило ли дразнить кота кусочком мяса? Рег помотал головой. Как-то он предположил, что архонам скорее всего просто претит излишняя роскошь и потому едва ли Артемисия обидится, но все равно рисковать не стоило. Он планировал с ней подружиться, а не бесконечно подкалывать и подтрунивать без остановки. Может просто потравить забавные истории и снова пойти в таверну? Тоже такой себе вариант – повторяться не хотелось. Это бы означало, что он узко мыслит и из всего многообразия знает только где жрать да спать. Еще оставался театр и…

Но додумать идеальный вариант не вышло: дверь скрипнула и на пороге вновь появилась Артемисия, в этот раз при всем параде и готовая к холодным улочкам города.

А тебе идет. – Без задней мысли ляпнул Клык и отряхнул со своих плеч откуда-то взявшиеся кучи снега. Пришлось такую и с головы стряхнуть, но тут он просто покачал головой вверх-вниз. Только после этого он подошел к Мисии и спокойно подождал, пока та закроет дверь. Задавать тупые вопросы в стиле «а что, ты не активируешь ловушки, когда уходишь из дома» он не стал по очевидным причинам.

Однако к следующему вопросу Артемисии Регрет оказался не готов. Точнее готов, но не ожидал, что она задаст его так сразу и быстро.

О, это интересная история, но ее лучше рассказывать на ходу. – Регрет немного покрутился на месте и вспомнил, что отсюда можно было добраться до небольшой площади – можно было отправиться для начала туда. Повернувшись четко в нужную сторону, он дождался Артемисию и пошел вперед.

А ты как думаешь, что это значит? У меня кошка стащила кошелек. Буквально. – Регрет это заявил так спокойно, словно у них кошки работают лучше мелких грабителей и воров. – Начну с начала. Я тогда как раз только-только вернулся в Иридиум после неудачного путешествия в Нокс – это город имперский, где-то недалеко от границ с Шедимом. Там… – Регрет задумался, стоит ли поднимать эту тему еще раз, но решил, что в этот раз это уместно, – на караван торговца напали демоны. Я помог местным стражникам отбиться, но порядочно выдохся и решил вернуться обратно в столицу. К тому же, один из торговцев предлагал награду за спасение. Я согласился, заодно мог бы передохнуть и подготовиться к следующему путешествию.

Регрет говорил слегка сбивчиво, словно глотая детали. Он живо представлял себе все события, однако рассказчик из него был посредственный. Он мог вдохновлять, мог управлять, мог угрожать, мог втираться в доверие и лгать – но вот истории выходили, на его собственный вкус, не очень.

Ну так вот. Я получил награду, креплю кошель с монетками к поясу и тут на меня выходит черный кот: крупный, с зеленым хвостом и чешуйчатым пузом. Даже с несколькими хвостами, хотя это было не сразу заметно, как и зеленый хвост. Он вышел и кричит на меня, словно требует что-то, а у меня с собой всегда вяленое мясо. Думаю, наверное, котяра проголодался и требует с меня еду. Достаю мясо, наклоняюсь чтобы ему дать… И тут он как подскочит к моему поясу! Я и глазом моргнуть не успел, как он уже удирал в сторону канализации с моим кошельком, который я как раз получил от торговца.

Зато ему хватало энтузиазма. Он в процессе забавно жестикулировал и даже пытался показать кота на пальцах. Вышло не очень, но Регрет старался.

А дальше уже другая история… Она как раз связана с тем, как мы познакомились с Артемисом. – Горечи в его словах не было, просто факт. – Это было забавно.

Отредактировано Regret (2022-04-26 03:30:13)

6

Дело и правда было серьёзным.
Потому что Рег, ляпнувший "тебе идёт", заставил Мисию озадаченно моргнуть, бросить взгляд на свой плащ и задаться вопросом, с чего вдруг. Плащ был всё тем же, что и осенью. Сапожки, отделанные овчиной — единственное видимое изменение — были тёплыми, но от понятия изящности были далеки так же, как Клык от комплиментов. Сам Клык, успевший покрыться снегом — он что, тут так и стоял? — смотрел на неё так, что заподозрить его в какой-то хитрости было невозможно.
И даже полез смотреть через её плечо, как она возится с замком, породив тем самым ещё больше вопросов. Например, почему он так уверен, что это вежливо — так лезть ей под руку, и не хочет ли он сразу получить ключи от дома.

В итоге она спросила только про кошку.

Регрет, до этого вертевшийся на месте в раздумьях, казалось, обрадовался вопросу и с направлением определился почти мгновенно. История из тех, которые лучше рассказывать на ходу?
Ну что ж, поначалу всё действительно звучало нормально: обычная такая дорожная история, демоны (здесь Мисия нахмурилась и прикусила губу от досады — ну надо же, демоны в Империи), караван и награда. А потом история повернула к коту, и...
Вопросов стало ещё больше, и они уже откровенно дрались в голове Артемисии, пытаясь выбрать, какой из них будет задан первым. Но Клык говорил, говорил, прибавляя к истории о кошке всё больше деталей, и вопросы — разумные и не очень — отпадали сами собой, пока не остался один.
Мисия потянула Рега за рукав, заставляя остановиться, потому что выскочить ему наперерез и встать напротив прямо на ходу, особенно когда собеседник машет руками не хуже ветряной мельницы — плохая идея. Перед остановившимся Клыком же можно было встать и без лишних церемоний потрогать чужой лоб, отыскивая признаки жара.
— Странно, лихорадки вроде бы нет, — пробормотала Мисия, на всякий случай ухватив Клыка свободной рукой за подбородок, чтоб удобнее было рассматривать, — Когда, говоришь, месмер влез тебе в голову?

Не то что бы она ему не верила. Но кот, укравший кошелёк (ладно, в это поверить было проще, иные умельцы натаскивали на такое собак), внезапно оброс деталями, которые шли вразрез с обычным положением дел. Несколько хвостов, один из которых был зелёным (ладно, может быть, какой-нибудь хулиган привязал к хвосту кота зелёную ленту), и чешуя вдобавок? Нет, чешую объяснить уже не удавалось.

С другой стороны, опять Артемис. Получается, тогда и началась дружба в четыре дня, и подвергать сомнению кота в таком случае было жестоко — если кот не существовал, то и остальная часть истории вполне могла бы... Хорошо, значит, кот существовал.
Мисия вздохнула, разжала пальцы и убралась с дороги, заняв своё место по левую руку Рега.
— Ладно. Кот с двумя хвостами и чешуёй украл твой кошелёк. Просто приму это как факт, многоуважаемый Клык, иначе лихорадка начнётся уже у меня. — Артемисия кивнула, мол, продолжай идти, и зачерпнула с ближайшего снежного наноса горсть снега, бездумно перебирая его в руках.

7

Рассказ Мисия все-таки не очень оценила – сказывалась его неопытность в таких делах. Вначале все было хорошо: она спокойно слушала его, и все было отлично, история у него вполне удавалась. Однако, чем дальше он говорил, тем сильнее интерес и праздное любопытство сменялось серьезным и спокойным настроем с ее стороны, словно она пыталась где-то найти подвох или повод усомниться в его словах. Неужели он где-то осекся или допустил ошибку? Ах ну конечно! Это логично, ведь он не добавил несколько важных деталей, оставив их в стороне – и это полностью меняло картину его рассказа. Беспокойство Артемисии было понятным, ведь кто в здравом уме начнет говорить, что такая кошка у него украла кошелек? Чешуя и несколько хвостов не распространены у обычных домашних животных. Иннос, насколько же он иногда бывает забывчивым и несобранным в плане пояснения за мелкие детали.

Сразу после завершения не самого длинного рассказа, Мисия настойчиво потянула его за рукав, и Рег остановился в легком недоумении, ожидая от нее дальнейших действий. Когда Мисия положила ладонь на его лоб, то он с еще большим интересом посмотрел на архонку – это было странно и немного… мило, скорее всего. Ему не хотелось убирать ее руку, ведь она была на удивление теплой и приятной. Сразу вспомнилось, как она его успокоила две недели назад, просто положив ладони на его руки.

Это называют женским очарованием? И почему это работает только у нее? Показушное соблазнение его наоборот отталкивает и вызывает отторжение, а она действует иначе… Возможно, потому что не имеет ввиду ничего такого?

Однажды над этой мыслью он обязательно подумает, но не сейчас.

Конечно нет. Стал бы я выходить в такую погоду с лихорадкой?– Регрет прыснул и пожал плечами, ведь он не дурак и хорошо следит за своим здоровьем. Даже лишнее мгновение промедления может ему стоить жизни, так что к своему состоянию он относился плюс-минус трепетно. Ну и что греха таить (тем более что это и не грех) – Карминоу часто использовал магию жизни для поддержания собственного здоровья в отличном состоянии. – Да и как мага жизни меня простой лихорадкой не взять. Да что там, и необычной тоже.

На следующий вопрос он тоже спокойно ответил, не найдя его оскорбительным или странным. К счастью чуть ранее он уже понял, чем было вызвано волнение Артемисии и теперь по этому вопросу не сильно загонялся.

Полгода, вроде бы? Может быть плюс пару месяцев. А, понял, – Регрет стукнул кулаком по ладони, но легкий шлепок заглушился. – Ты думаешь, что у меня и раньше были галлюцинации? Нет-нет, все действительно было так, как я описал.

Регрет посмотрел на бело-серое небо над своей головой, где очертания солнца даже не угадывались. Да уж, а иногда хочется, чтобы это действительно было всего лишь мимолетным сном, где не было мутантов, обелиска, смертей, Архилича и разрушенной деревни.

Принимать как факт не надо. Эта кошка – результат того, что у одной деревни установили черный обелиск, наполненный до предела эфиром Тьмы. В определённом радиусе он либо убивал живых существ, либо искажал их до безобразия. Кошка тоже была среди них. Если верить словам того мага, то… – Регрет вдруг покачал головой, отбрасывая эти мысли. Нет. Не хотелось об этом думать сейчас. – В общем, сейчас шансы на что-то такое наткнуться минимальны. Так что…

Рег сделал легкий реверанс.

Вы в безопасности, дорогая Артемисия.

8

— Кто знает? — пробормотала Мисия себе под нос, выслушав горячие заверения, что с лихорадкой-то он точно-точно остался бы дома. Что бы Клык ни говорил по этому поводу, Мисия всё равно была смутно уверена, что он всё же кривит душой.

А Рег догадался, хлопнув кулаком по ладони, к чему были её расспросы про месмера, и даже не обиделся, хотя она со всей своей непосредственностью, опять нацелилась на больную мозоль. Удивительно — в трактире ему хватило меньшей наглости с её стороны, чтоб мгновенно насторожиться и стать угрожающим.
Удивительно и странно. Слишком странно, чтоб не насторожилась уже она, и неважно, что голова Клыка уже больше не её проблема.
Мисия поморщилась и стала лепить снежок ещё усерднее, иногда зачёрпывая ещё снега, чтоб получилось поувесистее. Каждая горстка снега — маленький факт, который она узнавала. Про кошку, у которой всё-таки было разумное объяснение. Про мага, о котором Клык говорить не хотел. Эфир тьмы — да что ты будешь делать, то демоны, то тьма.
Почему он не насторожился сейчас, когда она разве что в лоб ему не сказала: Клык, я подозреваю, что тебя посещают видения, и кошка — одно из таких?

Снежок получился надёжным, насколько мог быть надёжным снежок, который пришлось лепить из почти что сухого снега. Пальцы в открытых перчатках уже успели покраснеть, а кожу жгло от холода, но зато снежок не рассыпался — Мисия хотела было просто уронить его в сугроб за ненужностью, но почему-то не стала.
Вместо этого, когда Рег сделал реверанс — и очень комичное лицо — рука сама собой метнула (сильно сказано, ведь разделявшее их расстояние не позволило бы промахнуться даже при большом желании) снежок в чужое лицо.

Наверно, причина была в том, что вопрос "почему" никак не вылезал у неё из головы. Или потому, что слепленному снежку судьба куда-нибудь попасть, а в чужое окно порядочные архоны не кидаются. Или потому, что лицо у Рега было ну очень смешным.
Боялась ли она, что залепленное снегом лицо снова замрёт в напряжённой гримасе, а Клык опять скажет "не понял"? Нет, но на всякий случай сделала пару шагов назад, улыбаясь совершенно открыто.
Ей очень хотелось узнать, не причиняя при этом вреда, где же засевшая в голове Рега заноза.
— Извини, многоуважаемый Клык, — смех прорывался сквозь её слова, напоминая, что это всё ещё она, и в снежке не было скрытых лезвий, — Не возьмёшь свои слова назад?

Отредактировано Artemisia (2022-05-03 15:34:52)

9

Не успел Регрет выйти из реверанса, как с рук Мисии сорвался белый, едва заметный на общем фоне, кружок скомканного снега. Да, это был обычный снежок, и он летел прямо ему в лицо. Карминоу видел замах и мог теоретически увернуться, но… не стал этого делать. Внутри вполне мог оказаться камень, гвоздь или что-то еще подобное, однако он пересилил собственную паранойю и рефлексы. Разве он не хотел верить Артемисии? Хотел и еще как. Ему нужен был человек, которому хотелось бы доверять и Мисия была среди тех, кому хотелось верить. Потому он ничего не сделал и снежок попал ему прямо в лицо. Было холодно, белые хлопья слегка обжигали. Не очень приятно, но ничего смертельного, ведь именно таким снег и должен быть – мягкий и в тоже время слегка колючий. Ни камня, ни гвоздя, ни чего-то еще внутри, конечно же, не оказалось.

Регрет провел ладонью по лицу, убирая снег. Он даже не знал, как на это реагировать, если честно. В первую очередь он был рад, что снежок был просто снежком и его доверие в этот раз окупилось. Во вторую – за свою жизнь он играл в эту зимнюю забаву всего несколько раз, да и то с братьями. «Играть» и «развлекаться» ему вообще редко удавалось, так что сейчас он даже не понимал, как реагировать на поступок Артемисии. Злиться? Радоваться? Присоединиться к игре? Последняя мысль, как не странно, показалось наиболее валидной. Это необычно хотя бы потому, что он давно это не делал и, как ему казалось, уже вырос из этого. Но вот в него попали снежком, словно вызывая на дуэль.

Он посмотрел на Артемисию, пытаясь понять, правильно ли он понял ее намек и сразу зацепился взглядом за ее улыбку. Она улыбалась – улыбалась по-настоящему, не так, как обычно. В Ордене ее улыбка была вымученной и дежурной, потому что ей нужно было проявлять радушие к пациенту. А здесь и сейчас она была искренней и от всего сердца. Широкая улыбка: хитрая, слегка дерзкая и при этом немного... наивная? Снежок в лицо – это не угроза. Это предложение заняться уже чем-то более интересным, нежели заниматься пустой болтовней. И раз это приглашение, то стоит его принять.

Регрет наклонился вниз и взял немного снега в руки. Он был только выпавшим, так что лепился плохо. Но, если приложить достаточно усилий, все-таки формировался в снежок.

А я должен? – С вызовом ответил Регрет, понимая, что снаряд в его руках готов. И, не дожидаясь ответа от Артемисии – сделал несколько резких шагов назад и кинул в нее ответный снежок, не сильно, но плюс-минус метко. Целился он в лицо, но видимо не рассчитал немного расстояние и тот попал аккуратно в грудь, где практически сразу рассыпался на снежные комья. Готовясь к ответной реакции, Рег быстро схватил в руки еще охапку снега и принялся быстро мять и сдавливать снег. Снежки в спехе получались плохо, а потому ему пришла в голову другая идея – подобраться поближе и повалить ее в сугроб!

Он стал перекидываться едва слеплеными снежками с Артемисией, большая часть из которых просто разваливалась еще на подлете. Мисия не оставалась в сторонке и тоже кидала в него снежки, от большой части ему даже удавалась прятаться, но часть нет-нет, да попадала по нему… Но в какой-то момент Регрет, укрываясь за сугробами, подобрался достаточно близко и со словами «Попалась!» кинулся прямо на нее и, схватив за плечи, повалил в ближайший пышный сугроб – даром что силы у него на это хватало. Это было не так сложно, как изначально показалось, но и не так просто – Мисия все-таки была немного выше его.

10

Она так и не дождалась ни угрожающего "не понял", ни более короткого и ёмкого "чего", но повисшая пауза заставила напрячься, и смех медленно-медленно начал сходить на нет. Исчезнуть окончательно смеху помешало только то, что Рег, вытерев лицо от снега, всё-таки потянулся не к оружию, а к сугробу — к счастью для Мисии, а то бы пришлось извиняться снова, и на этот раз извиняться нормально.

— Возможно, — улыбнулась Артемисия, даже не попытавшись уклониться, когда со стороны Рега прилетел закономерный ответ, — Какая же безопасность, если Львиный Клык не может уклониться от снежка, а?
На этом можно было остановиться: обе стороны получили по снежку, пора бы снова чинно и благородно идти по улице и рассуждать о котах. Но у Рега, лепящего снежки с усердием трудолюбивого гнома, похоже, по этому поводу было иное мнение.

Ну, раз так, придётся немного поморозить пальцы — хотя она бы, конечно, обошлась без этого. В отличии от Клыка, Мисия к скорости не стремилась, и вообще больше беспокоилась о том, как бы увернуться от его плохо слепленных снежков, норовящих разлететься на подлёте и устроить снежную бурю в миниатюре, но что-то в ответ всё-таки бросала, просто чтоб не сдаваться заранее. Иногда даже попадала.
Получалось, что инцидент в таверне можно было наконец считать исчерпанным. Вон он даже после снежка в лицо не задёргался, значит, и правда всё. Или не всё, но теперь беспокоившая заноза скрылась где-то совсем вне её досягаемости.
Значит, всё в порядке?

Вопрос так и повис в воздухе, потому что Рег выскочил совсем не оттуда, откуда ожидалось, и, пока Мисия зажмурилась от ожидания мести за первый снежок — не от страха, конечно, а просто чтоб снегом глаза залепило поменьше, — Клык обманул её ожидания уже не в первый раз.
— А?

По-другому и не скажешь, именно "а". Потому что снега в лицо ей не досталось, зато снег после короткого падения — сердце ухнуло от неожиданности — резко оказался под ней, залезая за шиворот и налипая на волосы. Мисия открыла глаза и удивлённо уставилась на лицо Рега, за ухом которого можно было даже видеть кусочек неба. Ну и дела. На снежках он, значит, решил не останавливаться.
В сугробе лежать совсем не так удобно, как кажется, но — чего уж — заслуженно. В конце концов, не дело, когда Львиным Клыкам каждый недоученный целитель может снегом лицо разукрасить.

— Ладно, — выдохнула Мисия и снова улыбнулась, — Победил.

11

Разумеется, Регрет не собирался просто поставлять ее под удар, пускай это и был пышный снежный сугроб. Он придержал Артемисию от падения и при собственном падении расставил коленки в стороны, чтобы не упасть на ее ноги – было бы крайне неприятно и странно, если бы она сейчас пострадала. Но к счастью все обошлось и единственное неудобство у Мисии заключалась только в обилии холодного снега. Карминоу хитро улыбнулся, ведь таким образом он оказался сверху, а она – снизу. Его превосходство было очевидно, но... Смотря так близко на Артемисию, думать о такой банальной вещи как победа или поражение получалось с трудом. Они были только вдвоем на этой улице и его мысли были, что неудивительно, были направлены целиком и полностью на Мисию в его руках. Да, буквально, ведь он все еще прижимался руками к ее плечам, а расстояние между ними было столь коротким, что теперь он с легкостью разглядеть ее лицо внимательно вблизи, да еще и при хорошем освящении. Только сейчас стали заметны некоторые детали, которые от него раньше были скрыты: зеленые глаза, с легким серым оттенком; мягкие розовые губы с маленьким, едва заметным шрамом на нижней губе; волосы, что ближе к корням были словно немного светлее обычного. Всего этого он не замечал, пока не оказался так близко к ней.

И это волновало. На таком расстоянии он был уязвим и мог с легкостью получить удар в бок, однако он не боялся. Наоборот, чувствовал себя в максимальной безопасности. И среди прочего возникло новое чувство, крайне необычное и совсем непривычное, далекое и отчужденное. Чем больше он вглядывался в нее, тем больше проскальзывали все милые моменты с ее участием, а сердце предательски ускорило свой темп. Дыхание стало немного тяжелее и Рег невольно ослабил немного хватку. Только сейчас до него начало доходить, что его чувства к ней, кажется, были немного дальше обычных дружеских. Они ежедневно были вместе на протяжении двух месяцев, а затем месяц не виделись и кажется... Кажется, что за это время он по ней сильно соскучился. Да так, что не хотелось ее сейчас никуда отпускать. А ведь сегодня он из всех планов решил посетить именно ее и бежал бы к ней сегодня на всех порах, даже был готов ее ждать несколько часов у дома. Такое странное нервное и волнующее ощущение он испытывал впервые и до него начало кое-что доходить. С трудом, ведь это чувство было для него в диковину, да и принять его так просто было тяжело, но он же оставался человеком... а значит, он вполне мог испытывать это чувство. Верно? Он опустил свою голову чуть ниже, словно пытаясь лучше рассмотреть Мисию и понять, что же его к ней так привлекло. Но с этим же его сердце забилось, казалось, еще быстрее. Конечно, ведь сейчас весь его взгляд был сфокусирован на ее губах – таких мягким и слегка чарующих, словно легкое наваждение. И когда, казалось, что он не сдержится, он четко услышал ее слова.

Регрет быстро тряхнул головой, отбрасывая странные мысли. Инферно его раздери, кажется это все затянулось и ему оставалось надеяться, что Артемисия не посчитает его поведение странным... Ладно, страннее обычного.

А, – Регрет утвердительно кивнул и быстро вскочил на ноги, пытаясь мысленно успокоить сердцебиение, но выходило на удивление плохо, – прости. Что-то я заигрался немного.

Карминоу протянул руку Артемисии, помогая встать со снега. Он сделал это на чистом автомате, даже не задумавшись. А когда ее пальцы коснулись руки, то даже сквозь перчатки он почувствовал, как ему это прикосновение давалось как-то непривычно тяжело.

Ну... Наверное нам стоит пойти дальше, да? – Лишь благодаря целому десятилетию лжи ему удалось подавить свое смущение и растерянность, правда из-за этого он теперь казался слегка рассеянным. Странное наваждение стало понемногу утихать, но с каждым мимолетным взглядом становилось вновь сильнее и сильнее.

12

Страшно не было, было холодно — снег всё-таки залез за шиворот и уже успел подтаять. И на плечи ей Рег давил вполне весомо, хотя она, в общем-то, не сопротивлялась.
А ещё это затянулось до такой степени, когда просто лежать и сдаваться на милость победителю было как-то неудобно. И только то, что Рег смотрел на неё в упор, забывая моргать, останавливало от намерения напомнить Клыку, что снег за шиворотом уже превратился в воду и теперь медленно сползает куда-то в сторону спины. Потому что смотрел Рег по-другому, не так, как обычно. Очень внимательно и озадаченно, как будто у Мисии успел вырасти третий глаз или проклюнулись рога где-то на лбу.

В таком положении, если нет варианта поскорее сбросить с себя внезапного седока (а Мисии почему-то казалось, что попытка ткнуть Рега пальцами под рёбра и попросить не закапывать её в снег окончательно, что-то непоправимо сломает), оставалось только смотреть. Ну, раз уж её разглядывают, то ей тоже можно, да?
На самом деле, конечно, нельзя. Нельзя рассматривать и подмечать детали, например, что глаза у Рега почти алые, и это удивительно хорошо смотрится в целом; или что, несмотря на глубокие тени под глазами, он, вообще-то, ещё может сойти за мальчишку, и это одновременно печально и мило. Потому что тут как с картой, должна быть грань, за которую лезть нельзя.
Но одно дело карта и долгие дни самоубеждения, а другое — когда положение такое, что даже не отвернёшься. Да что там, она прекрасно чувствовала чужое дыхание на своей коже, а небо, которое раньше можно было увидеть хотя бы немного, исчезло вообще. Оставались только глаза, что-то напряжённо и одновременно рассеянно высматривавшие, все остальные детали плыли и путались.

Мисия с трудом — мешали руки Рега, всё ещё держащие за плечи, — подняла руку и осторожно потрогала его щёку. Вообще-то, хотела просто ткнуть в неё пальцем, как тогда у трактира, и спросить, что случилось, но побоялась испугать, и получилось ещё более неловко. Но, к счастью, хватило и этого, чтоб наваждение исчезло.
— Есть такое, — тихо согласилась Артемисия с тем, что он заигрался (правда мысленно прибавила, что заигрался не он один), и послушно схватилась за его руку, чтоб подняться. Быстрый взгляд по сторонам — нет, всё же случайных свидетелей этого странного приключения не было. Только после этого Мисия взялась отряхивать с себя снег.
Помогло, впрочем, мало, ибо большая часть успела превратиться в мокрые пятна, которые стряхнуть так просто не получилось бы.

— Наверно, — второе согласие получилось совсем уж неуверенным. Потому что в ворохе собственных мыслей, из которых вылезали всё более мрачные, как-то потерялась сама изначальная тема разговора. Кошка, да. Но не вечно же о ней болтать, а новых тем как-то не появлялось. Конечно можно было спросить, что всё-таки случилось пару мгновений назад, но что-то ей подсказывало, что ответ будет слишком личным. А так нельзя.
Или наоборот, будет совсем не личным, а какой-нибудь легко объяснимой мелочью, которую она просто не заметила. А это нечестно.
Мисия потёрла одно из мокрых пятен на плаще, не особо надеясь на результат, и тихо вздохнула, прежде чем привычно улыбнуться. Собственные чувства совсем не радовали, но лишних вопросов хотелось избежать, а портить хороший зимний день унылым видом не хотелось вовсе.
— Пойдём, многоуважаемый Клык. — добавила Артемисия с улыбкой, — А то, кажется, здесь мы уже переворошили весь снег.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 17 декабря 17086 года. Иридиум. Регрет, Артемисия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно