FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже

Погода на Драконьей высоте:

Погода

Сила ветра

Температура


Объявления администрации:

Внимание! Регистрация игроков переведена в режим "только по приглашению"!
Подробности.

В настоящий момент форум находится в процессе большого Апдейта, затрагивающего переделку игровой механики, ЛОРа и других важных аспектов игры!
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Февраль 17078 года. Шадани - Арифа, Аль Фалах


Февраль 17078 года. Шадани - Арифа, Аль Фалах

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2915/208733.png
Гладиатор... Грозное слово, от которого веет кровавым песком и завыванием безумной толпы. Слово, обозначающее концентрированную силу, жестокость ради жестокости, славу ради славы. Борьба вольных и невольников, во имя денег, свободы, признания или, черт возьми, веры! На арене гладиатор мог добиться многого и при этом потерять все. Он заключал в себе всю нарочито жестокую, кровавую сторону Шедима, олицетворял её - как усмиренный плетью раб или привлеченный обещанием славы и богатства, сцепляются на потеху публике, умирая под немигающим взором Белиара, где каждая пролитая капля крови была во имя Его! И победитель получал все, но самое главное - становился сильнее. Куда ещё мог бы отправится жаждущий испытать себе в богатом и загадочном Шедиме, как не на величайшую арену Шадани, прямиком на шестой ярус, вкусить пота и крови?
Но Аль Фалах не стремился сюда. У него просто не было выбора - слишком силен, телом ли или духом, сама судьба привела его под желто-оранжевые своды арены. А может, Белиар?.. Как бы то ни было, он уже три года выходил на арену, раз за разом побеждая. Порой чудом, порой еле живой, с свежими отметинами на теле, но неизменно в славе и любви толпы, которой, признаться, довольно быстро... прельстился. Ему нравилось торжествовать и нравилось, как им восхищаются. К тому же, победителей лучше кормили, победителю полагались вино и женщины, а ещё хорошая койка и уважение собратьев по лудусу. Так что Аль Фалаху нравилось побеждать, он стремился побеждать, к тому же, так он ещё и снискивал одобрение других своих учителей, помимо ланисты и рудитариев-тренеров - Жрецов, кои с щедрого вознаграждения Удлака ибн Залая воспитывали мрачнокрова, явно заинтересованные в успехе подопечного. Наверное, у них имелись какие-то свои планы на раба... Но Аль Фалах не особо об этом задумывался. В то время ему казалось, что вся его жизнь уже расписана до самой смерти чужой волей, с одной лишь надеждой, что воля та была Владыки Ночи.
Сейчас стоял уже день и утренние бои, в которых участвовал Заря, давно прошли и он был предоставлен сам в себе, в окружении таких же "счастливчиков" - победителей или помилованных. Тут же были и те, кому только предстояло выйти на арену в дальних проходах вдоль стен. Все они собирались в большом помещение без окон, освещаемой множеством факелов. Помещение было заставлено низкими лавками и стендами с оружием и снаряжением, с большим открытым пространством по центру. Где-то вверху ревела ненасытная толпа, с потолка то и дело оседала пыль... Стоит ли говорить, что в помещении было довольно душно и висел стойкий "аромат" крови и пота. И все же, здесь царила по своему умиротворительная атмосфера - пока одни набирались храбрости, разминались или бахфалились, другие стонали, тяжело вздыхали или омывая тело влажными тряпками, смачиваемые в больших сосудах, воду в которых периодически сменяли рабы. Кто-то шутил, кто-то обсуждал детали битвы, премудрости сражения... Бывало вспыхивали перепалки, иногда оканчивающиеся коротким мордобоем, быстро пресекаемый надзирателями. Но такое все же случалось нечасто - все-таки, гладиатор это дорогой актив, и все это прекрасно понимали. Вывести гладиатора из строя до битвы - страшное проступок, так что все старались обходиться словесными перепалками. Заря же старался избегать всяческого общения, лишь иногда поддерживая дружескую беседу. Но такое случалось не часто, гладиаторам тяжело дружить, сами понимаете... Не говоря уже о том, что часто среди гладиаторов бывали "свободные" - те, кто приходил участвовать в боях по собственной воле, и понятно сторонился невольников, не желая марать себя с такой "грязью". Напыщенные верблюды," - так часто думал о них Заря. И все же, его забавляло как им - рабам и свободным, - было необходимо находиться в одном помещение пред священными символами Белиара, дабы показать, как все они ничтожны пред Его волей. Все умрут, все рабы Ночи...
Аль Фалах стянул с себя поврежденную кирасу и наручи, сев на лавку рядом с сосудом с водой. Оголив торс он мокрой тряпкой смывал себя вязкую помесь пота и песка, начав с лица и шеи. Грудь он пока трогать не осмеливался - длинный, тонкий шрам расчеркивал грудь, небрежно перетянутый лекарем, отзываясь болью. Белые бинты уже потемнели, но рана все же была не серьезной, кираса приняла на себя основную тяжесть удара, так что Заря отделался лишь неглубоким порезом.
И с этой позиции ему открывался отличные вид на вход - там, откуда приходили "вольные". И двери эти пока оставались закрыты...

2

Белиар, куда ведут твои дороги и как заслужить благосклонность темного лика твоего? Девушка много рассуждала об этом божестве, пока перед глазами проносились незнакомые картины страны, что была известна Арифе лишь по рассказам. Она редко покидала родные стены, подобно птице, что видит только прутья своей золотой клетки. А причина тому была до боли проста – в этом попросту не было необходимости.
Под отеческой крышей Закария много грезила об арене Шадани. Она казалась Арифе тем местом, где она сможет применить все то, чему девушку учили на протяжении многих лет. Шедимка давно поняла, что служба в регулярных войсках ей не светит, да и сама Закария не шибко туда стремилась. Она не обладала всем теми качествами, что требовались для того, чтобы вести людей за собой на поле брани. И Арифа убеждалась в этом всякий раз, когда ей приходилось ловить на себе тяжелый отцовский взгляд или слышать хлесткое, подстегивающее к действию слово. Однако же девушка не расстраивалась из-за этого. Ей нравилось само ощущение боя, что незримо для того, кто за ним наблюдает. Будоражащее и дурманящее, оно увлекало, окуная разум в непонятный азарт, и ему стоило лишь поддаться.
Правда, не всем были понятны ее грезы. Они были безжалостно отвергнуты, а их хозяйка обвинена в эгоизме. Злость. Она, казалось, пропитывало все ее естество в ту важную минуту разговора с родными, следовало за ней до врат Шадани. Вместе с кровью чувство разносилось по венам, опасным блеском пробегалось по огненным волосам, разметавшимся по хрупким, на первый взгляд, плечам. Оно взывало к одному-единственному воспоминанию, питаясь от него, подобно паразиту. И Арифа его не останавливала, наоборот, заставляла это пламя разгораться все сильнее, словно опьяненная свободой, которой она всегда обладала, но почему-то не пользовалась.
И вот вход в помещение, где Закарии следовало бы дождаться первого боя. Ее ладони легли на массивные двери, которые будто преждевременно испытывали всякого, что посмел сюда войти, и поспешили отворить. Они поддались со скрипом несмазанных петель, впуская внутрь Закарию. Вместе с тем в нос сразу ударил непривычно сильный запах крови и пота, заставив шедимку невольно поморщиться. Пожалуй, он действительно не был сравним с другими ароматами, что ранее ей приходилось чувствовать. Однако дороги назад не было, по крайней мере, Арифа не могла себе позволить сейчас вернуться в родной дом. В место, где ее решение не считали правильным. Позволить кому-то вкусить сладкий плод ее же неудачи? Шедимка не хотела доставлять никому такого удовольствия. Ей куда приятнее было бы увидеть обратное. Стоило бы только представить нахмуренные лица, в каждой черте которых сквозили удивление, непонимание и задумчивость – и где-то в глубине души разливалось теплыми волнами наслаждение.
Но в тот момент важно было совершенно другое: в этом помещении ни одно лицо не казалось ей хоть капельку знакомым. К тому же, в этих лицах не читалось дружелюбие, скорее даже наоборот. Закария четко могла различить недоверие и местами неприязнь к чужачке, вроде нее, посмевшей вторгнуться в оплот жестокости, хранителями которого были присутствующие. Ее взгляд бегло прошелся по убранству помещения. Не став медлить, она двинулась вперед, к тому месту, что находилось прямо напротив входа, выбрав в качестве своей цели одного мужчину. Находящиеся в помещении мало чем отличались в тот момент для Арифы, не видевшей тонкой границы между вольниками и невольниками. К тому же, видимо, тот гладиатор не так давно покинул арену, и подтверждением тому были бинты. Сейчас Закарии необходимо было скрасить ожидание и найти себе место в открывшемся ей мире, пускай и ограниченным на тот момент комнатой с факелами.
   – Пусть Владыка ночи будет к Вам благосклонен, – пожелание вместо приветствия слетело с уст Закарии. Размеренная речь с легким отблеском стальных ноток – так шепчет клинок при взмахе. Слабости и неуверенности нет места в стенах арены Шадани. И абсолютно неважно, реальный ли это бой или же простая беседа. Отдай свое сердце и душу во имя сражения и Белиара или же сгинь и не смей гневить тех, кто принял это в себе.
   – Видно, неплохо досталось в прошедшем поединке? – задала уточняющий вопрос шедимка, устраиваясь на лавке.

3

Но закрытыми двери пробыли не долго, ведь Великая арена Шадани никогда не спит. Подобно жадной утробе мифического каменного зверя, она завлекала все больше и больше мяса, не в силах насытиться ни старой, ни молодой кровью... Так кто же теперь пришел испытать удачу и силу? Кто-то знакомый или совершенно новое лицо? В воздухе висела пыль и света зажженных факелов казалось до обидного мало, дабы что-то разглядеть в раскрывшемся темном зеве - так, по крайней мере, казалось уставшим глазам ещё не оправившегося после сражения гладиатору. А внутрь зашла... девушка. Конечно, у Зари не было каких-то предрассудков о "слабом поле", ему приходилось встречаться в схватке с женщинами, но эта девушка... Она определенно была особенной. И Аль Фалаха удивило сразу две явно видимых черты незнакомки: во-первых, она была рыжей. Прямо ярко рыжей, совсем необычного цвета для типичной шедимки, отчего гладиатор подумал, что она явно не была уроженкой страны Белиара. А во-вторых, девушка была даже моложе его самого. Более того, она была сильно моложе любого гладиатора, которого когда-либо видел Аль Фалах! Бывали, конечно, совсем юноши - такие, как и сам Заря, но чаще это были рабы, отправленные на арену умирать в наказание, как когда-то и он сам начинал... Но все же он - довольно редкое явление, не иначе как благословление Белиара или невероятная удача, но чаще всего юноши и молодые девы умирали в муках, растерзанные и заколотые. Но чтобы свободный человек, девушка! Сама, по доброй воле...
Что-то здесь явно было не чисто. И чем ближе приближалась незнакомка, тем больше примечательного замечал в ней Аль Фалах. Большой, искусно сделай меч. Качественная, сверкающая в тусклом свете факелов броня, и при этом легкая походка подготовленного бойца... Но на незакрытом лице ещё не видно было отпечатка жестокости, что навсегда въедается в каждом, кто когда-либо нес или видел смерть и жестокость. Определенно, девушка знала как сражаться, но едва ли когда-либо испытывала свой изящный клинок в настоящем бою. Так, по крайней мере, показалось Заре.
И за то время, пока он беспардонно пялился на воительницу, та продолжался свой путь... прямо к нему! Аль Фалах даже оторопел от неожиданности, когда рыжеволосая вдруг заговорила с ним, усаживаясь на лавку рядом, тут же вгоняя раба в легкое потрясение. Никогда ещё свободный человек не обращался к Заре, как к... равному? Ну конечно же... Аль Фалах огляделся, быстро беря себя в руки. Все они - одинаковые пред ликом бога. Все они - гладиаторы, рабы Его. И в крови, песке и шрамах, едва ли можно различить отличие между вольным и невольником. Так и дева, должно быть, не зная всех обычаев Арены, приняла его... за кого-то другого. И Заре вдруг захотелось воспользоваться этим.
- Да не отвернутся Его очи от нас, - учтиво ответил Аль Фалах, погружая грязную тряпку в кувшин, после чего, не выжимая её, вновь положил на шею, позволяя воде течь по коже, смывая смешавшуюся в комья кровь и песок, - Сегодня Владыка ночи был ко мне благосклонен, к сожалению для врага. Хороший был человек... наверное. Впрочем, это уже не важно. А ты, должно быть, ошиблась дверью? Уборная для девочек в другом крыле.
На самом деле, Аль Фалах не знал, где "уборная для девочек". Честно говоря, он не видел настоящий уборных с самой жизни в доме Фахира, только читал о них. Для рабов и гладиаторов обустраивали нормальные, человеческие сортиры, не делая особой разницы в их половой принадлежности. Но совершенно точно Заря знал, что незнакомка не понимает с кем разговаривает... и, вполне возможно, где находится. В другой ситуации Аль Фалаху в лучшем случае избили до полусмерти плетьми, а в худшем сварили в медном быке. Посметь дерзить знатной шедимке! А в том, что незнакомка была знатной шедимкой уже не приходилось сомневаться - в чистом произношении, в исполнении оружия, брони, все угадывало в рыжей представительницу аристократии. А ещё некоторую долю не успевшей выветриться детской наивности - вот на неё Заря и нацелился, словно коршун.

4

Закария в самом деле не видела этой невидимой границы, что разделяла невольников и вольников, что старались ее лишний раз не нарушать. У нее не было наставника, к чему уж там, простого знакомого, что рассказал бы шедимке четкие правила этого места. А по этой причине приходилось самостоятельно набивать шишки и синяки в попытке разобраться что тут к чему. Обучение же в родных стенах многое прояснило Арифе об окружающем мире и его обитателях, но оно едва ли было полным и могло учесть все нюансы и тонкости “наружи”. Для нее все присутствующие люди не носили лик отважных гладиаторов, живущих ради сражения. Нет, девушка прекрасно понимала почему люди идут на подобное, как и осознавала, что ее собственные стремления мало кому будут понятны. Не всякий пойдет лить кровь и рисковать жизнью добровольно, когда есть более безопасный вариант.
Только заняв место на лавке, Закария смогла подробнее рассмотреть выбранного наобум собеседника. Одного взгляда хватило, чтобы заметить главное – опыт. Он узнавался в сети мелких и крупных шрамов, что рассекали его тело, не оставляя пустого места, словно бы неизвестный художник решил не оставлять на холсте ни одного свободного пространства. Это определенно вызывало как минимум уважение перед навыками гладиатора. Все же не каждый сможет сохранить свою жизнь, находясь в постоянной пляске со смертью. Шедимке сперва показалось, что неизвестный явно был старше ее. Она не могла точно сказать, было ли то дело в облике незнакомца, либо тонким шлейфом скользило в его ответе, но сохранила это ощущение в памяти.
  – А гладиаторам, как я посмотрю, не особо свойственно привязываться к своим товарищам по цеху, – проговорила девушка, лишний раз кидая взгляд на собравшийся люд. Арифа подумала, что мало где могла бы встретить подобную этой атмосферу. Однако девушка точно знала, что вряд ли уже с чем-то это спутает. Впрочем, Закарии не особо где-то приходилось бывать, не считая таверны, в которой она предпочла не так давно остановиться. Но сравнивать таверну и помещение под Ареной было бессмысленно – уж больно они отличались. Решив все-таки сосредоточить свое внимание на собеседнике, она продолжила:
Не похоже, что ошиблась. Даже если бы так и было, не уходить же просто так. – Закария пропустила мимо ушей дерзость, что позволил себе гладиатор. И не потому, что просто не поняла ее, вовсе нет. Пускай Арифа и была представительницей знатного рода вояк, но это едва ли давало ей преимущество в данной ситуации. Ей не особо хотелось вспоминать об этом скромном факте и приплетать родственников для решения своих проблем. Закария желала как можно скорее слиться с обществом Арены Шадани, а преждевременное наказание неугодных и посмевших ее хоть сколько-то задеть вряд ли бы этому поспособствовало. А потому девушка собиралась вернуть эту колкость назад её хозяину.
  – А ты также сюда случайно забрел в поисках туалета для мальчиков, или твоя история совершенно другая? – беззлобно, в непринужденной манере слетело с ее губ. Возможно, это был не самый удачный вопрос, да и некоторым гладиаторам показался бы весьма не приятным, заставляющим всколыхнуть болезненные воспоминания юности. Не всякий мог их исцелить, просто позабыв о случившемся. Но был таким незнакомец Арифа не могла знать, да и, чего уж греха таить, ей было интересна предыстория вояки. Всегда ли он носил маску жестокого головореза, смывающего с тела свою и чужую кровь?

Отредактировано Арифа (2022-09-10 00:50:42)

5

И все-таки, он ошибся. Заря ожидал, что девушка куда "круче" среагирует на дерзкие слова незнакомца, но нет, на её лице не дрогнул ни один мускул, то ли выдавая опытность в ведении дел, или завидную выдержку духа. Может, он ошибся в ней? Первое впечатление - не всегда верное, и за образом не знавшей сражения аристократки, решившей испытать свой меч в крови рабов, как многие из её "общества" любили делать, скрывалось нечто большее. И Аль Фалах принял ответную любезность с улыбкой, бросая тряпку на лавку рядом, да скрещивая руки на груди.
- Подобные тебе редко захаживают в эти двери. Новые лица - это вообще большая редкость, и дело даже не в узнаваемости... Каждый, кто когда либо омывал руки чужой или своей кровью, навсегда меняется. Я этого не вижу в тебе... Но ты хорошо подготовилась, как погляжу, - гладиатор демонстративно осмотрел рыжеволосую воительницу с ног до головы, на грани пошлости и простой оценки, упиваясь собственной безнаказанностью. Так хорошо было чувствовать себя... не тем, кем ты был, - Заводить дружбу на арене себе дороже. Сегодня вы делите на двоих одну женщину, а завтра режете друг другу глотки под улюлюканье толпы - ужасные условия для дружеских отношений. Меня зовут Аль Фалах. Я уже несколько лет сражаюсь во имя радости и наслаждения публики. Очень удачно ошибся дверью, хах...
Конечно же, Аль Фалах не собирался рассказывать кто он есть на самом деле. К чему эта информация? Так приятно было чувствовать себя равным свободному, и он знал, что когда покров тайны слетит, он уже будет в безопасности - ведь на арене, все они равны пред Белиаром... И, к тому же, он оставался весьма ценным активом для Удлака, своего хозяина, конечно дерзкому рабу "прилетит", но это будет потом. К тому же, кто знает... может им с незнакомкой придется встретиться на песке куда раньше справедливого наказания? Но это будет уже точно не сегодня.
- Так, значит ты пришла куда хотела... Заскучала на зрительских местах? Или гормоны в голову ударили? Тут, если что, людей убивают, девочка... Если ещё не понятно, просто обозначаю. У тебя хороший доспех, и искусный меч, но этого будет не достаточно на песке. Там правит жестокость и зверье, и легкая смерть - награда. Покорежит личико, не сможешь больше пить кофе с подружками, засмеют... А если отрубят чего, и придется отказывать от наставника по танцам, - Заря говорил непринужденно, без презрительных ноток, словно испытывая собеседницу на прочность. И это действительно было так - на арене была важна не только сила, но и выдержка. Соперники часто прибегают к вызывающим жестам и оскорблениями, дабы разозлить врага, вывести его из себя на потеху публики и в надежде на ошибку. Не многие могли обращать злобу в убийственную ярость, хотя и это было выходом. И Заря сейчас оценивал собеседницу, к какому типу относилась она - стойкая воительница или дерзкая амазонка? Или, может, все видимое умение, следы тренировок и подготовок, лишь фарс, недожаренный шашлык на ржавом шампуре слабого духа?

6

Ее брови слегка приподнялись в ответной реакции на оценивающий взгляд со стороны гладиатора, и это не было удивлением. Во взгляде отпечаталось хорошо заметное раздражение. Арифа заметила подобный взгляд еще в тот момент, когда подходила к мужчине. Но ей далеко не нравилось то, что он уж слишком перебарщивал со своей “оценкой”. Гладиатор слишком много себе позволял для незнакомца, пускай и с приличным опытом боев за спиной. Арифа не стала ничего отвечать на объяснения Аль Фалаха о дружбе в стенах арены. Да и его слова не вызвали у шедимки новых вопросов, чтобы их задать. Все же какие-то вещи были в этих стенах были непрописными истинами, что все старались соблюдать.
Арифа Закария, – назвала она свое имя после представления мужчины. Коротко, да и добавить было нечего. Арифа не собиралась лишний раз кичиться заслугами своего рода и семьи. Именно сейчас ей меньше всего хотелось вспоминать о родственниках. В каком-то смысле шедимка желала начать писать свою историю вдали от вынужденных поступков и следования чужой воле. Девушка также догадывалась, что нового знакомому и так было понятно, что реального опыта в боевой сфере она не имела. А желания хоть как-то приукрасить действительность сладкой лентой лжи у шедимки не возникло. Так или иначе все разрешится и откроется не здесь, не в этой беседе.
Заскучала на зрительских местах? – со смешком эхом повторила Закария. – Уж где, а там вряд ли дадут время заскучать. Если бы я не знала, куда иду и с какой целью, меня бы здесь попросту не было. В противном случае не было бы никакого смысла во всей этой подготовке. Или старшим гладиаторам так нравится поучать молодняк перед их выходом арену? А за личико да тело не тебе беспокоиться, уж это точно. Да и потом, в постоянных боях вряд ли не изранишь их, – ее взгляд демонстративно прошелся по покрытому шрамами телу гладиатора, прежде чем Арифа продолжила:
Неужели так приглянулась, что боишься, что вновь не смогу плясать да щебетать с подружками? – проговорила девушка в прежней манере с тонкой ноткой язвительности в этой фразе. – Это далеко не единственные радости в жизни, ради которых стоит так печься.
Закария пожала плечами. Ее манера говорить практически не изменилась с прошлого обмена реплик с мужчиной. Пускай Аль Фалах и пытался выяснить для себя причины ее нахождения здесь, как и, вероятно, образумить. Научен ли он был горьким опытом или знавал тех, расплатой которым стало горькое разочарование за подобный выбор? Однако такое испытание на прочность было ей по силам. Шедимка с самого начала понимала, на что идет и что для этого придется предпринять. Необдуманные решения и избыточная эмоциональность для Закарии вряд ли сулили что-то хорошее, и она старательно их сдерживала.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Февраль 17078 года. Шадани - Арифа, Аль Фалах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно