FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже


Объявления администрации:

Внимание! Регистрация игроков переведена в режим "только по приглашению"!
Подробности.

В настоящий момент форум находится в процессе большого Апдейта, затрагивающего переделку игровой механики, ЛОРа и других важных аспектов игры!
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тейг Кериз

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/349274.png

Восточнее истоков реки Баралив находится вход в самое удалённое и самое небольшое поселение гномов Мал'Фероса - тейг Кериз. Он не сравнится величием и красотой с другими тейгами, да и роль его для государства не столь велика, но живущие в нём гномы прекрасно знают особенности и преимущества своего дома. Пускай недра здесь не такие богатые, как в тейге Волал, но Северный Роковой хранит достаточно богатств, чтобы трудолюбивые подгорники выгрызали из из камня день за днём, а удобный выход к северным пустошам делает возможным охоту и лесозаготовки. Также в тейге разводят риноксов - массивных и выносливых животных, одинаково полезных и в качестве верховых и тягловых животных, а также как источник мяса. Нельзя не отметить спокойный, размеренный темп жизни вдалеке от Города Рун и малое количество гостей, что приходится по нраву местным жителям. На общем языке название тейга значит "Снежный", что говорит само за себя.
Простой и довольно грубый вход затерялся в предгорьях - здесь не встретить ни знаменитых каменных изваяний, ни чудес гномьей инженерии. Холодные, скупо обтёсанные камни плотно подогнаны друг к другу, утопая в заснеженной скале, надёжные и крепкие. В верхней точке внешней крепости всегда горит огонь, разгоняя леденящий холод и мрак, а массивные двери готовы наглухо затвориться и надёжно укрыть тейг от незваных гостей.

Внутренние локации:
1. Окрестности - заснеженная тундра
2. Ворота
3. Рыночная площадь
4. Кузни и мастерские
5. Жилые помещения
6. Стойла риноксов
7. Шахты и штольни

0

2

Лекс.
17089 год. 22 Августа. Утро.
Окрестности - заснеженная тундра.

Махина Хребта росла и росла, молчаливо и величественно возвышаясь, казалось, над всем миром. Метель набирала силу, но сбить с курса огромного пламенного дракона она была, разумеется, бессильна - а вот наездникам хлопот доставляла. И если Лекса холод не беспокоил благодаря верной теплоте, сидящая позади чародея и вцепившаяся в него мёртвой хваткой Лиза ощутимо дрожала. Правда, быть может, не только и не столько от холода, всё-таки, Гетида грела не хуже печки, сколько от ужаса происходящего - лететь в метели на призванном элементале, не видя в молочной пелене ничего вокруг это специфический опыт. Впрочем, девушка не жаловалась.

Маги долго искали бы вход, если б не трепещущий огонёк, что вывел незваных гостей на массивную, лишённую каких либо украшений внешнюю крепость тейга. Огонь горел в небольшой башне на самом верху, и такой же тёплый свет виднелся в распахнутой створке ворот - видимо, метущий внутрь снег гномов не смущал. Приблизившись, стало возможно разобрать двух стражей, что невозмутимо стояли по обе стороны открытой створки, небрежно держа на весу тяжёлые заряженные арбалеты, направленные, правда, в землю. Без сомнения, приближение Александра было замечено, но гномы спокойно ждали, пока путники спешатся и подойдут ближе. Позади них можно было разобрать небольшую освещённую залу и ещё одни ворота - на этот раз, закрытые.
http://s9.uploads.ru/TPv9N.jpg
Часовой: - День добрый, почтенные! - Гаркнул один из гномов, и небрежность его позы Лекса не обманула - стражи были готовы к нападению, можно было не сомневаться, что где-то выше спрятано достаточно тяжёлых орудий, чтобы огрызнуться при необходимости. Несомненно, возникала такая необходимость крайне редко, мало было желающих попытаться напасть на подгорников, но в случае необходимости наглецов точно будет ждать решительный ответ. - Заходите внутрь, незачем задницы морозить, погодка нынче больно капризная.

Внутренняя зала оказалась не слишком просторным помещением с добротно сколоченным столом, на котором лежали стопки документов, лавкой вдоль стены и факелами - вот и всё убранство. Из-за стола поднялся другой гном, оставив рядом на лавке тяжёлый шлем. Заплетённая в косу борода доходила до пояса, темнея на фоне блестящих тяжёлых лат, украшенных, но покрытых боевыми шрамами, из-под кустистых бровей на гостей смотрели тёмные, внимательные глаза.
http://sh.uploads.ru/nNZ7e.jpg
Страж: - Приветствую, почтенные. Грунит Барркаллит, к вашим услугам. Какова цель прибытия в тейг Кериз? - Тон был по дежурному приветливый, насколько мог быть приветливым гномий часовой на форпосте отдалённого поселения.

0

3

Южное поселение Воргонов «Бушующего пламени» >>>

Лишь примерно представляя себе, где именно находится искомый тейг, Александр определил направление полёта и район поисков. Что правда, то правда – не будь над Керизом путеводного маяка, который, скорее всего, именно на подобный случай и существовал, будучи успешно замеченный не без помощи Теплового зрения поиски заняли бы гораздо больше времени. А так… Удалось управиться относительно быстро.

Гетида перевернулась через крыло, повинуясь приказам чародея, и ринулась вниз, практически камнем, стремительно сбрасывая высоту – со стороны это выглядело как падение пылающего метеорита прямо в ворота тейга, вывалившегося из облаков и настолько стремительного, что времени отреагировать и оценить обстановку у стражи города было бы мало. В последний момент, когда до камней оставалось буквально сотня метров, Гетида расправила крылья, затормозив падение и снова перейдя в управляемый полет – поднимая тучи снежной пыли и пара от испаряющегося снега, дракон тяжело приземлился в каменной чаше внешних врат, кроша камни. Несколько секунд через облако поднявшегося пара не было видно практически ничего – кроме тусклых бликов силуэта Гетиды и двух пар тусклых огоньков, которыми тлели глаза дракона… И его наездника.

Барон спешился, соскользнув по подставленному элементалем крылу, помог Барнс спешиться тоже – и вместе они направились за внешние врата. Завывающий ветер трепал длинный хвост белоснежных волос мага, в которых снег бесследно исчезал, колебал отзывающиеся едва слышным перезвоном серебряные сережки-планки, мельчайшие кристаллы льда в воздухе разбивались о металл нагрудника, выглядывающего из-под распахнутого халата, сталкивались с черненым серебром правой руки… Нет, она не «топорщилась под одеждой», она была выставлена напоказ, даже перчатки на ладони не было, а вышитый рукав был укорочен и подколот серебряными росчерками булавок. На приветствие стражей снаружи мужчина кивнул, проходя к внутренним вратам, оставив пока Гетиду ворочаться снаружи, приказав элементалю ждать – здесь условия для неё были, пожалуй, терпимее, чем в горах.

– Приветствую. – Груниту Александр тоже решил ответить… Вежливостью на вежливость, что ли. Последовала секундная пауза, в ходе которой чародей вспоминал, как именно обычно представляются гномы – кое-какие познания в этикете у него были. – Александр фон Дермент, мой род к Вашим услугам. Цель прибытия – разыскать мастера по имени Ульфгар Каменный Молот. Насколько мне известно, раньше он жил здесь. – Правая рука Феникса поднялась, механические пальцы сжались и разжались, лязгнув когтями, демонстрируя, собственно, цель поисков самым красноречивым образом. – Если Ульфгар все еще живет в тейге, я хотел бы с ним встретиться. Если нет – я хотел бы узнать, куда мне следует отправиться в его поисках дальше.

0

4

Оставленный позади элементаль ответил недовольным ворчанием - Гетида, разумеется, выполнила приказ, но никто не мог ей запретить выражать своё недовольство столь некомфортным для создания огненного плана Севером. Невозмутимых стражей фокусы не впечатлили, по крайней мере, внешне - возможно, холод зимнего дозора слишком сильно проморозил им мозги, но недомерки будто каждый день видели падающие с неба кометы. Лиза с готовностью приняла помощь и, оказавшись на твёрдой земле, явно почувствовала себя увереннее. Девушка глядела вокруг во все глаза, молча и очень сосредоточенно, иногда почти неслышно что-то бормоча себе под нос.

Ответное приветствие было воспринято стражем с коротким важным кивком - кажется, барон не ошибся в своих познаниях. А вот когда Александр озвучил цель прибытия... Гном внезапно хлопнул себя ладонью в латной перчатке по бедру - металл оглушительно лязгнул о металл, - и низко, гулко хохотнул, будто ударили в огромный колокол. Акустика в почти пустой небольшой зале была посредственная, но всё равно немного усилила звук, и отголоски хохота испуганными мячиками заскакали между камней. Вспыльчивый огненный чародей, быть может, и мог успеть подумать, что смеются над ним, но гном гоготал недолго, буквально через пару смешков оглушительно гаркнув:
http://sh.uploads.ru/nNZ7e.jpg
Грунит Барркаллит: - Гони десятку, Сторн! - В ответ раздался длинный монолог на языке, которого Лекс не знал, но даже без понимания конкретных слов смысл был понятен - один из стражей с улицы послал Грунита куда-то очень далеко. - Прощения просим, почтенный, - последний раз гоготнув, огладил бороду гном. - Поспорили недалече, сколько мастер Ульфгар в спокойствии проживёт. Недолго опять видать, недолго! А говорил я ему, что бесполезно сюда забиваться и продолжать выполнять заказы, и десятка лет не прошло, как все о нём прознали - Вы уже второй за полгода, кто о нём спрашивает, - как нечто само собой разумеющееся и очевидное - обилие гостей числом в два за полгода, - объяснился Грунит. Не снимая перчаток, сделал запись в большой книге. - Коли уж пришли по душу мастера Ульфгара, так добро пожаловать. Найти его несложно: прямо по центральному коридору, пройдёте рынок и торговый сектор, потом через зал с изумрудными сталактитами, а затем считайте ответвления. Шестое справа Ваше. Оттуда после каждого второго перекрестка три раза налево и Вы как раз попадете в сектор, где работает мастер Ульфгар - это далеко от мастерских и кузен, он не хотел, чтобы его беспокоили. Не бойтесь, заблудиться здесь практически невозможно, если что, спросите дорогу у кого-нибудь из стражи - любой подскажет. Tun!!

Бесшумно распахнулись высокие двери - как оказалось, толщиной в локоть - приглашая гостей внутрь, ежели у них не было больше вопросов. По ту сторону врат виднелся длинный и узкий коридор, в котором не развернёшь боевой порядок, и можно было не сомневаться, что в стенах скрывались какие-нибудь хитроумные приспособления от незваных гостей. Через равные промежутки тепло светили магические светильники, и гладко обтёсанный камень почти что поблёскивал тёмным зеркалом. Здесь не было барельефов и резьбы, лишь холодная ровная поверхность, своей скупостью подчёркивая строгие линии чеканки металлических корпусов, за которыми прятались огоньки.

0

5

Даже если бы смеялись над ним, Александр не придал бы этому большого значения – в конце концов, у него в тейге было важное дело, с которым необходимо было любой ценой разобраться. За любые обиды всегда можно спросить позже, если они будут. Кстати об этом – маг скосил глаза на большую книгу в руках гнома. Пресловутая книга обид? У каждого гнома такая есть, ага… Ох уж эти предрассудки.

– Ничего страшного. – Бесцветно отозвался на извинения гнома фон Дермент, кивнув и выслушав затем объяснения по поводу маршрута. Простым тот не выглядел, но чародей его запомнил и собирался быть в дороге достаточно внимательным, чтобы не промахнуться мимо какого-нибудь… «ответвления». – В таком случае, мы пойдем. Удачи на службе.

Коротко попрощавшись со стражем, очевидно, внутренних врат, Александр направился дальше, по открывшемуся коридору, окликнув Барнс и порекомендовав держаться к себе поближе и, если та и захочет остановиться и что-нибудь осмотреть, то предупреждать об этом, дабы они затем не искали друг друга по всему тейгу. К легкой прогулке чародей был настроен вполне лояльно – он и сам был не против изучить гномий город, если бы представилась возможность, так что двигаться собирался без особой спешки. Всё равно они уже нашли, что искали, фактически. Интерес, правда, был у чародея вовсе не праздный, а вполне деловой – вскорости ему предстояло заняться зачисткой и захватом древней гномьей крепости по ту сторону Хребта, о местоположении которой ему рассказал Хагур… Понимание гномьей архитектуры лишнем в таком деле, конечно, не будет.

0

6

Страж коротко и с достоинством поклонился, дождавшись, пока гости пройдут дальше, и сквозь исчезающую щель между толстенными створками до барона донёсся ожесточённый басовитый спор: можно было не сомневаться, бородачи спорили из-за денег, теперь это будет им развлечением на ближайшие несколько часов, а то и дней. Сам чародей же со своей сотрудницей прошли дальше, миновали абсолютно ровный коридор, в котором любому стороннику простора и открытого воздуха было бы крайне некомфортно - Лиза держалась в полушаге и даже не думала отставать, молча семеня за широким шагом Александра, и её напряжение можно было пощупать не напрягаясь, но внешне держась прилично, - миновали ещё один защитный периметр, где их пропустили без вопросов, резную арку с затейливым геометрическим узором, и... попали, наконец-то, в сам тейг.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/826301.png

Из-за плеча донеслось протяжное "ого-о", что как нельзя лучше описывало первое в жизни впечатление от гномьего тейга. Да, Керизу было не сравниться с жемчужинами гномьего зодчества, но сам стиль, столь любимый подгорниками, впечатлял и немного ужасал: мосты над пропастью даже без намёка на перила, огромные, необъятные колонны, теряющиеся в выси и в глубине, сотни огней по всей огромной пещере, объять которую взглядом было невозможно, и мириады, мириады лестниц и наклонных галерей, змеящихся, как жилы. На первый беглый взгляд всё это казалось совершенно хаотичным, но приглядевшись, можно было рассмотреть чёткость и продуманность линий и всю сложность этой... этого организма. Потому что здесь, внутри, гора была живая. Лекс не смог бы назвать конкретную причину или описать конкретный эффект, но общее впечатление было именно таким. Деловито сновали гномы, гулко доносилось откуда-то эхо звонких ударов, свежий ветер доносил смесь запахов снега, холодного камня, горячих угольев и раскалённого металла, мешавшихся в неповторимый и незабываемый букет.

Едва взглянув на залу, стало ясно, что "заблудиться здесь практически невозможно" исключительно гному, а вот жителям поверхности будет ох как нелегко... Но пока дорога была ясна - прямо через пещеру к торговому сектору по широкому мосту, по которому могли свободно пройти десяток гномов.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Я читала, что у гномов есть мнение, будто перила нужны только дуракам. Мол, если ты упал - ты дурак... - неловко попыталась пошутить девушка, держась строго посередине моста. Что ж, доля истины в этом вполне могла быть, хотя вряд ли подобной архитектуры придерживались абсолютно все поселения.

Миновав пещеру (на что ушло никак не меньше получаса), путники через ещё пару коридоров и арок добрались до рынка и как-то совершенно внезапно окунулись в гомон, стук молотов, ожесточённые споры и брань пополам с благодарностями - если судить по тону, потому что практически все разговоры велись на гномьем. Порой встречались иноземные гости - люди, эльфы, даже один вифрей, но их было невероятно мало, всё-таки, тейг не был ни торговым, ни политическим центром, и торговались здесь преимущественно сами подгорники. А торговаться было за что. Идя по просторной, хотя и значительно меньшей по размеру, чем предыдущая, зале, Лекс видел, наверняка, лишь малую часть местных богатств. Оружейный ряд ослепительно сверкал лезвиями и щерился наконечниками. Топоры, секиры, арбалеты, в меньше мере - мечи и луки, рабочий инструмент, и у каждого прилавка людей провожали внимательными взглядами. Никто не зазывал к своему товару, как это делали люди, низкорослые мастера знали себе цену и не собирались распинаться, просто ожидая, когда попросят их внимания. Следом были ювелирные ряды. Да, Лекс видал и побогаче и покрасивей, здесь были, скорее, обычные украшения для гномьих женщин, но встречались и поистине любопытные вещицы. Лиза засмотрелась на нитку дымчато-жёлтых топазов и чуть сбилась с шага, но быстро взяла себя в руки и продолжила держаться на полшага позади чародея, а вот когда начались ряды с книгами, девушка таки замедлила шаг и явно разрывалась между необходимостью спешить за начальником и желанием хотя бы мельком рассмотреть местные богатства, намного более ценные, нежели сверкающие камни. Впереди виднелся следующий зал, и из него исходил зеленоватый свет. У одного из прилавков девушка растянула шаг - и торговец, вернее, торговка, одарила ту мягкой улыбкой.
http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - Вижу, госпожа видит ценность с первого взгляда, - гнома безошибочно увидела, на что смотрела лаборантка. - Том'Том из рода Рагнэ по прозвищу Совиное Перо, Взаимодействие эфира с иными материями. Один из ключевых трудов его жизни. - Лиза коротко кивнула и жадно заскользила взглядом по обложкам других книг, очень медленно и с трудом пытаясь пойти дальше.

0

7

– Я читала, что у гномов есть мнение, будто перила нужны только дуракам. Мол, если ты упал - ты дурак...
– У этих мостов назначение скорее оборонительное. Они выглядят прочно и таковыми являются, но, на самом деле, их легко оборонять - небольшая когорта может удерживать мост от превосходящих сил противника... И эти мосты легко разрушить, при необходимости, если возможности остановить врага нет. Отрезав путь противнику в тейг. Или не давая ему отступить. Оборона гномов довольно эффективна даже при том, что не всегда видна. До тех пор, конечно, пока речь идёт об обычных смертных солдатах. – Александр тоже кое-что читал о подгорных жителях, а сейчас еще и спешно добавлял к своим познаниям собственную тактическую оценку.

Чародей никуда не спешил, шел медленно, прогулочным шагом, так что и у него, и у сопровождавшей фон Дермента девушки было достаточно времени, чтобы осмотреться вокруг, побродить по торговым рядам. Оружие и доспехи мага не интересовали - первое у него уже было, второе всё равно придётся в скором времени изготавливать под себя, на заказ, а вот у лавок ювелиров Александр всё-таки задержался. Подчеркнуто-грубоватая геометрия гномьей школы всегда нравилась Фениксу куда больше эльфийских работ, излишне, по его мнению, утонченных, потому и носил Лекс, в основном, украшения именно гномьей работы. Приметил для себя пару вещиц, возможно - на обратном пути он еще вернется сюда.

– Что-то привлекло твоё внимание? – Сложив руки в широкие рукава одежд, Александр остановился рядом с Барнс, коротким кивком поприветствовав торговца, попутно пытаясь вспомнить что-нибудь про упромянутого мастера и его творение. Красные глаза чародея тоже вглядывались в названия - были книги, которые Александр тоже искал. Например, «Цветы скорби» - научный трактат, написанный его прабабкой, Аганой, «Пламя мести» - работа, посвященная огненному эфиру, за авторством кого-то из еще более дальних предков, имени которого сам Феникс даже не знал. Не менее желанным приобретением, конечно, стала бы «Алая слеза» - старая, очень старая книга, описывающая методы подготовки, медитативные практики и систему обучения Дома Феникса. Но встретить эту книгу было бы, пожалуй, все равно что найти под ногами осколок чароита. Её редкость обеспечивала её абсолютная ненужность - описанные в ней практики могли помочь любому, в ком текла кровь фон Дерментов, и принести вред любому другому магу... Слишком уж много в ней было завязано на Красном безумии.

Отредактировано Leks Delevry (2022-12-29 15:09:31)

0

8

Девушка молча кивнула на пояснения, и, кажется, ещё больше напряглась, хотя, наверняка, понимала, что мосты не рухнут сами собой, а гости не сделали ничего, чтобы заслужить непосредственное знакомство с гномьими обычаями приветствия недругов. Да и назначение у этой линии обороны было, разумеется, иное, нежели против всего двух человек, хотя каждый, обладающий даром, и стоил в бою нескольких простых смертных. Феникс тот и вовсе один стоил небольшой армии, но уж против него такие мелочи, как падающий под ногами пол, точно не были проблемой. Так или иначе, когда под ногами оказался прочный и надёжный пол пещер, девушка несколько расслабилась, и сложно было сказать, понимает ли она, что это ещё совершенно ничего не значит. Ознакомиться лично с реальной компетенцией новой сотрудницы у Александра времени пока не было, но археолог, по идее, должен это знать - гномы достаточно долго живут, чтобы самые старые и "классические" способы их оборонной системы стали известны людям. Правда не то, чтобы этого было достаточно для захвата подгорного государства, если бы они попытались сделать это снова.

Украшения, можно было не сомневаться, с большой вероятностью дождутся возвращения барона - это товар не из тех, что разлетается легко и быстро, особенно в тейге, где жители особенно заняты работами, ещё больше, нежели в иных поселениях. К тому же, можно было не сомневаться, что внимательные торговцы прекрасно заметили взгляды иноземца и вполне могут и придержать приглянувшиеся ему вещицы, ведь на госте можно заработать поболе, нежели на соотечественниках. Книжная же лавка встретила Лекса незнакомыми по большей части именами и названиями, по крайней мере теми, что были на общем. Имя Том'Тома было чародею незнакомо, как и название тома, слишком узкоспециализированной была работа, ни одной из работ своего рода он на прилавке тоже не увидел - неудивительно, в общем-то. Найти в самом отдалённом тейге работы не самого известного рода людских магов было бы, по меньше мере, удивительно, а по большей - быть может, даже подозрительно. Увы, заняться поиском этих трудов придётся, скорей всего, отдельно.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Просто удивительно. Мой начальник - в смысле, старый начальник, - как-то хотел заняться изучением спектрологических проявлений в одних раскопках в лесах южнее Югоса, причём понятия не имею, как он собирался этим заниматься при отсутствии обученных специалистов в отрасли, обычно в таких случаях приглашают кого-то со стороны, ну да не важно. Так вот, он взялся за сбор литературы - и я просто помню, что он хотел эту книгу. Их всего три есть, - девушка коснулась обложки "Взаимодействия с эфиром", - и ещё возмущался, что "проныры" из Хрустального Пика его обошли.
http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - Всё верно. Третий том хранится в библиотеке Города Рун, - степенно кивнула торговка.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - О, а вот "Заметки о новейшем инструментарии" Бродуила Брунтарма, я о ней слышала, должно быть очень интересно - гномы большие изобретатели, вполне могли значительно упростить и улучшить процесс раскопок. Оо, - она восхищённо потянулась и взяла в руки тяжеленный том с буквами серебряного тиснения. - "Применение троичной вычислительной системы в астрономии", - на мельком просмотренных Лизой страницах были сплошь многоэтажные непонятные Александру формулы да не менее многоэтажные пояснения, но девушка кивала вполне себе уверенно, иногда задерживая взгляд на той или иной странице. Неуверенно подняла взгляд на торговку. - Сколько стоит? Эта и эта, - чуть приподняла том в руках и указала на "Заметки". От опытного взгляда Лекса не укрылся блеск в глазах гномы.
http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - Математический трактат мастера Амберфута уникален и, как видите, крайне подробен. Людям до таких вычислений ещё очень далеко, а с его помощью Вы узнаете очень много о гномьей математике, которая, как Вам, возможно, известно, шагнула далеко вперёд, - всё, пожалуй, не было столь однозначно, но зерно истины в словах гномы присутствовало - с поправкой на то, что среди людей тоже встречались те, кто очень хорошо разбирался в тех или иных науках. - Двенадцать брихаров. А работа мастера Брунтарма - семь. Здесь собраны все его последние изобретения, с подробными чертежами для изготовления и детальными пояснениями по применению.

Лекс не особо разбирался в тонкостях торговли, особенно, гномьей, но цены были как на самые редкие тома на поверхности из тех, что барон в своё время искал - Лиза сникла и отложила книги, тихо извинившись.

0

9

Александр предпочел не встревать в разговор, наблюдая за тем, как Лиза осматривает книги, какие выбирает, слушал, чем эти тома выделяются. Интерес у девушки, судя по всему, был сугубо профессиональный - и это было хорошо, поскольку барон ценил тягу к самосовершенствованию. Но большая часть внимания, конечно, досталась торговке - Лекс наблюдал за её поведением очень внимательно, анализируя его. Быть может, он не был хорош в искусстве торговли (вернее, был в нем абсолютным профаном), но имелись у него и иные сильные стороны, которыми вполне было возможно перекрыть слабые места в социальном взаимодействии.

– Не спеши. – Механическая рука барона коротко припонядлась, совершая предостерегающий жест, призывая Барнс не сдаваться так легко. – Гномы не любят тех, кто быстро сдается, будь то сражение, работа в шахте, огранка камней или торговля. – Александр перевел взгляд на гному, сощурившись - если в глазах торговки мерцал оживленный блеск дельца, почуявшего наживу, в алых радужках Феникса тлело выражение, не сулящее ничего хорошего тому, кто попытается выказать ему подобное неуважение взвинченными до небес ценами. – Мне тоже не нравятся некоторые вещи... Например, необоснованно высокие цены. Уважаемая ведь не пытается нас оскорбить, считая, что мы вообще ничего не понимаем в торговле, не так ли? Озвученные цифры сравнимы с ценами на редчайшие тома, которые я сам в свое время вынужден был добывать. Полагаю, нам стоит договориться на чем-то более близком к рыночной цене. В конце концов, полагаю, мы можем вернутсья и позже, после того, как мастер Ульфгар выскажет свое мнение по поводу ценности этих трудов. Но пока что я уступлю возможность высказать более приемлемое предложение... Возможно, таким образом уважаемая сможет заполучить себе постоянного клиента.

0

10

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Господин, может быть не надо... - очень неуверенно попыталась остановить Лекса девушка, с долей тревоги поглядывая то на начальника, то на гному, но на тихую Лизу легко было не обратить внимания.

Пускай Александр слабо разбирался в торговле и экономике - отчасти, быть может, причиной были благородные корни и соответствующее состояние (пускай фон Дерменты и не были особо богатым родом, особенно после печальных событий, уничтоживших почти всех Фениксов, они всё ещё были аристократами), отчасти сосредоточенность чародея на более важных для него навыках, но если он и не мог аргументированно торговаться, как самые прожжённые знатоки, то мог поступить иначе. Так, как привык и так, как умел, тем более, что было довольно очевидно желание содрать с иноземца побольше, как поступали торговцы во все времена. К несчастью - или к счастью, - гнома, видимо, не обладала даром, чтобы ощутить ауру силы барона, но и без этого у Лекса были некоторые аргументы. Правда, так легко испугать и убедить торговку не вышло - та понимающе улыбнулась, сложив перед собой крепкие руки, какими можно легко выбить дурь из какого-нибудь хама, если он, естественно, не слишком отличается от обычного смертного.
http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - А, так вы направляетесь к Молоту. К сожалению, он вряд ли сможет Вам помочь - Молоточек никогда особо не разбирался в литературе, слишком много времени он уделяет своей мастерской, сутками напролёт долбая по железякам, - приземистая гнома смотрела на Лекса снизу вверх и не выказывала тревоги. Была уверена, что гость не посмеет наглеть? Или просто привыкла к таким топорным попыткам сбить цену? Человек бы от угрожающего вида Александра уже бы сильно нервничал, но гнома оказалась покрепче духом. - А ежели господин может себе позволить появляться в нашем уютном и отдалённом тейге регулярно для закупок ценнейших трудов гномьих мастеров, думаю, для него не станут проблемой какие-то девятнадцать монет. Впрочем, - добавила она раньше, чем чародей мог успеть начать выражать недовольство, - в виде особого моего расположения к столь редким здесь гостям с поверхности я готова уступить вам эти прелюбопытнейшие труды за скромные шестнадцать золотых брихаров. Думаю, госпожа будет рада, столь редко в наше время можно встретить юных особ, интересующихся больше наукой, нежели побрякушками, - пренебрежительный взгляд в строну ювелирных рядов был демонстративен и выражал презрение потомственного аристократа к низшим слоям общества.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2023-01-02 18:06:34)

0

11

– Я совершенно не удивлен, что побрякушками интересуются больше, нежели наукой, с такими-то ценами… – Со стороны, для непосвященного в магию смертного, Александр выглядел вроде как обычно… Как обычно – это для него самого, да. А вот воздух вокруг чародея стремительно раскалялся – дрожащее марево превратило пространство поблизости в иссушенную, пожелтевшую едва заметно пленку, жар неожиданно близко подступил к той границе, за которой гноме впору было бы хвататься за обожженные глаза, но Феникс повел плечами, возвращая контроль над эмоциями, подавляя своё сгустившее желание убивать, которое буквально сочилось из него сейчас. Те из Дерментов, кто доживал до стадии открытия ауры, превращались в живые бомбы – и это был период их жизни еще более опасный, нежели период полного отсутствия контроля над эмоциями в детстве. Жар схлынул, разгоревшееся в радужках безумие угасало.

– Ладно. Торговаться я не умею. Будь мне нужны эти книги и не будь у меня денег – я бы просто истребил половину торговой улицы и ушел с тем, что приглянулось. – Феникс выпростал левую руку из широкого отворота рукава, вытащив наружу припрятанный кошель – монеты, конечно, имперские, были горячими, так что Фениксу пришлось немного их охладить, поскольку он понятия не имел – действительно ли металл просто горячий или он не получил ожога лишь потому, что Лорды Огня не чувствительны к жару. Мужчина отсчитал названную сумму. – Какие счастье для всех, что деньги у меня есть, как и остатки самообладания… – Чародей разрезал ладонью пространство, открывая провал в хранилище «Длани» достаточно широко, чтобы в него можно было погрузить оба тома. – Книги.

Дальнейший обмен любезностями с торговкой Александра совершенно не интересовал – как только они передадут друг другу предметы роскоши, Лекс намеревался продолжить свой путь к мастерской Ульфгара.

0

12

http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - Господин явно не интересовался ценами на украшения, - чуть качнула головой гнома. И была права. Когда же натура фон Дермента, взращиваемая поколениями, начала проявляться - будто внезапно исторгаемый недрами комок смерти и жара, вырывающийся через слишком узкое для него жерло, - глаза торговки расширились, а сама она сделала полшага назад раньше, чем взяла себя в руки. Заминка не продлилась дольше нескольких мгновений, но была заметна, хотя на лицо быстро вернулась маска приязни и заинтересованности - а во взгляде теперь читались нотки внимательной подозрительности.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Господин, пожалуйста, не надо, это может повлечь проблемы, - на удивление, тихий голос Лизы был намного более спокоен, чем можно было бы ожидать от столь волнующейся по любому поводу особы. Несмотря на то, что девушка во всей красе ощущала смертоубийственную ауру Феникса, она каким-то чудом сумела найти в себе не только самообладание, чтобы попросить его не провоцировать сложности, но и сделать это максимально аккуратно - повернувшись к гноме спиной да коснувшись локтя барона, так тихо, что едва ли торговка могла разобрать слова. Правда, прикосновения к механической руке Лекс не почувствовал - видимо, лаборантка не обратила на это внимания. Впрочем, гнома не стала поднимать шум, с чувством собственного достоинства приняв имперские деньги без единого слова возражения, как любой торговец, правда, перед тем, как протянуть покупку, всё же озвучила очевидное.
http://sd.uploads.ru/YVhRO.jpg
Торговка: - Гномы не любят не только тех, кто легко сдаётся, но так же тех, кто несёт угрозы без повода, юный господин. Вы гость в нашем тейге, но это легко может измениться.

В спокойных словах гномы было зерно истины, правда чародею, как правило, быть наплевать как на эти зёрна, так и, тем более, на предостережения и просьбы быть осмотрительней. Пламя не выбирает свою цель, пламя уничтожает всё без разбора, не слушая голоса разума. Впрочем, ничего не мешало Лексу выразить своё мнение касательно этого вопроса перед тем, как идти дальше. Когда они отошли от прилавка, Лиза несколько расслабилась, но продолжала настороженно поглядывать по сторонам, пока маги двигались дальше, ведомые зеленоватым светом из следующей пещеры.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/971982.png

Как оказалось, пещера была не тронута, но это нисколько не умаляло её первозданной, диковатой красоты. Эльфы бы непременно украсили её тончайшей резьбой, подчеркнув вздымающиеся ввысь естественные колонны, почти теряющиеся среди массы сталактитов из зелёного, чуть светящегося камня, тонких и длинных, как волос, но гномы... гномы не стали касаться зубилами ни единого камня в этой пещере. Грубые стены, неровный местами пол, будто люди находились не в обжитом тейге, а где-то в недрах гор, докуда не добрались ещё ни гномы, ни эльфы, и контраст с полностью подчинёнными отточенному гномьему замыслу был поразителен. Казалось, что откуда-то сверху, из массы тонких изумрудных игл доносится тихий шёпот, едва различимая песня на языке, что уже давно не существует среди смертных, хотя, быть может, то был лишь слабый ветер, гулящий по воздушным шахтам. Да. Должно быть, именно он.

После зала началось самое интересное - истинный мир трудолюбивых низкорослых подгорников, что терпеливо прогрызают себе путь в скальных породах в поисков ценных жил руд и камней. Лабиринт из массы ответвлений и ходов, сверни не туда - и не видать тебе больше света Верны, будешь вечность бродить по нескончаемым ходам и штольням, а через несколько лет какой-нибудь по пьяни свернувший не туда гном найдёт твои истлевшие кости, почешет в затылке да побредёт дальше, прекрасно понимая, где находится и как вернуться в обжитые коридоры. Свернуть в шестое справа ответвление было несложно, а вот дальше начались сложности - ниши и длинные коридоры, лишь изредка проваливающиеся в стороны новыми ходами, тусклый свет, необходимость постоянно держать в голове счёт этих проклятых каменных кишок... один раз Лиза даже не дала начальнику свернуть не в тот коридор, очень уверенно отсчитав ответвления - видимо, цифры запоминала легко и надёжно. Так или иначе, после, казалось, нескольких часов блуждания по низким (Лексу приходилось едва ли не пригибаться) коридорам маги таки вышли в следующий сектор.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/714791.png

Далеко не такое величественное, как главный зал и не такое людное, как торговый, это место было, скорей, похоже на небольшой городок или даже деревеньку, где все друг друга знают, где царят домашний уют с одной стороны и привычная рабочая ругань с другой. На гостей здесь уже глазели вовсю, не стесняясь и не пряча взглядов, едва ли не обсуждая прямо при них, но лишь из любопытства, это было ясно сразу. Первый встреченный стражник (а их здесь было в разы меньше, нежели в предыдущих секторах) указал направление к искомой мастерской и проводил людей внимательным, несколько подозрительным взглядом. Добравшись таки до цели - до отдельно стоящего дома, щерящегося массой труб и хитроумных поршней, - можно было, наконец-то, узнать, а на месте ли вообще искомый мастер и возьмётся ли он за заказ, который хотел сделать Александр. Стоило коснуться дверной ручки, как где-то внутри раздалась мелодичная соловьиная трель, будто настоящая, живая птица каким-то чудом оказалась столь глубоко от родных лесов. Дверь, к слову, была заперта. Не успели смолкнуть последние ноты, как басовитый грубый голос легко их перекрыл - видимо, хозяин всё-таки был дома.

Голос: - Кого нелёгкая принесла? Пшли прочь!

Лекс, потеряно: Пятнадцать золотых монет
Лекс, получено: "Заметки о новейшем инструментарии" Бродуила Брунтарма, "Применение троичной вычислительной системы в астрономии" Динрена Амберфута

Отредактировано Нейтральный персонаж (2023-01-04 21:41:04)

0

13

Александру было совершенно незачем пытаться оставить за собой последнее слово – чародей лишь безразлично повел плечами. Да, это легко может «измениться». На самом деле, Александр хотел, чтобы это «изменилось». Засевшая в его сознании мысль, подобно раскаленному гвоздю, извивалась и пульсировала слабой головной болью. Обрушить на тейг метеоритный град, открыть под ним жерло вулкана, а затем,  когда огненный катаклизм стихнет, явиться с тяжелыми пепельными тучами и истребить всех, кому не посчастливится пережить огненный ад.  Единственное, что уберегало Кериз от жестокого рока в лице ужасного безумия Красной смерти – это маленькая фигурка Барнс. Лишь поэтому они просто ушли. Лишь поэтому.

Зеленоватый свет, то ли испускаемый, то ли преломляемый бесчисленными изумрудными иглами, отражался в алых зрачках Александра, изменяя их цвет на какой-то совершенно болезненный и мертвенный – когда путники только вошли в пещеру, чародей некоторое время, остановившись, разглядывал потолок. Жаль… Разумом, своей логикой и оценочными суждениями, фон Дермент воспринимал «красоту» этого места, но, увы, она ничего в нём не трогала. Ни единой струны, как любят говорить барды, в его душе не было затронуто этим зрелищем, хотя барон был почти уверен, что пару лет назад почувствовал бы восторг от этого зрелища. Но сейчас эффект был обратный – чародей ощутил скорее раздражение от того, что кто-то другой мог бы его испытать, а он – нет.

Весь дальнейший путь Феникс пребывал в плену совершенно невеселых мыслей, отчего и промахнулся мимо нужного поворота, а окончательно вернулся к реальности лишь после того, как услышал из-за запертой двери грубый окрик.

– Мастер Ульфгар? Мастер  Арчиэли'ль Хоффэнтариэн посоветовал мне обратиться к Вам, как к более опытному ремесленнику в вопросах… Протезирования. – Фениксу не так уж и легко дался спокойный тон и учтивые выражения. И это было довольно необычно… Барон как-то уж слишком быстро терял самоконтроль – состояние для него настолько нетипичное, что заставляло насторожиться. В достаточной степени, чтобы чародей воспользовался Снятием проклятия, пока ждал ответа, и сделал несколько глотков из фляги.

0

14

Александр никогда не был лёгким человеком, это было просто невозможно при истории его жизни. Слишком рано закончилось беззаботное детство, если его вообще можно было таковым назвать в роду фон Дерментов, слишком рано пришлось учиться выживать, соответствовать ожиданиям, контролировать свою стихию и вечно сопровождающую её ярость. Желание испепелять. Всех: друзей, врагов, мир, себя. Одно то, что сейчас барон был жив - в свои-то годы, - было показателем его невероятной силы воли, но этого, как всегда, было недостаточно. Её всегда было недостаточно, и в погоне за ещё большей силой в чародее всё меньше оставалось человеческого, и дело было даже не в шрамах, уродовавших когда-то по-аристократически красивое лицо и тело, не в глазах, что всё реже были насыщенного синего цвета, превратившись в тлеющие угли. И даже не в том, что он давно забыл такие человеческие понятия, как "сострадание" и "милосердие".

Его живое когда-то сердце всё больше превращалось в сгусток раскалённой лавы, неспособный ощущать хоть что-либо.

То, что двигало Феникса вперёд, уже давно было за гранью человеческого понимания и человеческой мотивации, порой казалось, что он жил просто по инерции, не имея в этой жизни ничего, что стоило бы этой самой жизни, пережив слишком много потерь и предательств, оставив позади слишком много сгоревших в пепел костей и собственной крови. Он был единственным, кто смог совладать с Красным Безумием, подчинив своей воле и пламя, и собственный разум, даже преодолел фамильные блоки на изучение других стихий, превратив себя в идеальное оружие уничтожения лишь собственной волей, надёжно заточив Безумие в глубине своего сознания. Долгие годы разумный, рассудительный Александр фон Дермент правил балом, идеально настроив механизм разума, найдя, наконец-то, ту точку своеобразного покоя, что искал годами... Но хватило одного толчка, чтобы всё покатилось к Белиару в пасть. Пока ещё рассудительность Александра могла удерживать это тело, вместилище трёх личностей и слишком большой для одного смертного силы, но как скоро Сессил решит, что ему скучно быть рассудительным? А судя по тому, как сильно всё начинало раздражать, день тот был не за горами. Сейчас Лизетта была тем якорем, что помогала удержать безумие, но вряд ли это могло продлиться долго - девушка была ему никем, лишь малознакомой сотрудницей, винтиком механизма, полезным, не заменимым, да и польза была не то, чтобы критически большой. Но Феникс ощущал не только раздражение. Ещё он ощущал...

Голод.

Почти физический, шебуршащийся на грани сознания, тихонько, но настойчиво постукивающий в пока ещё сдерживающие его двери. Тук-тук-тук. Голос не до пищи, но до запаха сгорающей плоти, растекающегося камня, мгновенно стихающих воплей боли. Раздражение подкармливало его - от этого места, от осознания, что он даже красоту неспособен ощутить в своём раскалённом почти добела сердце. Тук-тук-тук. От закрытой звери и грубых слов. Гномы, разумеется, не знали, как опасно злить Феникса. Не знали, что у него хватит сил и безумия принести огненную смерть в это место, и у них не будет времени подготовиться - огнедышащего дракона можно было заметить издалека и попытаться остановить, но фон Дермент был не гигантским драконом, а юрким Фениксом.

И он уже был внутри.

Снятие проклятья осветило фигуру и привлекло внимание Лизетты, но никаких изменений Лекс не ощутил. И это раздражало.

Тук-тук-тук.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Господин? Что-то случилось?

Голос: - Посоветовал он, хмырь ушастый! Обратиться, недоделка долговязая! Я ж его обучил этой лабудой заниматься, чтоб меня в покое оставили, неуч недалёкий! - Приближающийся к двери голос сыпал ругательствами на разные лады, не стесняясь в выражениях и игнорируя учтивость гостя. Скандальный характер великого мастера или плохой день? Или, быть может, простая надежда на то, что потенциальный клиент не выдержит грубостей и отправится искать кого посговорчивей? Дверь распахнулась так сильно, что полы халата качнулись внутрь, влекомые потоком воздуха. На Лекса снизу вверх воззрился старый-престарый гном: белоснежная борода была подстрижена и забрана в золотой колпачок, как и кончики усов, между которых тлел алым кончик толстой самокрутки. Фартук с множеством карманов на голый торс не скрывал крепких рук и топорщился множеством мелких инструментов, названия которым Лекс не знал, а взгляд был спрятан за защитными стёклами очков, хотя даже сквозь них ощущалось недовольство и раздражение. Когда гном сдвинул очки на лоб, на гостя воззрился бледно-серый глаз, но этом глазу не было немощи морщинистого тела или слабости разума - взгляд был твёрд, как нависающие над головой тонны породы и также несгибаем. Второй же глаз был навеки подёрнут белёсой пеленой.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Н-ну и что у нас тут? - Гном выдохнул облачко крепкого дыма - к счастью, не в лицо Лексу, а в район живота, так как смотрел он в этот момент на выставленную напоказ металлическую руку. - Мда, делать спайку Майяра он так и не научился, узнаю безалаберность, упёрся в своё эльфячье "Лирнэ надё-ёжнее, Линрэ эффекти-ивнее", тьфу! - Сплюнув за порог (Лиза успела отскочить), гном снова затянулся и на этот раз уже обратился к человеку, а не к металлу. - Ну и чего тебе надо? Сломалось уже? Так пускай Арчи чинит, я за ним ремонтами заниматься не собираюсь, и так дел по горло!

0

15

– Ничего. Кажется. – Ответив Лизе, Александр наблюдал в дальнейшем за появлением Ульфгара молча, он выслушал всё, что тот счел нужным ему сказать… Тени вокруг чародея исказились в окутавшем его плотном мареве, алые глаза, уставившиеся на гнома, тлели жестоким внутренним светом всё ярче.

Металлические предметы в переднике Каменного молота начали быстро нагреваться.

Первой более-менее осознанной мыслью, которую Феникс смог уловить, подавив вспышку гнева, была идея протянуть руку и вырвать кузнецу глотку, воспользовавшись своей новенькой правой рукой. Когти лязгнули в воздухе, когда, реагируя на мысль, протез выполнил не оформившийся импульс желания, ладонь раскрылась – но на этом всё… Пока что всё. Гном был всё еще нужен.

– Мне нужно, чтобы ты сделал то, на что твой ученик не был способен. Необходимо имплантировать протез в тело. Срастить с солярной структурой. – Александр наклонил голову набок, совсем немного, но даже с учетом того, что чародей унял свою ауру, и жар, исходящий от него, схлынул, одно только это движение, сделавшее его позу какой-то неестественной, неправильной, могло исказить его образ куда больше. Из голоса исчезла всяческая учтивость – тон стал бесцветным.

Левая рука распорола пространство «Дланью» и извлекла из него футляр, в котором покоились подготовленные к дальнейшей доработке и имплантации части «Аргелама», едва не превратив движение в удар, сунув футляр под нос собеседнику.

– Чтобы убивать демонов и дальше, мне нужно две руки, старик, причем в любой форме, включая элементальную. Но даже если ты способен на подобную операцию в обычных условиях – будут вызывающие уважение трудности… Оперировать придётся без погружения в сон и без анестезии. Достаточно занимательная задача для тебя, Ульфгар?

Таким был вопрос, который задал Александр вслух. Но вот его взгляд – он спрашивал у гнома совсем другое. Хочет ли тот дожить до конца дня?...

0

16

Плохо сдерживаемый гнев. Гнев, который он не хотел сдерживать. Ведь нет ничего проще, чем дать себе, наконец-то, расслабиться, отбросить глупые, слишком тесные для него рамки - а барону всегда было тесно в рамках, в которые его постоянно пихали. Род, Империя, Аклория, Министерство. Люди, эльфы, гномы. Ничтожества...  Всего лишь смертные ничтожества, которые ничего не сумеют противопоставить бездне, что всегда готова разверзнуться под их ногами, выплёвывая огненные ошмётки породы и источая плавящий камни жар.

Тук-тук-тук...

Злость выплеснулась волной жара, лизнула находившийся слишком близко металл - не мягко и осторожно, как приливная волна, но жадно, бездумно, голодно. Впрочем... он ещё контролировал себя. Ещё отдавал себе отчёт в своих действиях, мог удержать свои порывы ради нужного результата, мог наглядно и ёмко объяснить свои цели. Пока ещё. Пока ещё это было возможно. Гном крякнул, ощутив жар, но не отпрянул, не дёрнулся, даже не испугался, лишь... лишь довольно гоготнул, похлопав себя по одному из карманов, где лежали большие щипцы с системой призм. Суть фон Дермента невозможно было игнорировать - не теперь, когда аура и сила хлестали из него, как обжигающий пар из пробитой в горной породе щели, и мало кто был способен выдержать их, но гном - он смерил барона коротким, пронзительным взглядом, глядя не на оболочку, но на самое естество Феникса, естество, которому было тесно в смертном теле и которое однажды самовольно вырвалось наружу, спасая чародею жизнь. С тех пор Феникс научился контролировать это, по одному желанию превращая бренную оболочку в воплощение самого Пламени - казалось, гном видит всё это, причём видит обоими глазами, видит желания Сессила насквозь, видит само его существование и... получает от этого удовольствие. То, что обжигало всех прочих гномьего мастера, кажется, только согрело. Будто нужна была вся ярость проснувшегося вулкана, чтобы старые кости сумели ощутить тепло жизни.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Вполне, юноша, вполне, - неспешно кивнул гном, глубоко затягиваясь. Ухватил металлическую руку, держащую футляр, за запястье, пробегаясь кончиками пальцев по прикрытым кольчужной сеткой сочленениям, безошибочно повторяя ход поршней под корпусом. Дойдя до плеча, мельком взглянул на систему ремней и лишь после этого забрал футляр и изучил содержимое. Резкость движений и блёклость голоса его нисколько не расстроили, по крайней мере, заметно. - И что ты готов мне предложить за столь занимательную работу? - полюбопытствовал старик, раздавив пальцами окурок. - Не утруждайся угрозами, я не книжная торговка и я слишком стар, чтобы тебе было, чем меня напугать. - Что мог предложить барон за работу? Обычно, вариантов оплаты было два и оба стары, как сам мир. - Меня не интересует золото - слишком банально, его от кого угодно можно получить, но вот ты... - гном небрежно вертел в руках футляр, легко расставшись с ним, ежели Лекс пожелал его забрать. Блёклый глаз, не мигая, смотрел прямо в алый омут. - Я слишком стар, а гномы слишком долго живут и слишком рассудительны. Покажи мне. Недостаточно быть простым человеком, чтобы уничтожать демонов, недостаточно действовать по правилам, недостаточно простой силы. Покажи мне, на что ты способен, докажи, что ты уже не человек, ang ilun. И тогда я дам жизнь твоей руке. Глубоко в пещерах есть цель для твоей ярости - покажи мне её... всю.

0

17

– Ты не торговка книгами, это верно. Как верно и то, что я тебе не угрожал, старик. Ты видишь только то, на что я готов. Способный в любой момент воплотиться в реальность отложенный факт. – Чародей не стремился изымать у кузнеца футляр – в конце концов, тот был нужен ему больше, чем фон Дерменту. Вместо этого Александр достал свою фляжку, сделав несколько глотков – ром отчего-то показался отвратительным на вкус, но алкоголь есть алкоголь… Опьянение было лишь секундным и быстро исчезло. Еще пару секунд мужчина лязгал металлом пальцев о металл крышечки.

– Чтобы убивать демонов… Простым человеком вообще нельзя быть. Любые стандартные тактики приводят к смерти таких «охотников». Замешкаешься в попытке приспособиться к противнику – сдохнешь. Испытаешь страх хоть на мгновение – сдохнешь. Недостаток силы? Сдохнешь. Слабая оборона? Сдохнешь. Медленный? Сдохнешь. Воля дала слабину? Станешь рабом этих тварей… И всё равно сдохнешь. Любой нормальный человек, эльф или гном протянет не так уж долго… Нужно, чтобы мозги в башке были набекрень. – Феникс оскалился, ткнув себя в висок когтем. – Нужно, чтобы демоны тебя боялись больше, чем ты их… Нужно, чтобы ты был готов умереть, но убить. Или отдать, скажем, свою правую руку… Хотя, если бы не предательство, мне и не пришлось бы. Ладно.

Александр снова ненадолго прервался, вытянув из рукава халата свою длинную резную трубку и несколько секунд занимался тем, что раскуривал её, не обращая на Ульфгара особого внимания. Наконец, затянувшись и выдохнув тонкую струйку дыма, чародей сложил руки на груди, подгрызая кончик мундштука, и снова уставился на Молота.

– До чего гномы опять докопались? Что ты хочешь убить с моей помощью и кого оно у тебя забрало?

0

18

Ульфгар бросил потухший окурок в один из нижних карманов фартука, сунул футляр на полку захламлённого стеллажа у двери, полную всякой всячины - инструментов, запчастей разнообразных механизмов, обрезков металла и кусков породы, - и облокотился плечом на дверной косяк, поглаживая укороченную бороду. Гном не был хорошим собеседником - как и Лекс. Не был гостеприимным хозяином, всё ещё не пригласив гостей войти. Не был даже особо заинтересованным в работе, которую ему предлагали, не спешив приступить к ней или, хотя бы, толком описать, что он хочет в качестве платы. Барон достаточно неплохо разбирался в психологии, чтобы понять - гному наплевать на всё, что источал чародей, всё, что мастер испытывал к человеку это не очень понятный интерес, который не был, впрочем, насколько сильным, чтобы терпеть общение излишне долго.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот:- Не думаю, что ты настолько глуп, чтобы называть угрозами только прямо сказанные слова - так что не надо считать глупцом и меня. Ты на самом деле считаешь, что, если будешь тут фонить аурой и всячески демонстрировать, как ты хочешь всё спалить, не получая в первый момент то, что хочешь, то вот прям сразу всё заимеешь на блюдечке? - Голос кузнеца был старым, глухим, как шелест стираемой породы, с отчётливыми ворчливыми нотками, но сказанное не было нотацией. Он не стремился и не пытался поучать барона, старик, скорей всего, просто говорил то, что думал, не считая, что должен это скрывать. - Давай я сэкономлю нам обоим время, потому что у меня нет желания тут с тобой полдня отношения выяснять. Ты не сможешь меня запугать. Ты можешь напирать на три вещи: то, что мне дорого, моя жизнь и простая боль. Всё, что я мог потерять, я уже много лет как потерял, осталось только моё имя, а оно будет жить и с этим ты ничего поделать не сможешь. Потеря жизни - так я прожил достаточно и помирать уже давно готов, а уж последнее вообще смешно. Ты действительно хочешь, чтобы к такой тонкой работе, которую всего несколько мастеров в мире могут сделать, приступал кто-то злой на тебя после пыток? - Гном глухо закашлял, и только через какое-то время стало понятно, что это он так смеётся - беззлобно и очень невесело. - Тебе нужны мои умения - хорошо, заказ действительно достаточно интересный, я даже согласен отложить то, над чем работаю сейчас, чтобы закончить с тобой. Но при условии, что ты перестанешь пытаться мне угрожать - не люблю я этого. Надоело.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Мастер Ульфгар, простите пожалуйста. Господину очень нужны Ваши услуги, пожалуйста, выполните то, что он просит... - тонкой птичьей трелью в напряжённую беседу осторожно вклинилась Лиза.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - А, я тебя не заметил, мазелька. Думал ты - мебель. - Хмыкнул гном. Отлепился от косяка размял пальцы. - Решай - либо ты идёшь со мной, либо убираешься к чёрту и не тратишь моё время. И да - девочка останется, если решишься. Жалко мне её будет, случись чего.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2023-01-30 21:43:01)

0

19

Александр склонился гному навстречу, как-то совсем уж несуразно переломившись в пояснице, и несколько секунд изучал его лицо немигающим взглядом, закусив мундштук трубки и задумчиво поводя по своему подбородку металлическим пальцем правой руки, скребя когтем по едва заметной бесцветной, как и его волосы, в принципе, щетине, после чего выпрямился, перехватывая трубку в руку вновь и затягиваясь коротко.

– Лиза. Останешься в доме мастера Ульфгара. Думаю, он проявит чудеса гостеприимства по такому случаю, пока мы с ним отправимся выполнять мою часть сделки. – Когтистая ладонь из тенета протянулась навстречу старику, замерев в открытом рукопожатии – механическим движениям не доставало плавности, даже когда речь шла о резкой манере фон Дермента двигаться. – Ты отведешь меня туда, куда тебе нужно меня отвести, а я сделаю то, что умею лучше всего, для чего меня и создали… Затем мы вернемся и ты закончишь начатое своим учеником. Такой у нас будет с тобой уговор.

Если договор будет утвержден, Александр готов был отправляться за Ульфгаром, оставив Барнс приобретенные для неё книги, чтобы девушке было чем заняться, пока длится её неспокойное ожидание. Сказанное руническим кузнецом барон всё еще переваривал, обдумывал, оставив слова Каменного молота пока что без какой-либо ответной реакции… В чем-то тот был прав, в чем-то нет, но разбираться в этом Лексу не очень хотелось, на самом деле. Пока что, после очередной волны гнева, его эмоции улеглись и дворянин использовал эту краткую передышку, в ходе которой ему не приходилось бороться с собственными эмоциями, чтобы хоть как-то привести своим мысли в порядок. Сложно, тяжело… Состояние его было очень похоже на то, что досаждало его прямо перед тем, как ему удалось возвыситься, как Лорду огня. Видимо, возрастающая постоянно сила его требовала нового уровня контроля элемента, а лучше – ауры…

Видимо, я близок к тому, чтобы подняться на ступень Архимага. Магия бесится, а вместе со своим элементом и я… «Исключительный дар», да, Брикман?! Кто бы знал, что такая связь с бескрайними просторами плана Огня будет представлять угрозу превращения всего вокруг в пепел. Наверное, стоит посоветоваться со своим старым директором, когда закончу здесь. В любом случае ждать гонца имперского двора – либо с приглашением, либо с отказом…

Отредактировано Leks Delevry (2023-02-06 14:46:37)

0

20

Склониться действительно пришлось достаточно низко - старый кузнец не был представителем породы высоких гномов, а годы мелкой работы сгорбили его, сделав ещё ниже. Единственное, чего не сделало с Молотом время - не высушило его, как сморчок, и он был крепок и в состоянии легко управляться с тяжёлыми кузнечными молотами да, вполне возможно, был вполне себе способен свернуть шею-другую, если вдруг решил бы тряхнуть стариной да выбраться из мастерской в неизведанные пещеры. Лекса он разглядывал без особого интереса, просто нетерпеливо ожидая, когда иноземец примет наконец своё решение и известит его об этом.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Ну наконец-то, - проворчал он, без заминки стискивая металлические пальцы в своей хватке. Барон не чувствовал рукопожатия, не ощущал, насколько сильно он сжимает новую руку, способную крошить камень, но гном не выказывал и следов беспокойства или боли. Чуть качнул протез да разорвал контакт, глухо хмыкнув куда-то чародею за плечо. - Ну пойдём, мазелька. Сидеть будешь там, где покажу, и ни шагу в сторону, поняла? А то останутся от тебя ошмётки, а мне опять пол чистить. - По мере удаления вглубь дома голос становился всё тише, отчётливо слышалось лишь "это не трогать, это тоже, это - тем более!". Лиза отвечала с готовностью и даже немного обиженно, всячески заверяя старика, что не привыкла рыться в чужих домах и не собирается эти заниматься. Гном, кажется, не особо верил - либо просто вредничал. Впрочем, вернулся он быстро, на ходу сунув в зубы новую самокрутку. Захлопнул дверь - послышались множественные щелчки по всей высоте дверного полотна. - Ну а что до твоего вопроса - гномы постоянно что-нибудь да откопают. Постоянные поиски новых месторождений и собственная природа толкают нас всё глубже и глубже, туда, где мы уже не являемся хозяевами, туда, где обитают создания намного старше всей нашей расы, порождения гор и самой Бездны. Однажды жадность погубит нас, когда мы разбудим то, с чем не сумеем сладить, но, думается мне, даже знай все об этом как о неизбежности, всё равно не остановились бы. Как остроухие не могут перестать дрожать над каждым листиком, так мы не можем перестать вгрызаться в горы. Мда... о чём это я? - Кузнец закурил, глубоко затянулся, да мгновение-другое смотрел куда-то ввысь. Непонятно было - чудит или на самом деле забыл, о чём шла речь. - Ну да хватит болтать! - Резкий хлопок в ладоши да короткое знакомое плетение - и в шаге развернулся зев портала. Без особых приглашений гном шагнул вперёд и исчез, не оставляя времени на раздумья.

А подумать было о чём - как всегда. Лекс никогда не отличался тонким контролем над стихией - даже в Академии, где другие студенты учились управлять эфиром и не позволять ему хоть как-то проявляться, чародей был занят наращиванием силы, мало времени уделяя таким мелочам, как умение сдерживаться. Эмоции всегда сильно влияли на него, в чём имели возможность убедиться все, оказывавшиеся в непосредственной близости, и гадить в магический фон было самым безопасным, на что был способен Феникс в минуты раздражения. Но то, что вытворяла его сила последнее время - это было ненормально даже для эксцентричного Александра и игнорировать это дальше могло становиться опасным. Всё-таки то, что он сумел совладать с Красным Безумием ещё не было гарантией того, что Драконье Пламя не сумеет таки найти способ уничтожить своего носителя. Быть может, действительно стоило снова встретиться с Брикманом. И задать ему пару очень серьёзных вопросов... Что до ответа из дворца - барон знал, насколько много времени это может занять, и даже при получении положительного ответа не стоило ожидать скорого приглашения - очередь на аудиенцию к Императрице большая и, несмотря на все заслуги фон Дерментов, Лекс, как член Министерства Магии в текущие непростые времена, вряд ли мог рассчитывать на то, что для него найдётся "окошко" в ближайшие недели.

Лекс перемещён >>> Где-то в глубинах Северного Рокового Хребта

0

21

Лекс.
17089 год. 22 Августа. Позднее утро.

Миг пустоты и безвременья - и на Лекса буквально обрушилась тишина гномьего тейга, разительная после непрестанного гула невидимой реки. Да, здесь не было тихо, как, допустим, в северных пустошах, город жил и дышал каменными лёгкими да стальными жилами, но не было фона, смазывавшего любой появившийся звук. Ульфгар появился сразу за бароном и портал бесшумно исчез, отрезая недра Хребта раньше, чем оттуда успело выбраться что-нибудь живое - или не очень. Кузнец протопал к двери, проделал там какие-то мелкие манипуляции, отозвавшиеся множеством щелчков, да отправился вглубь дома, не позвав с собой чародея, лишь по пути захватил оставленный футляр со стеллажа у входа - Феникс, разумеется, не стал ждать приглашения и двинулся следом. Пришлось пригнуться из-за слишком низкого дверного проёма, да и в самом доме барон едва ли не скрёб макушкой по потолку - дом был построен гномами для гномов и не рассчитан на представителей более высоких рас. Должно быть, мастер не хотел отстраивать себе в тейге дом специально для приёма иноземных клиентов по какой-то причине, вынуждая гостей постоянно следить за тем, как бы не вписаться лбом в притолоку или люстру.

Дом был большой, по обе стороны широкого коридора небрежно распахнутые настежь двери зияли не очень приветливыми провалами. Когда-то эти комнаты, должно быть, были жилыми, но сейчас превратились в склады, причём ничем не напоминая почти болезненно-аккуратные запасы Арчи. Единственная система была в том, что каждая комната предназначалась для чего-то одного: в одной был металл - слитки, обрезки, заготовки, формы для отливки; в другой готовые запчасти в нагромождении ящиков и было совершенно непонятно, как там можно найти что-то нужное; в третьей инструменты, видимо, редко используемые или не используемые вовсе, они были разложены по стеллажам, развешаны по стенам и расставлены по углам; в четвёртой... в четвёртой тускло искрились драгоценные камни и энергетические кристаллы, тоже небрежно сваленные в ящиках. Оказалось, что этот невзрачный с виду домик на деле представлял собой настоящую сокровищницу. Сразу пришла в голову мысль, что запоры на двери точно не единственная ступень защиты - должно быть, именно поэтому Лизе было велено сидеть на одном месте и никуда не соваться. Наверняка наглецов, решивших поживиться добром известного мастера, ждёт очень нетёплый приём.

Сначала гном, разумеется, хотел проверить гостью, которая обнаружилась в... наверное, это должно было быть гостиной, но сейчас было превращено в жилую комнату: в углу располагалась крохотная неприбранная кровать, даже на вид жёсткая и вряд ли особо удобная, распахнутый шкаф с одеждой, преимущественно сложенной комками, и другой, закрытый. Небольшой стол со всяким барахлом, которое совсем недавно, судя по всеми, сгребли в сторону, чтобы освободить место - там лежала одна из купленных книг. Похоже, это было выделенное Лизе место для ожидания. Но сама девушка сидела на полу (несмотря на бардак, грязи как таковой в доме не было) над раскрытым томом, а вокруг аккуратным веером были разложены листы со схематичными заметками, выполненными убористым подчерком. Она была так увлечена, что не обращала внимания ни на что вокруг, водя пальцем по тексту, не касаясь страниц и едва слышно бормоча под нос, то и дело добавляя какие-то непонятные надписи в свои схемы и диаграммы.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Как дела, мазелька? - Гаркнул гном, от чего Лиза подскочила на месте и выронила карандаш. - Раз ты ещё одним куском, значит никуда не совалась, умница. Сиди тут и дальше. Ну, - он махнул Лексу, направляясь дальше вглубь дома.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Господин! Я Вам нужна? Или мне действительно здесь посидеть пока? - Лиза поднялась, отряхнув штаны, и вопросительно посмотрела на барона.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Эй, ну ты где там? - Гаркнул кузнец из коридора. - Оставь мазельку в покое и топай сюда!

Ульфгар ждал Лекса в мастерской. Это оказалась просторная комната - самая большая из виденных в доме. В целом, она напоминала мастерскую Арчи, за той разницей, что кузница не находилась в отдельном помещении - а ещё здесь был операционный стол, причём, снабжённый многочисленными ремнями. Видимо, фиксация пациента предстояла далеко не в первый раз.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Ну, давай рассказывай, что ты там говорил про операцию на живую, ты вообще представляешь, что такое магическое сращение протеза с нервной системой? - кузнец, потирая мозолистые руки, почти жадно оглядывал чародея. - Раздевайся и отстёгивай это убожество, буду думать, можно ли из него сделать что-то нормальное, - проворчал он, но горящие глаза с потрохами выдавали нетерпение и интерес - впрочем, гном не пытался их скрыть, бурча явно по привычке, а не из-за реального недовольства.

Старик не показал, куда можно положить вещи, а все поверхности в мастерской были покрыты ровным (а местами очень неровным) слоем всякого барахла, даже на операционном столе лежала парочка молотов и шестерёнка размером с ладонь. Разительный контраст с педантичным эльфом, хотя вряд ли это могло смутить барона. В очаге слабо тлел огонь, рабочий стол, снабжённый светильниками и сложными системами линз, был покрыт художественно разложенным механизмом, в котором невозможно было угадать суть и предназначение. Пока Лекс раздевался, гном огляделся, не обнаружил места для работы и принялся складывать все эти запчасти в ящик, который выудил из-под стола.

0

22

>>> Где-то в глубинах Северного Рокового Хребта

Александр прошел в портал и почти сразу сощурился – света там, во мраке глубины у корней гор, было куда меньше, такой перепад вряд ли мог кому-т понравится, даже учитывая общую тусклость освещения гномьих городов. Пришлось некоторое время щуриться, но – что поделать…

Пока барон шел по дому за Ульфгаром, он, конечно, осматривался. И пришел к выводу, что, будь у него собственная мастерская (хотя теперь можно было утверждать, что её появление – лишь вопрос времени), выглядела бы она, скорее всего, точно так же, разве что Александр прибег бы в какой-нибудь системе хранения вроде ячеек, но хаос там творился бы совершенно такой же. Вопроса «как здесь и что найти» у него как-то не возникало – весь этот бессистемный беспорядок совершенно иллюзорен для всех, кто не имел к нему никакого отношения. Как минимум сам барон знал об этом, потому что дела с документами у него обстояли точно так же. Никто, кроме него самого, не смог бы разобраться в том, что творилось на рабочем столе фон Дермента в его кабинете в Министерстве, он же – не тратил на это времени совершенно.

– Лиза. – Александр коротко кивнул той, проходя мимо. – Занимайся себе дальше спокойно, всё в порядке. Если ты понадобишься – мы тебя вызовем. Постарайся на расклеивать свои записи по стенам дома старика и не опутывай дом нитями взаимосвязей, будь добра, я вас, аналитиков, знаю…

Войдя в мастерскую Ульфгара, барон коротко огляделся и понял, что, собственно говоря, никакого места для его вещей ему предложено не будет, поэтому… Поэтому пришлось постепенно избавиться от брони и верхней одежды, элемент за элементом отправляя их в хранилище «Длани». В конце концов, раздевшись по пояс, Александр кое-как отключил и отсоединил протез, предоставив его гному к осмотру.

– ...ты вообще представляешь, что такое магическое сращение протеза с нервной системой?
– Довольно поверхностно. – Лекс задумчиво почесал подбородок, глядя на свою отсоединенную правую руку. – Тебе придется удалить часть моего плеча и хирургически установить на его место ответную часть для «Аргетлама», которую сделал Арчи, параллельно доработав сам протез. Основная проблема лежит как раз в операции – ты сам видел во время сражения с элементалем, что его атаки попросту обращали моё тело в плазму. «Покров Сурьи»… Я создал его, небольшое, ограниченное бессмертие, вплел в своё тело – и оно будет продолжать работать вне зависимости от того, в сознании я или нет. Я не могу дать тебе никаких гарантий того, что, стоит погрузить в мое тело скальпель, «Покров» не попробует тебя спалить. Именно поэтому мне придется быть в сознании… Либо постоянно удерживая заклинание в состоянии перезарядки – а это примерно десять минут, либо постоянно подавляя его ответную реакцию. Да и усыпить меня особо не выйдет – подарочек от одной ведьмы в виде проклятия не позволит. В общем… – Александр снова перевел взгляд на Ульфгара. – Это будет чертовски больно.

0

23

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/888102.png
Лизетта Барнс: - Я не!.. Я ни за что! - Невпопад попыталась оправдаться лаборантка, но от этого только сильнее стало убеждение, что примерно этим она и собиралась заняться, потому что в маленькой комнатке место на полу почти закончилось. Впрочем, это едва ли стало бы проблемой, хотя можно было не сомневаться, что излишне исполнительная Барнс обязательно послушается прямого запрета.

Избавившись от брони и одежды, Лекс передал протез гному, сразу почувствовав себя неполноценным. Оказалось, несмотря на зачатки тянущей боли в спине, он успел привыкнуть, хотя бы частично, к весу протеза, и сейчас вновь оказаться без руки было... неприятно. Смертное тело, не способное выдержать всё то, что требовалось фон Дерменту, недостаточно сильное и выносливое. Возможно, если была бы реальная возможность перенести разум в какого-нибудь голема, чародей бы без колебаний пошёл на это ради силы и эффективности - а так приходилось заниматься починкой тела и заменой его частей по мере выхода из строя. Хорошо хоть его не слишком беспокоил вопрос, что "сломается" следующим. Ульфгар забрал протез, мельком глянув на плечевое сочленение и, отложив тот на освобождённый стол, смахнул с операционной лежанки молоты да шестерню, сунув их куда-то вниз. Хлопнул ладонью по гладкой металлической поверхности.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Ложись давай, тащить табуретку я не собираюсь, - нетерпеливо дождавшись, пока барон устроится (поверхность, на удивление, не была ни холодной, ни горячей - видимо, специальный металл, который не раскалялся от нахождения в раскалённой кузне), гном стал ощупывать плечо - вернее то, что от него осталось. Жёсткие, мозолистые пальцы проминали кожу, добираясь до мышц и даже костей, помогая составить первое впечатление о том, где рука была вырвана из сустава. - Чертовски больно - это прошлая стадия, - хмыкнул кузнец, надавливая чуть пониже ключицы так, будто собирался вдавить Лекса в лежанку. Было больно, хотя терпеть такие ощущения, разумеется, было несложно. - Десяти минут не хватит даже для того, чтобы всё это дело вскрыть и установить "папку", на это нужно минимум двадцать. Мда уж, жил я, горя не знал, как свалился ты мне на голову, - несмотря на ворчливый смысл слов, тон Молота был крайне воодушевлённый, настолько, что Лекс был уверен - если он сейчас встанет и скажет "тогда хрен с ним", ему не позволят уйти. Он отвлёкся на минуту, снова изучая содержимое футляра, и "запчасти" в крупных ладонях выглядели совсем крошечными. Даже сунул их под линзы, что-то там выискивая и бормоча что-то на гномьем - судя по несколько раз брошенному "Арчи", это были ругательства в сторону коллеги и бывшего ученика, но Лекс не знал, насколько на самом деле работа эльфа была халтурной, ведь пока протез показал себя вполне неплохо. Скорей всего, Ульфгар просто ругался, потому что мог и хотел. Оставив содержимое футляра на столе, вернулся к пациенту, примеряясь к вмятине на плече. - Ну ладно, допустим, тебе нужно быть в сознании, убедил. Но чего ты против анестезии-то имеешь? Да, по-хорошему, подключение руны нужно делать на живую, вообще-то, эффективность от этого в разы выше - эт мне просто интересно было, что ты скажешь, - но вживление "папки" можно спокойно провести при отключённых ощущениях. Если ты, конечно, не из тех оригиналов, которые желаю ощущать всё с первого до последнего момента - знавал я таких. Броману Угрюмому как-то тролль ногу оторвал - так он тут мне доказывал, что "настоящие гномы боли не боятся". Угрюмым, между прочим, его после этого звать стали, - фыркнул Ульфгар презрительно, после чего оставил в покое Лекса и пошёл копаться с протезом. Отсоединил ремни, повёл рукой - и крепления для них стекли с руки расплавленным льдом. С местом крепления работы явно предстояло больше - нужно было несколько переделать всё плечо, освобождая от защитного кожуха разъём, куда будет вставлен штырь, что будет торчать у барона из плеча, и подгоняя края. Не было похоже, что гном собирается как-то уговаривать чародея на на обезболивающее (кстати, что это будет - алхимия? заклинание? - Лекс не знал), он с головой ушёл в возню с рукой, удалив энергетический кристалл и что-то там ковыряя.

Лекс, потеряно: Аргетлам, версия 1.0

0

24

Что будет следующим? Его левая рука? Ноги? Лекса это и правда не волновало, хоть процедура протезирования, которая предстояла ему, была довольно большой редкостью, как он предполагал. Причина тому была проста – если у тебя есть возможность попросту прибегнуть к магии, зачем «уродовать» свое тело металлом, тем более, что сделать это было достаточно сложно, тогда как с восстановлением утраченной конечности справится любой более-менее квалифицированный целитель? Разве что откровенной нищете услуги магов были не по карману, остальным же – вполне, пусть и не сразу.

Тем не менее, Лексу было совершенно не обязательно, чтобы его рука была живой. Он не испытывал никаких душевных терзаний на тему «я больше не чувствую фактуры яблока, взяв его в руку» или «мне не ощутить тепла воды, дуновения ветра». «Аргетлам» был создан как оружие. Он был создан, как часть чего-то нового, еще более опасного, чем до того, как он будет присоединен. Инструмент, при помощи которого… Магия будет твориться энергично и с чудовищными последствиями. Собственно, первую свою проверку боем протез успешно прошел…

– Да? Так мне, получается, еще и понравится? – Отозвался барон на утверждение Ульфгара о том, что «чертовски больно» - это про то, как руку он потерял, а не про то, как вновь приобретет. – Дести минут не хватит – оно и понятно. Я просто буду постоянно удерживать «Покров» в состоянии перезарядки. – Лежа на кушетке, Александр проследил за тем, как гном копается в его отсоединенной руке, слегка прищурившись. – Что не так? Мне при помощи этой штуки еще всяких опасных тварей потрошить, не хотелось бы, чтобы она отказала в неподходящий момент.

Достав было фляжку, фон Дермент задумался на секунду-другую. Предстояла операция, а алкоголь отрицательно влиял на свертываемость крови, да и вообще на множество других показателей тела… Ему пока не требовалось, пожалуй. И, очевидно, что хорошо. Немного подумав, он ответил на последний вопрос мастера.

– Против анестезии ничего не имею против. Лишь бы меня от нее не выключило, иначе начнутся проблемы.

0

25

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Если тебе понравится и ты решишь на постоянной основе сюда соваться и устраивать представления в стиле "или ты сейчас мне всё сделаешь или я буду всё уничтожать", точно съеду к Белиаровой матери, - пробурчал старик, отсоединяя внешние слои брони и небрежно скидывая их в кучу, которая медленно росла. - Да всё не так! Он мне лет пять пытался доказать, что если использовать использовать напыление на жилах, это увеличивает срок службы лет на десять, а я ему всегда объяснял, что, даже если это так (а это ещё проверить надо, теоретик ушастый), то возможность проблем с активацией вязи в два-три процента этого точно не стоит! Так нет, сделал опять по-своему, болван-переросток! - Ульфгар выругался, перейдя на родной язык, наверняка, более богатый на цветастые выражения. Возможно, стоило начать беспокоиться, но... после некоторых размышлений Лекс пришёл к выводам, что старику просто не нравится, когда делают не так, как он сказал. Подобное часто встречалось среди всех рас и профессий - мало кто способен принять что-то непривычное и новое для себя, а Министерство не стало бы держать у себя мастера, который некачественно делает свою работу. Быть может, конечно, лет так через пятьдесят могут появиться какие-то проблемы из-за того, что более юный мастер решил отступить от того, как его учил гном, но не было никакой гарантии, что Феникс вообще доживёт до этого момента. К тому же, вполне могло сложиться и так, что Арчи был самородком и новатором, и его творение переживёт Александр - гадать об этом сейчас смысла не было, а так как барон не разбирался в инженерии на достаточном уровне, ему оставалось только довериться мастерам. - А сейчас не мешай мне пару часов. Уж сделаю, что смогу. И не вздумай над душой стоять! По дому тоже не шляйся, а то вживлять некуда будет. - Подвинув к себе ящик с миниатюрными резцами и иглами, кузнец стал наносить новую руническую вязь, сплетая её с той, что вышла из-за инструментов эльфа.

Заняло это не пару часов, а все три, и ничто не мешало Лексу с подчинённой заняться чем им хотелось - в рамках поставленных ограничений. Никаких напитков и, тем более, обеда им, разумеется, не предложили, приходилось довольствоваться тем, что было припасено с собой - у Лизы оказалась фляга с водой да пара полосок вяленого мяса (похоже, она очень серьёзно отнеслась к курсу молодого бойца), которыми она любезно была готова поделиться с начальником. Лекс предусмотрительно решил пока воздержаться от алкоголя, тем более, что необходимости в выпивке действительно не было, так как он достаточно часто прикладывался к фляге после пробуждения. За работой Ульфгара можно было наблюдать разве что с лежанки - стоило подойти хоть чуть ближе, как гном начинал громко ругаться и посылать Лекса во все известные места, требуя уединения и спокойной обстановки. Но то, что чародей сумел разглядеть, всё равно было любопытно - как и можно было ожидать, стиль нанесения рун у гнома разительно отличался от такового у Арчи. Последний предпочитал сначала наносить ключевые точки, от которых расходились опорные линии, а Ульфгар постепенно наносил весь рисунок целиком, на чистую, так сказать. Ставить на место бронепластины он стал лишь после того как закончил всю вязь, глухими щелчками обозначая завершение этого этапа.

Три часа спустя.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Эй, блондинка, ложись, щас будем тебя вскрывать, - гаркнул кузнец на весь дом в какой-то момент. Лиза испуганно примчалась спрашивать зачем, но, оказалось, гном имел ввиду Лекса. Когда тот опять устроился на лежанке, кузнец стал застёгивать ремни, крепко привязывая барона - так что пошевелить он мог разве сто кончиками пальцев. - Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, - хмыкнул в усы кузнец, подтягивая ремни и покрякивая от напряжения. Они были жёсткие и крепкие и проходили через лоб, грудь, пояс и бёдра, а также фиксировали лодыжки и единственное запястье. Разумеется, освободиться можно было в один миг, но теперь этого делать было нельзя. Лекс должен был постоянно держать "покров", с которым успел сродниться не хуже, чем с привычкой дышать, на перезарядке, чтобы не позволить ему оставить от гномьего мастера обгорелый труп. Закончив возиться с застёжками, Ульфгар сплёл какое-то незнакомое Лексу заклинание - и взялся за скальпель.

Удивительно, но действительно совершенно не было больно. Ощущалось лишь давление, мало отличающееся от того, когда кузнец ощупывал плечо перед работой. Скосив глаза, можно было видеть, как тот ловко орудует скальпелем, вскрывая плечо и добираясь до суставной сумки, срезая не нужные больше кожу и мышцы. Кровь стекала в специальные жёлоба, не мешая гному оперировать, хотя руки его окрасились алым почти по локоть. Сколько длилась эта возня Лекс сказать не мог - ему казалось, что целую вечность, каждый миг которой ему приходилось держать защитные чары на коротком поводке, не позволяя им возобновить столь привычную работу. И это было мучительно. Не физически, разумеется, физически барон не чувствовал ничего, кроме давления, будто тело перестало быть живым и реагировать на какие-либо раздражители, а ментально. Вверить себя кому-либо, кто мог мгновенно оборвать жизнь беззащитного сейчас чародея было тяжело и неприятно, тем более, что не было уверенности в том, что гном вообще сумеет сделать то, что от него требовалось. Рекомендация министерского кузнеца это ведь ещё не гарантия успеха, лишь время покажет, действительно ли Каменный Молот так хорош, как отзывался о нём бывший ученик...

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Так! Тут - готово, - гном сделал шаг назад, оглядывая своё творение - из плечевой суставной сумки Лекса торчал короткий штырь с шарниром.

Отмывая руки от крови, Ульфгар, видимо, не собирался пока отстёгивать пациента и давать ему какую-то передышку или возможность осмотреть результат. Сколько прошло времени? Обещанные двадцать минут или больше? Чародей не знал. Усталость давила на разум, хотелось расслабиться и позволить заклинанию снова заработать, спустив его с поводка, но... или можно было сделать передышку? Пока кузнец там отмывается и, похоже, вытирает мокрый лоб - операция не была простой, требуя от него тоже предельного внимания и напряжения, чтобы вживить всё необходимое правильно и чтобы потом не было никаких проблем... Больно всё ещё не было, но Лекс не знал - потому что ещё действует заклинание или потому что раны были заживлены. Впрочем, когда гном омыл плечо от крови и насухо вытер, оказалось, что всё-таки второе - штырь торчал из полностью целого, если это можно было так назвать, плеча, причём выглядел край даже более аккуратным, чем раньше, не бугристый шрам с лоскутами кожи, а болеем-менее ровная поверхность, пускай и сильно отличающаяся от неповреждённых мест.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/779425.png
Ульфгар Каменный Молот: - Ну. Готов? - Коротко спросил старик, пристально глядя на чародея, и в этот миг, по его взгляду, Александр понял - что то, что он испытает, будет за гранью всего предыдущего опыта. Он не сможет к этому подготовиться. Ульфгар не стал ничего говорить, не стал объяснять или как-то готовить его, только продемонстрировал гладкую полукруглую деревянную дощечку. Похоже, её нужно было закусить. Зрячий глаз кузнеца смотрел с профессиональной сухостью, а в глубине незрячего, казалось, тлел интерес - насколько этот человек хотел стать инструментом? Насколько он был готов не просто использовать магический протез, но полностью слиться с ним, сделать его частью своего тела и, что главное, своей системы ощущений? Насколько, в конце концов, он был способен терпеть боль? Выдержит ли он? Или человеческий разум даст трещину в самый ответственный момент, не выдержав напряжения?

0

26

Сначала был разум.

Первый элемент, составляющий его человечность, у Александра забрали очень рано. Он не имел права мыслить как обычный человек – с самого раннего детства на его плечах лежал гигантский груз ответственности. Если он покажет плохие результаты в обучении – его накажут. Если он не проявит свой талант – его попросту лишат фамилии, титула, всего, и изгонят. Если он утратит контроль над собой – рискует умереть… Это было тем, что сделала с ним его собственная семья. Остальное поглотило Красное безумие – оно всегда было в нём, с самого рождения. Не важно, в каком состоянии, оно продолжало быть… Даже сейчас. Подчиняясь ему, являясь лишь топливом для его гнева, оно все еще было. Разум Александра фон Дермента мало походил на человеческий.

Затем была магия.

То, что должно было стать его силой, поначалу было его слабостью. Его тело и возможности разума, даже столь необычного, не могли справиться с подобной совместимостью, которую Александр показал к магии Огня. Огонь поглотил его почти полностью. Ярость искажала его зрение. «Враг» и «друг» - термины, которые в его восприятии давно исказились и перемешались. Мир, который лежал перед ним, был лишь сухим, мертвым лесом. Никто не успел обучить его тому, как контролировать свою силу – и лишь вспышки ярости, которыми фон Дермент лучился, как жестокое солнце, обращающее всех неосторожных в иссушенных, затерянных в песках, мертвецов, хоть как-то помогали ему справляться. До тех пор, пока эта магия была еще человеческой, пока его глаза еще видели её так, как видели бы глаза человека, пока вместо них не вспыхнули…

Глаза дракона.

Он хорошо запомнил момент, когда радужки его глаз окрасились в этот цвет – что-то среднее между глубоким винным, фиолетовым и цветом рубина. Запомнил боль, с которой расчертили кожу лица и век трещины, наполненные красным эфиром, в момент, когда его ярость превысила пределы, доступные человеку. Он запомнил, как в его тело, в саму его основу, по сухожилиям и венам, проникла чуждая смертным магия. Первое пламя. Огонь драконов. Он жег его изнутри, он плавил его тело, испарял кровь – лишь для того, чтобы все началось заново. Потуги брата-бастарда пытать его выглядели ласковыми поглаживаниями по сравнению с тем, что сделал с ним драконий огонь. Глубоко внутри Александр был уверен, что выжил в этом огне лишь потому, что сам к тому моменту был Лордом огня, потому, что далекие, далекие предки его оставили последнему наследнику тонкую ниточку, позволяющую пройти через этот огненный лабиринт, а все последующие поколения лишь хранили её, пытаясь селективными браками создать того, кому окажется под силу совладать с чудовищной мощью древней магии. Остановить деградацию смертных магов…

Его тело.

Оно стало последним. Слабое, подверженное износу, ранам, голоду. Он должен был избавиться от очевидных уязвимостей… И сделал то, что должен был – без преуменьшения гениальный в своем безумии разум Александра создал то, что позволило ему сражаться без оглядки на опасность. Но даже «Покрова Сурьи» было мало – и вот, в доказательство этому, он вновь готов был отдать следующую часть себя, возложив на алтарь силы на этот раз собственную плоть, свою правую руку. Операция была завершена. Имплантация закончена. Ульфгар задал свой вопрос, и чародей поднял на него взгляд. Ему было тяжело контролировать свою магию, достаточно тяжело, чтобы лишенные пигмента волосы вымокли от пота, а лицо осунулось не от усталости, а от настоящего измождения. Но, не смотря на то, что под ними залегли глубокие тени, на старика взглянули тлеющие собственным внутренним светом глаза. Жестокий алый цвет, казалось, был не только в радужках, но и где-то в глубине зрачков, по уголкам глаз змеились тонкие, но все же заметные змейки капилляров, которые тоже выделялись этим светом – красный эфир, который приходилось сдерживать, проявлялся любым доступным образом. Одного взгляда в эти глаза было достаточно, чтобы Ульфгар мог четко понять – задавать подобный вопрос было большой глупостью.

Барон молча прикусил дощечку – казалось, можно услышать хруст, с которыми погружаются в древесину зубы.

+1

27

Есть люди, которые не умеют отступать, сдаваться, сомневаться, действовать не наверняка. Их уверенность в своих силах и своём пути питается из самых глубин сердца, и редко когда этот жар способен утихнуть с годами - как правило, он исчезает лишь в миг, когда нить жизни беззвучно лопается, опадая в пустоту невесомыми нитями паутинки. До те пор же они знают лишь одно направление, приемлемое для движения, ведь остальных просто не существует.

Вперёд.

Дерево пахнуло смутно знакомым ароматом, чем-то тёплым, как начинает пахнуть ветка, стоит ей начать согреваться в пламени - ещё до того, как рыжие язычки слижут поверхность до чёрных язв, а запах гари сотрёт все остальные. Мягкое... Краем глаза барон видел, как гном положил рядом протез, короткое давление на плечо оборвалось глухим щелчком, когда сочленение встало на место - Ульфгар зафиксировал металлическую руку так же, как живую, и какое-то время возился, подгоняя что-то, давя мучительным ожиданием. Было бы лучше, если бы он сразу приступил к самой болезненной части, не откладывая на эти проклятые минуты, но кузнец не торопился, заканчивая что-то в невидимых недрах сочленений, пощёлкивая зажимами. Проблемы с кристаллом? Нет, не должны быть, с ним всё было в порядке, да и вообще, ведь все работы должны были быть закончены до этого момента, разве что какие-то действия в месте плечевого сочленения? Да, наверное, конструкция требовала проверки соединений шарниров, герметизации сочленения, разве что верхние слои брони можно будет установить уже после... после. Поглощённый ожиданием и сдерживанием "покрова", Лекс пропустил звук, которого стоило ожидать - щелчка, с которым на место встал энергетический кристалл.

Просто в какой-то миг он понял, что чувствует - металлические пальцы дрогнули, рефлекторно сгибаясь и выскребая из стола тонкую стружку с противным до болезненности скрежетом, а потом... потом пришла боль. Феникс знал, что такое сгорать заживо, знал, что такое молния, впивающаяся в тело, знал, что такое прижигающий плоть раскалённый металл, знал, каково ощущать, как мышцы и жилы в плече рвутся в тот миг, когда руку буквально вырывает из сустава, знал многое... но эти ощущения были несравнимы ни с чем. Каждый нерв в теле вздрогнул и зазвенел, как перетянутая струна, готовая вот-вот порваться, и будто превратился в раскалённую - или ледяную до боли? - проволоку, которая выжигала плоть изнутри. Позвоночник выгнуло, грозя переломить пополам, если бы не ремни, крепко удерживающие тело на столе, челюсть свело и зубы глубоко врезались в податливое дерево, гасившее хрип, инстинктивно вырвавшийся из глотки. Или это был крик? Он не знал. От кончиков пальцев на ногах до макушки неощутимые обычно нервы горели, леденели, почти ощутимо дрожали, выкручивая суставы, напрягая до предела каждую мышцу - а о существовании многих из них барон даже не догадывался. И в этой агонии, растянувшейся на целую вечность, одна-единственная мысль захватила сознание, единственное желание поглотило собой всё, сделав его центром вселенной, настойчиво прося... нет... требуя.

Отпустить.

Настойчиво, оглушительно, не принимая отказа и не собираясь мириться с глупыми ограничениями. Это была его суть. Его магия. Его жизнь. Огонь... нет, Пламя, Драконье Пламя, беспощадное и могущественное, способное стереть что угодно, даже саму боль - нужно было только отпустить его, перестать сдерживаться, позволить магии вырваться на свободу и испепелить всё вокруг, ведь зачем ещё нужна такая сила?!

Свободы - кричало всё естество фон Дермента.

Пищи - завывал плещущийся в жилах Огонь.

ВЫПУСТИ - отчаянно бился в сдерживающие рамки воли покров Сурьи, требуя позволить ему делать то, ради чего он был создан, как Лекс делал то, для чего был рождён.

Уничтожать. Всё. Всех. Глупого кузнеца. Пугливую девку. Надменных гномов. Выстроенный в недрах горы тейг. Простирающиеся от гор лес по одну сторону и Пустошь по другую. Не важно. Всё должно было сгореть, лишь бы только не было так больно! Металлическая рука, каждую жилу которой Лекс ощущал в полной мере, изо всех сил силилась порвать сдерживающие путы, но они держали крепко. Как она вообще не расплавилась от такого жара?! Ведь, судя по ощущениям, протез был раскалён до красна... нет, до бела... металл должен был попросту испариться от такой температуры, как и плоть, потому что всё тело тоже начинало гореть, и это не было то Пламя, что Александр знал и мог контролировать, это был совершенно неподвластный ему Огонь, затмевающий разум и полыхающий перед глазами яркими пятнами. У Вселенной точно есть чувство юмора, если она решила именно таким способом уничтожить последнего из дома Феникса... Огонь вспыхнул сильнее - и огненная птица сгорела в собственном Пламени.

***

Чародея окружало Пламя. Снова. Сколько раз он оказывался в подобных местах? Каждый раз, когда Красное Безумие грозило взять верх и поглотить-таки его разум. Каждый раз, когда жизнь смачно давала пинка под колени и давила на плечи со всех своих сил, чтобы заставить его согнуться. Каждый раз, когда его предавали, обманывали, недооценивали. Ярость питала чародея, она была его Пламенем, текла в его жилах, питала его душу и заставляла тело двигаться вперёд и только вперёд, но то, что окружало его сейчас... Это Пламя было иным. Грязно-багровым, почти фиолетовым, с всполохами то синего, то зелёного, то иных цветов, разобрать которые было сложно, ведь глаза сгорели и вытекли из глазниц и видеть он мог лишь свей своей сутью. Это Пламя не подчинялось ему, и этот низкий голодный гул... оно было здесь по его душу. Слишком часто птенчик играл с Судьбой. Слишком часто бросал ей вызов и поступал наперекор, так что теперь, кажется, она решила отвернуться от последнего наследника мелкой дворянской ветки. Ревущая стена пламени взметнулась слишком близко - кожа вспухла волдырями, не выдерживая жара, кислород в лёгких выгорел, оставляя на языке горький привкус пепла.

ТЫ НЕ СУМЕЕШЬ СДЕРЖАТЬ ПЛАМЯ

За ревущим гулом было не разобрать голоса - слова появились в голове, будто кто-то выжег их прямо в сознании. От них было невозможно отвернуться, отгородиться закрытыми ушами или убежать. Ведь... невозможно убежать от себя. Как бы сильны не были попытки - они всегда тщетны, и беглеца настигнут, поймают, накроют с головой, уничтожат. А бороться... как можно бороться с собой?! Стена, как живая, качнулась вперёд восточной девой в танце, мазнув по щеке сгорающего заживо человека. Фон Дерменты думали, что сумеют подчинить его? Безумцы... Воистину, они были безумны в своей надменности, и сейчас так называемый венец их творения исчезнет, поглощённый собственной магией. Собственным Безумием. Собственным Огнём.

У него не было шансов.

Ни единого.

Невозможно удержать Пламя.

0

28

Для мага нет ничего более сложного, чем противостоять своей собственной силе… При помощи своей собственной силы. Это был неразрешимый конфликт, столкновение абсолютной силы и недвижимого препятствия, превративший все ментальные внутренности Александра в полную кашу.

Он не знал точно, полностью ли находится в иллюзии, которую выстроил его разум, опираясь на прошлый опыт испытанной боли, чтобы защитить его личность от разрушения, или какая-то часть всего этого реальна, но проверять не хотелось. Именно поэтому фон Дермент отнесся ко всему происходящему, как к реальности… Из-за чего немедленно сработал парадокс восприятия. Если он считает всё реальным…

От кончиков пальцев до кончиков волос.  Он прочувствовал всё – как вскипает подкожный жир, как плавится и рвется кожа, как горят мышцы и связки, плавятся в кипящей крови и трескаются кости, как лопаются глаза, рвутся вены и сосуды. Огонь требовал от него сдаться. Он обещал ему избавление от бесконечной боли – ведь в его сознании время легко растянется на тысячелетия, для Ульфгара же снаружи пройдут жалкие секунды. Безумие, запечатанное глубоко внутри, вновь поднималось к поверхности его разума, Черное солнце, неугасимая звезда красного безумия, вновь разгоралась, излучая жестокий свет… Потому что он ему это позволил.

Гнев питал Александра, но гнев питал и его магию. Он не собирался нарушать эту взаимосвязь, но должен был использовать её опять – в океане бушующего вокруг огня, снимающего с его ментального тела ментальную плоть, определился новый центр – поднявшееся на поверхность Черное солнце, чья темная поверхность излучала лишь жестокость и злобу. Приступ безумия, обрушился на и без того измотанный разум барона, но по сравнению с уже испытанным это была жалкая попытка родового недуга снова взять верх. Единожды получив над ним контроль, Александр уже не имел ни единого шанса проиграть Красному безумию и теперь парящий в бесконечном океане огня кошмар служил ему.

Чародей не обращал внимания на слова. Не испытывал сомнений. Не задумывался о последствиях. Ему плевать было на судьбу – если боги желают играть чужими судьбами, двигая смертных как фигурки по игровому полю, бросая кости, то Александр был тем, кто не позволит богам определить его действия броском кубиков… Своевольная фигурка всегда ходила так, как считала нужным. Переворачивала кубики. Выходила за очерченные границы поля. Обжигала тянущиеся к ней пальцы. Ей было плевать на любые попытки направить её по нужному богам пути. Судьба не имела особого значения, если ты обладаешь волей…

Волю не так легко расплавить, как тело. Воля Александра же имела ненормальную для человека, даже его талантов и рода деятельности, прочность. Её подпитывал легкий флёр остаточного сумасшествия, самоуверенность, жестокая целеустремленность… Этой воли было достаточно, чтобы чародей был полностью уверен в том, что, будь у него правильные инструменты, время и хотя бы одна возможность, он смог бы спалить даже какого-нибудь мелкого бога, а уж о том, чтобы выдернуть башку из туловища какого-нибудь апостола и речи не шло. У него бы хватило на это сил… Хватит и на то, чтобы управиться с взбунтовавшейся магией. ЕГО СОБСТВЕННОЙ магией!

Великая награда требовала великого риска – и Александр пошел на него. Начиная с самых основ, медленно, затрачивая на это время, растягивающееся в бесконечные петли, буквально в недели, месяцы и года, он медленно продвигался к тому, чтобы поглотить всю высвободившуюся в виде огненного моря, затопившего его разум, обратно. От самого низкого порядка до, практически, пределов мастерства смертных, от самых базовых заклинаний до сложнейших формул, он вновь изучал свою магию, а она – изучала его, выискивала слабые места, билась в поисках выхода… Но железная хватка воли чародея только сжималась сильнее. Медленно, но только вперёд – единожды приняв решение достичь своей цели, Александр уже не отступал. Солнце Красного безумия уберегло его разум от окончательного расплавления, оно облегчало его бесконечную боль, которая не утихала ни на секунду, воля, не показывающая даже намека на признаки истощения, заставляла двигаться вперёд, упертый разум вновь отыскал путь к тому, чтобы взять ситуацию под контроль…

Нельзя удержать пламя? Он не сможет? У него нет шансов? Ни единого? Всё это была лишь жалкая ложь, шепот какой-то его случайно уцелевшей части, у которой осталось чуточку малодушия, про которое Александр просто забыл. Боятся ли огня Фениксы? Нет, они в нём перерождаются. Если умирают своей или насильственной смертью, конечно… Но Александр не умер… Впрочем, не сказать, что он был и жив. Еще один парадокс, сыгравший на его стороне – ведь в безумном огненном шторме исчез Феникс, а вышел из него…

Дракон.

Барон открыл глаза, глядя пока еще в потолок. Его взгляд изменился – пусть то была лишь иллюзия, но провести в тех условиях, в которых ему пришлось оказаться, года, десятки лет, сотни, тысячи, пусть лишь иллюзорно… Такое не проходит бесследно. Во взгляде барона мелькнуло какое-то странное выражение, очень похожее на то, что изредка виднелось в глазах Ульфгара, лишь немногим иное. Он выплюнул прикушенную дощечку, попутно пытаясь проморгаться – от уголков глаз тянулись дорожки кровавых слез, заполнявших сейчас и веки. Мир был красным.

+1

29

Магия - редкий дар. Тем, кто вырос в магически одарённых семьях, тем, кто жил и учился в Аклории, тем, кто работал в магических гильдиях могло порой казаться, что это не так, что способностью творить чары обладают многие, но это было иллюзией. И ещё большей иллюзией были мысли о том, что магия это просто. Для тех, кто исправно грыз гранит науки под руководством преподавателей Академии, кто исправно делал домашнее задание и продвигался в обучении постепенно и как положено - может быть, для них всё было не так уж сложно. Мерно, поэтапно, ожидаемо. Они не отвоёвывали себе место под солнцем, не воевали с собственной силой, а просто... жили. Но для кого-то магия была чем-то совсем иным. Не просто силой, без которой сложно представить существование, а самой сутью. Кровью. Дыханием. Жизнью. И жизнь эта далеко не всегда ласково стелет цветы да мягкую травку под ноги - слишком часто зелёные стебли оказываются тонкими острыми лезвиями, что режут до крови, а цветы источают яд и пытаются одурманить. Всё, лишь бы захватить власть. Всё, лишь бы получить полный контроль. Одни стихии сильнее, чем другие, но Огонь... Огонь уступал в этом разве что запретным. Гнев, ярость, безумие - мало кто мог понять это из тех, в чьих жилах не билось жидкое пламя, и даже из тех, кто мог, лишь единицы были по-настоящему способны увидеть суть этого дара. Этого проклятья. Огонь не прощал слабого разума, не прощал колебаний и не позволял оступиться. Малейшей ошибки было достаточно, чтобы искра вышла из-под контроля, опалив перья Феникса так, что восстать будет не из чего.

Но дракон...

Чешую дракона не опалить, не оплавить, не прорезать. Дракона можно уничтожить лишь в зародыше, когда чешуя ещё не затвердела, не превратилась из мягкого пера в нерушимую броню. А с ним - было уже поздно. Давно. Ещё в дни в Академии, когда простые студенты веселились, пили и прогуливали уроки, фон Дермент укрощал свою магию, отвоёвывал у неё каждый порядок, каждое заклинание, каждую нить контроля. Руками, зубами - не важно. Ему нужна была магия, нужна были сила, нужен был контроль. Любой ценой. А когда точно знаешь свою цель, до неё остаётся только дойти, доползти, добраться невзирая ни на что, а потом вцепиться и поглотить - полностью, без остатка, облизнуться и... осмотреться в поисках новой.

Осмотреться было непросто - остатки кровавых слёз застилали взор, окрашивая мир в алый, будто барон смотрел сквозь тонкую плёнку низкотемпературного пламени. Горло саднило, все мышцы ныли, как после полного дня в шахте - не то, чтобы Лекс проводил хотя бы день своей жизни в шахте или вообще на тяжёлой физически работе, не считая кузницы, но по рассказам было похоже, а стук крови в ушах заглушал любые звуки, ухая тяжёлым церковным колоколом. Хотелось пить. При попытке пошевелиться стало ясно, что чародея больше ничего не удерживает, но сделать это было непросто - кружилась голова. Такое происходит от переизбытка кислорода в крови если слишком глубоко дышать - или долго кричать. Гном стоял у рабочего стола, молчаливый и внимательный, собранный, готовый. В дверях стояла бледная и испуганная Лиза, прижимая к губам пальцы да глядя широко раскрытыми глазами на барона. Никто не произносил ни звука.

Рука слушалась. Чернёный металл удивительным образом сросся с кожей на плече - не было ни шва, ни шрама, лишь мягкая граница, где живая плоть переходила в мёртвую материю. Мозгу потребовалось время, чтобы осознать, что это чуждое механическое приспособление - теперь часть его и подчиняется так же, как левая рука. Можно было так же согнуть каждый палец, оканчивающийся хищным когтем, покрутить шарнир запястья, разминая, казалось, затёкшие металлически жилы, сплести что-нибудь. Рука слушалась. На столе справа остались глубокие борозды в местах, где когти вспороли металл, и тонкая стружка лежала пуховыми хлопьями. Разум и тело были измотаны почти до предела, но предел этот отодвинулся ещё немного. Ещё дальше. Ещё меньше Александр походил теперь на человека. Он уже не был Фениксом, но чем-то иным, чем-то большим. Когда-то его предки переняли магию у драконов, со временем растеряв этот дар и сгорев с собственном пламени в попытках вернуть хотя бы её часть. Что ж. Видимо, он не был истинным наследником того, во что превратился его дом, раз он выжил, несмотря на все попытки Пламени уничтожить его, ведь...

Ведь Пламя не может убить дракона.

Лекс, получено: Аргетлам, версия 2.0

Аргетлам, версия 2.0

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/649161.jpg
«Александр творил магию играючи: энергично и с чудовищными последствиями...»
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/424336.png
Описание:
Выполненная по снятым с Александра анатомическим меркам искусственная рука.
Основным материалом служит сильверит, в том числе и для основных шарниров (кистевого, локтевого и плечевого). Сферический кристалл маны, который должен питать систему рун, расположен в предплечье под бронекрышкой. В основе лежит скелетная несущая опора из металлических трубок, соединенных шарнирами, к которым крепится механизация посредством тяг, шестерней и прочих точных инженерных механизмов, что в совокупности составляет протез, мало чем отличающийся по возможностям от обычной человеческой руки. Тем не менее, конкретно этот экземпляр создавался, как боевой – вся механизация и несущая конструкция здесь закрыты бронепластинами, шарниры защищены гибким кольчужным полотном весьма тонкого плетения. Чернёное серебро руки покрыто сложной отделкой в виде багровых линий, сделавших общий вид руки крайне агрессивным.
Особым свойством являются две уникальные руны, позволяющие пользоваться механической рукой как своей собственной одной силой мысли и делающие её практически неотличимой от настоящей по гибкости и подвижности.
• Каждый палец оснащён коротким металлическим когтем.
• Проведенное руническое зачарование серьёзно увеличило прочность всех элементов и снизило общую массу, сделав руку комфортной и в быту, в бою.
• Прокладка рунических цепочек на несущих частях, под бронёй.
• Протез имплантирован в тело, металл магически сращён с плотью, мышечной и нервной системами - полное отсоединение протеза невозможно.
• Под бронепластиной предплечья находятся подготовленные гнёзда для инкрустации 10 камней.
Материалы:
https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/29426.png Сильверит х9
https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/53709.png Сферический кристалл маны х1
https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/53709.png Аметист х10
Характеристики:
Прочность: 44
Сопротивляемость: 10%
Магический потенциал всего предмета: 69/294
Дополнительные свойства:
• Предмет на 50% менее восприимчив к магии Металла
Руны:
Руна прочности х8
Фундаментальная, Алхимический рисунок
Руна обратной гравитации х4
Фундаментальная, Алхимический рисунок
Рунный узор пластичности х1
Особая, Алхимический рисунок
Эффекты:
- Активируется и деактивируется прикосновением к сферическому кристаллу
- Позволяет пользоваться металлической рукой практически как настоящей, делая её практически неотличимой от таковой по гибкости и подвижности
- Автоматически подпитывается из сферического кристалла маны. Вместе с ним заряда руны хватает на месяц непрерывной работы
Рунный узор органической связи: х1
Особая, Алхимический рисунок
Эффекты:
- Активируется и деактивируется прикосновением к сферическому кристаллу
- Магически соединяет плоть, мышцы и нервы с протезом, позволяя управлять рукой как своей собственной
- Автоматически подпитывается из сферического кристалла маны. Вместе с ним заряда руны хватает на месяц непрерывной работы
Руна-связка х91
Руна-связка, Алхимический рисунок
Требуемое состояние: Богатство

Код
Код:
[spoiler="Аргетлам, версия 2.0"][img]https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/649161.jpg[/img]
[i][size=12][font=segoe print][color=purple]«Александр творил магию играючи: энергично и с чудовищными последствиями...»[/color][/font][/size][/i]
[img]https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2077/424336.png[/img]
[u]Описание:[/u]
Выполненная по снятым с Александра анатомическим меркам искусственная рука.
Основным материалом служит сильверит, в том числе и для основных шарниров (кистевого, локтевого и плечевого). Сферический кристалл маны, который должен питать систему рун, расположен в предплечье под бронекрышкой. В основе лежит скелетная несущая опора из металлических трубок, соединенных шарнирами, к которым крепится механизация посредством тяг, шестерней и прочих точных инженерных механизмов, что в совокупности составляет протез, мало чем отличающийся по возможностям от обычной человеческой руки. Тем не менее, конкретно этот экземпляр создавался, как боевой – вся механизация и несущая конструкция здесь закрыты бронепластинами, шарниры защищены гибким кольчужным полотном весьма тонкого плетения. Чернёное серебро руки покрыто сложной отделкой в виде багровых линий, сделавших общий вид руки крайне агрессивным.
Особым свойством являются две уникальные руны, позволяющие пользоваться механической рукой как своей собственной одной силой мысли и делающие её практически неотличимой от настоящей по гибкости и подвижности.
• Каждый палец оснащён коротким металлическим когтем.
• Проведенное руническое зачарование серьёзно увеличило прочность всех элементов и снизило общую массу, сделав руку комфортной и в быту, в бою.
• Прокладка рунических цепочек на несущих частях, под бронёй.
• Протез имплантирован в тело, металл магически сращён с плотью, мышечной и нервной системами - полное отсоединение протеза невозможно.
• Под бронепластиной предплечья находятся подготовленные гнёзда для инкрустации 10 камней.
[u]Материалы:[/u]
[img]https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/29426.png[/img] [b]Сильверит[/b] х9
[img]https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/53709.png[/img] [b]Сферический кристалл маны[/b] х1
[img]https://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/53709.png[/img] [b]Аметист[/b] х10
[u]Характеристики:[/u]
Прочность: [color=red]44[/color]
Сопротивляемость: [color=lime]10%[/color]
Магический потенциал всего предмета: [color=teal]69/294[/color]
Дополнительные свойства:
• Предмет на 50% менее восприимчив к магии [color=#ccccff]Металла[/color]
[u]Руны:[/u] 
[b][color=brown]Руна прочности[/color] х8[/b]
[i]Фундаментальная, Алхимический рисунок[/i]
[b][color=brown]Руна обратной гравитации[/color] х4[/b]
[i]Фундаментальная, Алхимический рисунок[/i]
[b][color=#ccccff]Рунный узор пластичности[/color] х1[/b]
[i]Особая, Алхимический рисунок[/i]
[u]Эффекты:[/u]
- Активируется и деактивируется прикосновением к сферическому кристаллу
- Позволяет пользоваться металлической рукой практически как настоящей, делая её практически неотличимой от таковой по гибкости и подвижности
- Автоматически подпитывается из сферического кристалла маны. Вместе с ним заряда руны хватает на месяц непрерывной работы
[b][color=#ccff33]Рунный узор органической связи[/color]: х1[/b]
[i]Особая, Алхимический рисунок[/i]
[u]Эффекты:[/u]
- Активируется и деактивируется прикосновением к сферическому кристаллу
- Магически соединяет плоть, мышцы и нервы с протезом, позволяя управлять рукой как своей собственной
- Автоматически подпитывается из сферического кристалла маны. Вместе с ним заряда руны хватает на месяц непрерывной работы
[b][color=tan]Руна-связка[/color] х91[/b]
[i]Руна-связка, Алхимический рисунок[/i]
[u]Требуемое состояние:[/u] [color=#FFD700]Богатство[/color]
[/spoiler]

0

30

Чародей тяжело поднялся, принимая сидячее положение, провел по лицу ладонями, с непривычки едва не выколов себе глаза когтями правой руки, но, кое-как собравшись, все же умудрился этого не сделать. Прикрыв глаза, почти минуту просто сидел, понемногу приходя в себя и старательно отпуская воспоминания о том, что ему пришлось вынести внутри собственного сознания… Воспоминания эти не исчезнут так просто – иллюзия, которую показал ему его разум под воздействием его магии, иллюзия нескольких тысячелетий, проведенных в бесконечном цикле самосожжения, была… Чересчур. Александр был абсолютно уверен в том, что кто угодно кроме него и, быть может, кого-то из особо талантливых предков, Аганы, например, лишился бы рассудка. Навсегда.

– Смотри… Слушай… Запоминай… – Мужчина медленно отнял руки от лица, стирая следы от алых слез, наконец проморгавшись, обращаясь, естественно, к Лизе. Голос его с каждым словом понемногу возвращал себе цветность, хоть голосовые связки и сопротивлялись. – Вот цена, которую придется платить за ошибку на поле боя, вот цена, которую придется платить, если довериться чрезмерно кому-то. Полагайся на себя. Взрашивай собственную силу и никогда не прибегай к заимствованной.

Лекс извлек из «Длани» свою трубку и, закинув ногу на ногу, принялся раскуривать её, не желая еще подниматься на ноги – знал, что те, скорее всего, его не послушают. Эмоциональная его часть была вымотана настолько, что, считай, не существовала вовсе – внутренне фон Дермент сейчас мало отличался от собственной правой руки, холодного безэмоционального металла, которому чужды были любые переживания. Пока что Лекс просто сидел и хмуро курил, исподлобья поглядывая на Ульфгара.

– Не будь я в сознании, кончилось бы это всё плохо, и не только для вас двоих. Но повезло. Нормально. – Резюмировал, спустя несколько затяжек, Александр, так, будто оценивал произошедшее как временную неприятность, как удар мизинцем об угол тумбочки… Глаза барона вновь медленно обретали живой цвет, выражение, что было в них все еще, то, что было бы присуще прожившему очень, очень долго безумцу, понемногу истлевало, развеивалось. Но всё равно, даже так – взгляд человека заострился, стал еще более жестким и жестоким, холодным и, одновременно, опаляющим. Едва заметные колебания в цвете радужек – а ощущения от взгляда были совсем другими. – Что ж, Молот… – Наконец, фон Дермент слез со своего временного пристанища, встал на ноги, направляясь к гному, протягивая тому раскрытую когтистую ладонь во второй уже раз. – Благодарю, помог.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно